Главная » Книги

Развлечение-Издательство - Выходец с того света, Страница 3

Развлечение-Издательство - Выходец с того света


1 2 3

ия вскоре подтвердили мне, что полиция и суд в данном случае находятся на пути к совершению непростительной судебной ошибки. Поручик фон Росла невинен, как новорожденный младенец. Настоящий зачинщик достойного смертной казни преступления должен быть найден в другом месте. Этот тигр в образе человека, которому чужая жизнь нипочем, находится на свободе и собирается присоединить к первой своей жертве вторую. Этой жертвой намечены вы. Сегодня ночью вы будете убиты, если мы не примем надлежащих мер для пресечения этого гнусного преступления.
   Адвокат вскочил, как ужаленный, бледный, как полотно, с выражением ужаса на лице.
   - Как это возможно? - кричал он. - Что этим негодяям от меня нужно? Меня точно обухом ударили по голове - мой рассудок мутится! Говорите, посоветуйте, что мне делать! Ваши сообщения совершенно расстроили мою способность мыслить!
   Холмс с довольным видом погладил подбородок.
   - Вот так-то вы мне нравитесь, господин юстиции советник. Теперь с вами можно разговаривать. Слушайте же внимательно, но предварительно ответьте мне на один вопрос: вы ведь знаете содержание завещания покойного Росла, - скажите, кому он отказал свое состояние?
   Адвокат удивленно посмотрел на своего посетителя:
   - То, что вы пытаетесь узнать у меня, представляете собою профессиональную тайну, которую я не вправе открывать никому.
   - Мне кажется, - спокойно возразил Холмс, - что раз вопрос идет о вашей жизни и смерти, вы могли бы сделать исключение и доверить мне эту тайну, тем более, что завтра утром она сделается общим достоянием.
   Адвокат долго еще колебался, пока, наконец, решился, и сообщил, что все состояние убитого старика должно перейти по завещанию в руки поручика фон Росла.
   - Я так и знал, - обрадовался знаменитый сыщик, - теперь я уже вовсе не сомневаюсь в верности моих предположений. Слушайте же: барон фоне Росла убит. Убийцы несомненно совершили подлог хранящегося у вас завещания, заменив его поддельным, в котором единственным наследником назначается опустившийся племянник убитого, Фриц Ротман. Завтра состоится вскрытие завещания. Оно не должно состояться в вашем присутствии, так как ведь вы немедленно же обнаружите подлог и разоблачите виновного. Одна только смерть ваша устраняет эту опасность. Так как ваша экономка и другие лица знают, что вы намерены совершить поездку, то ваше отсутствие никого не удивит. А этого срока будет достаточно, чтобы дать убийцам возможность получить наследство и беспрепятственно скрыться. Благодаря моей системе сыска мне удалось узнать целый ряд данных и фактов, по сопоставлению и развитии которых я и вывел вышеизложенные умозаключения, в правильности коих теперь совершенно не сомневаюсь.
   Юстиции советник вытер лоб.
   - Располагайте мною, сударь, я беспрекословно сделаю, что вы пожелаете.
   - Отлично, слушайте же мои указания. Никому не говорите о том, что вы услышали от меня, меньше всего же лицам, окружающим вас. Это первое условие для достижения успеха моего плана. Заканчивайте ваши дела здесь, как всегда, поговорите с экономкой о вашей поездке, и приготовьте все для нее. Сегодня вечером вы впустите меня к себе в квартиру. Мы с вами будем ожидать в комнате, рядом с вашей спальней. Тем временем мой помощник изготовит куклу, похожую на вас. Ее-то мы положим в вашу постель, а темнота довершит остальное. В тот момент, когда преступник будет намереваться привести в исполнение убийство, ему в этом воспрепятствует появление моего помощника. Я надеюсь, что это появление так подействует на преступника, что он лишится способности свободно действовать в течение ближайшего промежутка времени. Затем вы останетесь скрыты до момента вскрытия завещания. Для других, особенно для ваших служащих вы будете в отъезде. А в минуту вскрытия подложного завещания мы с вами вместе появимся среди алчущих наследства. Таким образом, нам представится случай уличить духовного руководителя всеми подлостями и предать его в руки правосудия.
   - А кто же этот негодяй, который взял на себя такое бремя преступлений? - дрожащими губами спросил юстиции советник.
   - На этот вопрос вам ответит сцена при вскрытии завещания, многоуважаемый господин юстиции советник. Теперь ответ ещё преждевременен. Вы должны оставаться беспристрастным. Малейший признак недоверия заставил бы этих зверей немедленно изменить уже подготовленный план. - Ну-с, я должен кончить, да и затем слишком продолжительная, беседа с вами обратит на себя внимание ваших клиентов.
   Бедно одетый "учитель в отставке" вышел из дома юстиции советника и медленной, неуклюжей походкой пошел по улице. Движение на улице, казалось, не нравилось ему, случалось, что он шел вправо, вместо того, чтобы идти влево, что его призывали к порядку в более или менее резкой форме при том или другом столкновении. Он дошел до большого дома с массой квартир и исчез в одной из комнат четвертого этажа.
   Через короткое время из того же дома вышел высокий господин в длинном, модном пальто, и незаметным образом смешался с толпой.
   Он сел в один из вагонов проезжавшего трамвая, но, по-видимому, не шел к определенной цели.
   Он несколько раз пересаживался на другие линии трамвая и бесцельно проезжал по улицам. Вблизи Карльтон-отеля он сошел и подошел к роскошному зданию гостиницы.
   Перед отелем собралась громадная толпа; верховой полицейский старался освободить проход в этой толпе.
   Знаменитый сыщик с трудом протискался к подъезду, у которого стояло двое полицейских, не допускавших посторонних.
   Сыщика пропустили, так как швейцар удостоверил, что он живет в отеле.
   В высоком вестибюле царила страшная суета, резко бросавшаяся в глаза в отличие от сохранявшейся здесь обыкновенно тишины.
   Несколько гостей возбужденным тоном требовали подачи счета, и увещевания официантов ни к чему не приводили.
   Ведущая к верхним этажам широкая лестница была засыпана обломками стены и кусками ковров. Чем выше, тем больше казалась картина разрушения.
   Во втором этаже стояла группа возбужденных людей, и в центре её выделялась форма полицейского комиссара.
   Директор гостиницы бегал то сюда, то туда. Он увещевал и распоряжался, а, завидя поднимавшегося по лестнице гостя, он отделался от лиц, с которыми разговаривал, и подбежал к пришедшему.
   - Здесь произошло большое несчастье, мистер Блэкфильд. Около получаса тому назад пришел посыльный с пакетом в руке и побежал вверх по лестнице, не отвечая на оклик швейцара. Вдруг раздался страшный взрыв. Все здание задрожало до основания, и когда мы в испуге сбежались и добрались сюда наверх, нам представилась ужасная картина. Страшно изуродованный до неузнаваемости труп посыльного лежал на лестнице. Окружающие комнаты все были более или менее повреждены взрывом. В особенности сильно повреждена ваша гостиная. Счастье, что вас дома не было -иначе нам оставалось бы только извлечь ваш труп из-под обломков. Ваши вещи во второй комнате, к счастью, остались целы, и я уже распорядился перенести их в комнаты N~20 и N~22.
   Директор был вне себя от всех пережитых волнений - он должен был перевести дух.
   Полицейский комиссар воспользовался этой паузой, чтобы подойти к незнакомцу.
   - Вы живете здесь, сударь, позвольте узнать вашу фамилию? - вежливо спросил он, приложив руку к козырьку
   - Извольте, моя фамилия Блэкфильд, я живу в Висбадене, где пользуюсь водами, и сюда приехал на короткое время.
   - Благодарю вас. Взрыв произошел вблизи вашей комнаты. Быть может, вы сумеете сказать мне что-нибудь для выяснения дела?
   Незнакомец отрицательно покачал головой.
   - Не знаю, что и сказать вам. Я, впрочем, мало еще посвящен в происшедшее, позвольте попросить более обстоятельное пояснение?
   Полицейский комиссар беспомощно пожал плечами.
   - Можно с уверенностью предположить, что посыльный имел при себе адскую машину, которую должен был сдать здесь. На найденном мною маленьком циферблате, который каким-то чудом уцелел, стрелка показывает на два часа. Надо полагать, это тот час, когда должен был произойти взрыв. Посыльный, вероятно, впопыхах споткнулся на плюшевом ковре, вследствие чего и произошел взрыв. Посыльный этот работает в Майнце давно и известен, как бедный, но порядочный человек. Он принял поручение какого-нибудь другого лица, не подозревая, что оно будет его последней работой. Нельзя ли предположить, что это преступное покушение неизвестного лица направлено против вас?
   Мистер Блэкфильд отрицательно покачал головой.
   - Я совершенно чужой, как здесь, так и во всей Германии. Не могу себе представить, какой смысл могло бы иметь такое покушение на совершенно ни к чему непричастного гостя? Зато здесь живет несколько русских, отчасти из лучшего общества. Может быть, не дурно было бы, господин комиссар, начать расследование в этом направлении. Ненависть русских революционеров преследует высокопоставленных лиц из России с дикой, ненасытной яростью. Это было бы громадной заслугой выяснить это дело. Благодарности всех путешествующих иностранцев сосредоточились бы на исполнителе такой задачи.
   Комиссар, видимо, понял основательность высказанного предположения, а этого Шерлок Холмс только и хотел; комиссар мысленно уже представлял себе, как он удачно обнаружить гнусное преступление шайки нигилистов, как начальство его будет осыпать лестными наградами, русское правительство пожалует ему орден, а товарищи будут завидовать.
   - Вы правы, сударь, ваше мнение согласуется с моим. Я приму необходимые меры, - сказал он, поклонившись.
   Мистер Блэкфильд с легкой насмешкой посмотрел вслед удалявшемуся.
   В заново отведенных ему комнатах сыщик тщательно осмотрел свои перенесенные вещи; они все были в неприкосновенности и невредимы.
   Раздался короткий стук в дверь.
   - А, Гарри! Я думал, что сегодня до вечера тебя уж не увижу. Что нового?
   Гарри был в безукоризненном выходном костюме. Он снял светлые перчатки и поправил гардению в петлице длинного сюртука.
   - Около часу тому назад я на велосипеде, переодетый, ездил по улицам, и выслеживал нашего приятеля Крейзерта. Он без определенной цели шатался по улицам, и я уже собирался оставить преследование, как вдруг он передал посыльному средних размеров пакет, видимо давая поручение отнести его по известному адресу; потом он быстро отошел, как бы опасаясь, что его могут увидеть. Я поехал в противоположную сторону, опять повернул и осторожно поехал за посыльным до гостиницы. Затем я поехал к себе на квартиру, переоделся и окольными путями пришел сюда. Я опасался, что мерзавец Крейзерт что-нибудь затевает против вас, и намеревался известить вас, дорогой начальник, о моих наблюдениях. К сожалению, я пришел уже слишком поздно. Мое предположение, что негодяй собирается устроить гнусность, оказалось верным. Он уже успел её совершить. Если она и не постигла намеченную жертву, то все же жертвой её сделался ни в чем неповинный посыльный. - А что же будет с подлым негодяем, начальник, неужели он и дальше останется на свободе и будет совершать еще дальнейшие гнусности. А если ему удастся произвести удачное покушение на вашу жизнь? Шерлок улыбнулся.
   - Мой милый, мы уже бывали с тобой в более трудных положениях, имели дело уже с более умными и могущественными противниками, и всё-таки оставались победителями. Было бы ошибкой допускать тактические промахи из-за преувеличенной, личной опасливости. Пусть этот мерзавец пользуется золотой свободой днем больше. Он уже не успеет причинить много вреда. Завтра утром в девять часов придет его час - тогда он даст отчет в подлостях, измышленных его преступным умом. Лишившегося жизни бедного посыльного я, к сожалению, воскресить не могу, но при помощи невесты поручика Росла я попытаюсь материально обеспечить его семью. А теперь пойдем обедать, а потом кратковременный, освежающий сон должен подкрепить нас для работы, которая предстоит нам сегодня ночью.

* * *

   Юстиции советник Готоп сидел в своем кабинете вместе с Шерлоком Холмсом; разговор однако как-то не клеился. Старик быть слишком взволнован, и не мог болтать обычным, присущим ему, приятным образом, да и знаменитый сыщик был слишком занят своими мыслями.
   Наконец, Холмс прервал молчание.
   - Настало время, господин юстиции советник, когда нам следует ожидать посещения этих молодцов; хотя густые портьеры и не пропускают лучей света наружу, но все же следует устранить всякий признак нашего присутствия, так как мы имеем дело с ловким мошенником.
   Сказано сделано. Шерлок Холмс погасил лампу и глубокая тьма воцарилась в комнате.
   Башенные часы возвестили одиннадцатый час ночи, когда фигура какого-то мужчины, закутанная в длинный, темный плащ, показалась на улице; она остановилась у дома, занимаемого юстиции советником Готопом, еще раз внимательно оглянулась, а затем быстро открыла входную дверь, которую затем осторожно закрыла за собою.
   При свете направляемого с крайней осторожностью фонаря мужчина поднялся по лестнице и ключом открыл дверь передней.
   То был Ротман. Он остановился на секунду - верно эта дверь вела в спальню юстиции советника.
   Пришелец осторожно надавил дверную ручку, и дверь бесшумно открылась.
   Он сбросил плащ, так как хотел высвободить руки для предстоявшего ему деяния; он полез в особо приспособленный карман, достал оттуда короткую деревянную ручку, на которую надел лезвие топора. Вооружившись таким образом, он медленно двинулся вперед.
   Фонарь его слабо светил, и лишь с трудом можно было различить отдельные предметы.
   А, вон там кровать - юстиции советник, видимо, погружен в глубокий сон - тем лучше - хотя и не стоило бы большого труда одолеть слабого старика, но всё же лучше без борьбы нанести ударь.
   Бесшумно приближался преступник, все ближе подходя к своей жертве.
   Теперь он очутился у изголовья кровати.
   Убийца уже взмахнул страшным оружием, чтобы размозжить череп мирно спящего страшным ударом.
   Но что это? Он отшатнулся!
   Холодная дрожь пробежала по его телу, и поднятая рука бессильно опустилась.
   Что здесь произошло? Кто предупредил его? Здесь лежал не спящий, а убитый! Юстиции советник убит точно таким же образом, как он должен был быть убитым его рукой!
   Череп был разбить страшным ударом - безжизненный глаз мучительно глядел на стоявшего у изголовья постели.
   Пришелец одним взглядом окинул всю картину.
   Секунды казались ему вечностью - свинцовая тяжесть разлилась по его членам - возраставший ужас заставлял его бежать от страшного места - бессилие приковывало его к месту - ему казалось, будто железное кольцо обхватило его горло и сдавливает ему дыхание.
   Но что это? Шорох.
   Собрав весь остаток своей энергии, он старался совладать с охватившей его дрожью и жутью; с трудом он обернулся - и весь обмер.
   Перед ним, в длинном саване, стоял миллионер фон Росла и мертвыми глазами глядел в пространство. Из размозженного черепа на саван сочилась кровь, худые бледные руки поднялись угрожающе и указывали на лежащий в кровати труп!
   Из уст Ротмана вырвался дикий крик, и он, охваченный холодным ужасом, свалился без чувств.
   Вслед за этим вдруг сияющий свет фонаря со многими электрическими лампочками озарил полутемную комнату.
   Шерлок Холмс вошел вместе с юстиции советником, поставил фонарь на стол, и обратился к своему помощнику, быстро сбросившему саван и маску убитого миллионера.
   - Все сделано как по писаному, ты прекрасно подготовился, Гарри. Ужас разыгравшейся только что сцены мог бы потрясти и самые крепкие нервы. Старайтесь быть хладнокровным, господин юстиции советник. Ведь много приятнее быть свидетелем такой сцены, чем самой жертвой. Мы запрем эту комнату, так как вы в течение ближайших дней все равно не будете здесь ночевать. Под влиянием только что виденного вас стали бы беспокоить неприятные сновидения. Нас ждет еще работа, так как мы должны спровадить бессознательного преступника, по возможности так, чтобы никто нас не видел.
   Не обращая более внимания на дрожавшего всем телом юстиции советника, оба сыщика быстро изменили свою наружность. Теперь они могли сойти за двух гуляк, возвращающихся с кутежа. Сильными руками они взвалили все еще бессознательного Ротмана на плечи и вышли из квартиры.
   - Ты ведь заказал коляску, Гарри? - спросил Холмс, когда они спускались с лестницы.
   - Конечно, начальник, она стоит в ближайшем переулке.
   Улицы в это время были совершенно пустынны; им удалось донести бессознательного преступника до коляски и поместить его в ней, а затем они крупной рысью поехали на квартиру Ротмана.
   Беглый осмотр карманов преступника показал, что он имел при себе ключ от дома, так что они сумели донести его до передней его квартиры.
   Продолжительный звонок разбудил хозяйку; в испуге, еле одетая, она открыла дверь.
   - Извините причиняемое вам беспокойство, сударыня, мы привели вашего квартиранта, господина Ротмана. Вследствие слишком продолжительной именинной трапезы он немного опьянел, мы его уложим в постель, чтобы вам возиться с ним как можно меньше.
   Под предводительством ворчавшей хозяйки, они направились в комнату Ротмана. Казалось, что он выпил уж очень много лишнего, он совершенно не двигался, так что любезные товарищи раздели и уложили его в постель.
   Вторично извинившись, они удалились. Хозяйка, выражая свое негодование по поводу беспутства современных мужчин, убрала одежду, еще раз посмотрела на лишившегося сознания, и отправилась в свою спальню.
   Она проспала около получаса, как вдруг ее разбудил страшный крик.
   За ним раздались крики, о помощи и глухие удары.
   Дрожа всем телом, перепуганная женщина набросила свою одежду.
   - Боже мой, этого пьяницу Ротмана вероятно внезапно схватила белая горячка! Еще удивительно, как при его беспрерывном пьянстве это не произошло раньше! - подумала хозяйка.
   Когда она вышла из спальни, уже кто-то сильно стучался к ней в дверь. Собралось уже несколько других квартирантов в весьма скудной одежде.
   - Хозяйка, ваш квартирант сделался буйным! Он, кажется, опрокинул лампу, комната полна дыму!
   - Ох, господа, помогите мне, войдите к нему в комнату - около получасу тому назад его принесли сюда, с именин, совершенно пьяного!
   Стоявшие впереди мужчины подошли к двери комнаты Ротмана и открыли ее - их глазам представилась ужасная картина.
   Квартирант, по-видимому, только что выскочил из кровати, опрокинув при этом керосиновую лампу. Она разбилась и лежала на полу в осколках, пламя уже успело охватить ковер и расходилось псе больше и больше.
   Ротман был в страшном возбуждении, с его уст срывались дикие, бессвязные крики, а при входе посторонних из его груди вырвался зверский рев.
   Со страшной силой он схватил ближайший стул, отломил ножку и в слепой ярости стал размахивать ею во все стороны. Вошедший первым был поражен страшным ударом, а второй мог спастись только после того, как сильный удар сломал ему руку.
   - Караул! На помощь! Сумасшедший убьет нас! Сбежавшиеся соседи с ужасом увидали страшное происшествие - они побежали за пожарной командой и в дом умалишенных.
   Через короткое время приехала больничная карета, и в тот же момент раздался трезвон пожарной команды, Ротман с ревом накинулся на вошедших пожарных и больничных служителей, при виде форменных одежд его победоносная радость превратилась опять в дикую ярость - он размахивал ножкой от стула и ударил им первого попавшегося пожарного, так что тот свалился в беспамятстве.
   Образовался дикий узел людей, со всех сторон накинулись сильные мужчины и сумасшедшей вынужден был покориться превосходным силам.
   Его привязали ремнями к носилкам и отнесли к карете. Врач, сопровождавший его, еле отделался от посыпавшихся на него вопросов.
   - Он внезапно сошел с ума. Но этот припадок вызван не чрезмерным пьянством, а скорее всего иные происшествия совершенно расстроили ослабленную алкоголем нервную систему несчастного. По моему мнению, случай безнадежен. Рассудок его уж никогда не будет восстановлен.
   Пока пожарные затушили огонь в зародыше, больничная карета приехала в дом умалишенных.
   Не останавливавшийся ни перед каким преступлением Ротман был судим Верховным Судьей.

* * *

   В конторе юстиции советника Готоп царило оживление.
   Расположенная рядом с кабинетом юстиции советника комната была приготовлена для вскрытия завещания.
   Молодой заместитель старого юстиции советника, адвокат Кариус, следил за приготовлениями, глядя от времени до времени на часы.
   Заведующий конторой Крейзерт находился тут же, при нем был толстый портфель, в котором хранилось завещание, подлежавшее вскрытию.
   Вот вошла стройная, молодая женщина в темном платье и остановилась в нерешительности. Заместитель юстиции советника вежливо подошел к ней.
   - Сударыня, вас направили сюда, вероятно, по ошибке; приемная расположена на другой стороне.
   Элегантная дама приблизилась на шаг.
   - Простите, сударь, я вызвана ко вскрытию завещания, я невеста поручика фон Росла и являюсь его заместительницей.
   Молодой адвокат вежливо поклонился и пригласил ее присесть.
   Заведующий конторой сделал движение, как бы намереваясь вмешаться в разговор.
   Самый зоркий наблюдатель не заметил бы, какая буря бушевала в душе этого человека, внешне совершенно безучастного.
   Невеста несчастного офицера менее хорошо владела собою. На её лице было написано страшное волнение.
   Последние дни были ужасны.
   После Висбадена она не видела опытного сыщика и не говорила с ним. К ней не дошел от него ни малейший признак жизни. Только вчера вечером он просил ее вовремя прибыть ко вскрытию завещания, не упоминая однако ни под каким видом его имени.
   Нужно было большое доверие к сыщику, чтобы при таких обстоятельствах не предаться отчаянию.
   Девятый час утра уже пробил. Адвокат нервно посмотрел на дверь, а потом обратился к заведующему конторой.
   - Время вскрытия завещания настало и надо приступить к делу. Дайте мне завещание, господин Крейзерт.
   Последний лишь с трудом сохранял спокойствие.
   - Ближайший родственник завещателя, племянник его, Фриц Ротман, не явился еще, господин адвокат!
   Юрист сделал нетерпеливое движение рукой.
   - Первым делом аккуратность, милейший. Мы не можем ждать целые часы. Время пришло, и завещание будет вскрыто.
   Молодой юрист взял завещание, удостоверился в неприкосновенности печатей и открыл его.
   - Извещаю вас, господа, о последней воле погибшего столь ужасным образом барона фон Росла, а именно:
   "Майнц, 28 Декабря 19...
   Будучи в здравом уме и твердой памяти, я в нижеследующем излагаю мою последнюю волю, в присутствии моего старого друга, юстиции советника, доктора Готоп.
   Я назначаю единственным наследником всего моего состояния моего племянника, Фрица Ротмана, местопребывание которого мне в настоящее время известное.
   Мой второй, младший племянник, поручик Курт фон Росла, совершенно лишается наследства в виду его легкомысленного, не одобряемого мною образа жизни.
   Наследнику Ротману вменяется в обязанность заботиться постоянно о моей могиле и выплачивать моей долголетней экономке, вдове Лаврентии Бахмейер, урожденной Вебер, личную ренту в 600 марок ежегодно до её смерти.

Герберт барон фон Росла"

   Молодой юрист выразительно отчеканивал каждое слово завещания.
   Теперь он сложил документ и передал его заведующему конторой.
   - С остальными необходимыми формальностями мы сейчас же покончим, господин Крейзерт.
   В этот момент открылась дверь из кабинета юстиции советника.
   В нее вошли двое мужчин, которые медленно и торжественно приблизились.
   Это были юстиции советник д-р Готоп и Шерлок Холмс.
   - Только что прочитанное завещание подложно! Совершивший подлог находится в нашей среде!
   Сыщик произнес эти слова с силой и как страшное обвинение.
   Каждое слово звучало осуждением.
   Заведующий конторой отступил на шаг; он крепко прижал к себе портфель с документом, сулившим ему богатство и власть.
   Сновидение ли издевалось над ним? Или все это есть страшная правда?
   Перед ним стоял, мертвенно-бледный, но живой, тот, который должен был сегодня лежать в своей комнате холодный и окоченевший.
   Шерлок Холмс смерил Крейзерта строгим и осуждающим взглядом.
   - Заведующий конторой Крейзерт, вы подошли к концу ваших злодеяний. Многое вам удавалось. Но последнее, самое ужасное, не совершилось. Юстиции советник ещё вовремя избег удара вашего соучастника Ротмана. Невинному поручику фон Росла теперь будет возвращена свобода. Теперь настал час расплаты - око за око, зуб за зуб, кровь за кровь! - Гарри Тэксон, исполни свой долг!
   Крейзерт не двигался, он даже не оглянулся, когда помощник сыщика быстро надел ему наручники. Отталкивающе безобразное лицо его не изменилось - только глаза сверкали и вся гнусность этого человека-чудовища отражалась в этом взгляде.
   Сыщик обратился к юстиции советнику.
   - Многоуважаемый господин юстиции советник, моя работа здесь окончена, через несколько минут прибудет полиция и отведет преступника. Премного обяжете меня, если вы немедленно приметесь за розыски подлинного завещания, а затем я прошу вас доставить столь несправедливо отнятую свободу томящемуся в подследственном аресте поручику фон Росла, еще ничего не знающему о происшедшем.
   Затем он обратился к Ирене фон Рудлов.
   - Милостивая государыня, вы, вероятно, не раз про себя бранили Шерлока Холмса, который не показывался и не подавал никаких признаков жизни. Мне не нужно указывать на причины такого поведения в виду наличности свершившихся фактов. Я - человек дела, а не слов, я обещал вам мое содействие и сдержал свое слово. Господа, имею честь кланяться!
   Прежде чем присутствовавшие собрались что-нибудь ответить и высказать благодарность, Шерлок Холмс вышел из комнаты вместе со своим помощником Гарри Тэксоном.

. . . . . . . . . .

   Поезд в Висбаден был готов к отходу. Большинство путешественников уже разместилось, на перроне стояла только ещё маленькая группа - сыщик Шерлок Холмс со своим путником, и жених с невестой.
   - Словами я не могу выразить мои чувства, мистер Холмс, - но я обещаю вам, что мои дальнейшие поступки явят вам доказательство того, что вы доставили помощь достойному.
   Знаменитый сыщик крепко пожал руку поручика фон Росла.
   - Вам и вашей невесте желаю всего наилучшего!
   Оба путешественника еле успели вскочить в вагон. Кондуктора с треском захлопывали дверцы, раздался свисток и поезд ушел.
   Гордо выпрямившись и близко прижавшись друг к другу, жених с невестой покинули вокзал. Они избавились от недостойного подозрения и оскорбительных злословий, благодаря благородному и дельному вмешательству знаменитого сыщика Шерлока Холмса.

. . . . . . . . . .

   Следствие выяснило, что Шерлок Холмс ни на йоту не ошибся в своих предположениях.
   Юстиции советник за несколько лет до этого составил текст завещания чудака-барона.
   Старый барон назначил своим единственным наследником своего племянника фон Росла. Вместе с тем в завещании было указано, что пропавший без вести племянник Фриц Ротман лишается наследства вследствие своего беспутного образа жизни.
   Негодяй, служащий у юстиции советника, заведующий конторой Крейзерт, в руки которого попало завещание, возымел дьявольское намерение утолить свою жажду денег и власти. Ему представилась возможность сделаться богатым человеком в течение одной лишь ночи.
   Он тайком навел справки о местожительстве пропавшего без вести; его розыски увенчались успехом, он нашел искомого и посвятил его в свои планы.
   Угрызений совести не пришлось устранять у опустившегося родственника барона. Жизнь потрепала его так сильно, что он уж лишился способности тонко чувствовать.
   В его лице Крейзерт нашел бесподобного соучастника, которого погубило безрассудное влечение к алкоголю, причем он страшно любил коньяк.
   Оба начали действовать систематически. Сначала был убит старик Росла.
   Завещание, назначавшее Курта фон Росла единственным наследником, уже давно было скрыто и заменено подложным документом, указывавшим на Фрица Ротмана, как на единственного наследника. Документ этот был изготовлен таким образом, что не было ни малейшего повода сомневаться в его подлинности.
   Главное же препятствие должно было быть устранено путем совершения преступления.
   Нужно было убрать того, кто в свое время укажет подлинное завещание, именно юстиции советника Готопа.
   Случай содействовал преступникам. Готоп должен был отправиться в неотложную деловую поездку, и потому поручил своему постоянному заместителю, адвокату Кариусу, вскрытие завещания. Последний, человек молодой, не имел понятия о содержании завещания.
   Устранение юстиции советника казалось делом несложным, так как старый холостяк жил и спал один. Его полуглухая экономка ночевала в комнате, расположенной сторону двора и потому не могла считаться помехой.
   Совершение преступления было поручено Ротману. Он вечером прокрался в квартиру Крейзерта, снабдившего его поддельными ключами с тем, чтобы убить спящего таким же образом, как был убит миллионер. Он должен был перетащить труп в кабинет и взять ключ с собой.
   Экономка должна была придерживаться мнения, что её барин отправился в поездку.
   После всего этого преступники намеревались совершенно свободно получить наследство, а затем, согласно предварительному уговору, скрыться в забалканских государствах.
   К счастью, своевременное вмешательство Шерлока Холмса заставило рухнуть все эти тонко задуманные планы злодеев.
  
   Создание файла (nbl), февраль 2011 г.
  
  
  
  

Другие авторы
  • Иваненко Дмитрий Алексеевич
  • Фофанов Константин Михайлович
  • Лухманова Надежда Александровна
  • Анненская Александра Никитична
  • Кайсаров Андрей Сергеевич
  • Прутков Козьма Петрович
  • Мур Томас
  • Круглов Александр Васильевич
  • Мартынов Иван Иванович
  • Ламсдорф Владимир Николаевич
  • Другие произведения
  • Соловьев Николай Яковлевич - На пороге к делу
  • Козин Владимир Романович - Самарская степь, девятнадцатый год, чалый Вор и Вильям Шекспир
  • Гайдар Аркадий Петрович - Сережка Чубатов
  • Козырев Михаил Яковлевич - Избранные стихотворения
  • Станюкович Константин Михайлович - Станюкович К. М.: Биобиблиографическая справка
  • Клушин Александр Иванович - Письмо А. И. Клушина к Н. П. Николеву
  • Большаков Константин Аристархович - Стихотворения
  • Ильф Илья, Петров Евгений - Очерки, статьи, воспоминания
  • Сервантес Мигель Де - Нумансия
  • Дельвиг Антон Антонович - Коллективные стихотворения
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 190 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа