Главная » Книги

Барыкова Анна Павловна - Стихотворения

Барыкова Анна Павловна - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7

  
  
  
  А. П. Барыкова
  
  
  
   Стихотворения --------------------------------------
  Поэты-демократы 1870-1880-х годов.
  Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание.
  Л., "Советский писатель", 1968
  Биографические справки, подготовка текста и примечания В.Г. Базанова, Б.Л. Бессонова и А.М. Бихтера
  OCR Бычков М.Н mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  Биографическая справка
  465. Моя муза
  466. Крылья
  467. В альбом счастливице
  468. Моя болезнь (Разговор с доктором)
  469. В дурную погоду
  470. Незаконный
  471. Сумасшедшая
  472. Любимые куклы
  473. Оправданный
  474. Два мальчика
  475. Перелетные птицы. Из Ришпена
  476. Мученица
  477. У кабака
  478. В степи
  479. Чужому горю
  480. Из "L'annee terrible" Виктора Гюго
  481. Обреченная
  482. Хата
  483. Мои пациенты. Из дневника
  484. Перед рассветом. Из В. Гюго
  485. Поэт <Из Ж. Ршипена>
  486. Сказка про то, как царь Ахреян ходил богу жаловаться
  487. Жрецу эстетики
  488. Песнь торжествующей свиньи
  489. За пяльцами
  490. К портрету Фелицы на сторублевой бумажке
  491. Литературному прохвосту
  Анна Павловна Барыкова родилась в Петербурге 22 декабря 1839 года. Отец ее П. П. Каменский - писатель, автор популярных в 1820-1830-е годы повестей и драматических произведений. Мать была дочерью известного художника, вице-президента Академии художеств графа Ф. П. Толстого; она также занималась литературой; ее перу принадлежит роман "Пятьдесят лет назад", опубликованный в No 11-12 "Отечественных записок" за 1860 год.
  Первоначальное образование А. П. Барыкова получила дома. Она, по собственному
  признанию, воспитывалась "на свободе в нашем артистически-литературном кружке; училась "чему-нибудь и как-нибудь" отчасти у отца, отчасти у гувернантки" (автобиографическое письмо 1889 года к С. А. Венгерову {Опубликовано в книге: А. Ефремин, А. П. Барыкова, М., 1934, с. 11.}).
  В 1850 году Барыкова была принята в петербургский Екатерининский институт, "где и обучалась 6 лет всяким наукам... В 1856 году выпущена из института с большой серебряной медалью и очень небольшим запасом знаний... Выйдя из института, - рассказывала Барыкова, - я стала читать запоем все, что тогда читали все хорошие люди; читала без особого разбору и толку, но по-своему все понимала, и по-своему дополняла институтские знания; пробовала и сама писать..." {Там же, с. 11-12.}
  Литературная деятельность Барыковой (фамилия писательницы по ее второму мужу) начинается в середине 1870-х годов. Владея иностранными языками - французским, английским, немецким, польским, - она занимается литературными переводами и переделками произведений Гюго, Беранже, Гете, Гейне, Шелли, Лонгфелло и других.
  Оригинальные стихотворения и переводы Барыковой печатаются в 1870-1880-х годах в прогрессивных журналах и прежде всего в "Отечественных записках", "Деле", "Русском богатстве". В 1878 году в Пятигорске вышел первый и единственный прижизненный сборник ее стихотворений, включивший лишь малую часть написанного ею. Сборник был встречен неодобрительными отзывами и даже глумлением реакционной печати, упрекавшей поэтессу в "излишнем реализме".
  Близость с группой писателей - сотрудников "Отечественных записок" - укрепляет демократические убеждения Барыковой. В эти годы в ее поэзии начинают звучать революционно-сатирические мотивы. Лучшая из сатир Барыковой - "Сказка про то, как царь Ахреян ходил богу жаловаться" - была напечатана в 1883 году без имени автора подпольной типографией "Народной воли" в Петербурге. {"Вольная русская печать" за границей неоднократно переиздавала "Сказку" Барыковой в Париже (без обозначения года), в Женеве (1896 и 1901), в Лондоне (1902), в Берлине (1903), причем долгое время подлинное имя автора не было известно и "Сказка" приписывалась до лондонского издания 1902 г. то А. К. Толстому, то П. Ф. Якубовичу, то Козьме Пруткову. В 1880-1890-е годы в России "Сказка" широко распространялась в списках.}
  С начала 1880-х годов Барыкова живет в Ростове-на-Дону и, не входя организационно в состав партии "Народная воля", оказывает тем не менее народовольцам денежную помощь и некоторое содействие, предоставляя свою квартиру для революционных явок и нелегальных встреч. После ареста Г. Лопатина в 1884 году в руки полиции попали некоторые его записи, в которых упоминалось также имя Барыковой. Это послужило основанием для ее ареста. Месяц провела она в заключении и была освобождена под денежный залог только ввиду резкого обострения туберкулеза. Продолжая жить на юге, Барыкова интересуется рабочим движением и пытается сблизиться с организациями ростовских рабочих.
  Начиная со второй половины 1880-х годов и до конца жизни Барыкова находилась под сильным влиянием толстовских идей. Она была постоянным сотрудником толстовского издательства "Посредник".
  После ее смерти (31 мая 1893 года) это издательство выпустило В Петербурге "Стихотворения и прозаические произведения А. П. Барыковой" (СПб., 1897), несколько расширив состав сборника по сравнению с изданием 1878 года, в особенности раздел переводов. Второе издание этого сборника (без прозаических произведений) вышло в Москве в 1910 году.
  
  
  
   465. МОЯ МУЗА
  
  
  Портреты муз своих писали все поэты.
  
  
  Они являлись им: по-гречески раздеты,
  
  
  С восторженным огнем в сияющих очах,
  
  
  Воздушны, хороши, с цевницами, в венках...
  
  
  Моя не такова... Старушка, вся седая,
  
  
  В чепце, с чулком в руках, прищурясь и моргая,
  
  
  Частенько по ночам является ко мне,
  
  
  Как будто наяву, а может, и во сне,
  
  
  Как нянька, и меня - свое дитя больное -
  
  
  Баюкает она то песенкой родною,
  
  
  То сказки говорит, то ряд живых картин
  
  
  Показывает мне; немало и былин
  
  
  О старине поет, о тех, кому могила
  
  
  Холодною землей давно уста закрыла,
  
  
  И с небылицей быль плетет она шутя.
  
  
  И, выпучив глаза, как малое дитя,
  
  
  Я слушаю ее... как просто и наглядно
  
  
  Звучит ее рассказ, как музыкально складно!..
  
  
  А сколько теплых слов, заветных чувств родных
  
  
  Мне слышится в речах разумных, хоть простых!
  
  
  Мне кажется, что всё в ее рассказах ясно...
  
  
  Что песни наизусть все знаю я прекрасно...
  
  
  Что ряд живых картин, видений пестрый рой
  
  
  В душе моей живут со всей их красотой,
  
  
  Как в зеркале... Но вот прощается старуха:
  
  
  "Усни, дружок, пора! - тихонько шепчет в ухо. -
  
  
  Да не ленись смотри и завтра запиши,
  
  
  Что рассказала я тебе в ночной тиши".
  
  
  Ну, вот я и пишу... Но всё выходит бледно, -
  
  
  И песенки звучат надтреснуто и бедно...
  
  
  <1878>
  
  
  
   466. КРЫЛЬЯ
  
  
  Мне снился сон и страшный и тревожный:
  
  
  Что будто бы умею я летать,
  
  
  Когда хочу... (Во сне порою можно
  
  
  Ужасную нелепость увидать...)
  
  
  По грязной улице в ночную пору
  
  
  Иду во сне по лужам и впотьмах.
  
  
  Мне тяжело, дорога вьется в гору,
  
  
  А я тащусь в промокших сапогах.
  
  
  И слышу вдруг какой-то шепот сладкий:
  
  
  "Ведь крылья есть!.. Зачем же не летишь,
  
  
  А как червяк ползешь по луже гадкой -
  
  
  И падаешь, и ощупью скользишь?.."
  
  
  Тут сила новая во мне проснулась,
  
  
  И смелою и легкою ногой
  
  
  От грязи, от земли я оттолкнулась
  
  
  И в воздухе лечу... Лечу стрелой...
  
  
  Несет меня неведомая сила,
  
  
  Мне дышится так вольно и легко...
  
  
  В густой туман закутавшись уныло,
  
  
  Внизу земля осталась далеко...
  
  
  А наверху волшебной красотою
  
  
  Сияет ночь в порфире голубой,
  
  
  И полно всё чудесной тишиною
  
  
  И вечною, холодной чистотой.
  
  
  Земля и жизнь, волнения и страсти,
  
  
  Страдания людей оттуда так смешны,
  
  
  Что глазки звезд без всякого участья
  
  
  Глядят на них из синей глубины...
  
  
  Но мне летать там скоро надоело,
  
  
  И с высоты спустилась я опять,
  
  
  Чтоб вновь начать свое земное дело:
  
  
  Скользить в грязи - и падать, и страдать!..
  
  
  <1878>
  
  
   467. В АЛЬБОМ СЧАСТЛИВИЦЕ
  
  
  
  
  
  
  "Взгляните на птицы небесны?"
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  и т. д.
  
  
  С птичьей головкой на свет уродилась,
  
  
  Пела, порхала, сыскала самца,
  
  
  Птичьей любовью в супруга влюбилась:
  
  
  Счастлива ты, милый друг, без конца...
  
  
  В гнездышке скрывшись от бурь и ненастья,
  
  
  С гордостью глупых выводишь птенцов,
  
  
  В теплом навозе семейного счастья
  
  
  Ищешь с супругом любви червячков...
  
  
  Зависть берет, как живешь ты привольно
  
  
  Птичий свой век - без борьбы, без страстей,
  
  
  Дум беспокойных, сомнений невольных,
  
  
  Глупых стремлений... и горя людей...
  
  
  <1878>
  
  
  
   468. МОЯ БОЛЕЗНЬ
  
  
  
  (Разговор с доктором)
  
   Заморский это сплин иль русская хандра?
  
   То давит и гнетет, то в голову больную
  
   Стучит как молотком. Всю ночь я до утра
  
   Не сплю, мечусь в жару, и брежу, и тоскую.
  
   От неотвязных снов и днем покою нет.
  
   Сжимают сердце мне неясные тревоги.
  
   Мне страшен ночи мрак, противен солнца свет,
  
   Противна жизнь сама: я с ней свожу итоги.
  
   К чему мне дали ум? Зачем не медный лоб?
  
   К чему мне дан талант, коль не достало роли?
  
   К чему дана мне жизнь, когда в итоге гроб?
  
   К чему лечить больных, коль не поможешь боли?
  
   Куда идти теперь?.. Каким служить богам,
  
   Когда надежды нет и вера уж погасла?..
  
   А доктор мне в ответ: "Послушайте, мадам,
  
   Примите ложечку... касторового масла!.."
  
   <1878>
  
  
  
  469. В ДУРНУЮ ПОГОДУ
  
  
  
  
  
  
  Посвящено А. П. Ф<илософо>вой
  
  
   Холодно, сыро, туман всё растет,
  
  
   Сверху какая-то слякоть
  
  
   В лица продрогших прохожих плюет...
  
  
   Взглянешь - и хочется плакать.
  
  
   Вон на углу освещенный кабак, -
  
  
   Пьяная голь веселится.
  
  
   Там целовальник, заплывший толстяк,
  
  
   Ядом торгует... Толпится
  
  
   В двери народ, и шарманщик седой
  
  
   Воет мотив безобразный
  
  
   И "завсегдателей" тешит порой
  
  
   Он прибауткою грязной.
  
  
   Девочка бледная в луже скользит,
  
  
   Пляшет, голодная, польку.
  
  
   Мокрое платье в лохмотьях висит,
  
  
   Видно, не греет нисколько.
  
  
   По тротуару то взад, то вперед
  
  
   Падшие женщины бродят.
  
  
   Жалкие!.. Плохо торговля идет:
  
  
   Что за любовь в такой холод?
  
  
   Мимо летят на лихих рысаках
  
  
   В мягких, как люлька, каретах,
  
  
   В шубках собольих, в шелку, в кружевах
  
  
   Барыни высшего света.
  
  
   Едут они, вероятно, на бал,
  
  
   Бал "Au profit de nos pauvres"... {*}
  
  
   {* "В пользу наших бедных" (франц.). - Ред.}
  
  
   Их ожидает сияющий зал,
  
  
   Танцы, веселия говор,
  
  
   Музыка, блеск, ароматы цветов,
  
  
   Тонкое лести куренье.
  
  
   Модное шарканье модных шутов,
  
  
   Полное чувств опьяненье...
  
  
   Всё это, всё, господа, в пользу вас,
  
  
   В пользу голодных и бедных:
  
  
   Вам после балу отсыплют как раз
  
  
   Горсти две-три денег медных...
  
  
   Холодно, сыро, туман все растет,
  
  
   Сверху какая-то слякоть
  
  
   В лица продрогших прохожих плюет...
  
  
   Взглянешь - и хочется плакать.
  
  
   <1878>
  
  
  
   470. НЕЗАКОННЫЙ
  
   Ночь... В углу сырого, темного подвала
  
   Крик раздался страшный... Что-то запищало.
  
   На нужду, на горе свыше осужденный,
  
   Родился ребенок, мальчик незаконный.
  
   Барин, ради шутки, баловства пустого,
  
   С толку сбил и кинул (это уж не ново)
  
   Глупую девчонку, швейку молодую,
  
   С личиком румяным, славную такую.
  
   Старая хозяйка грязного подвала,
  
   Где бедняга швейка угол нанимала,
  
   Видит: дело плохо, девка помирает;
  
   Бегает, хлопочет, чем помочь не знает.
  
   Смерть в лицо худое холодом дохнула,
  
   И лежит бедняга, словно как уснула...
  
   Грудь не шелохнется, глаз раскрыт широко, -
  
   В нем, с немым укором, взгляд застыл глубокой...
  
   Вот орет мальчишка, звонко, что есть духу.
  
   "Вишь! живой родился! - молвила старуха.-
  
   Мало, что ли, было без тебя голодных?"
  
   И в приют казенный всех детей безродных
  
   Тащит, завернувши тряпкою посконной.
  
   "Ведь отца-то нету... Ты ведь... незаконный".
  
   Как? Отца-то нету?.. Вон он, - у камина,
  
   В бархатной визитке дремлет, грея спину.
  
   Выспался отлично, долго брился, мылся,
  
   С _а_нглийским пробором битый час возился,
  
   Спрыснулся духами и на бал поскачет.
  
   Что ж? Ведь он не слышит, как сынишка плачет.
  
   Что ему за дело!.. Бедной швейки повесть
  
   Не расскажет франту в этот вечер совесть...
  
   И спокоен, весел этот шут салонный...
  
   Впрочем, что ж за важность?.. Сын был незаконный.
  
   <1878>
  
  
  
   471. СУМАСШЕДШАЯ
  
  
  
  
  
  Посвящено памяти Е. О. М. . . ской.
  
  
  Носится слух: генеральша помешана
  
  
  С горя. Какого?.. Она ль не утешена
  
  
  Жизнью?.. Ей счастье во всем улыбалося,
  
  
  С детства судьба угодить ей старалася:
  
  
  Выросла в холе; воспитана барственно;
  
  
  Замужем тоже живет она царственно:
  
  
  Муж - генерал, орденами сияющий,
  
  
  Честно безгрешный доход получающий.
  
  
  В доме казенном квартира прекрасная,
  
   10 Комнат пятнадцать... все теплые, ясные.
  
  
  Умные дети, прилежны к учению,
  
  
  Греческий знают, латынь... восхищение!...
  
  
  А генеральшины слезы горючие
  
  
  Льются о том, что в морозы трескучие
  
  
  Бедным казенного нет отопления
  
  
  (Ясное дело - ума помрачение);
  
  
  Что ребятишек без средств пропитания
  
  
  Больше, чем деток, которым все знания
  
  
  В голову вложат за денежки звонкие...
  
   20 Льются о том, что в прекрасные, тонкие
  
  
  Сукна, полотна не всяк одевается;
  
  
  Что бедняки бесприютные маются
  
  
  В долгую зиму, крутую, холодную,
  
  
  В грязных подвалах больные, голодные...
  
  
  Плачет она, коль на скатерть голландскую
  
  
  Льется рекой дорогое шампанское...
  
  
  Плачет о тех, кто лишь хлебом питается,
  
  
  В праздник дешевкою пьян напивается...
  
  
  Всё она плачет... Спасти человечество
  
   30 Хочет... Трудиться на пользу отечества...
  
  
  Хочет одеть она голь непокрытую,
  
  
  Высушить слезы, народом пролитые,
  
  
  Вылечить раны народа прошедшие...
  
  
  Все говорят, что она... сумасшедшая...
  
  
  "Странен и дик этот пункт помешательства,
  
  
  Вечное в горе чужое вмешательство,
  
  
  Глупые слезы, в любви излияния
  
  
  К нищим и глупое вечно желание
  
  
  Всем помогать, - так супруг в огорчении
  
   40 Доктору плакался. - Нет ли спасения?"
  
  
  Выслушав, доктор промолвил внушительно*
  
  
  "Это мания... мания решительно!"
  
  
  Стукал потом он больную внимательно.
  
  
  "Н-да... Помешалась!.. Совсем... Окончательно!"
  
  
  И диагност заключил консультацию,
  
  
  Крупную сунув в карман ассигнацию.
  
  
  Сколько проказ (это дело прошедшее)
  
  
  После творила моя сумасшедшая...
  
  
  Едет, бывало, тайком, сердобольная,
  
   50 С светлой улыбкой, судьбою довольная,
  
  
  Едет на "ваньке" в погоду ужасную,
  
  
  Ночью, в подвал, где семейство несчастное
  
  
  Ждет ее... (Кстати, еще не обедало,
  
  
  А генеральша об этом проведала.)
  
  
  То вдруг швее за работу дешевую
  
  
  Щедрой рукой посыпает целковые,
  
  
  То наберет ребятишек плюгавеньких,
  
  
  Моет да чешет оборванцев маленьких...
  
  
  Раз (генерал чуть не нажил "кондратия")...
  
   60 Раз в кабаке она пьяную братию
  
  
  Увещевала не пить... И моралию
  
  
  Тронуты были, - ревели каналии!..
  
  
  Просьбы писала... К министрам в передние
  
  
  Шлялась, салопница будто последняя...
  
  
  Чтоб принести бедняку утешение,
  
  
  Кланялась, плакала, все унижения,
  
  
  Злые насмешки сносила, презрение;
  
  
  Все удивлялись ее поведению...
  
  
  Было чему... Но всего удивительней
  
   70 Стали припадки болезни мучительной
  
  
  Перед кончиной... Устала, сердечная,
  
  
  В деле умаялась, память ей вечная!
  
  
  Громко рыдая, рвалась она бешено:
  
  
  "Мало нас! Мало на свете помешанных!
  
  
  Всех бы спасли!" - и открыла объятия,
  
  
  Словно хотела всю нищую братию
  
  
  Разом обнять... При последнем дыхании
  
  
  Слезы лились за чужие страдания...
  
  
  А хоронить ее чинно пришедшие
  
   80 Думали: это была сумасшедшая!
  
  
  <1878>
  
  
  
   472. ЛЮБИМЫЕ КУКЛЫ
  
  
  Двери отворили, рады ребятишки...
  
  
  Елка вся огнями залита до вышки;
  
  
  Елка - чудо-диво из волшебной сказки.
  
  
  У счастливцев малых разбежались глазки;
  
  
  Прыгают, смеются, ушки на макушке,
  
  
  Мигом расхватали новые игрушки.
  
  
  Мальчик на лошадке молодцом гарцует
  
  
  В кивере уланском... Девочка целует
  
  
  Куклу из Парижа, очень дорогую,
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 402 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа