Главная » Книги

Бальмонт Константин Дмитриевич - Только любовь, Страница 5

Бальмонт Константин Дмитриевич - Только любовь


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

justify">   Прекрасная дева смотрела глазами газели.
  
   Но слова друг другу мы с нею сказать не успели,
  
   Но слышало сердце, как был зачарован мой слух".
  
   "И взгляд мой унес отраженье блистающих глаз.
  
   Я прожил пять лет близ мечетей Валата-Могита.
  
   Но сердцем владычица дум не была позабыта.
  
   И волей созвездий второй мы увиделись раз".
  
   "Я встретил другую. Я должен спросить был тогда,
  
   Она ли вот эта. Все ж сердце ее разглядело.
  
   И счастлив я был бы, когда бы она захотела.
  
   Но, слова не молвив, она отошла навсегда".
  
   "Мне не в чем ее упрекнуть. Мы не встретимся вновь.
  
   Но мне никогда обещанья она не давала.
  
   Она не лгала мне. Так разве лее это так мало?
  
   Я счастлив. Я счастлив. Я знал, что такое любовь!"
  
  
  
   ИТАЛЬЯНСКИЙ ЦВЕТОК
  
  
  Любовь есть свет, что сходит к нам оттуда,
  
  
  Из царства звезд, с лазурной высоты,
  
  
   Она в нас будит жажду чуда.
  
  
  
  И красоты.
  
  
  И красота есть луч, который тонет,
  
  
  Вдали от солнца, в сумраке теней,
  
  
   Когда оно его уронит
  
  
  
  В умы людей.
  
  
  И, если дух людской пронизан светом,
  
  
  Что шлет ему небесная звезда,
  
  
   Он жадно мчится за ответом,
  
  
  
  Туда, туда.
  
  
  
   ЗВЕЗДА ЗВЕЗДЕ
  
   Мне звезды рассказали: "Любви на небе нет".
  
   Я звездам не поверил. Я счастлив. Я поэт.
  
   Как сон тебя я вижу, когда влюбленный сплю,
  
   И с грезой просыпаюсь и вновь тебя люблю.
  
   Не в царственных пространствах, где дышет Орион,
  
   Не там, где блещет Вега, мой светлый небосклон.
  
   В твоих глазах я вижу бессмертную мечту,
  
   Бессмертие сознанья, любовь и красоту.
  
   И вот в пустынях неба не светится Луна,
  
   Ты вечность победила, ты царствуешь одна.
  
   Звезде - звездой влюбленной - я шлю свой луч живой,
  
   С тобой навек далекий, теперь навек я твой.
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Прекрасны улицы с толпой,
  
  
   Волшебен праздничный наряд.
  
  
   Но как прекрасней - быть с тобой,
  
  
   Роняя взгляд в глубокий взгляд.
  
  
   Прекрасно, кончив смелый бой,
  
  
   Упиться Негой тишины.
  
  
   Но как прекрасней быть - мольбой,
  
  
   Быть криком страсти и весны.
  
  
   Прекрасен сумрак голубой,
  
  
   Но как прекрасней - в яркий час
  
  
   Увидеть близко пред собой
  
  
   Зрачки влюбленных женских глаз.
  
  
  
   ПЕЧАЛЬ ЛУНЫ
  
  
  
  
   1
  
  
   Я вижу в мыслях белую равнину,
  
  
  
  Вокруг Замка Джэн Вальмор.
  
  
   Тебя своей мечтой я не покину, -
  
  
  
  Как мне забыть твой взор!
  
  
   Поблекла, осень с красками пожара,
  
  
  
  Лежит седой покров.
  
  
   И, бледная, на всем застыла чара
  
  
  
  Невысказанных слов.
  
  
   Все счастие, вся сладостная ложность
  
  
  
  Живых цветов и трав
  
  
   В безмолвную замкнулась невозможность,
  
  
  
  Блаженство потеряв.
  
  
   Заклятьем неземного чародея
  
  
  
  Окована земля.
  
  
   В отчаяньи белеют, холодея,
  
  
  
  Безбрежные поля.
  
  
   И мертвою Луной завороженный,
  
  
  
  Раскинулся простор.
  
  
   И только бродит ветер возмущенный
  
  
  
  Вокруг Замка Джэн Вальмор.
  
  
  
  
   2
  
  
  Дни убегают, как тени от дыма,
  
  
  Быстро, бесследно и волнообразно.
  
  
  В сердце моем ты лелейно хранима,
  
  
  В сердце моем ты всегда неотвязно.
  
  
  Нет мне забвенья о блеске мгновенья
  
  
  Грустно-блаженной услады прощанья
  
  
  Непогасимых лучей откровенья
  
  
  И недосказанных слов обещанья.
  
  
  Тени меняются - звезды все те же,
  
  
  Годы растратятся - небо все то же.
  
  
  Радости светят нам реже и реже,
  
  
  С каждым мгновеньем ты сердцу дороже.
  
  
  Как бы хотелось увидеть мне снова
  
  
  Эти глаза, с их ответным сияньем,
  
  
  Нежно шепнуть несравненное слово,
  
  
  Вечно звучащее первым признаньем.
  
  
  Тихие, тихие, тучи седые,
  
  
  Тихие, тихие, сонные дали,
  
  
  Вы ей навейте мечты золотые
  
  
  И о моей расскажите печали.
  
  
  Вы ей скажите, что грустно и нежно
  
  
  Тень дорогая душою хранима,
  
  
  В шуме прибоя, что ропщет безбрежно
  
  
  Бурями пламени, звуков и дыма.
  
  
  
  
   3
  
   Ты была мне сестрой, то нежною, то страстной,
  
   И я тебя любил, и я тебя люблю.
  
   Ты призрак дорогой... бледнеющий... неясный.
  
   О, в этот лунный час я о тебе скорблю!
  
   Мне хочется, чтоб Ночь, раскинувшая крылья,
  
   Воздушной тишиной соединила нас.
  
   Мне хочется, чтоб я, исполненный бессилья,
  
   В твои глаза струил огонь влюбленных глаз.
  
   Мне хочется, чтоб ты, вся бледная от муки,
  
   Под лаской замерла, и целовал бы я
  
   Твое лицо, глаза и маленькие руки,
  
   И ты шепнула б мне: "Смотри, я вся - твоя!"
  
   Я знаю, все цветы для нас могли возникнуть,
  
   Во мне дрожит любовь, как лунный луч в волне.
  
   И я хочу стонать, безумствовать, воскликнуть:
  
   "Ты будешь навсегда любовной пыткой мне!"
  
  
  
  
   4
  
  
   Мне видится безбрежная равнина,
  
  
   Вся белая под снежной пеленой.
  
  
   И там, вверху, застывшая, как льдина,
  
  
   Горит Луна, лелея мир ночной.
  
  
   И чудится, что между ними - сказка,
  
  
   Что между ними - таинство одно.
  
  
   Безмолвна их бестрепетная ласка,
  
  
   И холодно любить им суждено.
  
  
   О, мертвое прекрасное Светило,
  
  
   О, мертвые безгрешные снега.
  
  
   Мечта моя, я помню все, что было,
  
  
   Ты будешь вечно сердцу дорога.
  
  
  
   РАЗЛУЧЕННЫЕ
  
  
  
  
   1
  
   Розовый свет заката озаряет облака,
  
   И волною просветленной плещет сонная река.
  
   Еле плещет, еле дышит просветленная волна,
  
   Точно чувствует и слышит, что подходит тишина.
  
   Друг желанный, одинокий, о тебе моя печаль,
  
   Я один в стране далекой, и тебя мне сердцем жаль.
  
   Я, как ты, не знаю ласки, сохраняю поцелуй,
  
   В час, когда мне шепчет сказки еле слышный лепет струй.
  
   Если б нам убить пространство, друг мой, друг мой, сон мечты,
  
   Я б с тобой устами слился, как со мной слилась бы ты.
  
   Мы бы вместе проникались этой стройной тишиной,
  
   Ты со мной бы чуть шепталась, как в реке волна с волной.
  
  
  
  
   2
  
  
   Прозвенит ли вдали колокольчик,
  
  
   Колокольчик, во мгле убегающий, -
  
  
   Догорает ли месяц за тучкой,
  
  
   Там за тучкой, бледнеющей, тающей, -
  
  
   Наклонюсь ли я, полный печали,
  
  
   О, печали глубоко-мучительной! -
  
  
   Над водой, над рекой безглагольной,
  
  
   Безглагольной, безгласной, томительной, -
  
  
   Предо мною встаешь ты, родная,
  
  
   Ты, родная и в сердце хранимая, -
  
  
   Вдруг я вижу, что ты не забыта,
  
  
   Позабытая, горько-любимая.
  
  
  
  
   ТЕНЬ
  
   Ты в жизни проходишь безучастною тенью,
  
  
  И вечно опущен твой взор.
  
   Ты сердцем уходишь к неземному селенью,
  
  
  Уж там - с незапамятных пор.
  
   Тебя повстречал я на великой дороге,
  
  
  Ведущей в безвестную даль.
  
   И мне показалось - мы стоим на пороге,
  
  
  Чего-то обоим нам жаль.
  
   И мне казалось, - и, быть может, обманно,
  
  
  Быть может, с правдивостью сна, -
  
   Друг другу мы близки, так воздушно и странно.
  
  
  Так нежно ты мне суждена.
  
   Мы думали оба, и мы оба молчали,
  
  
  Но вдруг приподнявши свой взор,
  
   Ты молча сказала о предвечной печали,
  
  
  Я друг твой, я брат твой с тех пор.
  
   И если б была ты не бесстрастною тенью,
  
  
  И если б не сказкой был сон,
  
   Я отдал бы сердце роковому томленью,
  
  
  Но в сказку, я в сказку влюблен.
  
  
  
  
  * * *
  
   Когда я был мальчиком, маленьким, неясным,
  
  
  Был кроток мой взор и глубок.
  
   Ты знаешь, что утром, пред морем безбрежным,
  
  
  Горит золотистый песок?
  
   Когда я был юношей, робким и странным,
  
  
  Я вечной был полон тоской.
  
   Ты знаешь, что вечером, в свете туманном,
  
  
  Русалки поют над рекой?
  
   Когда я стал страстным, желанным и властным,
  
  
  Целую я всех на пути.
  
   Ты знаешь, что ночью, в тумане неясном,
  
  
  Так страшно, так страшно идти?
  
  
  
   МАСКИРОВАННЫЙ БАЛ
  
  
  
  
  
  
  
  No vivas en flor.
  
  
  
  
  
  
   Испанская поговорка
  
  
  О, цветы красоты! Вы с какой высоты?
  
  
   В вас неясная страстная чара.
  
  
  Пышный зал заблистал, и ликуют мечты,
  
  
   И воздушная кружится пара.
  
  
  "Не живи как цветок. Он живет краткий срок,
  
  
   От утра и до вечера только.
  
  
  Так прожить - много ль жить? Жизнь его лишь намек,
  
  
   О, красивая нежная полька!"
  
  
  "Лишь намек, говоришь. Но и сам ты горишь,
  
  
   Закружил ты свой бешеный танец.
  
  
  Ты минуту живешь, и ты ложь мне твердишь,
  
  
   На минуту влюбленный испанец".
  
  
  "Я живу как цветок, я дневной мотылек,
  
  
   Я красивая нежная полька.
  
  
  Я хоть час, но живу, и глубок мой намек,
  
  
   Ты мгновение кружишься только!"
  
  
  "Что мгновенье и час для тебя и для нас, -
  
  
   Раз цветок, для чего ж ты считаешь?
  
  
  Ты цвети и гори. Если ж вечер погас,
  
  
   Говори, что как тучка растаешь".
  
  
  "О, живи как цветок! Мне отдай свой намек.
  
  
   Мы продлим наш ликующий танец.
  
  
  Не ропщи, трепещи, золотой мотылек,
  
  
   Я безумно-влюбленный испанец!"
  
  
  
  
  ПРОКЛЯТИЯ
  
  
  
  
  
  
  Love that turns hate...
  
  
  
  
  
  
  
  
   Shelley
  
  
  
  
  ОТРЕЧЕНИЕ
  
  
  Красивы сочетания светил,
  
  
  Пленительна зеленая планета,
  
  
  Где человек свой первый миг вкусил.
  
  
  В пространстве много воздуха и света,
  
  
  И каждый день, в определенный час,
  
  
  Земля огнем рубиновым одета.
  
  
  Источник новых мыслей не погас.
  
  
  Источник новых чувств горит всечасно,
  
  
  И тот, кто любит, любит в первый раз.
  
  
  Цветы цветут, их чаши дышат страстно,
  
  
  Желанны их цветные лепестки,
  
  
  И роскошь их оттенков полновластна.
  
  
  Безгласное течение реки
  
  
  И призрачно-зеркальные озера
  
  
  Внушают больше неги, чем тоски.
  
  
  Вершины гор - пьянящий пир для взора,
  
  
  Бессмертно свеж: безбрежный океан,
  
  
  И что нежнее пенного узора.
  
  
  Прекрасна разность всех различных стран,
  
  
  Просторны и равнины и провалы,
  
  
  В мираже обольстителен обман.
  
  
  И губы женщин ласковы и алы,
  
  
  И ярки мысли избранных мужчин.
  
  
  Но так как все в свой смертный час усталы, -
  
  
  И так как жизнь не понял ни один,
  
  
  И так как смысла я ее не знаю, -
  
  
  Всю смену дней, всю красочность картин,
  
  
  Всю роскошь солнц и лун - я проклинаю!
  
  
  
  
  ЗЛАЯ НОЧЬ
  
  
   Нет, Ночь! Когда душа, мечтая,
  
  
   Еще невинно-молодая,
  
  
   Блуждала - явное любя,
  
  
   Казалось мне, что ты - святая,
  
  
   Но блекнут чары, отпадая, -
  
  
   Старуха, страшная, седая,
  
  
   Я отрекаюсь от тебя!
  
   Ты вся - в кошмарностях, в разорванных мечтаньях,
  
   В стихийных шорохах, в лохмотьях, в бормотаньях.
  
   Шпионов любишь ты, и шепчет с Ночью раб,
  
   Твои доносчики - шуршанья змей и жаб.
  
   Ты речь окольную с больной душой заводишь,
  
   И по трясинам с ней, и по тоске с ней бродишь.
  
   Распространяешь чад, зловещий сон и тишь,
  
   Луну ущербную и ту гасить спешишь.
  
   Проклятие душе, коли тебе поверит,
  
   Все расстоянье Ночь рукою черной мерит.
  
   Рукою мертвою мешает все, мутит,
  
   Пугает, мучает, удавно шелестит.
  
   Всю грязь душевную взмесив, как слизь в болоте,
  
   В Раскаянье ведет, велит хлестать Заботе.
  
   Прикинется, что друг, заманит в разговор,
  
   И скажешь те слова, в которых - смерть, позор.
  
   Незабываемо-ужасные признанья,
  
   Что ждали искры лишь, толчка, упоминанья,
  
   Чтобы проснуться вдруг, и, раны теребя,
  
   Когтистой кошкою нависнут на тебя.
  
   Ты хочешь сбросить гнет, не чувствовать, не видеть,
  
   Но для существ иных все в том, чтоб ненавидеть,
  
   Качаться страхами, силками изловить,
  
   Детоубийствовать, не отпускать, давить.
  
   Что было точкою - гора, не опрокинешь,
  
   И лапы чудища лежат, и их не сдвинешь.
  
   Глаза глядят в глаза, рот близок, жаден... Прочь!
  
   О, ненавистная, мучительная Ночь!
  
  
   Последней волею, спорной,
  
  
   На миг отброшен Призрак Черный,
  
  
   Не знаем - как, не знаем - чей.
  
  
   В зловещем Замке Заключенья -
  
  
   Тяжелый вздох, и облегченье,
  
  
   И блеск испуганных очей.
  
  
   Страх тут, он здесь, но стал он дальным,
  
  
   В молчаньи темном и печальном,
  
  
   Невольно должен ум молчать.
  
  
   В угрозе, в мраке погребальном
  
  
   Весь мир стал снова изначальным,
  
   Весь мир - замкнутый дом, и на замке печать.
  
   Вновь Хаос к нам пришел и воцарился в мире,
  
  
   Сорвался разум мировой,
  
  
   И миллионы лет в Эфире,
  
  
   Окутанном угрюмой мглой,
  
  
   Должны мы подчиняться гнету
  
  
   Какой-то Власти неземной,
  
  
   Непобедимую дремоту
  
  
   Вбирать, как чару Силы злой,
  
  
   И видеть всюду мрак могильный,
  
  
   И видеть, как за слоем слой,
  
  
   Покров чуть видимый, но пыльный,
  
  
   На разум падает бессильный,
  
  
   И сетью липнет над душой.
  
  
  
  
  * * *
  
  
  Он был из тех, на ком лежит печать
  
  
  Непогасимо-яркого страданья,
  
  
  Кто должен проклинать или молчать,
  
  
  Когда звучат аккорды мирозданья.
  
  
  Средь ликов, где прозрачен каждый взгляд,
  
  
  Средь ангелов, поющих светлым хором,
  
  
  И вторящих свой вечный "Свят, свят, свят", -
  
  
  Он вспыхнул бы и гневом, и укором.
  
  
  Нет, в нем сверкал иной зловещий свет,
  
  
  Как факел он горел на мрачном пире:
  
  
 &n

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 320 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа