Главная » Книги

Шуф Владимир Александрович - Рыцарь-инок, Страница 4

Шуф Владимир Александрович - Рыцарь-инок


1 2 3 4 5 6 7

nbsp;  Всех рыцарей зову на смертный бoй, -
   Германии железных паладинов,
   Нормандии, Прованса и других,
   От берегов Британских до Тосканы!
  
   УЛЬРИХ.
  
   Меня уволь. Я биться не хочу
   С таким, как ты, опасным сумасбродом.
  
   РЕНО.
  
   А знаешь ли? Готов я был принять
   Чин инока, монаха постриженье,
   Чтоб только видеть Белу иногда,
   Как фра-Ансельм, лукавый исповедник.
   Одно смущает, - не идет ко мне,
   Как лысина, пробритая тонзура.
   Красавицы прелестные грехи
   Я отпустил бы все, без индульгенции,
   И сам бы с ней охотно согрешил,
   Завидна мне, ханжи Ансельма святость!
  
   УЛЬРИХ.
  
   Монашество? Да скоро, скоро я
   Вступлю в суровый орден меченосцев...
   Иль в Пруссии, дав рыцарский обет,
   Марии Девы стану паладином,
   И черный крест на белой епанче
   Надежды вечной будет мне эмблемой.
   Монашество угрюмо, точно смерть,
   Которая нас вычеркнет из жизни
   И бледный труп положит в гроб глухой.
   Что там, за ним, за тайною могилы?
   Небытие, безмолвье, пустота?
   Быть может, вечной радости сиянье,
   Любовь, какой не знаем в мире мы?
   Мечта без слов, святое упованье?
   Но тень страшна зловещей этой тьмы,
   Что преступить должны мы на погосте.
   Ужасна смерть и тлеющие кости...
  
   РЕНО.
  
   Ба, кости! Так давайте же играть!
   Пусть Ульрих видит голову Адама, -
   В ней два очка... На нечет ставлю я.
  
   2-й РЫЦАРЬ.
  
   Ты выиграл.
  
   РЕНО.
  
   Теперь на чет бросаю.
   Везет опять! Вот дьявольское счастье!
   Утопленник, российский тот купец,
   Которого сейчас спустили в море,
   Едва ли был счастливее меня.
  
   1-й РЫЦАРЬ.
  
   Его-таки, беднягу, утопили?
  
   РЕНО.
  
   Да, видел я. А спросите, за что?
   Великое он сделал преступленье!
   Хотелось плюнуть... Плюнул и попал
   Нечаянно он на фонтан священный.
   А мне на все на свете наплевать, -
   Хоть на сорок фонтанов, если б только
   Везло мне в кости так же, как сейчас.
   Проклятье небу! Проиграл я ставку.
  
   УЛЬРИХ (Выхватив меч).
  
   Молчи, Рено, презренный негодяй!
   Ты в дерзостях совсем утратил меру!
  
   РЕНО (Обнажает меч).
  
   Святой дурак!
  
  
   УЛЬРИХ (Нападая).
  
             Заставлю прикусить
   Язык твой гнусный!
  
   РЕНО:
  
             Черт!
  
   УЛЬРИХ.
  
                   Мария-Дева!
  

(Дерутся на мечах).

  
  
   1-й РЫЦАРЬ.
  
   Уйми ты их!
  
   2-й РЫЦАРЬ.
  
             Попробуй-ка унять?!
  
   ГЕРТРУДА.
  
   Беда, беда! Скорей зовите стражу!
  

(Входят комтур, Фохт и латники).

  
   КОМТУР.
  
   Разнять их! Фохт, немедля трибунал
   Созвать нам надо. Рыцарей сведите
   Под стражей в замок. В городе у вас
   Творится здесь на улице бесчинство.
   Тут поединок, там сейчас купца
   Чернь без суда в заливе утопила:
   Владенья ордена должны хранить
   В пример другим порядок самый строгий.
  
   ФОХТ.
  
   Ужасно, брат! Из Новгорода был
   Купец покойный. Выйдет осложненье.
   Известно мне, шутить российский князь
   В подобных случаях совсем не любит.
   Заботится о гражданах своих
   Он всей душой, и Новгород Великий
   Заступится за их права и жизнь.
   Наш орден должен ждать суровой мести.
  
   КОМТУР.
  
   Ливония торговый договор
   Нарушила жестоким преступленьем.
   Немедленно сзывайте трибунал!
   Я в колокол велел уже ударить!
  

(Слышны звуки колокола.

Комтур и Фохт удаляются. Стража уводить Рено. Площадь пустеет, на ней остаются только УЛЬРИХ и два латника).

  
  
   ЯВЛЕНИЕ V.
  
   Ульрих и Васса.
  
   ВАССА (вбегая).
  
   Не ранены вы, Ульрих? Боже мой!
   Из-за чего у вас здесь вышла ссора?
  
   УЛЬРИХ.
  
   Что делать мне, прекрасная княжна!
   Душа моя не вынесла кощунства,
   Которым тут святыню оскорбил,
   Рено - безбожник.
  
   ВАССА.
  
   Но зачем здесь стража?
   Вас поведут в ужасный трибунал
   И заключат в ту мрачную темницу,
   Которая под башней угловой
   В земле холодной вырыта глубоко,
   Где по ночам мы слышим лязг цепей
   И узников мучительные стоны?
  
   УЛЬРИХ.
  
   О, нет, княжна! Проступок не велик.
   Меня ждут келья, пост и покаянье.
   Но сам хочу монашества обет
   Я принести, и мне пора смириться.
  
   ЛАТНИК.
  
   Прошу вас, рыцарь, следовать за мной!
  
   УЛЬРИХ.
  
   Ты подождать немного можешь, латник.
  
   ВАССА.
  
   Вы удалитесь, Ульрих, в монастырь?
  
   УЛЬРИХ.
  
   В тот монастырь, что грозными зубцами
   И башнями в бойницах окружен.
   Послужат мне монашеской сутаной
   Стальные латы, и крестовый меч
   Меня на бой сурово опояшет.
   Рукой железной охраню я веру, -
   Святой Марии верный паладин.
   Прости любовь! Лишь Ей я верен буду, -
   Владычице, Царице неземной!
  
   ВАССА.
  
   Так пусть Она благословит ваш подвиг!
   С молитвой тихой стану я следить,
   Куда вас дух возвышенный направит.
   Вы не такой, как все вокруг меня.
   В вас сердце есть и чистые стремленья,
   И, может быть, вы правы, говоря,
   Что на земли любви нет настоящей,
   Что светлых чувств таинственный порыв
   В нас низшие желанья оскорбляют!..
   Мне кажется, вся правда, красота,
   Всех лучших дел прекрасное начало
   Должны вместиться в человеке том,
   Которого любимым мы назвали.
   Избранник наш, он должен превзойти
   Других людей в душевном совершенстве.
   Такому лишь я вверила б на век
   Мои мечты, любовь мою и счастье.
   Но где же есть подобный человек?
   К кому питать невольное пристрастье?
  
   УЛЬРИХ.
  
   А русский князь? - Забыли вы, княжна?
  
   ВАССА.
  
   О, да! Таких, как он, на свете мало.
   Он доблести высокой образец.
   Но сан его? Но княжеский венец?
   Ах, мне мечтать так пылко не пристало!
  
   УЛЬРПХ.
  
   Как знать, княжна?.. Прекрасное дитя,
   Завидую я вашей светлой вере.
   Душе святой. Лишь много лет спустя,
   Изведав жизнь и горькие потери,
   Безумств печальных много совершив,
   В раскаяньи я вижу путь к надежде,
   Я слышу вновь спасающий призыв.
   А вы, как будто в ангельской одежде,
   Слетели к нам для счастья, для добра,
   Утешить в мире песней Серафима.
  
   ЛАТНИК.
  
   Простите, рыцарь. Нам идти пора!
  
   УЛЬРИХ.
  
   Прощайте же. Пусть тучи мчатся мимо,
   Не омрачив лазури этих глаз.
   Храни вас Бог!
  
   ВАССА.
  
             Я помолюсь за вас.
  
   УЛЬРИХ.
   (Склоняя колени перед собором).
  
   Тебе одной, Пречистая Мадонна,
   Отдам я сердце полное любви.
   Тебе одной служу я умиленно, -
   Погибшего прими и обнови!
   К Твоим ногам несу я меч железный,
   Прости меня, забудь безумства дни.
   Мой бедный дух в стране твоей надзвездной,
   Небесная Царица, помяни!
   (Уходит со стражей).
  
  

ЯВЛЕНИЕ VI.

Вечереет. Васса и князь Василий Новгородский.

  
   КНЯЗЬ (Закрытый плащом).
  
   Княжна!
  
   ВАССА.
  
             Кто это, Боже мой?
  
   КНЯЗЬ (Открывая плащ).
  
                       Не бойтесь!
   Лишь вам, княжна, открыться я могу.
  
   ВАССА.
  
   Князь! Вы еще в Ливонии?
  
   КНЯЗЬ.
  
                       Замешкал, -
   Ждал корабля я здесь на берегу...
   Да что таить! Хотелось пред отъездом
   Хоть раз еще мне в очи вам взглянуть.
   Прекрасные, они подобно звездам
   Пусть осветят на родину мой путь.
   Я верую, что на моей дороге,
   Где ждут пловцов ненастья и тревоги,
   Мне счастье принесет ваш ясный взгляд.
  
   ВАССА.
  
   Недобрый глаз опасен, говорят?
  
   КНЯЗЬ.
  
   Взгляните же добрей... С того ли часа,
   Как вас я встретил в замке, на пиру,
   Под звон ковшей, под струнную игру, -
   Не знаю сам, но вы мне любы, Васса!
   Как зоренька, светлы и хороши,
   Так ласково вы льете вкруг сиянье.
   Позвольте же, по правде, от души
   Поцеловать мне вас на расставанье.
   На простоту не гневайтесь, княжна!

(Целует Вaccy).

  
   ВАССА.
  
   Что делать мне? Я вас простить должна...
   Лежит к вам сердце. Но шутить не надо,
   Над девичьей стыдливостью смеясь.
  
   КНЯЗЬ.
  
   Голубка, душенька, очей отрада!
   Спасибо вам за ласку...
  
   ВАССА.
  
                   Светлый князь!
   Хоть знатны вы и бедного я рода,
   Но все ж, как вы, я русская княжна, -
   Не девушка простая из народа,
   Что бродит здесь на площади одна.
   По слабости я вольность допустила,
   Краснею я, - но видно не в ладу
   С рассудком сердце... Лучше я уйду.
   Прощайте, князь!
  
   КНЯЗЬ.
  
                   Постой. Душе все мило
   В речах твоих, в обидчивых словах.
   Где есть любовь, поверь, - обиды нету.
   Прощанья ласка братскому привету
   Равна по скромности. Она залог
   Грядущих дней, счастливой, новой встречи.
   Пускай мой путь лежит теперь далече. -
   В отечестве соединит нас Бог!
  
   ВАССА.
  
   Мою мольбу Он также да услышит...
   Благословят корабль ваш небеса.
   Попутный ветер ваши паруса
   Среди зыбей пусть ласково колышет.
   И я за вами полечу мечтой,
   Как чайка в море, верная подруга
   Тех странников, что к пристани родной
   Душой стремятся...
  
   КНЯЗЬ.
  
                       Пожалейте друга.
   Помедлите хоть миг один со мной!
   Здесь в тишине, у светлого фонтана
   Отрадно быть с красавицей вдвоем.
   Вон отразил глубокий водоем
   Прекрасный лик, но глубь воды туманна,
   И память в нас не дольше ли хранит
   Любимый взгляд, любезный сердцу вид?
  
   ВАССА.
  
   Звучат печально капли, упадая...
   Одна скатилась, вслед за ней другая.
   Текут так слезы тихо по щекам
   Перед разлукой долгой. Видно нам
   Не свидеться... Из дальнего полета
   Вернется ли любимый сокол мой?
   Вспугнул он лебедь и летит домой.
   Звучат печально капли водомета,
   Пророчат что-то...
  
   КНЯЗЬ (целуя Вассу).
  
                   Быть, княжна, добру!
   Мы встретимся и снова попируем.
   А слез следы прощальным поцелуем
   С очей твоих прекрасных я сотру.
   Мы свиделись в весельи, на пиру.
   Счастливый знак! - Сулит он счастье в жизни!
   К чему грустить к разлуке, что на тризне,
   И жалостью дух бодрый сокрушать?
   Любовь, княжна, - отрада, благодать!
  
   (Над морем, где стоят корабли, вспыхивает зарево).
  
   ВАССА.
  
   Огонь блеснул! Бегут на площадь люди!
  
   КНЯЗЬ.
  
   Что там у них? То наши с кораблей,
   Народ торговый, вольница морская...
   Не в пору к ночи буйствуют они.
  
  
   ЯВЛЕНИЕ VII.
  
   Те же, новгородские купцы, корабельщики, потом Василько и Пересвет.
  
   КУПЕЦ.
  
   Сюда, народ! Прикончили Романа,
   Зажгли его корабль у берегов!
   Расправимся с ливонцами за Стригу!
   Чего смотреть? Ударим в топоры!
  
   ГОЛОСА.
  
   - Ливонцам смерть! - Спалим суда и город!
   - За Стригу, братцы! - Бей! - Ломись в дома!
  
   КОРАБЕЛЬЩИК.
  
   От пристани народ сюда скликайте.
   Приказчиков и корабельный люд.
   По городу кричите: "Наших бьют!".
   Отпразднуем мы тризну за Романа!
  
   КУПЕЦ.
  
   С ганзейских лавок надобно начать.
   Где Cxapия? Тащи его к ответу!
  
   ГОЛОСА.
  
   - Расправимся по-свойски! - Видел сам,
   Как Стригу утопили! - Злое дело! -
   - Мы не дадим в обиду земляков!
   - За Новгород! - Руби! - Ливонцам гибель!
  
   КНЯЗЬ.
  
   Назад, купцы! Ушкуйники вы, что ли,
   Чтоб темной ночью грабить города?
   В уме ли вы? И это новгородцы?
   Какая тут у вас стряслась беда?
  
   ГОЛОСА.
  
   Князь! - Здесь наш князь! - Челом ему, ребята,
   Пойдемте бить! Пускай рассудит князь!
  
   КУПЕЦ.
  
   Помилуй, государь! Романа Стригу
   Ливонцы утопили ни за что.
   Для всей земли случилася обида.
   Не попусти такого дела, князь!
   Корабль сожгли, - глянь, зарево пылает!
   За Новгород хотим мы постоять!
  
   КНЯЗЬ.
  
   Поверьте мне, найду я суд и справу.
   Зачем разбой? О двух вы головах,
   Что на ливонцев малой горстью встали
   В их городе? Да всех вас перебьют
   Еще заря на небе не проглянет.
   Погибнете вы все до одного!
  

(Входят Василько и Пересвет).

  
   ВАСИЛЬКО.
  
   Негожее затеяли вы дело!
   Опомнитесь, - князь правду говорит.
   Чай, город весь вы разбудили криком
   Проведают ливонцы - быть беде!
  
   ГОЛОСА.
  
   - Прости нас, князь! В сердцах не рассудили!
   - И то сказать, нам было невдомек! -
   Ливонии не дай ты нас в обиду!
  
   КНЯЗЬ.
  
   Ступайте же скорей по кораблям.
   Отчальте живо! Паруса поставьте!
   К вам на струга сейчас я буду сам.
  
   ГОЛОСА (удаляясь).
  
   - Князь прав! - Одним не справиться, нас мало!
   - Романа жаль! - Эх, только б волю нам!
   - На пристань, братцы! - К веслам! - По судам!
  
   ПЕРЕСВЕТ.
  
   Не медли, князь! Здесь быть тебе негоже.
   Увидят нас ливонцы невзначай, -
   Мечей у нас и ратников немного.
  
   ВАСИЛЬКО.
  
   Корабль готов, спеши на пристань, князь.
   Час неровен и в городе быть худу!
  
   ВАССА.
  
   Идите, князь! Смотреть я долго буду,
   Как ваш корабль крылатый поплывет,
   От парусов не оторву я взгляда.
   Расстанемся. Пришел и нам черед!..
  
   КНЯЗЬ.
  
   Прости, княжна! прости, моя отрада! (Уходит).
  

(Васса одна стоит на берегу).

  

Занавес.

  
  

ДЕЙСТВИЕ III.

КАРТИНА 1

Монастырская келья отца Ансельма в замке. В глубине сцены ниша, освещенная лампадами. В начале сцены ниша закрыта драпировкой.

ЯВЛЕНИЕ I.

Отец Ансельм и герцогиня Бела на коленях перед аналоем.

  
   ОТЕЦ АНСЕЛЬМ.
  
   В каком грехе сегодня покаянье
   Ты принести желаешь, дочь моя?
  
   ГЕРЦОГИНЯ БЕЛА.
  
   Во всем, святой отец, виновна я!
  
   ОТЕЦ АНСЕЛЬМ.
  
   Нечистый помысл, грешное желанье?
   Какая же главнейшая вина?
  
   БЕЛА.
  
   Святой отец, я мужу неверна.
  
   ОТЕЦ АНСЕЛЬМ.
  
   В который раз?
  
   БЕЛА.
  
             Не помню.
  
   ОТЕЦ АНСЕЛЬМ.
  
                   Кто же это,
   Как змей лукавый, искусил тебя?
   Великий грех забвение обита,
   Пред небом данного!
  
   БЕЛА.
  
                   Любя,
   Нарушила я долг свой пред супругом.
   Вчера моим возлюбленным и другом
   Стал смелый рыцарь... Он молил любви.
  
   ОТЕЦ АНСЕЛЬМ.
  
   Ты заповедь забыла. Назови
   Мне имя грешника, который снова
   Мог отклонить тебя с пути святого
   И погубить навеки дух живой.
   Кто, дочь моя, теперь любовник твой?
  
   БЕЛА.
  
   Рено ля-Тур, тот рыцарь знаменитый,
   Который паладином стал моим.
   Ему мои объятия открыты, -
   Красив он, молод, пылок и любим.
  
   ОТЕЦ АНСЕЛЬМ.
  
   Рено ля-Тур? Гуляка этот праздный.
   Простой наемник ордена, бедняк!
   О, дочь моя, коварные соблазны
   Тебя смутили... Не пойму никак, -
   Рено стал близок гордой герцогине,
   Рено, - бродяга, нищий и глупец!
  
   БЕЛА.
  
   Мы истину находим посредине.
   В вас ревность говорит, святой отец!
  
   ОТЕЦ АНСЕЛЬМ.
  
   Молчите, Бела! Нет греха печальней.
   Ваш плотский грех ужасен и велик.
   Как очутился рыцарь в вашей спальне,
   С каким ключом он в сердце вам проник?
  
   БЕЛА.
  
   Не знаю я! Мы встретились случайно,
   Мне нужен был защитник, я одна...
   Вчера ко мне, - пред небом это тайна, -
   Явился рыцарь. В замке, из окна
   Я лестницу спустила. Ночью душной,
   Когда дремал в томящей неге сад,
   Могла ли я сурово, равнодушно
   Встречать любовь, встречать молящий взгляд?
   Боролась я, уста мои горели...
   Лобзаньями он был покрыть готов
   Мне ноги, плечи, и меня в альков,
   Бессильную, увлек к моей постели...

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 210 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа