Главная » Книги

Бальмонт Константин Дмитриевич - Белый зодчий, Страница 4

Бальмонт Константин Дмитриевич - Белый зодчий


1 2 3 4 5

"justify">  Не зная почему.
  
  
  
  
  БРОДЯГА
  
  
   Бродяга я. До холодов с грозой
  
  
   Плясал огнем и реял стрекозой.
  
  
   И вот, бездомный, признаюсь я, грешник,
  
  
   Что с завистью смотрю я на скворешник.
  
  
   Когда б в такой забраться теремок
  
  
   И там в тепле замкнуться на замок.
  
  
   Ах, рада белка малому орешку.
  
  
   Подайте пятачок мне на ночлежку.
  
  
  
  
  НЕ ИСКУШАЙ
  
  
   Мать Матерей, родимая Земля,
  
  
   Отец Земли, лазурный Океан.
  
  
   Покой сознанью синим Небом дан,
  
  
   И нежат мысль зеленые поля.
  
  
   Я был как все. Во мне горел Огонь.
  
  
   Я жил во всем. Касался до всего.
  
  
   Устало сердце. Мир, не мучь его.
  
  
   Я тихо сплю. Не искушай. Не тронь.
  
  
  
   НА КРАЮ ЗЕМЛИ
  
   Я на краю земли. Я далеко на юге.
  
   Не юге разных стран, - на юге всей земли.
  
   Моя заря горит на предполярном круге.
  
   В моих морях встают не часто корабли.
  
   Мой светоч - Южный Крест. Мой светоч - отблеск
  
  
  
  
  
  
  
   льдины.
  
   Здесь горы льдяные - один плавучий храм.
  
   Но за чертой мечты - мой помысел единый
  
   Ведет мой дух назад, к моим родным полям.
  
   И сколько бы пространств - какая бы стихия
  
   Ни развернула мне, в огне или в воде, -
  
   Плывя, я возглашу единый клич: "Россия!"
  
   Горя, я пропою: "Люблю тебя - везде!"
  
  
  
  СТРАНА, КОТОРАЯ МОЛЧИТ
  
   Страна, которая молчит, вся в белом-белом,
  
   Как новобрачная, одетая в покров, -
  
   Что будет тронут им, любующимся, смелым,
  
   Несущим солнечность горячих лепестков.
  
   Страна, которая всех дольше знает зиму
  
   И гулкую тюрьму сцепляющего льда, -
  
   Где нет конца огням и тающему дыму,
  
   Где долгий разговор ведет с звездой звезда.
  
   Страна, которая за празднествами мая,
  
   Чуть лето глянет ей, спешит сказать: "Я сплю", -
  
   Страна великая, несчастная, родная,
  
   Которую, как мать, жалею и люблю.
  
  
  
  
  СТРОИТЕЛЬ
  
  
  
  
  
  ...Но будет час, и светлый Зодчий,
  
  
  
  
  
   Раскрыв любовь.
  
  
  
  
  
  Мое чело рукою отчей
  
  
  
  
  
   Поднимет вновь,
  
  
  
  
  
  
  
   Ю. Балтрушайтис
  
  
  
  
   1
  
  
  
  Атлантида потонула,
  
  
  
  Тайно спрятала концы.
  
  
  
  Только рыбы в час разгула
  
  
  
  Заплывут в ее дворцы.
  
  
  
  Проплывают изумленно
  
  
  
  В залах призрачных палат.
  
  
  
  Рыбий шабаш водят сонно
  
  
  
  И спешат к себе назад.
  
  
  
  Лишь светящееся чудо,
  
  
  
  Рыба черный солнцестрел,
  
  
  
  От сестер своих оттуда
  
  
  
  В вышний ринется предел.
  
  
  
  Это странное созданье
  
  
  
  Хочет с дна морей донесть
  
  
  
  Сокровенное преданье,
  
  
  
  Об атлантах спящих весть.
  
  
  
  Но как только в зыби внидетс
  
  
  
  В чуде - чуда больше нет,
  
  
  
  Чуть верховный мир увидит,.
  
  
  
  Гаснет водный самоцвет.
  
  
  
  Выплывает диво-рыба,
  
  
  
  В ней мертвеет бирюза,
  
  
  
  Тело - странного изгиба,
  
  
  
  Тусклы мертвые глаза.
  
  
  
  И когда такое чудо
  
  
  
  В море выловит рыбак,
  
  
  
  Он в руке горенье зуда
  
  
  
  Будет знать как вещий знак.
  
  
  
  И до смерти будет сказку
  
  
  
  Малым детям возвещать,
  
  
  
  Чтобы ведали опаску,
  
  
  
  Видя красную печать.
  
  
  
  Детям - смех, ему - обида.
  
  
  
  Так в сто лет бывает раз.
  
  
  
  Ибо хочет Атлантида
  
  
  
  Быть сокрытою от нас.
  
  
  
  
   2
  
  
   Я долго строил башню Вавилона.
  
  
   Воздвиг ее, как бы маяк морской.
  
  
   Один в ночах, по свиткам небосклона,
  
  
   Прочел строку за светлою строкой.
  
  
   Мне Зодиак явил сплетенье смысла,
  
  
   Что скрыт от спящих, там внизу, людей.
  
  
   Алмазные внеся в таблицы числа,
  
  
   Я магом был, звезда меж звезд, Халдей.
  
  
   Упился тайной, властвуя царями,
  
  
   Народы на народы посылал.
  
  
   И были царства мне в ночах кострами,
  
  
   И выпил я пурпуровый фиал.
  
  
   Когда же царь один хотел быть выше,
  
  
   Нем я, кем все держалися цари,
  
  
   Почаровал с высот я в лунной нише,
  
  
   И царь надменный умер до зари.
  
  
   Другой же, не поняв, что перемена
  
  
   Властей - в уме того, кто звездочет,
  
  
   Возмнил себя скотом, и ел он сено,
  
  
   А я смотрел, как Млечный Путь течет.
  
  
   Но вот, но вот, хоть всех я был сильнее
  
  
   И тайну тайн качал в моих ночах,
  
  
   Не полюбила вещего Халдея
  
  
   Истар земли с вселенною в очах.
  
  
   И, как горит блестящая денница
  
  
   Не солнцу, а себе или луне,
  
  
   Как к белой птице белая льнет птица,
  
  
   Лишь труп ее был чарой предан мне.
  
  
   Под месяцем, ущербно-наклоненным
  
  
   И заострившим в смертный бой рога,
  
  
   С отчаяньем, с восторгом исступленным,
  
  
   Я внял, что Вечность бьется в берега.
  
  
   Но я-то был бездонный и безбрежный,
  
  
   Лишь Я ночное было мой закон, -
  
  
   И я ласкал тот труп немой и нежный,
  
  
   И, взяв свое, я проклял Вавилон.
  
  
   Я произвел смешение языков,
  
  
   Людей внизу в зверей я превратил,
  
  
   И пала башня в слитном гуле кликов,
  
  
   И падал в вышнем небе дождь светил.
  
  
   Мой Вавилон, с висячими садами,
  
  
   Мой Вавилон, в венце блестящих звезд,
  
  
   Несытый, хоть пресыщенный страстями, -
  
  
   Ты пал, - река бежит, - но сорван мост.
  
  
  
  
   3
  
   Я красивее проснулся, выйдя снова из могил,
  
   По желанью Озириса, там, где свежий дышит Нил.
  
   Я в веселые охоты устремил свой юный дух,
  
   Мне служили бегемоты, чада творческих Старух.
  
   Полюбив, как бога, солнце, жизнь приняв как все - мое,
  
   Я метал в вождей враждебных меткострельное копье.
  
   И от севера до юга, от морей до жарких стран,
  
   Улыбалась мне подруга, изгибая стройный стан,
  
   Строя пышные гробницы, так я пляску полюбил,
  
   Что и в смерти мне плясуньи говорят о пляске сил.
  
   От земного скарабея я узнал, как строить дом,
  
   Я от сокола разведал, мне идти каким путем.
  
   Я искусству жаркой схватки научился у быка,
  
   И в любви ли или в битве жизнь казалась мне легка.
  
   И пред тем как снизойду я вместе с милой в верный гроб,
  
   Я помчусь за быстрым стадом легконогих антилоп.
  
   Так сказал я, - так и сделал. Верен в слове фараон.
  
   Сыну солнца светит солнце. Тот, кто любит, счастлив он.
  
   Нары мумий служат миру. Смерть - до Жизни свет стремит.
  
   В вещей думе спит пустыня. Весть идет от пирамид.
  
  
  
  
   4
  
  
  Ибис верный улетел к истокам рек,
  
  
  Изменен пожаром мыслей человек,
  
  
  Но повсюду, где он бродит без конца,
  
  
  В самой смерти сын находит лик отца.
  
  
  И смиренный, с умилением припав
  
  
  К черным глыбам, что дают нам зелень трав,
  
  
  Ты услышишь - слышьте, братья, мой завет, -
  
  
  Все услышат весть земли, что смерти нет.
  
  
  Лишь любите, полюбите сказку дня,
  
  
  Полюбите, хоть случайность, хоть меня,
  
  
  В глуби глянув, я вам правду говорю,
  
  
  Ночь всегда ведет румяную зарю.
  
  
  До Египта наши ласточки летят,
  
  
  А весной опять их встретит ждущий взгляд,
  
  
  Наши жизни - это игры в честь творца,
  
  
  Сыну солнца светит солнце без конца.
  
  
  
  
  Дополнение
  
  
  
   СОЛНЦЕ ВСТАЛО
  
  
   Бог везде, куда ни глянь,
  
  
   Всюду видит, всюду слышит,
  
  
   Богу все приносит дань,
  
  
   Слон, пчела, и лев, и лань,
  
  
   Богом все живет и дышит.
  
  
   Разрывая ночи грань,
  
  
   Солнце встало. Верный, встань.
  
  
   И молись. И верь. И глянь,
  
  
   Как волна волну колышет.
  
  
  
  
  РАДУГА
  
  
   Ты встала меж мною и Солнцем,
  
  
   Ты стала моим Новолуньем,
  
  
   Я вижу сияющий призрак,
  
  
   В глазах многозвездится сон.
  
  
   Персты в ослепительных кольцах,
  
  
   В душе перегудные струны,
  
  
   Одежды твои словно ризы,
  
  
   Люблю я, цветочно влюблен.
  
  
  
  
  
   С тобою весной быть и летом,
  
  
   И в осени быть многоспелой,
  
  
   А Серп загорится ущербный,
  
  
   Мы вместе изменим мечты.
  
  
   Хочу я быть бабочкой светлой,
  
  
   Хочу я быть птичкой запевшей,
  
  
   Хочу быть сережкой на вербе,
  
  
   А верба душистая - ты.
  
  
  
   НА СТАРЫХ КАНАТАХ
  
   На старых канатах,
  
  
  изведавших бурю и брызги соленой волны,
  
   Сижу я, гляжу я,
  
  
  а Солнце нисходит на скатах своей вышины,
  
   Одетое в пурпур,
  
  
  в светлейший, чем Тирский, добытый царям, багрянец,
  
   Оно поспешает,
  
  
  в разлитии блесков, дать вечеру пышный конец.
  
  
  
   И темные мачты,
  
  
  и серый мой парус, и след по воде от руля,
  
   Облиты гореньем,
  
  
  в пожаре минуты, торопящей бег корабля,
  
   По водам, покрывшим
  
  
  отроги Лемурий и башни былых Атлантид,
  
   Багряное Солнце,
  
  
  в кипении лавы, в сверканьи мгновенья, горит.
  
  
  
  
  ПЯТЬ ЗВЕЗД
  
  
   Я предавался чувствам в их игре,
  
  
   Я знаю пятеричность увлеченья.
  
  
   Заря в июне светится заре,
  
  
   Река с рекою рада слить теченье.
  
  
  
  
  
   Пять наших чувств есть путь предназначенья.
  
  
   И древний лист, застывший в янтаре,
  
  
   Есть тайный знак высокого ученья,
  
  
   Как быть бессмертным в жизненной поре.
  
  
  
  
  
   Всей ощупью своей он жил на древе,
  
  
   Дышал, светил для близкого листа,
  
  
   Впивал росу, и с ветром был в напеве.
  
  
  
  
  
   Ниспал в смолу. Застыл как красота.
  
  
   Другой нам вещий знак от Духа к Деве: -
  
  
   Пять звезд блестящих Южного Креста.
  
  
  
  
  К ЗВЕЗДАМ
  
  
   Престолы душ, которые когда-то
  
  
   Прошли пути страданий и надежд,
  
  
   И отошли отсюда без возврата,
  
  
   И там глядят в огне златистых вежд.
  
  
  
  
  
   Печати душ, которые созвенно
  
  
   Являют взору грамоту небес,
  
  
   И говорят, что все, что было тленно,
  
  
   Живет вовек, и кто был мертв, воскрес.
  
  
  
  
  
   Несчетность душ, горенье изумруда,
  
  
   Мерцание небесных жемчугов,
  
  
   Да буду я меж вас, уйдя отсюда,
  
  
   Звездой меж звезд, над сонмами веков.
  
  
  
  
  
   И пусть тот храм, все больше возрастая,
  
  
   Обнимет всех, многовершинный лес,
  
  
   И всех и все та Истина святая, -
  
  
   Всезвездность душ, - взнесет в простор Небес.
  
  
  
  
  СТРАДА
  
  
   Не страданье, а страда,
  
  
   Сноп сверкания - звезда,
  
  
   Трав небесных крепкий стог,
  
  
   Духом созданный чертог.
  
  
  
  
  
   Дремлют в ярких снах Косцы,
  
  
   Дух и тело - Близнецы,
  
  
   И стрела-алмаз Стрельца
  
  
   В безднах мчится без конца.
  
  
  
  
  
   Ворон, Волк, Дракон, и Лев,
  
  
   Взяты в огненный напев,
  
  
   Бег их - пламенный псалом,
  
  
   Яркий узел за узлом.
  
  
  
  
  
   В звездном Там все наше Здесь,
  
  
   С небом ум уравновесь,
  
  
   И свершай, как лик звезды,
  
  
   Геркулесовы труды.
  
  
  
  
  
   Круг свершений очертив,
  
  
   Смело кинешься за срыв,
  
  
   И тебя, сверкнув, возьмет
  
  
   Огневой водоворот.
  
  
  
  
  ВЕТЕР
  
  
   Ветер доносится с гор,
  
  
   Там он, и здесь, и нигде,
  
  
   Мчится к земле и к звезде,
  
  
   Роет простор,
  
  
   Смял, наклоняя к воде,
  
  
   Ивы плакучей убор.
  
  
  
  
  
   Пляшет в древесной тени,
  
  
   Рябь закрутил по реке,
  
  
   Прячется там вдалеке,
  
  
   Гасит огни,
  
  
   Снова дохнул в тростнике,
  
  
   Полем пошел... Догони!
  
  
  
  
  СТРАСТЬ
  
  
   Страстью зачался мир,
  
  
   Страсть - в ясновиденье глаз,
  
  
   Страсть - в многозвонности лир,
  
  
   В страсти - костер для нас!
  
  
  
  
  
   Страсть - волшебство слепоты,
  
  
   Не боящейся в пропасть упасть,
  
  
   Страсть это ждущая ты,
  
  
   Славьте слепую страсть!
  
  
  
  
  ТОЛЬКО ТЫ
  
  
  Только ты меня можешь вести по путям,
  
  
   Где горячая молния - там.
  
  
  Только ты мне отрада и правый мой суд,
  
  
   Если обруч я выкую - тут.
  
  
  
  
  

Другие авторы
  • Малеин Александр Иустинович
  • Балтрушайтис Юргис Казимирович
  • Стопановский Михаил Михайлович
  • Ричардсон Сэмюэл
  • Незнамов Петр Васильевич
  • Шестаков Дмитрий Петрович
  • Чарская Лидия Алексеевна
  • Чертков Владимир Григорьевич
  • Достоевский Федор Михайлович
  • Коржинская Ольга Михайловна
  • Другие произведения
  • Малиновский Василий Федорович - Малиновский В. Ф.: биографическая справка
  • Лухманова Надежда Александровна - Феникс
  • Богданов Модест Николаевич - Домашний воробей
  • Развлечение-Издательство - Бич Редстона
  • Ключевский Василий Осипович - Отзыв об исследовании С. Ф. Платонова "Древнерусские сказания и повести о смутном времени Xvii в. как исторический источник"
  • Лейкин Николай Александрович - Еще свет Яблочкова
  • Некрасов Николай Алексеевич - Обозрение новых пиес, представленных на Александринском театре. Статья первая
  • Лаубе Генрих - Графиня Шатобриан
  • Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - Соседи
  • Добычин Леонид Иванович - Чай
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 306 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа