Главная » Книги

Жуковский Василий Андреевич - Наль и Дамаянти, Страница 6

Жуковский Василий Андреевич - Наль и Дамаянти


1 2 3 4 5 6 7 8

/div>
   Средство в Видарбу к своим возвратиться".-
  
  
  
  
  
   "Исполнена будет
   Воля твоя, красота звездоносная",- так отвечала
   Мать-царица; потом, с позволения сына, владыки
   Царства шеддийского, в путь снарядила милую гостью;
   Пищу с питьем на дорогу сама царевна Сунанда
   Ей приготовила; дали коней с колесницею; дали
   Также и стражей, дабы ее на пути охраняли;
   С плачем расстались потом. И вот наконец возвратилась
   К ближним своим Дамаянти. И много в Видарбе веселья
   Было при встрече ее. Когда ж Дамаянти со всеми
   Свиделась, с милою матерью, с добрым отцом
  
  
  
  
  
  
   и с родными
   Братьями, сродников всех и знакомых увидела, к сердцу
   В сладких слезах прижала детей,- то первой заботой
   Было ее принести благодарность богам и браминов
   Всеx одарить. И Бима исполнил свое обещанье:
   Тысячу жирных быков с селом, богатым как город,
   Я он брамину Судеве. Награду такую сначала
   Он обещал лишь тому, кто найдет Дамаянти и Наля;
   Но, блаженный свиданием с дочерью, он уж не думал
   Боле о Нале. Зато не забыла о нем Дамаянти.
   Ночь одну проведя в жилище отца, на другой день
   Матери так Дамаянти сказала: "Если ты хочешь
   Жизнь мне мою сохранить, возврати мне прекрасного
  
  
  
  
  
  
  
  Наля".
   То услыша, царица заплакала горько и слова
   Ей отвечать не могла от слез и рыданья. И вместе
   С нею домашние все сокрушались, и громким стенаньем
   Все жилище ее наполнялось. И вот что царица
   Биме, властителю многих народов, сказала: "Открыла
   Сердце свое мне наша дочь Дамаянти; по милом
   Нале тоскует она несказанно. А где он? Удастся ль
   Так же найти и его, как найти удалось Дамаянти?"
   Бима при этих словах опять вызывает браминов
   Новую службу ему сослужить. "Святые брамины,-
   Им говорит он,- идите по всем путям и дорогам
   Наля отыскивать; с ним разлученная, гаснет от горя
   Дочь Дамаянти". Брамины, немедленно в путь
  
  
  
  
  
  
   изготовясь,
   Все собрались к Дамаянти услышать ее повеленье;
   Их приняла, улыбаясь сквозь слезы, она и сказала
   Так "Куда б ни пришли вы и где бы его ни искали -
   В городе ль, в царском дворце ли, в деревне ли,
  
  
  
  
   в хижине ль бедной -
   Всюду одно повторяйте, вытвердив то, что скажу вам:
   "Где ты, игрок? Куда убежал ты в украденном платье,
   В лесе покинув жену? Она, почерневши от зноя,
   В скудной одежде., тобою обрезанной, ждет, чтоб
  
  
  
  
  
  
   обратно
   К ней ты пришел. По тебе лишь тоскует она и ни разу
   Сна не вкусила с тех пор, как, себе на погибель, заснула
   В том лесу, где тобой так безжалостно брошена. То ли
   Ты обещал ей супружеской клятвой? Покров и защита
   Муж для жены; а ты что сделал с своею женою,
   Ты, величаемый мудрым, твердым, благим,
  
  
  
  
  
   благородным ?"
   Помните эти слова и их везде повторяйте.
   Если же кто вам на них отзовется, то знайте, что это
   Наль; и тогда немедля разведайте, кто он? Когда же
   Словом каким он вам возразит, то скорее, скорее
   Это слово мне передайте, брамины. Но будьте
   С ним осторожны, чтоб он догадаться не мог,
  
  
  
  
  
   что за ним вы
   Посланы мной, и чтоб снова не скрылся. Идите с богами
   В путь свой, брамины, ищите Наля, везде повторяя
   Грустную песню мою, воздыханья любви сокрушенной".
   Данные им наставленья принявши, по разным дорогам
   Все разошлися брамины отыскивать Наля; и всюду,
   В людных, больших городах, в богатых палатах,
  
  
  
  
  
  
   в убогих
   Хижинах, в темных лесах, по горам, по полям,
  
  
  
  
  
  
  по долинам,
   Где только был человеческий след, неусыпно искали
   Наля они, везде повторяя слова Дамаянти,
   Грустную песню ее, воздыханья любви сокрушенной.
  
  
  
  
  
  Г Л А В А О С Ь М А Я
  
  
  
  
  1
  
   Вот по странствии долгом один из браминов, Парнада
   Именем, с вестью такою пришел к Дамаянти: "Повсюду
   Наля искав безуспешно, пришел наконец я в Айоду.
   Там пред царем Ритуперном твои слова произнес я;
   Царь ничего не сказал мне в ответ, и никто
  
  
  
  
  
  из придворных
   Также мне не дал ответа. Когда ж я, простясь
  
  
  
  
  
   с Ритуперном,
   Вышел из царских покоев, со мной повстречался
  
  
  
  
  
   служитель
   Царский с руками короткими, малого роста, Вагука
   Именем; дело его смотреть за царевой конюшней;
   Видом он некрасив; зато великий искусник готовить
   Пищуу, так же чудесно правит конями: он может
   В сутки сто миль проскакать их заставить. И вот что
  
  
  
  
  
  
  с глубоким
   Вздохом, от слез задыхаясь, сказал мне этот Вагука:
   "В бедности, в горести терпят безропотно с верой
  
  
  
  
  
  
  смиренной
   Неба достойные, долгу супружества верные жены;
   Сердце их кроткое нежным прощением мстит за обиду.
   Если в безумии все свои радости, свет и усладу
   Жизни, расставшися с верной подругою, жалкий
  
  
  
  
  
   преступник
   Сам уничтожить мог; если, отчаянный, платья лишенный
   Хитрыми птицами, голодом мучимый, он удалился
   Тайно от спутницы, если он с той поры денно и ночно
   Все утраченной плачет и сетует - доброй женою
   Будет оплакан он; что б ей ни встретилось доброе, злое,
   Нежному, верному сердцу покажется горе не горем,
   Радость не радостью; будет лишь памятно бедствие
  
  
  
  
  
  
  
  мужа,
   Тяжкой виной своей в горе лишенного всякой отрады".
   Эти услышав слова, я решился немедля пуститься
   В путь обратный. Царевна, сама теперь ты рассудишь,
   С доброю ль вестью к тебе я пришел". Дамаянти,
  
  
  
  
  
  
   Парнаду
   Выслушав, тотчас к царице пошла и так ей сказала:
   "Слушай, родная; о том, что я сделать хочу, мой
  
  
  
  
  
  
  родитель
   Бима ведать не должен; хочу я брамина Судеву
   В царство Айоду послать; награды своей половину
   Он заслужил, вот случай ему заслужить и другую:
   Вам возвратил он меня, пускай возвратит вам и Наля".
   Мать согласилась на просьбу плачущей дочери; тайно
   Все учредили они, и царь не узнал ни о чем. Одаривши
   Щедро Парнаду, царевна сказала: "Когда возвратится
   Счастливо царь мой желанный, получишь ты вдвое;
  
  
  
  
  
  
   ты первый
   След нам к нему указал". И доволен остался Парнада
   Тою наградой. Тогда Дамаянти, призвавши Судеву,
   Так сказала: "Судева, иди к царю Ритуперну
   В царство Айоду; явися ему, но так, чтоб подумал
   Царь Ритуперн, что зашел ты в Айоду случайно, и вот что
   Скажешь ему ты, как будто без всякого умысла: "Бима
   Снова сзывает в Видарбу царей и царевичей; снова
   Хочет супруга избрать Дамаянти: уж съехалось много
   К ней женихов". И ежели знать пожелает он, скоро ль
   Должен быть выбор, назначен ли день, отвечай ты:
  
  
  
  
  
  
   "Я вижу,
   Царь, что тебе одному неведомо то, что известно
   Целому свету; день назначенный - завтра; и если
   Сам ты отведать счастья намерен, то можешь в Видарбу
   Нынче же к ночи поспеть; у тебя есть конюх, искусный
   Править конями; он в сутки сто миль проскакать
  
  
  
  
  
  
   их заставит;
   Только не медли: завтра чем свет Дамаянти объявит
   Выбор; о Нале ж ни слуха, ни вести; и, верно, погиб он.
   Если же хочешь ты знать, от кого я о сказанном слышал,
   Знай, государь, что я слышал о том от самой Дамаянти".
  
  
  
  2
  
   Вот и приходит Судева к царю Ритуперну. То было
   Рано поутру. И только что ложную повесть брамина
   Выслушал царь, как, с места вскочивши, воскликнул:
  
  
  
  
  
  
   "Скорее
   Кликнуть Вагуку сюда!" Когда же Вагука явился -
   "Верный конюший,- сказал Ритуперн,- мне должно
  
  
  
  
  
  
   в Видарбу
   Нынче ж поспеть; Дамаянти опять выбирает супруга;
   Завтра утром она объявит свой выбор. Искусство
   Ныне свое покажи мне, Вагука, на деле; посмотрим,
   Можешь ли в сутки сто миль проскакать на конях,
  
  
  
  
  
   не кормивши?"
   Царская речь наполнила ужасом Налеву душу.
   "Что замышляет,- подумал он - сам про себя,-
  
  
  
  
  
  
  Дамаянти?
   Или она от скорби лишилась ума? Иль какую
   Хитрость задумала? Может ли быть, чтоб она на такое
   Дело решилась, она, непорочная, верная, светлый
   Ангел любви? Неужель, оскорбленная мной так жестоко,
   Хочет отметить мне она, смиренно - незлобный эдемский
   Голубь? Но женское сердце изменчиво; я же пред нею
   Слишком виновен; прекрасную младость ее погубил я;
   В долгой разлуке со мной разлучилась она и с любовью.
   Но позабывши меня, как могла позабыть Дамаянти
   Наших детей? Мне должно разведать, что ложь и что
  
  
  
  
  
  
  
  правда
   В этом слухе, и волю царя для себя я исполню".
   Так он в мыслях решил и, покорно ко груди прижавши
   Руки, царю отвечал: "Несомненно, исполнена будет
   Царская воля твоя; мы нынче ж поспеем в Видарбу
   К вечеру". Вот на конюшню Вагука пошел, чтоб
  
  
  
  
  
  
   надежных
   Выбрать коней, и выбрал тощих, тяжелых, ноздристых,
   Тонконогих, толстоголовых, с щетинистой шерстью,
   С длинными шеями, с гривой встопорщенной, огненно -
  
  
  
  
  
  
  
  диких.
   Выбор такой царя изумил. "Ты шутишь, Вагука,-
   С гневом сказал он,- как будто в насмешку, из целой
  
  
  
  
  
  
   конюшни
   Выбрал ты самых негодных коней. В такую дорогу
   Можно ль на клячах подобных пускаться?" -
  
  
  
  
  
   "То добрые кони,
   Царь-государь,- Вагука ответствовал,- вот и приметы:
   Две на лбу, одна на груди и три на копытах;
   Духом домчимся на этих конях до Видарбы; но если
   Выбрать других ты желаешь, то сам укажи их; готов я
   Волю исполнить твою".- "Пускай по-твоему будет,-
   Царь отвечал,- тебя не учить мне; закладывай, едем".
   Выбранных им четырех коней заложил в колесницу
   Наль и сел в нее с Ритуперном: и с ними, по просьбе
   Наля, сел Варшнея. Собравши в могучую руку
   Вожжи и ими тряхнув, как браздами излучистых молний,
   Наль закричал: "Изготовьтесь вы, добрые кони;
  
  
  
  
  
  
  чтоб нынче ж
   Быть нам в Видарбе!" И, дрогнув, пред ним на колени
  
  
  
  
  
  
  
  упали
   Кони; легким движеньем руки опять он их поднял
   На ноги, голос смягчил и, ласковым словом придав им
   Жару, крикнул: "Вперед!" Они понеслися как вихри.
   Царь Ритуперн на бег их смотрел с немым изумленьем.
   В то же время, расслушав, сколь был таинственно звучен
   Гром колесницы, и видя, что вожжи со свистом
  
  
  
  
  
  
   и треском
   Били коней по бокам и, как молнии, быстро сверкали,
   Думу глубокую думал Варшнея: "Откуда Вагука
   Мог получить таксе искусство и кто он? Не сам ли
   Коней державного бога богов повелитель Металис?
   Или он Наль, сокрывший себя под личиной урода?
   Налева образа нет здесь, но есть здесь Налева сила.
   Кто же мне правду откроет? Давно из древних преданий
   Ведаем мы, что земные цари, по воле судьбины
   Здесь, на земле, иногда превращенные, странствуют
  
  
  
  
  
  
   тайно.
   Этот уродливый конюх не может быть Налем великим;
   Тот же, под кем, как гроза в небесах, гремит колесница,
   Кто он иной, как не Наль, мой великий владыка?"
  
  
  
  
  
  
  Так думал
   Молча Варшнея и в бедном Вагуке угадывал Наля.
  
  
  
  3
  
   Кони, без крыльев крылатые, властию Наля как буря
   Мчались вперед по горам, по долам, через реки, потоки.
   Вдруг сорвалась с головы Ритуперна повязка. "Вагука,
   Стой! - он сказал. - Пускай Варшнея подаст мне
  
  
  
  
  
  
  повязку".-
   "Поздно! - ответствовал Наль - Вагука,- уж мы
  
  
  
  
  
  
   отскакали
   Более мили; оставим повязку". Царь изумился;
   Вдруг он увидел вдали Вибитаку, ветвисто-густою
   Сенью покрытое дерево. "Слушай, Вагука,-
  
  
  
  
  
  
  сказал он,-
   Здесь, на земле, никто не имеет всезнанья; в искусстве
   Править конями ты первый; зато мне далося искусство
   Счета, и знаю я тайну играть наверное в кости.
   Видишь ли там, вдалеке, то ветвистое дерево? Много
   Листьев на нем и много плодов; но много их также,
   С ветвей упавших, лежит на земле. Так знай же: упало
   Листьев четыреста три, и с ними свалилось сто десять
   Спелых плодов; всех сучьев семьсот сорок девять;
  
  
  
  
  
  
   на сучьях
   Листьев осталося пять миллионов и восемь; плодов же
   Тысяча триста пятнадцать созревших, восемьсот сорок
   Три созревающих, семьдесят восемь гнилых. Хоть
  
  
  
  
  
  
   поверку
   Сделай, мой счет без малейшей ошибки". В эту минуту
   Были они уж близ дерева. "Стойте,- воскликнул
  
  
  
  
  
  
   Вагука,-
   Добрые кони; такому чудному счету нельзя мне
   Прежде поверить, пока плодов, и сучьев, и листьев
   Сам не сочту я на дереве этом. Варшнея подержит
   Вожжи, покуда я буду считать". Ритуперн ужаснулся.
   "Что ты задумал, Вагука? - сказал он.- Не время нам
  
  
  
  
  
  
   медлить".
   Но Вагука (был умысел свой у него) непременно
   Счет поверить хотел. "Подожди,- царю отвечал он,-
   Или - если уж так ты поспешен,- прямо, все прямо
   Этой дорогой ступай; Варшнея будет конями
   Править". На то Ритуперн возразил, стараясь Вагуку
   Лаской смягчить: "Не упрямься, добрый Вагука;
  
  
  
  
  
  
  в искусстве
   Править конями тебе подобного нет, и в Видарбу
   Только с тобою одним поспеть нам к вечеру можно.
   Я (сам видишь ты это) во власти твоей; не держи же
   Доле меня; я сделаю все в твое угожденье,
   Если только в Видарбу доедем прежде, чем сядет
   Солнце". Вагука вместо ответа, коней удержавши,
   С козел сошел и начал спокойно считать по порядку
   Прежде плоды, за плодами сучья, за сучьями листья.
   "Счет плодов без ошибки, - сказал он царю
  
  
  
  
  
  
  Ритуперну.-
   Вот поглядим, не ошибся ль ты в счете сучьев
  
  
  
  
  
  
   и листьев?"
   Царь кипел нетерпеньем. "Будь же доволен, Вагука,
   Разве мало тебе одного доказательства?" - "Мало,
   Царь-государь,- Вагука сказал,- но если ты хочешь
   Разом все кончить, то сам объясни мне, как мог ты
  
  
  
  
  
  
   так много
   Счесть в такое короткое время?" - "Знай же,-
  
  
  
  
  
  
   воскликнул
   Царь (не от доброй души, а взбешенный упорством
  
  
  
  
  
  
   Вагуки),-
   Я одарен могуществом счета и тайным искусством
   В кости играть наверное".- "Ежели так, то теперь же
   То и другое мне передай; в замену искусство
   Править конями получишь",- сказал Вагука.
  
  
  
  
  
  
   "Согласен,-
   С гневом ответствовал царь,- и могущество счета
  
  
  
  
  
  
  
  и тайну
   В кости играть я тебе отдаю; от тебя же, Вагука,
   Дар твой приму, как скоро приедем в Видарбу".
  
  
  
  
  
  
  Лишь только
   Вымолвил слово свое Ритуперн, как у Наля открылись
   Очи, и он все ветви, плоды и листы Вибитаки
   Разом мог перечесть; и в то же мгновенье, когда он
   Данную силу в себе ощутил, сокрытый дотоле
   В сердце его искуситель Кали оттуда исторгся,
   Дымом и мглою своей обхватил Вибитаку. При первом
   Чувстве свободы Наль обеспамятел; скоро, однако,
   Он очнулся и, видя лицом к лицу пред собою
   Злого врага своего, хотел проклясть нечестивца;
   Но Кали возопил, поднявши руки смиренно:
   "Наль, воздержися от клятвы; уже довольно наказан
   Был я проклятьем, в минуту страданья твоею женою
   Против меня изреченным (хотя и был ей неведом
   Общий ваш враг). С тех пор я, замкнутый в тебе, как
  
  
  
  
  
  
   в темнице,
   Столь же был горем богат, сколь ты был радостью
  
  
  
  
  
  
  
  беден.
   Мучимый ядом царя Змеиного, денно и ночно
   Сам я себя проклинал. Пощади же меня, благодушный
   Наль; я отныне бессилен; отныне каждый, кто повесть
   Бедственной жизни твоей прочитает, тебя прославляя,
   Будет от козней моих огражден и власти подобных
   Мне зловредных духов недоступен". Смягченный
  
  
  
  
  
  
   молящим
   Словом врага побежденного, Наль воздержался от
  
  
  
  
  
  
   клятвы.
   Сам же Кали в Вибитаку вселился, и полное жизни
   Дерево мигом засохло. При чуде таком изумился
   Царь Ритуперн (того ж, что с Налем в эту минуту
   Делалось, видеть и слышать не мог он). Едва
  
  
  
  
  
  
  искуситель
   Скрылся - от муки избавленный, радостно блещущий,
  
  
  
  
  
  
  
  новой
   Жизнию пламенный, вдвое могучий, сел в колесницу
   Наль, и кони помчались; а он, упредив их, душою
   Был уж в Видарбе, там, где была Дамаянти, куда он
   С сердцем свободным от зла, но все еще бедный,
  
  
  
  
  
  
  бездомный
   Царь, возвращался под видом чужим, никому
  
  
  
  
  
   не знакомый.
  
  
  
  
  
  Г Л А В А Д Е В Я Т А Я
  
  
  
  
  
  
  
  1
  
   Солнце еще не угасло, когда до Видарбы достигнул
   Царь Ритуперн. Немедля о госте нежданном царь Бима
   Был извещен, и, им приглашенный, в сиянье вечернем
   Въехал в Видарбу владыка Айоды. Как гром отзывался
   Стук колесницы его с осьми сторон небосклона.
   Налев стук и Налев скок почуяли тотчас
   Налевы кони (которых, еще до изгнанъя царева,
   К Биме с детьми сама Дамаяити прислала);
   Радостным ржаньем, как будто при

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 192 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа