Главная » Книги

Байрон Джордж Гордон - Абидосская невеста, Страница 4

Байрон Джордж Гордон - Абидосская невеста


1 2 3 4 5 6

>  
   Спроси его, Гарун был там".
  
  
  
  
   XV
  
  
   "Удар свершен. Пасван надменный,
  
  
   Разбитый, но не побежденный,
  
  
   Войну пресек, - родитель твой
  
  
   Берет неправедною мздой
  
  
   Удел и сан высокий брата;
  
  
   Так подлой наглостью своей
  
  
   В диване все, ценою злата,
  
  
   Искатель низкий и злодей
  
  
   Достанет, - наши земли, правы,
  
  
   Его измены плод кровавый,
  
  
   Он получил. Нет нужды в том,
  
  
   Что в дар богатство расточает, -
  
  
   Утрату новым грабежом
  
  
   Яфар обильно заменяет.
  
  
   Ты спросишь: как? Взгляни сама
  
  
   На сел, полей опустошенье,
  
  
   И под жестокостью ярма
  
  
   Рабов несчастных изнуренье.
  
  
   Спроси, как вымученный пот
  
  
   Ему сокровища дает?
  
  
   Почто ж младенец безнадежный
  
  
   Спасен от смерти неизбежной?
  
  
   Зачем суровый твой отец
  
  
   Его приемлет в свой дворец?
  
  
   Не знаю; стыд, иль сожаленье,
  
  
   Иль детской слабости презренье,
  
  
   Иль без сынов он, может быть,
  
  
   Хотел меня усыновить,
  
  
   Иль замысл непонятный, тайный
  
  
   Тому причиною случайной.
  
  
   Но нам ли вместе можно жить?
  
  
   В обоих гнев нетерпеливый
  
  
   Всечасно разгорался вновь;
  
  
   Его страшил мой дух кичливый;
  
  
   Я зрел на нем отцову кровь".
  
  
  
  
   XVI
  
  
   "Враги Яфаровы таятся;
  
  
   Не всяк тот верность сохранит,
  
  
   Кого он кормит и поит.
  
  
   Когда б они могли дознаться,
  
  
   Что было с Абдалой, кто я, -
  
  
   Тогда б ему не жить и дня.
  
  
   Они лишь ждут, чтоб сердцем смелый
  
  
   Их вел на дерзостное дело;
  
  
   Глядят, чтоб буйною рукой
  
  
   Им знак был подан роковой.
  
  
   Но тьма судьбу мою скрывает;
  
  
   Один Гарун всю тайну знает.
  
  
   При Абдале воспитан он,
  
  
   И стражем был отцовых жен.
  
  
   Он видел страшную кончину;
  
  
   Но что невольник мог начать?
  
  
   Владыки смерть ему ль отмщать?
  
  
   Он жизнь спасти решился сыну.
  
  
   Гарун меня, младенца, взял,
  
  
   И в день, когда в чаду киченья
  
  
   Губитель гордый пировал. -
  
  
   Осиротелый, без призренья
  
  
   Я у ворот его стоял.
  
  
   Гарун молил - и не напрасно -
  
  
   Об участи моей несчастной.
  
  
   Яфар велел таить - кто я,
  
  
   От всех, - но боле от меня;
  
  
   И в Азию с брегов Дуная,
  
  
   Далеко от Румельских стран,
  
  
   Свое злодейство скрыть желая,
  
  
   Уехал сумрачный тиран;
  
  
   Но мне Гарун открыл обман.
  
  
   Узнал наперсник боязливый
  
  
   Весь ужас тайны злочестивой;
  
  
   Он изменить стремился ей;
  
  
   Так Алла злобных наказует;
  
  
   Он им сообщников дарует,
  
  
   Но не дарует им друзей".
  
  
  
  
   XVII
  
  
   "Мой рок невольно устрашает;
  
  
   Но правды я не утаю,
  
  
   Хотя рассказ мой и смущает
  
  
   Невинность робкую твою;
  
  
   Заметил я, как ты дрожала,
  
  
   Когда Селима узнавала
  
  
   В одежде странной; но уж я
  
  
   Ее носил - она моя;
  
  
   Твой юный друг, с которым вечно
  
  
   Ты клятвой связана сердечной,
  
  
   Начальник шайки удалой;
  
  
   Нам жизнь, закон - один разбой.
  
  
   И если б ты узнала боле
  
  
   О нашей в море буйной доле,
  
  
   Тогда б еще удвоил страх
  
  
   Лилеи на твоих щеках.
  
  
   Вот эта сбруя боевая
  
  
   Моей толпой принесена;
  
  
   Вблизи скрывается она;
  
  
   Когда же чаша круговая
  
  
   В пиру морском осушена,
  
  
   То удальцы мои суровы
  
  
   На все летят, на все готовы;
  
  
   Пророк наш должен им простить
  
  
   Веселый грех - вино любить".
  
  
  
  
  XVIII
  
  
   "Что было делать? Жить в презреньи,
  
  
   Дышать свободой в заточеньи?
  
  
   Яфар боялся уж меня,
  
  
   И ни кинжала, ни коня
  
  
   Мне дать не смел, а пред диваном
  
  
   Он правду затмевал обманом,
  
  
   Что будто в поле страшно мне
  
  
   Лететь с кинжалом на коне;
  
  
   Пророк то знает - в бой кровавый
  
  
   Спешит один злодей лукавый, -
  
  
   А я в гареме между жен
  
  
   И без надежды, и без славы
  
  
   Томлюсь, Гаруну поручен;
  
  
   Тогда ты ласкою бесценной
  
  
   Меня утешить не могла;
  
  
   Устрашена грозой военной,
  
  
   В далеком замке ты жила.
  
  
   Я тяжкой праздностью томился,
  
  
   Но волю мне на время дать
  
  
   Гарун из жалости решился, -
  
  
   Лишь я был должен обещать
  
  
   Явиться прежде к нам в обитель,
  
  
   Чем с поля брани твой родитель.
  
  
   О, нет! Сказать не в силах я,
  
  
   Как сердце билось у меня,
  
  
   Когда свободными очами
  
  
   Узрел я вдруг и темный лес,
  
  
   И синю даль, и блеск небес,
  
  
   И море с яркими волнами.
  
  
   В пучины моря - небеса,
  
  
   Казалось, дух мой проникает;
  
  
   Казалось мне, он постигает
  
  
   Все тайны их, все чудеса,
  
  
   С тем чувством новым: я свободен!
  
  
   Восторг мой был с безумьем сходен.
  
  
   Тогда я розно был с тобой,
  
  
   И не грустил, - я той порой
  
  
   Владел и небом и землей".
  
  
  
  
   XIX
  
  
   "Простясь с печальными брегами,
  
  
   Я с маврским опытным пловцом
  
  
   Стремил свой бег меж островами,
  
  
   Блестящими над влажным дном
  
  
   Жемчужно-пурпурным венцом
  
  
   Святого старца океана.
  
  
   Я видел их. Но жребий мой:
  
  
   Где свел нас с буйною толпой,
  
  
   Как власть дана мне атамана,
  
  
   И как навеки решено,
  
  
   Что жизнь и смерть нам заодно, -
  
  
   Я рассказать тебе успею
  
  
   Тогда, как будет свершено,
  
  
   Что тайно в думе я имею".
  
  
  
  
   XX
  
  
   "То правда, в шайке удалой
  
  
   Кипит дух буйный, нрав крутой;
  
  
   Все разных званий, разной веры;
  
  
   Им чужды общие примеры;
  
  
   Но простота, без лести речь,
  
  
   Покорность власти, верный меч,
  
  
   Душа, которая стремится
  
  
   Бесстрашно с гибелью сразиться,
  
  
   Их братство, дикая их честь,
  
  
   И вечная за падших месть, -
  
  
   Все мне порукою надежной,
  
  
   Что должен я искать меж них
  
  
   Оплота в участи мятежной.
  
  
   Удачи в замыслах моих.
  
  
   Уже я главным в шайке смелой,
  
  
   Но франк один, преклонных лет,
  
  
   При мне, и юности незрелой
  
  
   Дает свой опытный совет.
  
  
   Меж ними много душ высоких,
  
  
   И много замыслов глубоких;
  
  
   Здесь вольностью оживлены,
  
  
   Забывши бедствия былые,
  
  
   Друзья Ламброса удалые,
  
  
   Отчизны верные сыны,
  
  
   В пещерах часто ночью темной,
  
  
   При ярком зареве огней,
  
  
   Своих рая {*} с мечтой огромной
  
  
   Уже спасают от цепей;
  
  
   Им думать весело о воле,
  
  
   О равных правах, мирной доле;
  
  
   Их нет нигде, им быть нельзя,
  
  
   Но их мечтой пленен и я.
  
  
   Я рад нестись шумящими зыбями!
  
  
   Скитаться рад в кибитке кочевой,
  
  
   Мне душно жить за пышными стенами;
  
  
   Люблю шатер, люблю челнок простой.
  
  
   О, милый друг! Всегда, везде со мною,
  
  
   И на коне мне спутница в степях,
  
  
   И по волнам на легких парусах;
  
  
   Ты правь конем, ты правь моей ладьею,
  
  
   Ты будь моей надежною звездою!..
  
  
   Ты освятишь мой жребий роковой,
  
  
   Мне принесешь небес благословенья.
  
  
   Лети, лети в ковчег мятежный мой,
  
  
   Как благодать, как голубь примиренья;
  
  
   Иль в страшный час, во мраке бурных дней
  
  
   Будь радугой прекрасною моей;
  
  
   Зажгись зарей вечерней над холмами,
  
  
   Пророческим огнем меж облаками.
  
  
   Свята - как свят муйцинов Мекки глас
  
  
   Поклонникам молитвы в тихий час, -
  
  
   Пленительна - как песни звук любимый
  
  
   В мечтах младых тоской неизъяснимой;
  
  
   Мила - как мил напев земли родной
  
  
   Изгнаннику в стране, ему чужой;
  
  
   Так будет мне отрадою бесценной
  
  
   Речь нежная подруги несравненной.
  
  
   Приют, как рай в час юности своей,
  
  
   На островах, цветущих красотою,
  
  
   С моей рукой, с любовию моей
  
  
   Тебе готов; там дышит все тобою,
  
  
   Там сотнями мечи уже блестят,
  
  
   Они спасут, и грянут, и сразят.
  
  
   С тобою я, - а шайка удалая
  
  
   Вдоль по морю помчится разъезжать,
  
  
   И для тебя, подруга молодая,
  
  
   Чужих земель наряды отбивать.
  
  
   В гареме жизнь скучна, как плен тяжелый)
  
  
   У нас светла беспечностью веселой.
  
  
   Я знаю, рок грознее с каждым днем
  
  
   Несется вслед за дерзким кораблем;
  
  
   Но пусть беда отважных настигает,
  
  
   Судьба теснит и дружба изменяет;
  
  
   Все усладит любовь твоя одна.
  
  
   Прелестный друг! С той думою сердечной,
  
  
   Что ты моя, что ты верна мне вечно,
  
  
   Печаль летит - и гибель не страшна,
  
  
   Равна любовь, равно к бедам презренье,
  
  
   С тобой во всем найдется наслажденье;
  
  
   Заботы, грусть и радость пополам;
  
  
   Все ты - все я - и нет разлуки нам.
  
  
   Свободные, - с товарищами смело
  
  
   Опять в морях начнем мы наше дело.
  
  
   Так свет идет; дух жизни боевой
  
  
   Дается всем природою самой.
  
  
   Где льется кровь - где стран опустошенье,
  
  
   Ужасна брань и ложно примиренье;
  
  
   И я горю воинственным огнем,
  
  
   Но я хочу владеть одним мечом.
  
  
   На распре власть престол свой утвердила
  
  
   И властвует им хитрость или сила;
  
  
   Пускай же меч блестит в моих руках,
  
  
   А хитрость пусть гнездится в городах;
  
  
   Там негою те души развратились,
  
  
   Которые б и бед не устрашились;
  
  
   Там без подпор, без друга красоте
  
  
   Цвести нельзя в невинной чистоте;
  
  
   Но за тебя страшиться мне напрасно:
  
  
   Как ангел, ты светла душою ясной.
  
  
   Как знать судьбу! Но нам в родной стране
  
  
   Спасенья нет, а горести одне.
  
  
   Мою любовь разлука ужасает:
  
  
   Яфаром ты Осману отдана;
  
  
   Беги со мной! И страх мой исчезает;
  
  
   Попутен ветр, ночь тихая темна.
  
  
   Чета любви ненастья не робеет,
  
  
   В опасной тьме над нею радость веет.
  
  
   Бежим, бежим, о милая! С тобой
  
  
   Отрадно все: - и дышат красотой
  
  
   Моря и степь; - в тебе весь мир земной!
  
  
   Пусть ветр шумит страшнее и страшнее,
  
  
   Прижмешься ты к груди моей теснее!
  
  
   Не ужаснет час гибельный меня!
  
  
   Лишь о тебе молиться буду я.
  
  
   Что буйный ветр? Что бездны океана?
  
  
   Страшись, любовь, коварства и обмана!
  
  
   Нас гибель ждет в гареме, не в морях;
  
  
   Там миг один, а здесь вся жизнь в бедах.
  
  
   Но - прочь от нас тяжелых дум волненья!
  
  
   Решись скорей! Настал уже для нас
  
  
   Иль час беды, или свободы час.
  
  
   Мы жертва здесь и гордости, и мщенья.
  
  
   Яфар мне враг! И хочет дерзкий бей
  
  
   Нас разлучить, - тебе Осман злодей!"
  {* Рая - христиане, платящие поголовный налог, так называемый "гарач". (Прим. Байрона.)}
  
  
  
  
   XXI
  
  
   "Гарун от казни и упрека
  
  
   Избавлен мной; в сераль до срока
  
  
   Я прибыл, - здесь не каждый знал,
  
  
   Как я по островам скитался;
  
  
   Кто тайну ведал, - умолчал, -
  
  
   И я начальником остался
  
  
   На все готовых смельчаков;
  
  
   Решитель дерзостных трудов,
  
  
   Я их в разъезды рассылаю,
  
  
   Меж них добычи разделяю;
  
  
   И жалко мне, что редко сам
  
  
   Пускаюсь с ними по волнам.
  
  
   Но уж пора! Во тьме глубокой
  
  
   Все тихо! Челн мой недалеко;
  
  
   Уж ветер вьется в парусах.
  
  
   Бежим! Оставим гнев и страх
  
  
   На здешних мрачных берегах!
  
  
   Осман пусть явится с зарею;
  
  
   А ты свободна - ты со мною!
  
  
   И если этот гордый бей
  
  
   Жить должен, - и отца родного
  
  
   Спасти от часа рокового
  
  
   Ты хочешь, - о, беги скорей!
  
  
   Беги! Когда ж судьбы моей
  
  
   Узнав всю тайну без обмана,
  
  
   И клятву сердца, и мечты
  
  
   Любви младой забыла ты, -
  
  
   Я остаюсь, я жду Османа!
  
  
   Тебе не быть его женой,
  
  
   Не быть, что б ни было со мной!".
  
  
  
  
   XXII
  
  
   И неподвижная, немая
  
  
   Стояла дева молодая.
  
  
   Так нам резец изобразил,
  
&nbs

Другие авторы
  • Лютер Мартин
  • Бодянский Осип Максимович
  • Карпини, Джованни Плано
  • Картавцев Евгений Эпафродитович
  • Тит Ливий
  • Строев Павел Михайлович
  • Толбин Василий Васильевич
  • Измайлов Владимир Васильевич
  • Клейст Эвальд Христиан
  • Григорович Василий Иванович
  • Другие произведения
  • Кузьмина-Караваева Елизавета Юрьевна - А. Хомяков
  • Аксаков Сергей Тимофеевич - Очерки и незавершенные произведения
  • Воровский Вацлав Вацлавович - Финал съезда
  • Толбин Василий Васильевич - Обыкновенный случай
  • Станюкович Константин Михайлович - Мрачный штурман
  • Амфитеатров Александр Валентинович - Женское нестроение
  • Катков Михаил Никифорович - Русские законы об авторских правах и наши конвенции о литературной и художественной собственности
  • Байрон Джордж Гордон - Стихотворения
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Король с Золотой Горы
  • Островский Александр Николаевич - Женитьба Белугина
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 103 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа