Главная » Книги

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, повести, сказки, фельетоны (ноябрь 1917-1920), Страница 22

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, повести, сказки, фельетоны (ноябрь 1917-1920)



>  
  
  
  Ждем как будто понуждения
  
  
  
  Для решительных шагов.
  
  
  
  Но для дела мало смелости:
  
  
  
  Нужен ум и нужен глаз.
  
  
  
  Зло от нашей неумелости
  
  
  
  Получалося не раз.
  
  
  
  Поработаем - научимся.
  
  
  
  Первый опыт как ни туг,
  
  
  
  Перебьемся, перемучимся
  
  
  
  И осилим наш недуг, -
  
  
  
  Соскребем коросту гнойную,
  
  
  
  Косность рабскую и лень,
  
  
  
  Обративши страду знойную
  
  
  
  В трудовой веселый день.
  
  
  
  Одинаково нам дороги
  
  
  
  Труд на пашне, в мастерской,
  
  
  
  Та ж семья, - не злые вороги, -
  
  
  
  Сельский люд и городской.
  
  
  
  Общим станем мы содружеством
  
  
  
  Жизнь налаживать свою,
  
  
  
  Силой равные и мужеством
  
  
  
  И в работе и в бою.
  
  
  
  Бой последний, бой решительный
  
  
  
  Доведем же до конца,
  
  
  
  Пусть удар наш сокрушительный
  
  
  
  Выбьет дух из подлеца.
  
  
  
  Вместе с жирными чалдонами {*}
  
  
  
  Доконаем Колчака,
  
  
  
  Чтобы царскими законами
  
  
  
  Не стращал он мужика,
  
  
  
  Чтобы жертвой не напрасною
  
  
  
  Были черные года,
  
  
  
  Чтоб взошло над Русью Красною
  
  
  
  Солнце Правды и Труда.
  {* Жирные чалдоны - сибирские кулаки.}
  
  
  
   СТАРОЕ И НОВОЕ
  
  
  
  
  СТАРОЕ
  
  
   Ой калина, ой малина,
  
  
   Вот вам старая былина {*}.
  
  
  
  Ой калина!
  
  
  
  Ой малина!
  
  
   "А бывало, братцы, встарь -
  
  
   Хоть дубиной приударь.
  
  
  
  Ой калина!
  
  
  
  Ой малина!
  
  
   Ни из чести, ни из платы
  
  
   Не пойдет мужик в солдаты.
  
  
  
  Ах калина!
  
  
  
  Ах малина!
  
  
   Пальцы рубит, зубы рвет,
  
  
   В службу царскую нейдет.
  
  
  
  Ох калина!
  
  
  
  Ох малина!
  
  
   А когда служить сберется,
  
  
   Словно с жизнью расстается.
  
  
  
  Ох калина!
  
  
  
  Ох малина!
  
  
   Тут жена, и сват, и брат,
  
  
   Гришка, Сидор и Кондрат.
  
  
  
  Ой калина!
  
  
  
  Ой малина!
  
  
   Как по мертвом зарыдают,
  
  
   До кружала провожают.
  
  
  
  Ах калина!
  
  
  
  Ах малина!
  
  
   Всей деревней заревут:
  
  
   Ваньку в рекруты сдают!
  
  
  
  Ох калина!
  
  
  
  Ох малина!"
  {* Старое заимствовано из старых солдатских песенников.}
  
  
  
  
  НОВОЕ
  
  
   Эх калина да эх малина,
  
  
   Ни к чему теперь дубина.
  
  
  
  Эх калина!
  
  
  
  Да эх малина!
  
  
   Погонялки мы не ждем,
  
  
   В Красну Армию идем.
  
  
  
  Эх калина!
  
  
  
  Да эх малина!
  
  
   Красный штык - защитник плуга.
  
  
   Мы не барская прислуга,
  
  
  
  Безответная,
  
  
  
  Подбуфетная.
  
  
   Красной Армии полки -
  
  
   Люд фабричный, мужики.
  
  
  
  Рать свободная,
  
  
  
  Всенародная.
  
  
   Всю господскую ораву
  
  
   Распатроним мы на славу,
  
  
  
  Сволочь барскую,
  
  
  
  Челядь царскую!
  
  
   Всем господским холуям
  
  
   Накладем мы по шеям
  
  
  
  Уж умеючи,
  
  
  
  Не жалеючи!
  
  
   Сбросив трутней с нашей шеи,
  
  
   Перепашем мы траншеи.
  
  
  
  Плуги, бороны
  
  
  
  Во все стороны!
  
  
   С песней, утренней росой,
  
  
   По лугам пройдем с косой.
  
  
  
  Эх калина!
  
  
  
  Да эх малина!
  
  
   Хлеб в полях заколосится,
  
  
   С рожью в уровень пшеница
  
  
  
  Колосистая,
  
  
  
  Золотистая!
  
  
   Урожай убрав с полей,
  
  
   Заживем мы веселей.
  
  
  
  Эх калина!
  
  
  
  Да эх малина!
  
  
   Оживут леса и воды,
  
  
   Загремят везде заводы
  
  
  
  Громом радостным,
  
  
  
  Сердцу сладостным.
  
  
   Все машины пустим в ход.
  
  
   Пошевеливайсь, народ.
  
  
  
  Дуй-наваливай!
  
  
  
  Бей-накаливай!
  
  
   Без досады, без помехи
  
  
   Починяй свои прорехи.
  
  
  
  Перекраивай,
  
  
  
  Перестраивай!
  
  
   Отворяй, мужик, амбар:
  
  
   Получай за хлеб - товар
  
  
  
  Не бракованный,
  
  
  
  Патентованный!
  
  
   Эх калина, да эх малина.
  
  
   - Здравствуй, тетка Акулина,
  
  
  
  Эх ты пряная
  
  
  
  Да румяная!
  
  
   Здравствуй, дядя Финоген!
  
  
   Начинай-ка, что ль, обмен.
  
  
  
  Вот калина!
  
  
  
  Вот малина!
  
  
   Вот те вилы! Вот брусок!
  
  
   Вот коса - стальной носок!
  
  
  
  Вот калина!
  
  
  
  Да вот малина!
  
  
   Вот те сбруя, вот подковы!
  
  
   Деткам к празднику обновы.
  
  
  
  Вот калина!
  
  
  
  Да вот малина!
  
  
   Карамельки, сахар, чай!
  
  
   Подходи-ка, получай!
  
  
  
  Вот калина!
  
  
  
  Да вот малина!
  
  
   Глядь, и бабушка Ненила
  
  
   На обмен присеменила:
  
  
  
  - Ах, батюшки!
  
  
  
  Ах, матушки!
  
  
   Сразу бабка расцвела,
  
  
   Раскрасавица была!
  
  
  
  - Эх, бабушка!
  
  
  
  Ты разлапушка!
  
  
   Вот те ситец, вот застежки,
  
  
   Вот те, бабка, полсапожки!
  
  
  
  Уж и ладненьки,
  
  
  
  Да нарядненьки!
  
  
   Бабка выпечет калач,
  
  
   Обрядится вся в кумач.
  
  
  
  Эх ты, модница,
  
  
  
  Греховодница!
  
  
   Дед Нефед, покинув печку,
  
  
   За Совет затеплит свечку
  
  
  
  И помолится
  
  
  
  Да поклонится!
  
  
   Жил я, скажет, сотню лет, -
  
  
   Помирать охоты нет!
  
  
  
  Да калина!
  
  
  
  Да малина!
  
  
   Нет господского уж дышла,
  
  
   Вот когда нам воля вышла,
  
  
  
  Воля-волюшка,
  
  
  
  Счастье-долюшка!
  
  
   "Отче наш, иже еси..."
  
  
   Хорошо жить на Руси!!
  
  
  
  Эх калина!
  
  
  
  Да эх малина!!
  
  
  
   ЗЕМЛЯ! ЗЕМЛЯ!
  
  
  Монолог из неоконченной драмы {*}
  
  
  Родриго, ты - дурак,
  
  
  Да и хвастун к тому же.
  
  
  Ну, не сердися, друже.
  
  
  А дело было так,
  
   Как нам казалося тогда: не надо хуже.
  
   Ребята, что же вы, как будто ныне пост?
  
   Эй, Педро, крикни там, чтоб музыка играла.
  
   Вина! Вина! И первый тост -
  
   За адмирала!
  
   В широкой шляпе и в плаще
  
   Он, как литой, стоял, пронзая даль очами:
  
   Днем - берегов искал и ждал огней - ночами.
  
  
  Искал и ждал... Вотще!
  
   Как чайки белые, неслись три каравеллы,
  
   На них томились мы, - матросы-удальцы,
  
   Ватага буйная, тюремные жильцы
  
   Ее величества, добрейшей Изабеллы.
  
  
  Томились мы не день, не два, не три...
  
   Ни признака земли не видя три недели,
  
  
  Мы все глаза уж проглядели.
  
   Пустыня водная, куда ни посмотри!
  
   Родриго!.. Не ведет и ухом.
  
   Во лжи упорствовать ты будешь до седин.
  
   Все, все, отважные, тогда мы пали духом,
  
  
  Не ты один!
  
   Зато крикливее нас всех ты был, Родриго:
  
   "Пускай на родине нас ждет любое иго, -
  
   Все лучше, чем самим спешить до срока в ад.
  
  
  Товарищи, Колумб нас, глупых, всех морочит, -
  
   Погибель верную себе и нам он прочит.
  
   Пора, товарищи, нам курс держать назад!"
  
  
  Но, как литой, стоял, не отходя от румба,
  
   Вонзая очи в даль, великий адмирал.
  
  
  Ребята, выпьем за Колумба!
  
   Он правду говорил. А ты, Родриго, врал.
  
   И, ободряя нас умышленным обманом,
  
   Пространствам пройденным урезывая счет,
  
   Он нас уверенно вел к заповедным странам.
  
   Кто смеет у него оспаривать почет?
  
  
  Мы, духом падая, роптали, -
  
   И - в этом совесть чья чиста? -
  
  
  Родриго, и мои уста
  
   Колумбу злобные проклятия шептали.
  
   Меж тем всё шли да шли томительные дни,
  
   Мы бредили землей и страх свой унимали:
  
   То ночью видели какие-то огни,
  
   То утром облака за землю принимали.
  
   Разочарованным, снедаемым тоской,
  
   Какою был для нас отрадою великой
  
   Нежданный вид среди безбрежности морской,
  
  
  Вид ветки с ягодою дикой!
  
   Какое шумное мы подняли вытье,
  
   Какое всех тогда объяло нас веселье,
  
   Когда мы на волнах увидели копье,
  
  
  Рук человеческих изделье!
  
  
  Как стало нам тогда легко!
  
   И хоть порой еще нас и брало сомненье,
  
   Колумб нас ободрял: "Друзья мои, терпенье!
  
   Предвестья - налицо. Земля недалеко!"
  
  
  Ту ночь ты помнишь ли, Франциско?
  
   И как ее забыть? Она у нас одна.
  
  
  Над синей гладью низко-низко
  
  
  Стояла красная луна.
  
   Шла "Пинта" впереди. "Санта-Мария" с "Ниной"
  
   За нею рядом. Всех попутный ветер гнал.
  
   Вдруг - пушка рявкнула над водною равниной.
  
   Родриго, это ты нам с "Пинты" дал сигнал.
  
   Все, затаивши дух, впилися в даль глазами.
  
   И с корабля до корабля
  
   Кричали всеми голосами!
  
  
  "Земля!.." - "Земля!!."
  
   Пьяня себя чужой и неразумной лестью,
  
   Родриго хвалится теперь завидной честью:
  
   Он берег увидал и первый подал знак.
  
  
  Родриго, ты - дурак!
  
   Ты ль споришь первенством с великим Христофором?
  
   Слепым щенком лежал в корзине ты, скуля,
  
   Когда уж пред его духовным, ясным взором
  
   Цвела заветная земля!
  
   Мать у тебя еще под носом вытирала
  
   И замывала твой торчавший сзади хвост,
  
   Когда для нашего седого адмирала
  
   О новых берегах попутный пел норд-ост!
  
  
  Эй, крикни музыке, чтоб веселей играла!
  
   Подбавь еще вина! Друзья, поднимем тост
  
  
  За адмирала!!
  {* Открытие Нового Света Христофором Колумбом (12 октября 1492 г.) сопровождалось большими трудностями и даже бунтом отчаявшихся в успехе матросов. Однако после один матрос оспаривал лавры Колумба, утверждая, что землю первый увидел он, а не Колумб.}
  
  
  
   ФРАНЦУЗСКАЯ БУЛКА
  
  
  
  
  С
   колчаковского
   аэроплана в
  
  
  
   красноармейские окопы была сброшена обернутая
  
  
  
   в прокламации французская булка.
  
  
   Отец служил у "дорогих господ"
  
  
   (Свои харчи и восемь красных в год),
  
  
   А я, малец, был удостоен чести:
  
  
  С сопливым барчуком играл нередко вместе;
  
  
  Барчук в колясочке мне кнутиком грозил,
  
  
  
  А я... возил.
  
  
  Не помню: то ль "игра" мне эта надоела,
  
  
  То ль просто мною дурь мужичья овладела,
  
  
  Но... "конь" забастовал и, бросивши игру,
  
  
  
  К отцу забился в конуру.
  
  
  Барчук, упорствуя, стучал ко мне в окошко:
  
  
  "Ну, повози меня, Демьян, еще немножко!"
  
  
  
  И соблазнял меня,
  
  
  
  Забастовавшего коня,
  
  
  
  Ревевшего в каморке гулкой...
  
  
  
  Французской булкой!
  
  
  
  
   *
  
  
  Когда я услыхал о "булке Колчака",
  
  
  
  Я вспомнил барчука.
  
  
  Ну что ж? Польстясь на ласку,
  
  
  Впряжемся, что ль, опять в господскую коляску?!
  
  
   "Дай, барин, булку. А потом...
  
  
   Хоть застегай нас всех кнутом!"
  
  
  
  
  ПОРА!
  
   То не рать идет на нас, не сила ханская,
  
   Не орда деревни топчет басурманская, -
  
   Это армия идет чернопогонная,
  
   Та ль оравушка сибирская - чалдонная,
  
   С офицерами, с помещичьим правительством,
  
   Под колчаковским верховным предводительством,
  
   Под знаменами с колчаковской короною -
  
   То ль с орлом былым, то ль с дохлою вороною.
  
   Сам Колчак, по фронту едет он со свитою,
  
   Со всей сволочью дворянской именитою,
  
   Скалит зубы лютый аспид, ухмыляется,
  
   Перед армией своею похваляется:
  
   "Уж, чалдоны вы, чалдоны мои верные,
  
   Холуи мои, холопы вы примерные,
  
   Потрудился я над выправкою вашею,
  
   Не жалел, кормил березовою кашею,
  
   Все изведали мое вы милосердие,
  
   Покажите ж вы теперь свое усердие:
  
   Не жалея своей силы - алой кровушки,
  
   Положите за меня свои головушки,
  
   Чтоб, деревни, города спаливши целы

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 334 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа