Главная » Книги

Шуф Владимир Александрович - Рыцарь-инок

Шуф Владимир Александрович - Рыцарь-инок


1 2 3 4 5 6 7

  

Владимир ШУФ

Рыцарь-инок

Драматическая поэма в четырех действиях и пяти картинах

  

Оригинал здесь - http://v-shuf.narod.ru/

  

Полон чистою любовью,

Верен сладостной мечте,

A.M.D своею кровью

Начертал он на щите.

Пушкин.

  

Драматической цензурой к представлению дозволено.

С.-Петербург

1908

  
  

La, ou est mon soleil!

Рыцарю и другу

Эль-Эс.

  
  
  

ДЕЙСТВУЮЩИE ЛИЦА:

  
   Андрей Вальвен, магистр ордена ливонских рыцарей.
   Отто фон-Беренгаупт, комтур.
   Фохт Дитрих фон-Герсдорф.
   Ульрих фон-Лихтенштейн, миннезингер.
   Воевода, князь Василий Новгородский, сын Александра Невского.
   Рено де-ля-Тур, бургундский рыцарь.
   Василько       (русские
   Пересвет       рыцари)
   1-й рыцарь.
   2-Й рыцарь.
   Брат Ансельм, августинский монах.
   Герцогиня Бела.
   Княжна Васса.
   Гертруда.
   Cxapия, ганзейский купец.
   Роман Стрига, новгородские купец.
  

Инок, паж, ливонские рыцари, русские воины, монахи, купцы и народ.

  

Первые три действия происходят в Ливонии, четвертое под стенами Пскова - в XIII веке.

  
  

ДЕЙСТВИЕ I

Сад и терраса замка на границе Ливонии. В глубине стена и башня. Редкие удары колокола. С пением псалмов входит процессия ливонских рыцарей и монахов.

ЯВЛЕНИЕ I.

  

Магистр, комтур и Фохт.

  
   АНДРЕЙ ВАЛЬВЕН (Фохту).
  
   Благодарю вас, брат, что вы склонили
   К свиданью с нами князя Новгородцев.
   Его приязнь для ордена нужна,
   Чтоб охранять ливонские владенья;
   Нам с юга Польша и Литва грозят,
   С востока Русь и Новгород Великий.
   Не радуюсь я бедствиям чужим,
   Но ордену полезно, что Батыем
   Могущество воинственных славян
   Сокрушено в стране их полудикой.
   Лишь Новгород, - опаснейший наш враг,
   Был пощажен упрямою судьбою.
   Нам дружбой князя надо дорожить.
  
   ФОХТ.
  
   Мой долгий опыт в жизненной науке,
   Искусство, знанье слабостей людских.
   Припомнил я, Ливонии на благо,
   Чтоб князя молодого к нам привлечь.
  
   АНДРЕЙ ВАЛЬВЕН.
  
   Благодарю еще раз, Фохт фон-Герсдорф,
   Услугу вашу орден оценил.
   Poccийский князь меня тревожит сильно.
  
   КОМТУР.
  
   Ужели юный новгородский князь
   Опасен нам? И это говорит
   Андрей Вальвен, наш рыцарь знаменитый,
   Сподвижник Германа фон-Зальца и магистр
   Капитула железных меченосцев!
  
   АНДРВЙ ВАЛЬВЕН.
  
   Не торопитесь, брат! Я знаю князя.
   Не по годам и молодости ранней
   Он разумом глубоким одарен.
   Красив лицом, высок и строен станом,
   Российский князь приятно сочетал
   Величье с простотой. Он скромен,
   Но рыцарская сила в нем видна.
   Рука его, достойная Самсона,
   И меч, и власть сумет удержать.
   Он мышцами стальными обладает.
   Его удар да минет орден наш,
   И будь Господь нам верною защитой!
   А голос князя? Он ласкает слух,
   Но, изменяясь, вдруг гремит трубою,
   Когда на вече князь заговорит,
   Когда свою дружину кличет к бою
   Или внезапным гневом возгорит.
   Его шелом и ратная кольчуга
   Блестят в лучах, как яркая звезда...
   Я не боюсь врагов, но иногда
   Нам из врага полезней сделать друга.
   К делам великим призван юный князь!
  
   КОМТУР.
  
   Скрестить с ним меч желал бы я душевно,
   Чтоб доблесть князя в битве испытать,
   Когда владеть оружьем он умеет.
  
   ФОХТ.
  
   Орудие другое нужно нам,
   Чтоб закрепить соседей добрых связи.
   Князь все же молод. Нынче к вам на пир
   Приедет он и в замке будет праздник.
   Подъемный мост велел я опустить.
   Мне кажется, в кругу прелестных дам
   Приятней будет юному герою.
   С уставом нашим это несогласно,
   Но ради гостя можно разрешить.
   Препятствий здесь капитул не поставить.
  
   АНДРЕЙ ВАЛЬВЕН.
  
   О ком вы говорите, Фохт фон-Герсдорф?
  
   ФОХТ.
  
   О герцогине Беле. Полька родом,
   Она знатна, красива и умна.
   Из Венгрии бежала к нам она,
   Покинув престарелого супруга,
   И здесь нашла у рыцарей-монахов
   Защиту добродетели своей.
   Рассчитывать на Белу орден может.
   Я герцогиню в замок пригласил
   Со свитой дам, приличной ей по сану.
  
   АНДРЕЙ ВАЛЬВЕН.
  
   Весьма предусмотрительно, мой брат,
   И праздник оживить нам должно
   Знатнейших дань присутствием. Обет
   Монашеский мы этим не нарушим.
  
   КОМТУР.
  
   За Фохта и порукой буду вам!
  
   ФОХТ.
  
   Когда поймать лесного вепря надо.
   Капкан мы ставим опытной рукой.
   Но, чу! - Трубить и началась охота.
   Князь новгородский жалует сюда!
  
   АНДРЕЙ ВАЛЬПЕП.
  
   С почетом встретим князя молодого!
  
  

ЯВЛЕНИЕ II.

Те же и князь со своей свитой. Звуки труб.

  
   КНЯЗЬ ВАСИЛИЙ НОВГОРОДСКИЙ.
  
   Священнорыцари, дворяне Божьи,
   Вам Новгород Великий бьет челом
   И мирных дней от Господа желает!
  
   АНДРЕЙ ВАЛЬВЕН.
  
   Российский князь! Как друга и как брата,
   Приветствует тебя Ливонский орден -
   Магистр и комтур, фохты и вассалы.
   Мы счастливы, что ныне посетил
   Столь славный князь ливонские владенья.
   Мы видим в этом дружества залог.
   Кровавой распри минут злые годы,
   И с Новгородом вновь соединит
   Ливонию желанное соседство -
   Для общих выгод, мира и любви.
  
   КОМТУР.
  
   Привет тебе и Новгороду, князь!
  
   КРИКИ.
  
   Wilcommen! - Hoch! - Wivat! - Wilcommen Hoch!
  
   КНЯЗЬ ВАСИЛИЙ.
  
   Спасибо вам за ласковое слово,
   Я ваш привет на вече передам.
   Добро привыкли помнить россияне,
   А зло и кривду рады позабыть.
  
   ФОХТ.
  
   Пожалуй, князь, вступи в обитель нашу!
   Хоть трапезой монашескою мы
   Не можем гостя чествовать во славу, -
   К смиренному радушью снизойди.
  

(Трубы. Князь, свита, магистр и рыцари процессией входят на террасу замка).

ЯВЛЕНИЕ III.

Ульрих и Рено де-ля-Тур.

  
   РЕНО.
  
   Торжественное шествие... Ага!
   Кутят сегодня черные монахи
   И будет пир. А то бывало здесь
   Звучали лишь молитвы да каноны.
   Среди псалмов оружие бряцало
   И колокола похоронный звон
   Будил мечтанья мрачные о жизни.
   Не замок - монастырь. Тоска, тоска!
   Я право думал, что умру от скуки.
   Но нынче здесь, мой бедный трубадур,
   Найдется дело для веселой лютни,
   И струн своих коснешься ты смелее,
   Когда покрыться ржавчиной они
   В молчании печальном не успели.
   Ты слышал, Ульрих, дамы будут здесь,
   И говорят, прекрасные... О, чудо!
  
   УЛЬРИХ (перебирая струны).
  
   О герцогине кто-то говорил.
  
   РЕНО.
  
   Клянусь, - она, с толпою дам придворных,
   Способная унылый монастырь
   Мгновенно превратить в волшебный замок.
   Ведь до сих пор я видел здесь одну
   Проклятую старуху судомойку.
   Служила честно ордену она,
   Молилась мыла и скребла, как крыса, -
   Из тех, что в старой башне завелись.
  
   УЛЬРИХ.
  
   Да, здесь отвыкнуть можно от веселья, -
   Зато царит отрадно тишина,
   И сердце в ней как будто отдыхает
   От множества тревог пережитых.
   Скажи, у вас в Бургундии прекрасной
   Жить весело? Есть женщины, вино,
   Пиры, забавы, песни и турниры?
   Зачем покинул ты свой край счастливый?
  
   РЕНО.
  
   Ты, может быть, слыхал об альбигойцах?
   Во Франции их гонят и клянут
   И ересью считают их ученье, -
   За то, что папе не кадят они.
   Крестовые походы научили
   Нас многому. Не верим мы давно.
   В пустынях чахлых желтой Палестины,
   Омытых кровью рыцарей креста,
   Сомненья родились, как пыльный кактус
   В колючках острых, желтый и сухой.
   Он разорвал лохмотья прежней веры
   И в ней сквозит одна лишь нагота.
  
   УЛЬРИХ.
  
   Ты альбигоец?
  
   РЕНО.
  
                   Да, еретиком
   Меня давно во Франции прозвали
   И мне пришлось отечество покинуть.
   Католики не любят, ведь, шутить, -
   На родине мне жить теперь опасно.
   А здесь никто не знает обо мне, -
   Ливонцам меч мой нужен, а не вера.
  
   УЛЬРИХ.
  
   Но ты за папу бьешься в их рядах?
  
   PЕНO.
  
   За папу или черта рад я драться, -
   Не все ль равно? Не веря ни во что,
   Я, как солдат, служу своим знаменам.
   Кто видел, чтоб Рено ля-Тур бежал
   Перед врагом, покинув поле чести?
   Теперь мне нужно золото одно,
   Вино, игра, красавицы, веселье,
   И если мне заплатить кардинал,
   Я после битвы подниму забрало
   И за его святейшество готов
   Свой кубок выпить... Dominus vobiscum!
  
   УЛЬРИХ.
  
   Нет, верю я! Неясные стремленья
   Влекут меня к нездешней красоте.
   Среди тревог, отчаянья, сомненья
   Я следую неведомой мечте.
   Пусть волны бьют в шумящем океане,
   Пусть омрачен лазурный небосвод,
   Но как звезда, блеснувшая в тумане,
   Мечта моя таинственно зовет.
   Когда-то я любил... Моя подруга,
   Прекрасная, как юная весна,
   Среди цветов пленительного юга
   Сама цветком казалась. Как нежна
   Была моя Агнеса! Но увяли
   Любовь моя, и песня, и цветы.
   Лишь в небесах, не зная слез печали,
   Горит звезда бессмертной красоты.
   Как часто я хотел в пирах забыться,
   Среди утех, и женщин, и вина,-
   Забвенья нет! Душа моя стремится,
   Восторженной мечтой обольщена.
   Как пилигрим, блуждающий в пустыне,
   Я в даль иду, покинув край родной,
   Молюсь Мадонне, верую святыне, -
   Мой меч и лютня служат Ей одной.
  
  
  

ЯВЛЕНИЕ IV.

Те же и княгиня Васса.

  
   РЕНО.
  
   Смотри сюда! Небесное виденье.
   Мечта твоя спустилась с облаков.
   О, если только сердце под кирасой
   Не перестало биться у меня,
   Не защитят его стальные латы!
   Бери-ка лютню, милый мой певец,
   Клянуся небом - Это герцогиня!
  
   УЛЬРИХ.
  
   Не брежу ль я? Прекрасное лицо
   И этот взор, сияющий и кроткий,
   Напомнили мне счастье прежних дней.
   Заговорит, - и вдруг узнаю голос
   Моей Агнесы...
  
   РЕНО.
  
             ... Подойди же к ней!
  
   УЛЬРИХ (склонив колено).
  
             ***
   Загоралось в поле пламя,
   Рвется вверх его струя,
   Как во время бури знамя
   От железного копья.
             ***
   Вспыхнет искра огневая,
   Но до солнца не дойдет, -
   Угасая и блистая,
   Пеплом на землю падёт.
             ***
   Песнь любви к тебе прелестной,
   Недоступной, как звезда,
   Не домчится в край небесный,
   Не достигнет никогда!
             ***
   Но замолкнув без ответа
   У твоих прекрасных ног,
   Вздох любви, как песня эта,
   Сердца верного залог!
  
   РЕНО.
  
   Позвольте вместе с песней трубадура
   Приветствовать вас, герцогиня Бела.
   Суровый замок вашей красотой
   Мгновенно превращен в дворец волшебный, -
   В нем снова музыка, любовь и счастье!
  
   КНЯЖНА ВАССА.
  
   Благодарю за рыцарский привет.
   Но вы ошиблись, - герцогиня Бела
   Идет за мной. - Вот, кажется, она!
   Ей по достоинству принадлежит
   Все то, что мне дарите так любезно.
   Привет и песня слишком драгоценны
   Для скромности моей. Простите, рыцарь.

(Подымается на террасу замка).

  
  

ЯВЛЕНИЕ V.

Те же, кроме Вассы, и герцогиня Бела. Герцогиня входит в сопровождении брата Ансельма и свиты придворных дам.

  
   РЕНО.
  
   Ну, дал я маху! Вот ведь герцогиня.
   И как я мог принять простушку эту
   За женщину блестящую, как та,
   Что к нам идет с великолепной свитой?
  
   УЛЬРИХ.
  
   И можешь ты с небесной красотой,
   Которая явилась к нам мгновенно,
   Равнять напыщенность, надменность, гордость,
   Идущие в алмазах и венце?
   Красива точно герцогиня Бела.
   Но чувственно-лукавые уста
   Способны возбудить одни желанья, -
   Тогда как та, ее склоненный взгляд
   И простота прекрасная движений
   Душе смущенной говорят невольно.
   Как мне она напомнила Агнесу...
  
   РЕНО.
  
   Что понимаешь ты? Скорей, взяв лютню,
   Склони колено перед герцогиней
   И мой привет ей в песне передай.
  
   УЛЬРИХ.
  
   Я дважды песнь одну не повторяю,
   А новой нет в запасе у меня.
   Родится в сердце песня трубадура.
         (Отходит).
  
   ГЕРЦОГИНЯ ВАССА (Брату Ансельму).
  
   Вы говорили мне, святой отец,
   Что Новгородский князь учтивый рыцарь?
   Но я встречала часто россиян
   В посольствах, в замке моего супруга,
   Который недостойным подозреньем
   Так оскорбил меня, ревнуя низко.
   Maria! Iesus! - как неправ был он!
   Святой отец, ведь эти россияне
   Любезностью, умом, искусством светским
   Похвастаться не могут при дворе,
   Как польские вельможа и магнаты.
   Ваш князь пришел из северных лесов.
   Я вряд ли приручить его сумею.
   Скажите, нет на нем медвежьей шкуры?
   Когда он руку крепко мне сожмет,
   Я закричу от ужаса и боли.
  
   АНСЕЛЬМ.
  
   Поверьте герцогиня, князь пленит
   Вас обхожденьем и умом приятным,
   А красоту, конечно, он заметит
   И перед ней не сможет устоять.
   Сердца простые более доступны
   Кокетству женскому, и опыт ваш
   Подскажет вам, чем тронуть дух суровый.
   Ливонский орден вверил вам судьбу.
  
   ГЕРЦОГИНЯ.
  
   Но князь - схизматик?
  
   АНСЕЛЬМ.
             ...Верьте, герцогиня,
   В том нет греха, что к счастью ближних служит.
   Как духовник и ваш наставник в мире,
   Вам, дочь моя, даю благословенье!
  
   ГЕРЦОГИНЯ (даме из свиты)
  
   Поправьте, милая, корону мне
   И мой наряд. Когда-то в этом платье
   Я при дворе Людовика была.
   Все рыцари и сам король французский
   Меня "прекрасной феей" называли.
   Ведь за год не могла я постареть,
   Не правда ли, святой отец?
   И красотой желаю я затмить
   Знатнейших дам. Вернет на орден мне
   Часть средств моих, удержанных супругом?
  
   АНСЕЛЬМ.
  
   Магистр в долгу не будет, герцогиня.
  

(Вечереет).

  
   ГЕРЦОГИНЯ.
  
   О, если так, я сети золотые
   Сумею протянуть, и пленник наш
   Их разорвать едва ли сам захочет.
   Его я в замке долго удержу.
   Моей любви заложником он будет.
   Но, право же, игра не весела...
   В Ливонии так мало развлечений.
   Святой отец, идемте, ждет нас пир!
  
   АНСЕЛЬМ.
  
   Я провожу вас в замок, герцогиня!
  

(Герцогиня со свитой проходит мимо Ульриха и Рено, который делает низкий поклон).

  
   РЕНО.
  
   О, черт возьми! Она на мой поклон
   И головой надменной не кивнула,
   Прошла, совсем меня не замечая,
   Как будто перед нею был не я,
   Герба ля-Тур, Рено - известный рыцарь,
   Бургундии славнейший паладин!
  
   УЛЬРИХ.
  
   Бургундское вино тебя утешит.
   Идем скорее - музыка слышна,
   И кубков звон несется в старой зале.
   Но этот сад прохладою вечерней
   Объять так сладко, что его покинуть
   Не хочется. Бросают листья тень,
   Цветов душистых льется запах нежный.
   Идем, не то без песен будете пир.
   А что вино без лютни трубадура?
  

(Уходят).

  
  

ЯВЛЕНИЕ IV.

Колокол. По сцене проходит стража. Потом входят Василько, Пересвет и витязи.

  
   ВАСИЛЬКО.
  
   Оседланы ли кони?
  
   ПЕРЕСВЕТ.
  
                   Как велели,
   Так сделано. У замка ждут в кустах
   Два отрока и гридни с лошадями.
   Но мнится мне, напрасно держишь ты
   На рыцарей ливонских подозренье, -
   Они союза ищут, не вражды.
   С чего, скажи, помыслить им на князя
   И черною изменой изводить?
   Кругом привет, веселие в хоромах,
   Поместный пир идет своим чредом,
   И во хмелю рекою льются брашна.
  
   ВАСИЛЬКО.
  
   А все-таки быть надо настороже.
   Неровен час, - стрясется вдруг беда.
   Забыл ты, чай, как Глеба и Бориса
   Предательством злодеи извели?
   Досель ужасно имя Святополка,
   И в наши дни над русскою землей
   Кровавые еще витают тени.
   Пирует князь, а нам не след хмелеть.
   Мы близ него останемся дозором,
   Не спустим глаз, - усмешку, взгляда косой.
   Всех помыслов невольное движенье
   Нам подмечать, среди беседы нужно.
   Не по сердцу мне эта западня,
   Железные запоры, башни, стены
   И лютых немцев ласковые речи...
         (Проходит стража).
   Гляди,- идут их латники обходом,
   Не брякнет меч, не зазвенит доспех.
   Тот бодрствует, чья совесть не спокойна,
   Да мертвецы так бродят по ночам.
   Мне чудится недаром злое дело.
  
   СТРАЖА.
  
   Wer da?
  
   ВАСИЛЬКО.
  
             Ты слышишь?
  
   ПЕРЕСВЕТ.
  
                       Крик сторожевой.
   Ты попусту тревожишься, Василько.
   Не тайного убийства я боюсь,
   А прелести очей, улыбок женских.
   Вот где коварный умысел сокрыт.
   Заметил ты, что князя молодого
   Красавицы опутали кругом,
   А за одной следит он особливо...
   И подлинно заезжая княжна
   Взяла лицом, лебяжьей шеей, станом.
   Воркует с ним, что горлинка, она.
  
   ВАСИЛЬКО.
  
   По младости такое разумеешь.
   За князя нашего я не страшусь, -
   Не по летам он зрел умом высоким.
   Совет и дело в мыслях у него.
  
   ПЕРЕСВЕТ.
  
   Не говори, Василько! Кто изведал
   Все колдовство девичьей красоты.
   Тот знает, чем к себе приворожить
   Умеют нас кудесницы лихие.

Другие авторы
  • Илличевский Алексей Дамианович
  • Салов Илья Александрович
  • Мещерский Александр Васильевич
  • Павлищев Лев Николаевич
  • Феоктистов Евгений Михайлович
  • Марин Сергей Никифорович
  • Тарусин Иван Ефимович
  • Тимковский Николай Иванович
  • Карасик Александр Наумович
  • Зарин-Несвицкий Федор Ефимович
  • Другие произведения
  • Юшкевич Семен Соломонович - Осень
  • Крыжановская Вера Ивановна - Заколдованный замок
  • Левенсон Павел Яковлевич - Чезаре Беккариа. Его жизнь и общественная деятельность
  • Чарская Лидия Алексеевна - Меч королевы
  • Картер Ник - Прелестная умница
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Уголино... Сочинение Николая Полевого
  • Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - Хорошие люди
  • Чичерин Борис Николаевич - История политических учений. Часть вторая. Новое время
  • Чернышевский Николай Гаврилович - Г. Чичерин как публицист
  • Шеллер-Михайлов Александр Константинович - Стихотворения
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 486 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа