Главная » Книги

Подолинский Андрей Иванович - Нищий

Подолинский Андрей Иванович - Нищий


1 2 3

  
  
   А.И.Подолинский
  
  
  
  
  Нищий --------------------------------------
  Русская романтическая поэма.
  М., Правда, 1985
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
   Occhi piangete, accompagnate il core.
  
  
  
  
  
  
  
  
  Petrarca. {*}
  
  
   {* Плачьте очи согласно с сердцем. Петрарка (ит.).}
  
  
  
  Далеко родина моя!
  
  
   Ее давно покинул я -
  
  
   Давно!.. но душу старика
  
  
   Томит по родине тоска!
  
  
   О если б мне, когда-нибудь,
  
  
   Опять на милую взглянуть!
  
  
   Еще я помню: горы там,
  
  
   Снега и льдины по горам,
  
  
   Они блестят венцом златым
  
  
   Под небом вечно-голубым;
  
  
   Долин и нега, и краса,
  
  
   Роскошно зыблются леса,
  
  
   И брызжет искрами залив
  
  
   У корней миртов и олив;
  
  
   Там - ряд священных мне могил
  
  
   Широко явор осенил-
  
  
   И, может быть, в его тени,
  
  
   И я бы мирно кончил дни...
  
  
  
  Я?.. Нет! Ничтожные мечты!..
  
  
   Меня, мой прах отринешь ты -
  
  
   И тихим шелестом ветвей
  
  
   Не освежить главы моей!
  
  
   Она горит! она в огне!
  
  
   И наяву, и в кратком сне,
  
  
   Хотя бы одр мой был из роз,
  
  
   Не избежать мне страшных грёз!
  
  
   Везде тоскующая тень
  
  
   Следит за мной и ночь, и день; -
  
  
   В дыханьи ветра, в шуме вод,
  
  
   Она мне голос подает -
  
  
   И слышу я: "Куда? куда?..
  
  
   Забудь отчизну навсегда!
  
  
   Не донести тебе костей
  
  
   К горам Италии твоей!
  
  
   И, безымянно, самый прах
  
  
   Потонет в Северных снегах!"
  
  
  
  Так! я заране узнаю
  
  
   Судьбу грядущую мою!
  
  
   И я бы снова, может быть,
  
  
   Хотел отчизну разлюбить-
  
  
   Но, как по вольности, о ней
  
  
   Тоска живет в груди моей!
  
  
   С какою жадностью, с каким
  
  
   Участьем нежным и живым
  
  
   Порой прислушиваюсь я
  
  
   К вечерней песни соловья:
  
  
   Он был в Италии - и мне
  
  
   Поет о милой стороне, -
  
  
   И этой песни каждый звук
  
  
   Душе давно знакомый друг!
  
  
   И, мнится, вновь наводит он
  
  
   На душу сладкий, сладкий сон
  
  
   О прошлых днях, когда я жил-
  
  
   Когда мечтал, - когда любил!..
  
  
  
  Любил!.. Зачем я утаю
  
  
   Любовь печальную мою?..
  
  
   Аньола! незабвенный звук!
  
  
   Как много дум, как много мук
  
  
   Вновь в сердце вспыхнуло моем
  
  
   При этом имени одном!
  
  
   О если б я его забыл!
  
  
   О если б грудь опустошил
  
  
   Порыв губительных страстей -
  
  
   И память самую о ней
  
  
   Рассеял он - как брызги вод
  
  
   Грозы стремительной полет!
  
  
   О чем молю?.. до этих пор,
  
  
   Сединам сим наперекор,
  
  
   Как отголосок прежних дней,
  
  
   Сей звук живет в груди моей -
  
  
   И разве с жизнью будет он
  
  
   Навек из сердца извлечен!
  
  
  
  Как я любил! - казалось мне,
  
  
   Тогда я чувствовал вдвойне
  
  
   Всю прелесть жизни, - я постиг
  
  
   Как тот в творении велик,
  
  
   Кто цепью вечною любви
  
  
   Сковал создания свои!
  
  
   Казалось: все вокруг меня
  
  
   Блистало заревом огня
  
  
   Любви и вечной и святой;
  
  
   И целый мир передо мной,
  
  
   Как бы созданье чудных снов,
  
  
   Облекся в радужный покров;
  
  
   И сердце мне давало весть,
  
  
   Что в сем прекрасном мире есть,
  
  
   Есть сердце полное огня
  
  
   Любви живой и для меня,
  
  
   И что в цепи существ оно
  
  
   Необходимое звено!
  
  
  
  Тот беден, беден на земли,
  
  
   Чьи дни без дум любви текли!
  
  
   Кто к людям холодом дыша,
  
  
   Не мог постигнуть, как душа
  
  
   Роднится с близкою душой,
  
  
   Тот между братьями - чужой!
  
  
   С презреньем горьким ко всему,
  
  
   Он покорил себя уму,
  
  
   И первой страсти пылкий сон
  
  
   Мечтою детской назвал он.
  
  
   Порывы сердца заглуша,
  
  
   Его надменная душа
  
  
   В самой себе погребена,
  
  
   И недоступна и темна:
  
  
   Так, в Африке, среди степей,
  
  
   Стоит огромный мавзолей
  
  
   И под собой, свою нее тень,
  
  
   Бесплодно кроет в жаркий день.
  
  
  
  Под небом пламенным рожден,
  
  
   Я не таков! Нет! охлажден
  
  
   Заране к людям не был я;
  
  
   Все впечатленья бытия
  
  
   Я принял жадно, - и любовь
  
  
   Мне сильно волновала кровь!
  
  
   Мне согревала грудь она,
  
  
   Как землю ранняя весна,
  
  
   И, как весенние цветы,
  
  
   Рождались новые мечты
  
  
   О всем прекрасном, о святом
  
  
   В уме взволнованном моем.
  
  
   Я говорил: ее нам бог,
  
  
   Благ наших будущих в залог,
  
  
   Еще в сей жизни даровал,
  
  
   Чтоб человек заране знал,
  
  
   Как щедро в вечном будет он
  
  
   За миг страданий награжден!
  
  
  
  Видали ль вы, когда дитя,
  
  
   Цветок на волны опустя,
  
  
   С беспечной радостью глядит,
  
  
   Как он трепещет и скользит?
  
  
   Но, если влагой напоен,
  
  
   На дно внезапно канет он,
  
  
   Его малютке станет жаль,
  
  
   И сердца детского печаль
  
  
   Не облегчит незрелый ум:
  
  
   Он слышит волн досадный шум,
  
  
   Он их задумчиво следит -
  
  
   И слезы падают с ланит...
  
  
   Вот образ мой! Мечты мои,
  
  
   Надежды мира и любви,
  
  
   Я безрассудно предал сам
  
  
   На волю гибельным страстям,
  
  
   И необузданный поток
  
  
   Невозвратимо, их увлек!..
  
  
  
  Однажды, праздником весны -
  
  
   Храня обычай старины -
  
  
   Плясал под сению дерев
  
  
   Круг резвых юношей и дев,
  
  
   И между них была она,
  
  
   Моя Аньола! Что весна?
  
  
   Что пышной радуги цветы
  
  
   Пред блеском девы-красоты?
  
  
   Утомлена, ко мне на грудь
  
  
   Она поникла; я дохнуть
  
  
   Не смел; не мог отвесть от ней
  
  
   Я очарованных очей -
  
  
   И вдруг руки моей слегка
  
  
   Коснулась жаркая рука,
  
  
   Я вспыхнул - к пламенным устам
  
  
   Прижал ее, - не помнил сам,
  
  
   Что делал я, кипела кровь -
  
  
   И я ей высказал любовь!
  
  
  
  Но, между тем, изумлена,
  
  
   Глядела в очи мне она,
  
  
   Как будто в грудь ей не проник
  
  
   Любви мучительный язык!
  
  
   Я ждал ответа... но без слов
  
  
   Она ушла; - я был готов
  
  
   За нею вслед: у милых ног,
  
  
   Хоть слово б вымолвить я мог, -
  
  
   Но, как мечта, в толпе густой
  
  
   Аньола скрылась... я главой
  
  
   На грудь стесненную поник -
  
  
   О как я помню этот миг!
  
  
   Впервые на сердце тогда
  
  
   Запала страшная мечта:
  
  
   Что жизнь - пучина слез и бед,
  
  
   Любовь - огонь, а счастья - нет!..
  
  
   И слезы с щек моих текли
  
  
   На грудь холодную земли...
  
  
  
  С тех пор, задумчив и уныл,
  
  
   От всех я ревностно хранил
  
  
   Мою любовь; никто не знал,
  
  
   О чем я втайне тосковал;
  
  
   Бежал всего, родных, друзей,
  
  
   И часто, в сумраке ночей,
  
  
   Тревоги полный, чуждый сну,
  
  
   Один всходил на крутизну;
  
  
   Не раз, объятый темнотой,
  
  
   Гранит срывался предо мной,
  
  
   Но неподвижно я стоял,
  
  
   Как бы прикованный у скал.
  
  
   Мне смерть казалась не страшна;
  
  
   В душе была мечта одна:
  
  
   Аньолы имя вторил я
  
  
   И был утешен как дитя,
  
  
   Коль отголосок дальних скал
  
  
   Мне милый звук передавал.
  
  
  
  Кто знает пламенную страсть,
  
  
   Кто над собой изведал власть
  
  
   Улыбки, взгляда и речей
  
  
   Младой любовницы своей,
  
  
   И, грусть бесплодную тая,
  
  
   Не пролил слез у ног ея,
  
  
   Тот много дум моих постиг -
  
  
   Но их не выразит язык!
  
  
   Они прерывисты как сны,
  
  
   Как бездна дики и темны.
  
  
   В слезах молил напрасно я
  
  
   Отрады грустной забытья,
  
  
   Ни днем, ни ночью, ни во сне
  
  
   Не мог забыться я вполне;
  
  
   Видений в вихре надо мной
  
  
   Носился образ дорогой -
  
  
   С зарей он снова исчезал, -
  
  
   И я бессмысленно рыдал.
  
  
  
  Но, как луны осенней луч
  
  
   Падет порою из-за туч,
  
  
   Скалы и льдины серебрит,
  
  
   И в пропасть темную скользит:
  
  
   Так заронялась иногда
  
  
   Надежды вкрадчивой мечта
  
  
   В больную грудь; я был готов
  
  
   Лелеять призрак давних снов,
  
  
   Я мыслил: детская душа,
  
  
   Любовью к вольности дыша,
  
  
   Любви иной не поняла -
  
  
   Еще беспечность ей мила;
  
  
   Но будет время - может быть,
  
  
   В ней можно чувство пробудить...
  
  
   Но, как луны скользящий луч
  
  
   Мгновенно гаснет в лоне туч,
  
  
   Так навсегда, в последний раз,
  
  
   Надежды огнь во мне погас...
  
  
  
  Бледнело небо; тень легла;
  
  
   На Юге долго ночь тепла,
  
  
   И было душно между скал:
  
  
   Какой-то зной от них дышал,
  
  
   Но меж расселистых громад
  
  
   Гремит и блещет водопад,
  
  
   В пещере сумрачной рожден,
  
  
   И в жар прохладой веет он;
  
  
   Ему внимал с утеса я,
  
  
   Свежо дышала грудь моя,
  
  
   И не смущали темных дум
  
  
   Однообразный гул и шум.
  
  
   На льдинах гаснул отблеск дня,
  
  
   Вдруг тихий шорох близ меня-
  
  
   Гляжу и что ж? Не сон ли? Нет!
  
  
   Она! Аньола! Слабый свет
  
  
   На ней едва, едва мелькал -
  
  
   Но я ль Аньолы не узнал?
  
  
  
  И, как мертвец под властью чар,
  
  
   Воспрянул я; и страх и жар
  
  
   Текли по членам; я... но вдруг
  
  
   Я поцелуя слышу звук...
  
  
   Опять... о боже! и она
  
  
   Лобзаньям чуждым предана!
  
  
   Приникнув к ней, рука с рукой,
  
  
   Ее ласкал соперник мой!
  
  
   Я вынесть более не мог:
  
  
   Как демон, страшен и жесток,
  
  
   Пылая местию слепой,
  
  
   Пред изумленною четой
  
  
   Явился я... Мой дикий взгляд
  
  
   Окинул скалы, водопад,
  
  
   И, как бессильное дитя,
  
  
   Врага внезапно обхватя,
  
  
   Прижал к груди - и со скалы
  
  
   Его я бросил в бездну мглы!
  
  
  
  И нет его! затихнул гул;
  
  
   Я в пропасть дико заглянул,
  
  
   Во мгле не видно ничего!
  
  
   Но вдруг до слуха моего
  
  
   Доходит крик... он мне знаком!
  
  
   То голос брата! - Если б гром
  
  
   С небес разгневанных упал,
  
  
   И под развалинами скал
  
  
   Братоубийцу он погреб, -
  
  
   Чтоб бездна приняла, как гроб,
  
  
   Мою главу... чтоб в Судный день
  
  
   Моя испуганная тень
  
  
   Укрылась в сумраке земли-
  
  
   Чтоб мне на сердце налегли
  
  
   Громады гор, - но гром молчал!
  
  
   Лишь братний вопль не умолкал...
  
  
   И в онемении, как труп,
  
  
   Я пал на каменный уступ!..
  
  
  
  Минула ночь - и мутный взор
  
  
   Открыл я вновь; по темю гор
  
  
   Светились льдины как стекло,
  
  
   Их солнце раннее зажгло.
  
  
   Вдали, на зелени полян,
  
  
   Роса сверкала сквозь туман,
  
  
   И сквозь туманы, в стороне,
  
  
   Сияла в утреннем огне,
  
  
   Как бы серебряный ковер,
  
  
   Поверхность ясная озер.
  
  
   И здесь и там любви приют,
  
  
   Склонились рощи, будто ждут,
  
  
   Чтоб мановеньем легких крыл
  
  
   Их ветер утра освежил;
  
  
   И ветер дунул на леса
  
  
   И вольных птичек голоса,
  
  
   И шум дерев, и звон рожка
  
  
   Ко мне принес издалека.
  
  
  
  В благоговении немом,
  
  
   Как бы объятый чутким сном,
  
  
   Еще стоял я, - вдруг в уме,
  
  
   Как искра вспыхнувшая в тьме,
  
  
   Блеснула мысль: Аньола!.. Брат!..
  
  
   То сон иль нет?.. Тревожный взгляд
  
  
   Бросаю всюду: пустота!
  
  
   Та

Другие авторы
  • Надсон Семен Яковлевич
  • Март Венедикт
  • Потанин Григорий Николаевич
  • Замятин Евгений Иванович
  • Баратынский Евгений Абрамович
  • Загоскин Михаил Николаевич
  • Андреев Александр Николаевич
  • Буринский Захар Александрович
  • Палеолог Морис
  • Северцев-Полилов Георгий Тихонович
  • Другие произведения
  • Юм Дэвид - Спорная статья в супружестве
  • Тихомиров Павел Васильевич - Библиография. Новые книги по истории философии
  • Добиаш-Рождественская Ольга Антоновна - Oppletum oppidum est Solariis
  • Осипович-Новодворский Андрей Осипович - Эпизод из жизни ни павы, ни вороны
  • Развлечение-Издательство - Путешествие Пинкертона на тот свет
  • Шатров Николай Михайлович - Стихотворения
  • Аксаков Иван Сергеевич - Не есть ли вредная сторона печати необходимое зло, которое приходится терпеть ради ее полезной стороны?
  • Веселовский Алексей Николаевич - Мольер
  • Вейсе Христиан Феликс - Х. Ф. Вейсе: краткая справка
  • Романов Пантелеймон Сергеевич - Звери
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 454 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа