Главная » Книги

Бальмонт Константин Дмитриевич - Будем как солнце, Страница 4

Бальмонт Константин Дмитриевич - Будем как солнце


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

sp; Солнце удалилось от земных долин.
  
  
  Снежные вершины свет его хранят.
  
  
  Солнце посылает свой последний взгляд.
  
  
  Воздух цепенеет, властно скован мглой.
  
  
  Кто-то, наклоняясь, дышит над землей.
  
  
  Тайно стынут волны меркнущих морей.
  
  
  - Уходи от ночи, уходи скорей.
  
  
  - Где ж твой тихий угол? - Нет его нигде.
  
  
  Он лишь там, где взор твой устремлен к звезде.
  
  
  Он лишь там, где светит луч твоей мечты.
  
  
  Только там, где солнце. Только там, где ты,
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Нет дня, чтоб я не думал о тебе,
  
  
   Нет часа, чтоб тебя я не желал.
  
  
   Проклятие невидящей судьбе,
  
  
   Мудрец сказал, что мир постыдно мал.
  
  
   Постыдно мал и тесен для мечты,
  
  
   И все же ты далеко от меня.
  
  
   О, боль моя! Желанна мне лишь ты,
  
  
   Я жажду новой боли и огня!
  
  
   Люблю тебя капризною мечтой,
  
  
   Люблю тебя всей силою души,
  
  
   Люблю тебя всей кровью молодой,
  
  
   Люблю тебя, люблю тебя, спеши!
  
  
  
   НА РАЗНЫХ ЯЗЫКАХ
  
  
  Мы говорим на разных языках.
  
  
  Я свет весны, а ты усталый холод.
  
  
  Я златоцвет, который вечно молод,
  
  
  А ты песок на мертвых берегах.
  
  
  Прекрасна даль вскипающего моря,
  
  
  Его простор играющий широк.
  
  
  Но берег мертв. Измыт волной песок.
  
  
  Свистит, хрустит, с гремучей влагой споря
  
  
  А я живу. Как в сказочных веках,
  
  
  Воздушный сад исполнен аромата.
  
  
  Поет пчела. Моя душа богата.
  
  
  Мы говорим на разных языках.
  
  
  
   ПРИДОРОЖНЫЕ ТРАВЫ
  
  
  Спите, полумертвые увядшие цветы,
  
  
  Так и не узнавшие расцвета красоты,
  
  
  Близ путей заезженных взращенные Творцом,
  
  
  Смятые невидевшим тяжелым колесом.
  
  
  В час, когда все празднуют рождение весны,
  
  
  В час, когда сбываются несбыточные сны,
  
  
  Всем дано безумствовать, лишь вам одним нельзя,
  
  
  Возле вас раскинулась заклятая стезя.
  
  
  Вот, полуизломаны, лежите вы в пыли,
  
  
  Вы, что в небо дальнее светло глядеть могли,
  
  
  Вы, что встретить счастие могли бы, как и все,
  
  
  В женственной, в нетронутой, в девической красе.
  
  
  Спите же, взглянувшие на страшный пыльный путь,
  
  
  Вашим равным - царствовать, а вам - навек уснуть,
  
  
  Богом обделенные на празднике мечты,
  
  
  Спите, не видавшие расцвета красоты.
  
  
  
   МУДРОСТЬ СЕРДЦА
  
  Ты видал ли, как вздыхает вешний ветер меж цветов,
  
  Их целует и качает, ими прян и сладко-нов.
  
  Ты видал ли, как лелеют волны лотос голубой,
  
  Как они цветок ласкают, окружив его собой.
  
  Ты видал ли, как воздушно светит в сумерках звезда,
  
  Как пред нею, вместе с нею, дышит вечером вода.
  
  В этом мудрость, в этом счастье - увлекаясь, увлекать.
  
  Зажигать и в то же время самому светло сверкать.
  
  Увлекая, увлекаться - мудрость сердца моего,
  
  Этим я могу достигнуть слишком многого - всего!
  
  
  
  
  СРАЗУ
  
  
  Ты мне понравилась так сразу оттого,
  
  
  Что ты так девственно-стыдлива и прекрасна,
  
  
  Но за стыдливостью, и сдержанно и страстно.
  
  
   Коснулось что-то сердца твоего.
  
  
  В твои глаза взглянув, я вижу в зыбком взоре,
  
  
  Что страсть была тебе знакома и близка.
  
  
  Ты легкая волна, играющая в море,
  
  
   Ты тонкий стебель нежного цветка.
  
  
  Дыханьем ветерка, в заветное мгновенье.
  
  
  Нарушена была твоя немая тишь,
  
  
  Но было так легко его прикосновенье,
  
  
   Что ты его едва-едва таишь.
  
  
  Мне все же чудится, что ласки поцелуя
  
  
  Ты ясно слышала и знаешь сладость их,
  
  
  И я, увидя зыбь глубоких глаз твоих,
  
  
   Тебя люблю, желая и ревнуя.
  
  
  
  
  ЧЕРЕМУХА
  
  
  Черемухой душистой с тобой опьянены,
  
  
  Мы вдруг забыли утро и вдруг вступили в сны.
  
  
  И утро превратилось в моря без берегов,
  
  
  Моря плавучих тучек, ветвей, кустов, цветов.
  
  
  Цветы, деревья, травы, и травы, и цветы,
  
  
  Моря цветов и красок, любовь, и я, и ты.
  
  
  Лицо к лицу склонивши и руку в руку взяв,
  
  
  Мы вдруг прониклись счастьем легко дрожащих трав.
  
  
  Безмерным светом солнце светило с высоты,
  
  
  И было изумленье, восторг, и я, и ты.
  
  
  В нас царствовала вечность, в нас был короткий час,
  
  
  И утро вырастало для нас, для нас, для нас.
  
  
  Мы были два сиянья, два призрака весны,
  
  
  Черемухой душистой подсказанные сны.
  
  
  
  
  ЗАМАРАШКА
  
  
  
  
  
  
   Уличной испанке
  
  
  
  Бедная ты замарашка,
  
  
  
  Серенький робкий зверок,
  
  
  
  Ты полевая ромашка,
  
  
  
  Никем не любимый цветок.
  
  
  
  Ты и не знаешь, как манит
  
  
  
  Прелесть незнатных полей,
  
  
  
  Вид твой души не обманет,
  
  
  
  Ты всех мне красавиц милей,
  
  
  
   МОРСКАЯ ДУША
  
  
   У нее глаза морского цвета,
  
  
   И живет она как бы во сне.
  
  
   От весны до окончанья лета
  
  
   Дух ее в нездешней стороне.
  
  
   Ждет она чего-то молчаливо,
  
  
   Где сильней всего шумит прибой,
  
  
   И в глазах глубоких в миг отлива
  
  
   Холодеет сумрак голубой.
  
  
   А когда высоко встанет буря,
  
  
   Вся она застынет, внемля плеск,
  
  
   И глядит как зверь, глаза прищуря,
  
  
   И в глазах ее - зеленый блеск.
  
  
   А когда настанет новолунье,
  
  
   Вся изнемогая от тоски,
  
  
   Бледная влюбленная колдунья
  
  
   Расширяет черные зрачки.
  
  
   И слова какого-то обета
  
  
   Все твердит, взволнованно дыша,
  
  
   У нее глаза морского цвета,
  
  
   У нее неверная душа.
  
  
  
   СЕМИЦВЕТНИК
  
  
  
  
  
  
  
  Люси Савицкой
  
  
  
  
  
   Нежнее, чем польская панна,
  
  
  
  
  
   И, значит, нежнее всего.
  
  
  
  
  
  
  
  
  Бальмонт
  
  
  
  
   *
  
  
  Лесной ручей поет, не зная почему,
  
  
  Но он светло журчит и нарушает тьму.
  
  
  А в трепете лучей поет еще звончей,
  
  
  Как будто говоря, что он ничей, ничей.
  
  
  Так ты всегда светла, не зная почему,
  
  
  И быть такой должна наперекор всему.
  
  
  Твоя душа - напев звенящего ручья,
  
  
  Который говорит, что ты ничья, ничья.
  
  
  
  
   *
  
  
   Смотри, как звезды в вышине
  
  
   Светло горят тебе и мне.
  
  
   Они не думают о нас,
  
  
   Но светят нам в полночный час.
  
  
   Прекрасен ими небосклон,
  
  
   В них вечен свет и вечен сон.
  
  
   И кто их видит - жизни рад,
  
  
   Чужою жизнию богат.
  
  
   Моя любовь, моя звезда,
  
  
   Такой, как звезды, будь всегда.
  
  
   Горя, не думай обо мне,
  
  
   Но дай побыть мне в звездном сне.
  
  
  
  
   *
  
  
  Люси, моя весна! Люси, моя любовь!
  
  
  Как сладко снова жить и видеть солнце вновь.
  
  
  Я был в глубокой тьме, моя душа спала,
  
  
  Но задрожала мгла, когда весна пришла.
  
  
  Восторгом стала боль, ответом стал вопрос
  
  
  От смеха губ твоих и золота волос.
  
  
  И тонкий стан ко мне прильнул в воздушном сне,
  
  
  И предал я свой дух чарующей весне.
  
  
  О, стройная мечта, не разлучусь я с ней!
  
  
  Кто в мире может быть моей Люси нежней?
  
  
  Кто лучше всех? Люси, спроси ручей, цветы:
  
  
  Лучи, ручей, цветы мне говорят, что - ты!
  
  
  
   КРЕСТОНОСЕЦ
  
  
  
  
  Сонет
  
  
  Ни ревности, ни скуке, ни злословью
  
  
  Моей души живой я не предам.
  
  
  Блуждая по несчетным городам,
  
  
  Одним я услажден всегда - любовью.
  
  
  Мой ум увлек меня к средневековью,
  
  
  Ко дням служенья тающим мечтам.
  
  
  И, крестоносец, годы я отдам,
  
  
  Чтоб розы снов зарделись алой кровью.
  
  
  Моей! Моей! Неверных больше нет.
  
  
  В пустыне - все смешавших - долгих лет
  
  
  Сравнялись все молитвы и проклятья.
  
  
  И в верность дней не верю я один.
  
  
  Во имя жертвы, счастья без объятья,
  
  
  Я сумрачный, я гордый паладин.
  
  
  
  
  * * *
  
  
   "Мой милый! - ты сказала мне. -
  
  
   Зачем в душевной глубине
  
  
   Ты будишь бурные желанья?
  
  
   Все, что в тебе, влечет меня.
  
  
   И вот в душе моей, звеня,
  
  
   Растет, растет очарованье!"
  
  
   Тебя люблю я столько лет,
  
  
   И нежен я, и я поэт.
  
  
   Так как же это, совершенство,
  
  
   Что я тебя своей не звал,
  
  
   Что я тебя не целовал,
  
  
   Не задыхался от блаженства?
  
  
   Скажи мне, счастье, почему?
  
  
   Пойми: никак я не пойму,
  
  
   Зачем мы стали у предела?
  
  
   Зачем не хочешь ты любить,
  
  
   Себя в восторге позабыть,
  
  
   Отдать и душу мне и тело?
  
  
   Пойми, о нежная мечта:
  
  
   Я жизнь, я солнце, красота,
  
  
   Я время сказкой зачарую,
  
  
   Я в страсти звезды создаю,
  
  
   Я весь - весна, когда пою,
  
  
   Я - светлый бог, когда целую!
  
  
  
  
  АНИТА
  
  
  Я был желанен ей. Она меня влекла,
  
  
  Испанка стройная с горящими глазами,
  
  
  Далеким заревом жила ночная мгла,
  
  
  Любовь невнятными шептала голосами.
  
  
  Созвучьем слов своих она меня зажгла,
  
  
  Испанка смуглая с глубокими глазами.
  
  
  Альков раздвинулся воздушно-кружевной,
  
  
  Она не стала мне шептать: "Пусти... Не надо..."
  
  
  Не деве Севера, не нимфе ледяной
  
  
  Твердил я вкрадчиво: "Anita! Adorada!" {*}
  
  
  {* Обожаемая! (исп.)}
  
  
  Тигрица жадная дрожала предо мной, -
  
  
  И кроме глаз ее мне ничего не надо.
  
  
  
  
  РУСАЛКА
  
   Если можешь, пойми. Если хочешь, возьми.
  
   Ты один мне понравился между людьми.
  
   До тебя я была холодна и бледна.
  
   Я - с глубокого, тихого, темного дна.
  
   Нет, помедли. Сейчас загорится для нас
  
   Молодая луна. Вот, ты видишь? Зажглась!
  
   Дышит мрак голубой. Ну, целуй же! Ты мой?
  
   Здесь. И здесь. Так. И здесь... Ах, как сладко с тобой!
  
  
  
  ИГРАЮЩЕЙ В ИГРЫ ЛЮБОВНЫЕ
  
  
  Есть поцелуи - как сны свободные,
  
  
  Блаженно-яркие, до исступления.
  
  
  Есть поцелуи - как снег холодные.
  
  
  Есть поцелуи - как оскорбление.
  
  
  О, поцелуи - насильно данные,
  
  
  О, поцелуи - во имя мщения!
  
  
  Какие жгучие, какие странные,
  
  
  С их вспышкой счастия и отвращения!
  
  
  Беги же с трепетом от исступленности,
  
  
  Нет меры снам и нет названия.
  
  
  Я силен - волею моей влюбленности,
  
  
  Я силен - дерзостью негодования!
  
  
  
  
   ХОЧУ
  
  
   Хочу быть дерзким, хочу быть смелым,
  
  
   Из сочных гроздий венки свивать.
  
  
   Хочу упиться роскошным телом,
  
  
   Хочу одежды с тебя сорвать!
  
  
   Хочу я зноя атласной груди,
  
  
   Мы два желанья в одно сольем.
  
  
   Уйдите, боги! Уйдите, люди!
  
  
   Мне сладко с нею побыть вдвоем!
  
  
   Пусть будет завтра и мрак и холод,
  
  
   Сегодня сердце отдам лучу.
  
  
   Я буду счастлив! Я буду молод!
  
  
   Я буду дерзок! Я так хочу!
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Она отдалась без упрека,
  
  
   Она целовала без слов.
  
  
   - Как темное море глубоко,
  
  
   Как дышат края облаков!
  
  
   Она не твердила: "Не надо",
  
  
   Обетов она не ждала.
  
  
   - Как сладостно дышит прохлада,
  
  
   Как тает вечерняя мгла!
  
  
   Она не страшилась возмездья,
  
  
   Она не боялась утрат.
  
  
   - Как сказочно светят созвездья,
  
  
   Как звезды бессмертно горят!
  
  
  
   ГОЛОС ДЬЯВОЛА
  
  
   Я ненавижу всех святых, -
  
  
   Они заботятся мучительно
  
  
   О жалких помыслах своих,
  
  
   Себя спасают исключительно.
  
  
   За душу страшно им свою,
  
  
   Им страшны пропасти мечтания,
  
  
   И ядовитую змею
  
  
   Они казнят без сострадания.
  
  
   Мне ненавистен был бы рай
  
  
   Среди теней с улыбкой кроткою,
  
  
   Где вечный праздник, вечный май
  
  
   Идет размеренной походкою.
  
  
   Я не хотел бы жить в раю,
  
  
   Казня находчивость змеиную,
  
  
   От детских дней люблю змею
  
  
   И ей любуюсь, как картиною.
  
  
   Я не хотел бы жить в раю,
  
  
   Меж тупоумцев экстатических.
  
  
   Я гибну, гибну - и пою,
  
  
   Безумный демон снов лирических.
  
  
  
  
  ВЕДЬМА
  
   Я встретил ведьму старую в задумчивом лесу.
  
   Спросил ее: "Ты знаешь ли, какой я грех несу?"
  
   Смеется ведьма старая, смеется что есть сил:
  
   "Тебя ль не знать? Не первый ты, что молодость убил
  
   Отверг живые радости и стал себе врагом
  
   И тащишься в дремучий лес убогим стариком".
  
   Я вижу, ведьма старая все знает про меня,
  
   Смеется смехом дьявола, мечту мою кляня,
  
   Мечту мою о праведном, безгрешном житии, -
  
   И молвил ей: "А знаешь ли ты чаянья мои?
  
   Я в лес вошел, но лес пройду, прозрачен, как ручей,
  
   И выйду к морю ясному божественных лучей".
  
   Смеется ведьма старая: "Куда тебе идти?
  
   Зашел сюда - конец тебе: зачахнешь на пути.
  
   Сии леса - дремучие, от века здесь темно,
  
   Блуждать вам здесь дозволено, а выйти не дано.
 &

Другие авторы
  • Журавская Зинаида Николаевна
  • Козлов Василий Иванович
  • Милонов Михаил Васильевич
  • Кизеветтер Александр Александрович
  • Синегуб Сергей Силович
  • Барыкова Анна Павловна
  • Писарев Модест Иванович
  • Люксембург Роза
  • Салиас Евгений Андреевич
  • Черниговец Федор Владимирович
  • Другие произведения
  • Кони Анатолий Федорович - Резюме Председателя Суда по делу В. Засулич
  • Кюхельбекер Вильгельм Карлович - Разбор фон-дер-Борговых переводов русских стихотворений
  • Куприн Александр Иванович - Поединок
  • Герцык Аделаида Казимировна - Стихотворения 1918-1925 годов
  • Булгарин Фаддей Венедиктович - (Из "Литературных листков")
  • Соловьев Сергей Михайлович - Общедоступные чтения о русской истории
  • Шулятиков Владимир Михайлович - Памяти Михаила Ивановича Шулятикова
  • Аверченко Аркадий Тимофеевич - Мое самоопределение
  • Бедный Демьян - Стихотворения, басни, поэмы, повести (1941-1944)
  • Шулятиков Владимир Михайлович - Проповедник "живого дела" (Памяти И.А. Гончарова)
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 300 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа