Главная » Книги

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, повести, сказки, фельетоны (ноябрь 1917-1920), Страница 12

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, повести, сказки, фельетоны (ноябрь 1917-1920)



sp; 
  
  Пошли средь мужиков дела!
  
  
  Работа побоку! Все заняты войною.
  
  
  На "супостатов" прут нееловцы стеною.
  
  
  Гореловцы - навстречь. И вот на берегу
  
  
  Бой, смертный бой идет. Пощады нет врагу!
  
  
  Соседи всячески своих соседей славят
  
  
  
  И невесть что про них плетут,
  
  
  Хотя обычаи одни и там и тут:
  
  
  Которые реку сетями всю заставят,
  
  
  Которые тайком все сети изорвут,
  
  
  
  Тем и другим сплошной убыток.
  
  
  
  Друг друга режут без ножа.
  
  
  
  Дошло - не то до грабежа -
  
  
  
   До пыток!
  
  
  Жизнь бедноте пришла, хоть караул кричи.
  
  
  Подзуживают их на драку богачи:
  
  
  "Робятушки, наддай! Наваливай, робята!
  
  
  Мириться ноне нам с врагами не с руки.
  
  
  И без того у нас деревня не богата,
  
  
  А как прибавится за протори расплата,
  
  
  Придется нам идти к соседям в батраки.
  
  
  Коль мы воздержимся от мировой досрочной,
  
  
  То сами их прижмем мы грамотой оброчной.
  
  
  
  Кто заварухе был виной,
  
  
  Тот и должон понесть за то... оброк тройной!"
  
  
  Так призывая всех к борьбе "за справедливость",
  
  
  То-бишь за более прибыточный улов,
  
  
  Купцы под кучею высокопарных слов
  
  
  Скрывали... к барышам купецкую ретивость.
  
  
  
  Промеж несчастных деревень
  
  
  
   Идет война не день,
  
  
  
   Не месяцы, а годы.
  
  
  "Что ж это, братцы, а? Не жизнь, а прямо ад!"
  
  
  Пошел по деревням средь мужиков разлад,
  
  
  
  Кончаться дракой стали сходы.
  
  
  
  "Доколь же драться нам с соседями?
  
  
  
  
  
  
  
   Доколь?"
  
  
  
   "Пора мириться, братцы, что ль!"
  
  
  "Довольно!"
  
  
  
   "Засылай послов!"
  
  
  
  
  
  
  "Пора мириться!"
  
  
  На бедняка бедняк идти не хочет в бой.
  
  
  То видя, богачи скорей промеж собой
  
  
  Ссылаться письмами, пытаясь сговориться,
  
  
  Как сообща им голь держать на поводу.
  
  
  Ермил Кузьмич, кулак нееловский, на сходе
  
  
  Захныкал: "Братцы, я, радея о народе,
  
  
  С гореловцами сам, чтоб отвести беду,
  
  
  
  Переговоры поведу!"
  
  
  В Гореловке ж на сходе так же точно
  
  
  Запел Гордей Фомич, свой, местный, живоглот:
  
  
  Он, дескать, истинный для бедняков оплот,
  
  
  И он их помирит, - и выгодно и прочно.
  
  
  
  Свершилась встреча богачей,
  
  
  Но толку нет еще от тайных их речей.
  
  
  
  Они еще не сторговались.
  
  
  Гордею, кажется, охота воевать,
  
  
  Чтоб после более с нееловцев урвать, -
  
  
  Хотя гореловцы уж так довоевались,
  
  
  Что нечем у иных прикрыть и срамоты,
  
  
  Но кой-какие все ж остались животы,
  
  
  
  Так повоюют на остатки!
  
  
  Ермил, видать, не прочь скорей уйти от схватки
  
  
  И тщится всячески Гордея убедить,
  
  
  
  Что ежли с миром погодить,
  
  
  
  То будет хуже им обоим:
  
  
  "Сознайся, старый плут, что мы друг друга стоим1
  
  
  И ежли беднота поймет свой антирес
  
  
  И мимо нас учнет голь обниматься с голью,
  
  
  
  То выйдет сразу нам зарез:
  
  
  Придется нам с сумой идти по богомолью!"
  
  
  
  
   *
  
  
  Кулак ли поприжмет другого кулака,
  
  
  
  Иль, столковавшись "честно",
  
  
  Грабители начнут орудовать совместно, - -
  
  
  
  Не угадать пока.
  
  
  Я после доскажу, что станет мне известно.
  
  
  
  
   *
  
  
  Друзья, мораль моя почти всегда проста,
  
  
  Но не всегда она печальна столь, как эта.
  
  
  Сковали мысль мою, мысль вашего поэта,
  
  
  
  Одноязычные уста.
  
  
  Хотел бы я сказать всей европейской голи,
  
  
  
  Всем вашим братьям-беднякам:
  
  
  Вот в басне образец печальной вашей роли.
  
  
  Не уподобьтесь же несчастным рыбакам,
  
  
  Не смеющим уйти из мироедской воли.
  
  
  Решать судьбу свою не дайте кулакам,
  
  
  
  Гоните прочь лихих злодеев,
  
  
  
  Своих Ермилов и Гордеев,
  
  
  Которые, вконец вас разорив войной,
  
  
  Теперь торгуются за вашею спиной,
  
  
  Чтоб, ослепивши вам глаза подачкой мелкой,
  
  
  Мир честный подменить своей торговой сделкой
  
  
  И с вас, ограбленных - в какой им нужно срок -
  
  
  Согласно новому разбойному условью,
  
  
  
  Снимать утроенный оброк:
  
  
  
  Деньгами, потом, кровью.
  
  
  
  
   *
  
  
  
  Ай, братцы! Вот так фунт!
  
  
  
  Писал я басню не вчера ли?
  
  
  
  И вот: не кончил я морали,
  
  
  
  Как уж газетчики повсюду заорали,
  
  
  
  Что в Австрии народный бунт:
  
  
  
  Прогнали короля и кокнули магната.
  
  
  
  Ура! Нееловка восстанием объята.
  
  
  
  Теперь подзуживать пришел уж наш черед:
  
  
  
   "Товарищи, вперед!"
  
  
  
   "Наваливай, ребята!"
  
  
  
   КРАСНАЯ ВИНТОВКА
  
  
  
  
  Песня
  
  
   Много вынес невзгод
  
  
   Наш несчастный народ,
  
  
   Гнул веками пред барами спину,
  
  
   Злые муки терпел
  
  
   И в отчаянье пел
  
  
   Заунывную песнь про дубину:
  
  
  
  "Эй, дубинушка, ухнем,
  
  
  
  Эй, зеленая, сама пойдет.
  
  
  
  Сама пойдет, сама пойдет,
  
  
  
  Подернем, подернем
  
  
  
  Да ухнем!"
  
  
   Но дождались мы дней,
  
  
   Стал народ поумней
  
  
   И, простившися с рабской сноровкой,
  
  
   На проклятых господ,
  
  
   Объявивши поход,
  
  
   Не с дубиной идет, а с винтовкой.
  
  
  
  Эй, винтовочка, ухнем,
  
  
  
  Эй, заветная, сама пальнет,
  
  
  
  Сама пальнет, сама пальнет,
  
  
  
  Подернем, подернем
  
  
  
  Да ухнем!
  
  
   Мироедская рать
  
  
   Хочет нас покарать,
  
  
   Руки-ноги связать нам веревкой,
  
  
   Но то в холод, то в жар
  
  
   Разъярившихся бар
  
  
   Перед красной кидает винтовкой.
  
  
  
  Эй, винтовочка, ухнем,
  
  
  
  Эй, заветная, сама пальнет,
  
  
  
  Сама пальнет, сама пальнет,
  
  
  
  Подернем, подернем
  
  
  
  Да ухнем!
  
  
   В деревнях кулаки
  
  
   Собирали полки
  
  
   Для поддержки помещичьей своры.
  
  
   Бедняки ж, кулакам
  
  
   Наложив по бокам,
  
  
   Бар последней лишили опоры.
  
  
  
  Эй, винтовочка, ухнем,
  
  
  
  Эй, заветная, сама пальнет,
  
  
  
  Сама пальнет, сама пальнет,
  
  
  
  Подернем, подернем
  
  
  
  Да ухнем!
  
  
   Стали баре скулить,
  
  
   Бар заморских молить:
  
  
   "Ой, верните нам землю и банки!"
  
  
   Англичанин, француз,
  
  
   Заключивши союз,
  
  
   Присылают им войско и танки.
  
  
  
  Эй, винтовочка, ухнем,
  
  
  
  Эй, заветная, сама пальнет,
  
  
  
  Сама пальнет, сама пальнет,
  
  
  
  Подернем, подернем
  
  
  
  Да ухнем!
  
  
   Англичанин - хитрец,
  
  
   Но народ наш - мудрец,
  
  
   И плюет он на вражьи уловки.
  
  
   Танки вязнут в снегу,
  
  
   Мы ж лихому врагу
  
  
   Пулю в лоб шлем из меткой винтовки.
  
  
  
  Эй, винтовочка, ухнем,
  
  
  
  Эй, заветная, сама пальнет,
  
  
  
  Сама пальнет, сама пальнет,
  
  
  
  Подернем, подернем
  
  
  
  Да ухнем!
  
  
   Для банкирской мошны
  
  
   Наши ружья страшны,
  
  
   Но страшней наша вольная воля.
  
  
   Мы за волю свою
  
  
   Станем грудью в бою:
  
  
   Смерть милей нам, чем рабская доля!
  
  
  
  Эй, винтовочка, ухнем,
  
  
  
  Эй, заветная, сама пальнет,
  
  
  
  Сама пальнет, сама пальнет,
  
  
  
  Подернем, подернем
  
  
  
  Да ухнем!
  
  
   Мы пощады не ждем:
  
  
   Иль в бою все падем,
  
  
   Иль врагов уничтожим всех с корнем!
  
  
   Ради светлых годин,
  
  
   Братья, все, как один,
  
  
   Общей силою ухнем - подернем!
  
  
  
  Эй, винтовочка, ухнем,
  
  
  
  Эй, заветная, сама пальнет,
  
  
  
  Сама пальнет, сама пальнет,
  
  
  
  Подернем, подернем
  
  
  
  Да ухнем!
  
  
  
   ПРЕДИСЛОВИЕ
  
  
  К ПОЭМЕ А. С. ПУШКИНА "ГАВРИИЛИАДА"
  
  
  Друзья мои, открыто говорю,
  
  
  Без хитростных раздумий и сомнений:
  
  
  Да, Пушкин - _наш_! Наш добрый, светлый гений!
  
  
  И я ль его минувшим укорю?
  
  
  Он не стоял еще... за "власть Советов",
  
  
  Но... к ней прошел он некую ступень.
  
  
  В его лучах лучи других поэтов -
  
  
  Случайная и трепетная тень.
  
  
  Ему чужда минувшей жизни мерзость,
  
  
  Он подходил с насмешкой к алтарю:
  
  
  _Чтоб нанести царю земному дерзость,
  
  
  Он дерзко мстил небесному царю_.
  
  
  Он говорил: "Тиран несправедливый,
  
  
  Библейский бог, угрюмый и строптивый!"
  
  
  А у Невы, средь Зимнего дворца,
  
  
  Набитого охраною гвардейской,
  
  
  Бродил другой тиран с душой злодейской,
  
  
  Земной портрет небесного творца,
  
  
  И не одну он возлюбил Марию, -
  
  
  И в час, когда он в свой гарем входил,
  
  
  Попы в церквах свершали литургию,
  
  
  И дым синел над тысячью кадил.
  
  
  - Благослови, господь, царево дело!
  
  
  Пошли успех его святым трудам! -
  
  
  И сколько их, таких царей, сидело
  
  
  По деревням, по селам, городам!
  
  
  Им долгий день казался сладким мигом,
  
  
  В хмельном чаду летел за годом год.
  
  
  Под их ярмом, под их жестоким игом,
  
  
  Стонал народ, рабы своих господ!
  
  
   Друзья, для нас пришла пора иная:
  
  
  Мы свергли всех земных своих богов.
  
  
  Клянитесь же, что больше Русь родная
  
  
  Не попадет под гнет ее врагов!
  
  
  Пусть будет свят для вас завет пророка,
  
  
  Рукой врагов сраженного до срока,
  
  
  И пусть его разбитой лиры глас
  
  
  Ободрит вас в тревоги жуткий час!
  
  
   Меня ж, друзья, прошу, не обессудьте
  
  
  И, отдохнув за пушкинским стихом,
  
  
  Таким простым и мудрым, позабудьте
  
  
  О "предисловии" плохом.
  
  
  
   КРАСНОАРМЕЙЦЫ
  
  
  
  
  Повесть
  
  
   Блажен, кто летом иль зимой,
  
  
   Перекрестивши грудь ремнями,
  
  
   С дорожным посохом, с сумой
  
  
   Бредет родными деревнями;
  
  
   Блажен, кто, душу отводя
  
  
   В избушке тесной иль на сходе,
  
  
   Простую речь ведет, будя
  
  
   Отвагу новую в народе.
  
  
   Мне это счастье не дано,
  
  
   Хоть на него я уповаю.
  
  
   Все, все, чем сердце так полно,
  
  
   В стихах простых я изливаю.
  
  
   Вам, кровным братьям-мужикам,
  
  
   Для глаз - далеким, сердцу - близким,
  
  
   Вам, горемыкам-беднякам,
  
  
   Я поклонюсь поклоном низким:
  
  
  
  "Вот, братцы, я, каков уж есть,
  
  
   Мужик и сверху и с изнанки.
  
  
   С отцом родным беседу весть
  
  
   Я не могу без перебранки:
  
  
   Что на уме, то на словах.
  
  
   Так затевай, кто хочет, ссору,
  
  
   Коль я скажу, что в головах
  
  
   У мужиков немало сору,
  
  
   Что не дождаться нам добра,
  
  
   Коль мы не станем помудрее,
  
  
   Что из голов нам всем пора
  
  
   Весь мусор вытряхнуть скорее,
  
  
   Что лежебочество - порок:
  
  
   Раз мы встряхнуться не сумеем,
  
  
   То не пойдет нам воля впрок:
  
  
   Все потеряем, что имеем;
  
  
   Что будет, братья, очень плох
  
  
   Конец и наш и наших планов,
  
  
   Коль баре, взявши нас врасплох,
  
  
   Вновь будут стричь нас, как баранов.
  
  
   Друзья! От вражеской орды,
  
  
   Чтоб отстоять наш труд и волю,
  
  
   К оружью все! Сомкнув ряды,
  
  
   Вперед, на бой за нашу долю!"
  
  
  
  
   1
  
  
   Поп мужиков вовсю ругает:
  
  
   "Погрязли, ироды, в грехе!"
  
  
   Сам кулаку глазком мигает:
  
  
   "Ох-хо-хо-хо!" - "Эх-хе-хе-хе!"
  
  
   У кулака под вечер гости.
  
  
   Попа расперло от ухи.
  
  
   "Ну ж рыбка, Пров, совсем без кости!"
  
  
   "Эх-хе-хе-хе!" - "Их-хи-хи-хи!"
  
  
   "Отец, еще по рюмке, что ли?
  
  
   Кумышка, право, не плоха".
  
  
   "З

Другие авторы
  • Плевако Федор Никифорович
  • Костров Ермил Иванович
  • Крашевский Иосиф Игнатий
  • Гусев-Оренбургский Сергей Иванович
  • Линден Вильгельм Михайлович
  • Годлевский Сигизмунд Фердинандович
  • Тургенев Иван Сергеевич
  • Привалов Иван Ефимович
  • Шелехов Григорий Иванович
  • Виноградов Анатолий Корнелиевич
  • Другие произведения
  • Анненский Иннокентий Федорович - А.Н.Майков и педагогическое значение его поэзии
  • Кроль Николай Иванович - Птичка
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич - О погоде на Берегу Маклая
  • Зелинский Фаддей Францевич - Ф. Ф. Зелинский: краткая справка
  • Дорошевич Влас Михайлович - Прокурор
  • Де-Фер Геррит - Плавания Баренца
  • Аничков Евгений Васильевич - Итальянская литература
  • Зайцевский Ефим Петрович - Стихотворения
  • Шпажинский Ипполит Васильевич - Майорша
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич - О двух новых видах Macropus с южного берега Новой Гвинеи
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 397 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа