Главная » Книги

Барыкова Анна Павловна - Стихотворения А. П. Барыковой, Страница 4

Барыкова Анна Павловна - Стихотворения А. П. Барыковой


1 2 3 4

n="justify">   Хитроумных жрецов о богине жестокой
   Говорилось: что пряди косы ее длинной
   Обвивают утесы над бездной глубокой;
   Что в предвечном огне, в раскаленном чертоге
   С ней пируют и пляшут всесильные боги;
  
   *) В этом стихотворении рассказано истинное происшествие, случившееся на одном из островов Тихого океана в 1825 году. На этом острове есть высочайшая огнедышащая гора Килавеа. Островитяне-дикари покловялись этой горе много веков; приехавшие из Европы проповедвики слова Христова просветили их, а молодая дикарка Капиолани своим подвигом утвердила суеверных братьев в истиной вере).

- 79 -

   Что всех женщин ревнует она, ненавидит,
   И к горе своей им подходить запретила;
   Что весь остров погубит, когда их увидит
   В заповедном лесу, где она насадила
   Между черных обвалов и скал темно-красных
   Для бессмертных мужей своих ягод прекрасных.
  
   Говорилось: "Лишь жертвами ей, - кровожадной, -
   Можно злобу ее укротить людям темным.
   Страшен гнев ее! Лавой клокочущей, смрадной,
   Огневыми волнами, потоком огромным
   Она выжжет долину, засыплет золою,
   И она воцарится над бездной морскою".
  
   Люди темные свято хранили завет
   Злобной Пейлы. Жрецы ее в храме громадном,
   Не согретом лучами небесного света,
   В диких плясках служили богам безпощадным,
   Приносили им жертвы, народ обирая,
   Души робкие мрачным обманом пугая.
  
   Но пришли корабли из далекого края,
   Привезли проповедников Божьего слова...
   И в восторге немом, "белым братьям" внимая,
   Дикари обратились во стадо Христово;
   Правда Божия, свет и любовь, и свобода
   Засветились в измученных душах народа.
  
   В них слова Всеблагого запали глубоко,
   Сердцем детским они понимали ученье;
   Но жрецы изуверы богини жестокой
   Раззореньем грозили, пророчили мщенье,
   Страхом смерти мучительной души пугали
   И подвижников честных Христа проклинали.
  
   И смутился народ: "Кому верить: Христу ли, -
   Проповеднику кроткому Божьего Царства,
   Или Пейле?.. Жрецы ли ее обманули
   Темных - нас? Или "белые" полны коварства
   И хотят, чтоб богиня нам всем отомстила.
   Наши села рекой огневой затопила?.."

- 80 -

   - "Что ж, - кричал старый жрец, - если верите "белым",
   Так идите скорей к грозной Пейле в чертоги,
   Загляните в лицо ей хоть раз взглядом смелым
   И узнайте, спасут ли вас новые боги!..
   Да нарвите нам ягод в лесу заповедном!.."
   И звучал его хохот злорадством победным.
  
   - "Что?.. боитесь?.. - взревела несытая стая, -
   Бойтесь, бойтесь вовеки! Платите нам дани,
   Мы спасем вас!.. "Вдруг вышла жена молодая
   Предводителя Найия - Капиолани
   И сказала: - "Я верю во слово Христово!
   Пейлы - нет! Я сейчас доказать вам готова."
  
   Жизнь отдам, а жрецов вековые обманы
   Вам открою, нарушу их Пейлы заветы,
   Вот при вас по тропинкам горы-великана
   В лес пойду заповедный!.. А завтра к рассвету
   Принесу ягод Пейлы вот этой рукою!
   Не страшна мне богиня! Отец наш со мною!"
  
   И пошла она смело. Народ изумленный
   Шел за ней до подножья горы неприступной.
   - "Ты умрешь!" - завопил старший жрец исступленный
   И затрясся от злобы. Душою преступной
   Чуял он: "Вот откроются очи народа,
   Белый жрец оттягает у нас все доходы".
  
   Ночь настала, и заревом пламенно-красным
   Загорелося небо над мрачной горою;
   Христианка все шла по тропинкам опасным
   Между скал и обрывов бесстрашной ногою.
   Выше... выше!.. Чуть видны уж белые ткани
   Ее платья!.." И скрылася Капиолани...
  
   На заре принесла она ягод народу
   И сказала: - "Там нет ни ревнивой богини
   Ни богов кровожадных! Дарю вам свободу, -

- 81 -

   Пейлы нет! Там Отец наш живет на вершине,
   И везде Он живет! Он один был со мною!.."
   И поверили ей дикари всей душою.
  
   С того дня опустел мрачный храм злой богини,
   И жрецы ее скрылись. Грозит из тумана
   Огневой Килавеа; но люди в долине
   Уж теперь не боятся горы-великана:
   Успокоилась робких сердец их тревога.
   Они верят в защиту Всевышнего Бога.

---*---

Белое перо.

(Американская быль).

  
   На дальней окраине Нового Света
   Стояла когда-то, в минувшие лета,
   Под сводом зеленым сплетенных ветвей,
   Простым деревянным крестом осененная,
   Молельня, из грубого теса сложенная
   Руками усердными братства "Друзей";
   И малое верное стадо Христово
   По праздничным дням собиралося в ней
   И слушало Божие слово.
   То было в тяжелое смутное время,
   Когда дикари, - краснокожее племя, -
   Восстали. И в чаще родимых лесов
   Охотились "красные псы кровожадные"
   На "белых шакалов". Орда безпощадная
   Врывалась под мирные кровли домов -
   И мстила пришельцам за землю родную,
   Смывая горячею кровью врагов
   Обиду свою вековую.
   Из хижин лесных, из сожжеиных селений
   Все жители скрылись в стенах укреплений,
   Все просят: "Защиты, оружья, солдат!.."
   Со страху все пахари стали солдатами, -
   Грызутся зуб за зуб со "псами проклятыми".

- 82 -

   Один лишь "Друзья" без оружья сидят -
   Спокойны, бесстрашны - под кровлей убогой;
   Их вера такая: "Индеец - нам брат.
   Мы - дети Единого Бога". -
   К молитве вечерней они в воскресенье
   В молельне сошлись и поют в умиленьи
   Святой, вдохновенный любовью псалом:
   "Ты с нами, Отец! С нами - Сила небесная!
   Не страшны враги, не страшна смерть телесная!"
   В дремучем лесу под душистым шатром
   Разносятся звуки дрожащей волною
   Далеко, высоко. В молчаньи немом
   Внимает им небо ночное.
   Вдруг - дикие вопли, и лязг, и бряцанье,
   И топот, и словно волков завыванья
   Послышались близко. Индейцы, впотьмах,
   Подкрались к молельне. Свирепые, красные, -
   Расписаны к бою их лица ужасные;
   Сверкает топор в беспощадных руках,
   В жестокой забаве войны закоснелых;
   Насмешкой кровавой - на всех поясах
   Мотаются волосы "белых".
   В открытые окна, в открытые двери
   Глядят они жадно... (Так хищные звери
   Следят за добычей в трущобе лесной...)
   И вдруг - все притихли. Стоят, изумленные, -
   Застыли, - как Божьей грозой пораженные,
   И смолк их зловещий, пронзительный вой.
   Всесильное что-то коснулось их слуха;
   Повеяло в души их мощной струей
   Дыханье "Великого Духа".
   В молельне - все тихо. В немом созерцаньи,
   Без рабского страха земного страданья,
   Спокойно "Друзья" ожидают конца,
   Молясь: "Не введи их, Отец, в искушение,
   Спаси их, не дай совершить преступление".
   Встал с места старик и сошел со крыльца,
   И молвил индейцам, открыв им объятья: -
   "Мы все безоружны. Во имя Отца, -
   Входите, - помолпмтесь, братья!"

- 83 -

   И вождь дикарей - ягуар поседелый -
   Пожал его руку рукою несмелой
   И тихо сказал: - "Краснокожий твой брат
   Уходит. Он знает: "Друзья" - безоружные -
   Работники, Духу Великому нужные,
   На белых шакалов пойдет мой отряд, -
   На тех, кто нас грабит, считая нас псами,
   На тех, кто приводит к нам красных солдат...
   А с братьями - братья мы сами!"
   Он свистнул. И грозная воинов стая, -
   Как выводок змей, по кустам исчезая, -
   Бесследно пропала во мраке густом.
   А вождь поднял руку, с улыбкой таинственной,
   К пучку белых перьев прически воинственной,
   Что высилась гордо над мрачным челом,
   И вынул одно; и пером этим длинным
   Украсил косяк над дверьми, под крестом,
   Сказав: "Вот защита невинных!
   Отныне, - брат белый, - даю тебе слово,
   Стоять за вас грудью все племя готово, -
   Никто вас не тронет: так "Дух" приказал!
   Прощай... Мои братья спешат в укрепление,
   Где пушка голодная ждет нападения, -
   В берлогу, где спит длиннозубый шакал!.."
   Он скрылся. Старик возвратился в собранье,
   Молитву Господню "Друзьям" прочитал,
   И все разошлися в молчаньи.

---*---

Мученица.

  
   Спокойно стояла она пред судом,
   Свободная Рима гражданка,
   И громко, с восторженно-светлым лицом,
   Призналась: она - христианка.

- 84 -

   Ей лютая пытка и казнь не страшна,
   И смерть она примет покорно, -
   Гонений за правду пришли времена,
   Ей жить с палачами позорно.
  
   И в ужасе суд от безумных речей
   Красавицы гордой и смелой!
   Им жалко, что станет добычей зверей
   Прекрасное, нежное тело.
  
   "Как в грязную, дикую секту жидов
   Такая красотка попала?..
   Нелепое стадо клейменых рабов!..
   Однакож... как много их стало...
  
   Как быстро во тьме разрослося оно -
   Его, Назарея, ученье..."
   Красавицу в цирк отослать решено,
   Голодным зверям иа съеденье.
  
   Она не бледнея и в цирке стоит;
   И веры лучами согрета,
   Пророческим оком с восторгом глядит
   На будущность славы и света.
  
   Толпа рукоплещет, арена шумит...
   Она к истязанью готова: -
   "Я верю, я знаю, - оно победит,
   Распятого вещее слово!
  
   Я вижу: кумиры нечистых богов
   С лица исчезают земного...
   Мой Бог воцарился на веки веков,
   Бог равенства, братства святого.
  
   Великому делу я жизнь отдала;
   Победа за нами - я верю!.."
   И с кроткой улыбкой навстречу пошла
   Она к разъяренному зверю.

---*---

- 85 -

ОТРЫВКИ.

---

I

  
   Засни, засни, усталая душа,
   Пока на небесах в торжественном молчаньи
   Стоит царица ночь, бледна и хороша,
   Как первых, светлых дней любви воспоминанье!
   Засни, пока таинственная тень
   Баюкает тебя обманом сновидений.
   Разбудит скоро ненавистный день
   Змею - тоску разлуки и сомнений...
   Засни, - придет забвенье и покой,
   Утихнет в сердце боль и притаятся слезы,
   И к изголовию слетят былого грезы -
   Прекрасных призраков неуловимый рой...

---*---

II

Последний удар.

  
   Мне грезилось, что я - случайно позабытый
   На поле битвы, между мертвых тел
   Израненный боец, врагами недобитый...
   Настала ночь; завыли волки; прилетел
   Зловещий ворон. Надо мной в тумане
   Плыла холодная красавица-луна
   И в лица бледных, страшных трупов на поляне
   Глядела царственно, спокойствие полна.
   "Когда же смерть придет? Когда конец мученья?
   Добейте, люди-братья! Сжальтесь надо мной!"
   Вдругъ - шорох, свет... Идут! В груди моей больной
   Блеснул горячий луч надежды на спасенье...
   Вы подошли ко мне... Любимая рука
   Ударила меня ножом безь сожаленья,
   И верен был удар, - и рана глубока...

---*---

- 86 -

III

На прощанье.

  
   В рудниках - в холодном мраке под землею -
   Бледный каторжник припомнит вдруг порой
   Небо родины, приветно голубое
   И ласкающий луч солнца золотой;
   Иногда - родных, заветных песен звуки
   Грезятся ему под звон его цепей...
   Так и мне, впотьмах и холоде разлуки, -
   Снится голос твой и свет твоих очей...

---*---

IV

* * *

   Все великие истины миру даются не даром;
   Покупают их люди всегда дорогою ценой;
   Не найдешь их случайно, гуляя по шумным базарам, -
   Там, где пошлость торгует дешевою "правдой людской".
   Не навеет их на душу легким, приветным дыханьем
   Мимолетного ветра попутного; с бою, - под бурей-грозой, -
   Добывается истина, - тяжким трудом и страданьем, -
   Как жемчужина светлая в мрачной пучине морской.
   И в истерзанном сердце, стерпевшем все раны и боли,
   В час тяжелый сомненья, отчаянья, - в час роковой
   Всходит Истина вдруг, словно колос на вспаханном поле.
   И воскреснет душа, истомленная долгой борьбой.

---*---

  
  

О Г Л А В Л Е Н И Е.

Оригинальные произведения.

  
   Чужому горю 35
   Моя муза 36
   Отклик 37
   Под картину "Новое знакомство". К. В. Лемоха 38
   Божье окошко 39
   Любимые куклы 40
   Хата 41
  
   Картинки с натуры:
   I. Под праздник 44
   II. За пяльцами 45
   III. Милостыня 48
   IV. У кабака 50
   V. Два мальчика 51
   VI. Незаконный 52
  
   Типы нищих:
   I. Задунай 53
   II. Юродивая 54
   В альбом счастливице 55
   Сумасшедшая 56
   В дурную погоду 58
   Моя болезнь 59
   Memento mori . 60
   Деревенский пейзаж -
   Зимою 61
   Оправдавишй 62
   Крылья 63
   Обреченная 64
   В степи 67
   Песня париев 68
   Пейзаж 69
   Три загадки 70
   Подвиг дикарки 79
   Белое перо 82
   Мученица 84
  
   Отрывки:
   I. Засни, засни, усталая душа 86
   II. Последаий удар -
   III. На прощанье 87
   IV. Все великие истины миру даются не даром -
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 259 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа