Главная » Книги

Шекспир Вильям - Сонеты, Страница 4

Шекспир Вильям - Сонеты


1 2 3 4 5 6 7 8

gn="justify">  Так глубоко сроднился он со мною.
  
  
  Мне кажется, нет облика красивей,
  
  
  Нет лучше стана, выше правоты,
  
  
  Что нет моей оценки справедливей,
  
  
  Что все во мне достойно похвалы.
  
  
  Но чуть возьмусь за зеркало, я вижу,
  
  
  Как стал я стар, как истощен тоской, -
  
  
  И самомненье, падая все ниже,
  
  
  Становится обманчивой мечтой.
  
  
   То не себя - тебя я обожаю!
  
  
   В твою весну сентябрь мой облекаю.
  
  
  
  
   63
  
  
  Придет пора, когда моя любовь,
  
  
  Как я теперь, от времени завянет,
  
  
  Когда часы в тебе иссушат кровь,
  
  
  Избороздят твое чело и канет
  
  
  В пучину ночи день твоей весны;
  
  
  И с нею все твое очарованье,
  
  
  Без всякого следа воспоминанья,
  
  
  Потонет в вечной тьме, как тонут сны.
  
  
  Предвидя грозный миг исчезновенья,
  
  
  Я отвращу губящую косу,
  
  
  Избавлю я навек от разрушенья
  
  
  Коль не тебя, то черт твоих красу,
  
  
   В моих стихах твой лик изобразив -
  
  
   В них будешь ты и вечно юн, и жив!
  
  
  
  
   64
  
  
  Когда я зрю, как время искажает
  
  
  И блеск и роскошь отошедших лет,
  
  
  Как башни в прах паденья низвергает,
  
  
  Как истребляет вечной бронзы след,
  
  
  Как океан голодный пожирает
  
  
  Приливом стран цветущих берега
  
  
  Иль вдруг выводит из-под волн луга,
  
  
  Что здесь творит, там властно разрушает;
  
  
  Когда я зрю судьбины государств,
  
  
  Блеск их расцвета, ужас распаденья,
  
  
  То понимаю, видя гибель царств,
  
  
  Что и твое настанет разрушенье...
  
  
   Мне эта мысль как смерть. И лишь печаль
  
  
   Жива о том, что потерять так жаль.
  
  
  
  
   65
  
  
  Раз бронзе, камню, землям, океану
  
  
  Предел кончины предназначил рок,
  
  
  Как отразит свирепство урагана
  
  
  Красы весенней девственный цветок?
  
  
  Как устоит медовое дыханье
  
  
  Напору вихря мчащихся времен,
  
  
  Когда гранит скалы не защищен,
  
  
  Ни сталь оград от времени метанья?
  
  
  О страшный помысел! Где? Кто, увы! -
  
  
  Кто перл времен от времени спасет?
  
  
  Кто запретит гниенье красоты?
  
  
  Кто гибель прекратит? - Никто! Покуда
  
  
   Великое не совершится чудо
  
  
   И из чернил любовь не зацветет.
  
  
  
  
   66
  
  
  Томимый этим, к смерти я взываю;
  
  
  Раз что живут заслуги в нищете,
  
  
  Ничтожество ж - в веселье утопая,
  
  
  Раз верность изменяет правоте,
  
  
  Раз почести бесстыдство награждают,
  
  
  Раз девственность вгоняется в разврат,
  
  
  Раз совершенство злобно унижают,
  
  
  Раз мощь хромые силы тормозят,
  
  
  Раз произвол глумится над искусством,
  
  
  Раз глупость знанья принимает вид,
  
  
  Раз здравый смысл считается безумством,
  
  
  Раз что добро в плену, а зло царит -
  
  
   Я, утомленный, жаждал бы уйти,
  
  
   Когда б тебя с собой мог унести!
  
  
  
  
   67
  
  
  Зачем он должен средь заразы жить,
  
  
  Присутствием уродство украшая?
  
  
  Затем ли, чтоб защитой зла служить,
  
  
  Красой своей невзрачность прикрывая?
  
  
  Иль чтоб могла подделка передать
  
  
  Его лица пленительную живость?
  
  
  Но что бескровью лживых роз искать,
  
  
  Коль роз живых сияет в нем правдивость?
  
  
  Зачем живет он в дни, когда бедна,
  
  
  Как нищая, красой природа стала?
  
  
  - Затем, что в нем лишь вся ее казна
  
  
  И без него платить ей силы б не хватало.
  
  
   Да, в нем одном краса былая вновь
  
  
   Сияет нам и радует любовь.
  
  
  
  
   68
  
  
  Его ланиты - образец былого,
  
  
  Где, как цветок, взрастала красота,
  
  
  Где лживый цвет поддельного лица
  
  
  Не смел еще касаться до живого;
  
  
  Где золотых кудрей с главы почивших
  
  
  Никто не смел у гроба отнимать,
  
  
  Чтоб снова жить и снова украшать
  
  
  Живущего красой кудрей отживших.
  
  
  Лишь в нем видна былая простота,
  
  
  Вся без прикрас, правдива и чиста,
  
  
  Не знавшая весны с чужой травою, -
  
  
  Ни грабежа, чтоб вновь стать молодою.
  
  
   Как в образце природы в нем видна
  
  
   Глазам поддельной - прежних дней краса.
  
  
  
  
   69
  
  
  Все, что в тебе извне доступно взгляду,
  
  
  Ни для кого не может лучше быть:
  
  
  Твой светлый лик вселяет всем усладу,
  
  
  Враги - и те должны его хвалить.
  
  
  Так внешности дарует внешность цену.
  
  
  Но те же, что склоняются пред ней,
  
  
  Другое говорят, хвале на смену,
  
  
  Направив взоры глубже в суть вещей.
  
  
  Достоинства души твоей познав,
  
  
  Ей воздают лишь по ее деяньям.
  
  
  Их мысль тогда, в разладе с любованьем,
  
  
  Поражена зловоньем сорных трав.
  
  
   Но почему твой дух не отвечает
  
  
   Красе? Разгадка в том, что он мельчает.
  
  
  
  
   70
  
  
  То не беда, что ты хулы предмет!
  
  
  Прекрасное рождает осужденье.
  
  
  Ведь красоты без темных пятен нет.
  
  
  И в чистом небе ворон реет тенью.
  
  
  Будь ты хорош, и грязный яд злословья
  
  
  Поднимет лишь тебя в глазах людей.
  
  
  Ведь червь грызет с особенной любовью
  
  
  Сладчайший цвет. Ты ж - цвет весенних дней!
  
  
  Ты пережил соблазны юных лет
  
  
  Нетронутым иль свергнув нападенье,
  
  
  Но этим злейший возбудил навет
  
  
  И дал ему свое утроить рвенье.
  
  
   Когда бы он тебя не искажал,
  
  
   Мильон сердец к твоим ногам бы пал.
  
  
  
  
   71
  
  
  Когда умру, оплакивай меня
  
  
  Не долее, чем перезвон печальный,
  
  
  Что возвестит отход из мира зла
  
  
  На пир червей, под камень погребальный.
  
  
  При чтеньи этих строк не вспоминай
  
  
  Руки моей, писавшей их когда-то.
  
  
  Я так люблю тебя! Мне лучше, знай,
  
  
  Забытым быть тобою без возврата,
  
  
  Чем отуманить облик твой слезой.
  
  
  Задумавшись над строфами моими,
  
  
  Не поминай, печальный, мое имя,
  
  
  Любовь твоя пускай умрет со мной,
  
  
   Чтоб злобный мир, твою печаль почуя,
  
  
   Не осмеял бы нас, когда умру я.
  
  
  
  
   72
  
  
  Из страха, чтоб тебя не раздражали
  
  
  Вопросами, какою из заслуг
  
  
  Я удостоился твоей печали,
  
  
  Когда умру, - забудь меня, мой друг!
  
  
  Нет у меня заслуг, а ты невольно
  
  
  Выдумывать начнешь их или лгать
  
  
  И скажешь более, чем добровольно
  
  
  Скупая правда может мне их дать.
  
  
  Пусть, чтобы ложь любви не загрязнила
  
  
  И чтобы ты не лгал, меня любя, -
  
  
  Мое название возьмет могила,
  
  
  Ни одного из нас не устыдя:
  
  
   Меня - за скудость дел моих, тебя -
  
  
   За то что жил, ничтожество любя.
  
  
  
  
   73
  
  
  Во мне ты можешь видеть время года,
  
  
  Когда слетел иль редок желтый лист
  
  
  На тех ветвях, что треплет непогода,
  
  
  Там, где весной звучал веселый свист.
  
  
  Во мне ты видишь сумерки тех дней,
  
  
  Когда заря на западе блистает,
  
  
  А ночь за ней - все ближе, все черней -
  
  
  В подобье смерти мир успокояет.
  
  
  Во мне ты видишь тление костра
  
  
  На пепле чувств всего, что было мило,
  
  
  Достигшее до смертного одра,
  
  
  Снедаемое тем, чем прежде жило.
  
  
   И, видя это, любишь ты сильней
  
  
   Того, чья жизнь - вопрос немногих дней.
  
  
  
  
   74
  
  
  Покоен будь. Когда приказ суровый
  
  
  Бесследно унесет меня долой,
  
  
  В моих стихах вернусь я к жизни снова,
  
  
  И в памяти останусь я с тобой.
  
  
  Читая их, прочтешь, что в лучшей части
  
  
  Они, мой друг, посвящены тебе.
  
  
  Земля пойдет к земле. В твоей же власти
  
  
  Останется все лучшее во мне.
  
  
  Итак, утратишь ты лишь труп презренный,
  
  
  Добычу злодеяний и червей,
  
  
  Не стоящий твоей тоски священной
  
  
  И не достойный памяти людей.
  
  
   В нем содержание лишь было ценно,
  
  
   Оно же здесь пребудет неизменно.
  
  
  
  
   75
  
  
  Для дум моих ты то, что пища телу,
  
  
  Иль благодатный дождик в летний зной.
  
  
  Я за тебя в разладе сам с собой,
  
  
  Как с деньгами скупец закоренелый:
  
  
  То горд, как обладатель, то потом
  
  
  Боюсь, мой клад похитят годы-воры,
  
  
  То жажду только быть с тобой вдвоем,
  
  
  То привлекать на нас с тобой все взоры, -
  
  
  То на тебя гляжу до пресыщенья,
  
  
  То изнываю в жажде увидать.
  
  
  Не знаю я другого наслажденья,
  
  
  Чем то, которое ты можешь дать.
  
  
   Так я то сыт, то алчен - день за днем
  
  
   Бываю нищим или богачом.
  
  
  
  
   76
  
  
  Зачем мой стих так беден новизной
  
  
  И так далек от смелых выражений?
  
  
  Зачем я с веком не ищу порой
  
  
  Иных созвучий, свежести сравнений?
  
  
  Зачем пишу все то же об одном,
  
  
  Все облекая в прежние одежды,
  
  
  И в каждом слове выдаю пером,
  
  
  Кто вдохновитель мой и где надежды?
  
  
  О, знай, мой друг, ты свет моих стихов;
  
  
  Ты и любовь - вот все их содержанье.
  
  
  Я только тщусь из тех же старых слов
  
  
  Дать чувству вновь иное одеянье.
  
  
   Ведь солнце каждый день старо и ново.
  
  
   Так и любовь, твердя все то же слово.
  
  
  
  
   77
  
  
  Как вянешь ты, пусть зеркало покажет,
  
  
  Твои часы - как праздно ты живешь.
  
  
  В пустых листах твой дух печатью ляжет,
  
  
  В них поученье ты себе найдешь:
  
  
  Морщины, отраженные стеклом,
  
  
  Твердят, что нас могила ожидает,
  
  
  А ход часов не шепчет ли о том,
  
  
  Что в вечность время, крадучись, шагает?
  
  
  Чего не может память сохранить,
  
  
  Доверь пустым листам, и ты нежданно,
  
  
  Когда начнут созданья мозга жить,
  
  
  Познаешь дух, тебе природой данный.
  
  
   Чем чаще будешь их читать, тем ты
  
  
   Богаче будешь, а с тобой - листы.
  
  
  
  
   78
  
  
  Я так же часто призывал тебя
  
  
  Быть Музою моих стихотворений,
  
  
  Как все другие, что несут, как я,
  
  
  К твоим стопам плоды их вдохновений.
  
  
  Твой облик, что научит петь немого
  
  
  И неуча парить за облака,
  
  
  Дал силы новые искусству слова,
  
  
  Удвоил мощь и грацию стиха.
  
  
  Но более всего гордись моим:
  
  
  В нем все - любовь, все - пламень чувства.
  
  
  Ты только придал внешний блеск другим
  
  
  И прелестью своей развил искусство -
  
  
   Но можно ли сравнить, что сделал мне ты,
  
  
   Из неуча взведя меня в поэты?
  
  
  
  
   79
  
  
  Пока один тебя я призывал,
  
  
  Ты лишь мои стихи дарил приветом.
  
  
  Теперь, когда отцвел мой мадригал
  
  
  И Муза перешла к другим поэтам,
  
  
  Я допускаю: чар твоих предмет
  
  
  Достоин лучшего пера, чем это,
  
  
  Но все, что скажет о тебе поэт, -
  
  
  Платеж тебе твоею же монетой.
  
  
  Достоинства ль твои он воспевает -
  
  
  Он из твоих поступков их берет.
  
  
  Красу у щек твоих он похищает.
  
  
  Что он ни славит, все в тебе живет.
  
  
   Чего ж тебе его благодарить
  
  
   За то, что сам ты вынужден платить?
  
  
  
  
   80
  
  
  О, как мне страшно о тебе писать,
  
  
  Узнав, что лучший дух тебя возносит
  
  
  И силится мои хвалы попрать!
  
  
  Но раз дары твои свободно носят,
  
  
  Как океан безбрежный, все равно
  
  
  И бедное, и мощное ветрило,
  
  
  Мой жалкий челн - пускай слабей его! -
  
  
  Направит вдаль упрямое правило.
  
  
  Спасешь - и полечу по гребню волн,
  
  
  Пока он ждет над бездной молчаливой.
  
  
  Дашь гибель - значит, я негодный челн,
  
  
  А он могуч в постройке горделивой.
  
  
   И если рок судил мне пораженье,
  
  
   В моей любви гнездилось уж паденье...
  
  
  
  
   81
  
  
  Мне ль пережить тебя назначил рок,
  
  
  Иль раньше буду я в земле зарыт,
  
  
  Не вырвет смерть тебя из этих строк,
  
  
  Хотя я буду сам давно забыт.
  
  
  Бессмертье в них тебе судил Всесильный,
  
  
  А мне, когда умру, - удел червей.
  
  
  Мне предназначен скромный холм могильный,
  
  
  Тебе - нетленный трон в очах людей.
  
  
  Твой монумент - мой стих: прочтут его
  
  
  Еще бытья не знающие очи
  
  
  На языках, неведомых еще.
  
  
  Когда мы все умолкнем в вечной ночи,
  
  
   Ты будешь жив - так мощен я в стихах,-
  
  
   Где дышит дух живой - в людских устах!
  
  
  
  
   82
  
  
  Допустим, что ты чужд моим стихам
  
  
  И можешь дать оценку беспристрастно
  
  
  Тем посвященьям, что к твоим стопам
  
  
  Писатели несут подобострастно.
  
  
  Ты столь же полон знаний, как красот,
  
  
  И, думая, что мной не оценен,
  
  
  Теперь искать размеров принужден
  
  
  Свежей моих для песен и для од.
  
  
  Ну что ж, ищи! Но ты увидишь скоро,
  
  
  Как много лжи средь выспренних потуг,
  
  
  Что истинно, без ложного убора
  
  
&n

Другие авторы
  • Языков Николай Михайлович
  • Вассерман Якоб
  • Урусов Сергей Дмитриевич
  • Шаховской Александр Александрович
  • Меньшиков Михаил Осипович
  • Чаев Николай Александрович
  • Урванцев Николай Николаевич
  • Маяковский Владимир Владимирович
  • Кюхельбекер Вильгельм Карлович
  • Медведев М. В.
  • Другие произведения
  • Богданов Александр Александрович - Протест А. А. Богданова в редакцию "Пролетария"
  • Немирович-Данченко Василий Иванович - Мурманский берег
  • Аксаков Иван Сергеевич - В ответ на статью "Гражданина" о печати
  • Фурманов Дмитрий Андреевич - Епифан Ковтюх
  • Бедный Демьян - Бедный Демьян: биографическая справка
  • Чернышевский Николай Гаврилович - М. Г. Петрова. "Негласная беседа о Чернышевском"
  • Куприн Александр Иванович - Друзья
  • Остолопов Николай Федорович - Лирическая песнь при известии о новых победах
  • Фет Афанасий Афанасьевич - О стихотворениях Ф. Тютчева
  • Шевырев Степан Петрович - Веверлей, или Шестьдесят лет назад
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 224 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа