Главная » Книги

Пальм Александр Иванович - Стихотворения, Страница 2

Пальм Александр Иванович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6

  
  Словно вольная синичка!
  
  
  
  Вдруг тяжелые затворы
  
  
  
  Повернулися на петлях,
  
  
  
  Повернулись, заскрипели, -
  
  
  
  И вошел в девичий терем
  
  
  
  Государь, ее родитель.
  
  
  
  Он приветливо к царевне
  
  
  
  О веселым лицом подходит,
  
  
  
  Взговорил: "Моя утеха,
  
  
  
  Долго в тереме далеком
  
  
  
  Засиделась, заскучала;
  
  
  
  Чай, тебе девичья доля
  
  
  
  Опостылела? - Я знаю
  
  
  
  Много витязей почетных,
  
  
  
  Королей, царей могучих,
  
  
  
  Все готовы в поле ратном
  
  
  
  За тебя они сразиться;
  
  
  
  От послов их нет отбоя;
  
  
  
  Шлют подарки дорогие;
  
  
  
  Всякий просит, дожидает
  
  
  
  Веселым пирком скорее
  
  
  
  Да за свадебку приняться.
  
  
  
  Успокой мою ты старость..." -
  
  
  
  "Нет, родитель, не крушися!
  
  
  
  Весел мне родной мой терем;
  
  
  
  В нем живу я беззаботно!
  
  
  
  Много в небе звезд прекрасных,
  
  
  
  В облаках орлов могучих!..
  
  
  
  Всяк найдет себе подругу...
  
  
  
  Да, я знаю, мой родитель,
  
  
  
  Что ни с соколом залетным,
  
  
  
  Ни с орлом-царем могучим
  
  
  
  Не видать мово мне счастья!"
  
  
  
  Старый царь подумал крепко:
  
  
  
  Что за прихоть милой дочки?
  
  
  
  Надо царством поплатиться.
  
  
  
  Стал ее он прежде лаской
  
  
  
  Уговаривать, да видит,
  
  
  
  В ласках мало проку будет;
  
  
  
  Он угрозы, а царевна
  
  
  
  Вся в слезах у ног отцовских
  
  
  
  Просит милости единой:
  
  
  
  "Государь ты, мой родитель,
  
  
  
  Не губи свое рожденье;
  
  
  
  Дай подумать, дай очнуться;
  
  
  
  Как мою я брошу долю, -
  
  
  
  Расплету девичью косу!.." -
  
  
  
  "Ну, - подумал царь; - что делать, -
  
  
  
  Дам тебе я три дня сроку.
  
  
  
  Там решай себе, как знаешь;
  
  
  
  А уж раз сказал я слово,
  
  
  
  Так сдержу его я честно!"
  
  
  
  И пошел от ней в раздумья:
  
  
  
  "Что за притча, отчего бы
  
  
  
  Ей замужства так бояться?..
  
  
  
  Нет, - не так тут что-то вышло!.."
  
  
  
  И могучая десница
  
  
  
  В бороде седой повисла...
  
  
  
  
   III
  
  
  Вот пришла ночь, и все люди добрые
  
  
  Полеглися спать, на покой пошли,
  
  
  Всяк по свому нраву и обычаю.
  
  
  Ведь известно, на что нам и ночь дана!
  
  
  И палаты царские приумолкнули,
  
  
  Огоньки везде попритухнули;
  
  
  Да одна лишь не спит дочка царская.
  
  
  А сидит под окном одинешенька.
  
  
  Звезды светятся одна краше другой;
  
  
  В синем небе тучки не разгуливают;
  
  
  Месяц в терем царевны заглядывает
  
  
  Да по морю струистому узоры расписывает.
  
  
  Вдруг померкли ясны звездочки,
  
  
  B неведомо куда месяц спрятался;
  
  
  Словно треснуло небо дальнее,
  
  
  Вьется молнией в нем змей огненный,
  
  
  Сыплет искрами во все стороны;
  
  
  Он летит, в клубок свивается,
  
  
  На палаты царские змей спускается.
  
  
  Он ударился о скалы прибережные,
  
  
  Повернулся и стал статным молодцом,
  
  
  На царевну взглянул ясным соколом
  
  
  И резное окошечко опустилося,
  
  
  Опустилося и пристукнуло...
  
  
  И спешит царевна к свому милому,
  
  
  Отворила ему двери потаенные
  
  
  И ввела дружка в терем девичий.
  
  
  Принимает он ее за ручки белые,
  
  
  Прижимает к сердцу ретивому,
  
  
  Целует долго в уста сахарны,
  
  
  И пошли у них речи, всё как следует.
  
  
  "Что ж ты, милая, призадумалась? -
  
  
  Я встречал тебя все веселенькой,
  
  
  А теперь тебе словно свет постыл!
  
  
  На устах твоих нет улыбочки,
  
  
  А и глазки не играют и не радуются.
  
  
  Обними ж меня, поцелуй скорей,
  
  
  Да скажи-расскажи, о чем думушка?" -
  
  
  "Ах, мой милый друг, знать, расстаться нам;
  
  
  Не сидеть нам вдвоем ночью темною,
  
  
  Не глядеть друг другу в очи жаркие,
  
  
  Не бывать мне с тобой счастливою!
  
  
  И недолог, знать, мой девичий век...
  
  
  Понаехали к нам гости чужеземные,
  
  
  И отдаст меня родной батюшка
  
  
  На замужество в чужбинушку.
  
  
  Что мне жизнь без тебя, жизнь постылая!
  
  
  Я умру с тоски в злой неволюшке.
  
  
  Мне нельзя никак и отказ сказать,
  
  
  Что грозят они да войной итти,
  
  
  Разорить и всё царство отцовское,
  
  
  И палаты наши все огнем пожечь,
  
  
  Да развеять прах по чисту полю,
  
  
  А меня с родным во полон отвесть;
  
  
  Что тогда со мной будет, горемычною!.." -
  
  
  "Не тужи, душа красна девица!
  
  
  Что боишься ты: - я ль люблю тебя?!
  
  
  Али ты на меня не надеешься?" -
  
  
  И он стал ее утешать-миловать,
  
  
  Имена ей все нежные причитывать.
  
  
  "Ты скажи, скажи, дочка царская,
  
  
  Уж ты хочешь ли быть всегда со мной,
  
  
  Веки вечные жить играючи
  
  
  В теремах моих далеко отсель,
  
  
  Где заря горит, заря утрення?
  
  
  Будешь знать лишь одну ты заботушку,
  
  
  Что ласкать, целовать твово милого.
  
  
  Коль согласна ты, так послушайся,
  
  
  Ото всех женихов откажися ты;
  
  
  А как станет родитель принуждать тебя,
  
  
  Ты взойди на крылечко тесовое
  
  
  Да скажи: прости ты, мой батюшка!
  
  
  И не думая, не гадаючи,
  
  
  Со крыльца того, со тесового,
  
  
  Кинься прямо ты в море синее;
  
  
  А уж я подхвачу, полечу с тобой
  
  
  В страны дальние, мне подвластные,
  
  
  Где ноге не быть человеческой;
  
  
  Там не найдут нас очи вражие!"
  
  
  Эх, царевна моя, ты родимая,
  
  
  Уж зачем ты, царевна, согласилася!
  
  
  Отдала ты злому духу свою душеньку.
  
  
  Знать, опутал он тебя сетями лукавыми.
  
  
  Обольстил он тебя речами льстивыми.
  
  
  Да видала ль еще ты, дочка царская,
  
  
  Как твой друг от тебя полетел, взвился
  
  
  И погас за горой с зорькой утренней?
  
  
  Ты заметила ль девку черную,
  
  
  Из твоих сенных нелюбимую,
  
  
  Что она, злодей, все присматривала,
  
  
  Речи тайные все подслушивала
  
  
  И пошла к твоему государю-батюшке
  
  
  Обо всем рассказать, - погубить тебя...
  
  
  
  
   IV
  
  
  
  На широком, чистом поле
  
  
  
  Ранней, утренней порою
  
  
  
  Кони борзые гуляют,
  
  
  
  Щиплют ярую пшеницу.
  
  
  
  А на этом ли на поле,
  
  
  
  Что не лебеди крылаты,
  
  
  
  А шатры гостей приезжих
  
  
  
  Вереницею белеют.
  
  
  
  Во шатрах ли белоснежных
  
  
  
  Храбры витязи готовят
  
  
  
  Седла, бранные доспехи,
  
  
  
  Копья, стрелы каленые;
  
  
  
  Королевичи младые
  
  
  
  Поспешают снарядиться
  
  
  
  Да на царскую потеху
  
  
  
  Показаться молодцами,
  
  
  
  Силой-удалью похвастать:
  
  
  
  Приглянуться дочке царской.
  
  
  
  Вот урочный час приходит;
  
  
  
  Громко в трубы затрубили,
  
  
  
  Кличут клич во всем народе:
  
  
  
  "Гей, народ ты православный!
  
  
  
  Стар и млад сюда сбирайся,
  
  
  
  Дети малые, бегите,
  
  
  
  Жены красные, девицы,
  
  
  
  Всех зовет ваш царь могучий.
  
  
  
  Да, кто сможет похитрее,
  
  
  
  Пусть задаст гостям загадку;
  
  
  
  И сама краса-царевна
  
  
  
  Одарит того дарами!"
  
  
  
  
  ---
  
  
  Что не ветры буйны подымалися,
  
  
  Не орлы по поднебесью разлеталися,
  
  
  А была потеха-удаль молодецкая.
  
  
  Похвалялися то младые королевичи
  
  
  Силой крепкою, молодечеством.
  
  
  А простой народ не насмотрится,
  
  
  Да замолкли все, рты разинули
  
  
  И промеж себя тихо речь ведут:
  
  
  "Не меньшой ли королевич-то получше всех,
  
  
  Он хоть маленькой, да удаленькой,
  
  
  А собой-то он такой красивенькой...
  
  
  Что ж царевна не глядит на них,
  
  
  А сидит она молчаливая,
  
  
  Сама бледная, очи мутные.
  
  
  Эй вы, братцы мои, уж вы слышали ль,
  
  
  Она держится басурманщины
  
  
  И ведет дружбу с силой-нехристью!
  
  
  Ахти, жаль нам ее, голубушку,
  
  
  Сизокрылую жаль лебедушку!.."
  
  
  
  
   V
  
  
   Будет день так уж в половину дня;
  
  
  По домам пошел весь честной народ,
  
  
  На коне иной, а ин сам о себе.
  
  
  А услышали вдруг, негаданно,
  
  
  Что набат ли бьют в царском тереме,
  
  
  Что зовет ли царь всех бояр своих,
  
  
  Воевод седых, всё советчиков,
  
  
  На широкий двор к золоту крыльцу
  
  
  Думать думушку, стало, крепкую.
  
  
   Что не грозные тучи собиралися,
  
  
  А сходилися, собиралися
  
  
  На широкий двор к золоту крыльцу
  
  
  Люди старые, люди умные.
  
  
  И ни мало, и ни много их сбиралося -
  
  
  Ровно сотенка без единого.
  
  
  К ним выходит, словно солнышко,
  
  
  Что не сотый ли боярин - сам могучий царь;
  
  
  На крылечко он стал, приосанился,
  
  
  На все стороны поклоняется;
  
  
  И творят ему бояре челобитьице,
  
  
  До земли бояре клонят головы.
  
  
  И вскричал им царь громким голосом:
  
  
  "Уж вы гой еси, люди мудрые,
  
  
  Вы, бояре мои вековечные!
  
  
  А созвал я вас на велик совет:
  
  
  Как присудите, - так и знаете.
  
  
  Вы послушайте речи странные;
  
  
  Что моя ли то дочь родимая,
  
  
  А и ваша царевна любимая
  
  
  Нейдет волею во замужество.
  
  
  А вам ведомо, люди мудрые,
  
  
  Что у нас теперь и зятья-то есть,
  
  
  Женихи-то всё ведь почетные;
  
  
  Люди храбрые, именитые,
  
  
  А из роду они ведь королевского.
  
  
  Вам еще теперь я поведаю,
  
  
  Вы, бояре мои вековечные,
  
  
  Что царевна-то им отказ чинит,
  
  
  Им отказ чинит да обидливый;
  
  
  А живет она еретичеством,
  
  
  Не по нашему закону христианскому.
  
  
  Не по обычаю православному!
  
  
  И недобрые, знать, дела ведет
  
  
  С змеем огненным, лютым чудищем.
  
  
  А живет он, змей, где - неведомо,
  
  
  И где царствует - не показано.
  
  
  А что делать нам, люди мудрые,
  
  
  Как тот змей на нас да войной пойдет?
  
  
  Попалит он всю рать нашу храбрую,
  
  
  Полонит, побьет наших витязей!
  
  
  Пригадайте же да придумайте,
  
  
  Что вы скажете, - я послушаю".
  
  
  Да и крепко бояре призадумались,
  
  
  Смотрят в землю да помалчивают,
  
  
  Седые бороды поглаживают.
  
  
  И тут стали бояре меж собой шептать,
  
  
  Да и учали бояре врознь толковать;
  
  
  А всё не дали царю-батюшке
  
  
  Ни совета, ни слова разумного.
  
  
  День уж к вечеру, а совет стоит,
  
  
  Да и царь стоит, дожидается,
  
  
  Почитай, что царь осерчается.
  
  
  И выходит тут воевода стар,
  
  
  До земли царю бьет челом:
  
  
  "Государь ты наш, красно солнышко,
  
  
  Не вели казнить, вели миловать, -
  
  
  Да ответ держать, как придумали
  
  
  Наши головы неразумные.
  
  
  Женихи у нас есть почетные,
  
  
  А меньшой из них и получше всех:
  
  
  А товар у нас есть не купленный -
  
  
  Что царевна ли наша ласкова;
  
  
  Так вели скорей ты, наш батюшка,
  
  
  Весел_ы_м пирком да за свадебку;
  
  
  А разумный муж молоду жену
  
  
  Станет сам учить уму-разуму
  
  
  Да обычаю православному;
  
  
  И покинет она еретичество.
  
  
  А пойдет на нас тот поганый змей,
  
  
  Станем мы стоять до последнего.
  
  
  Отбывали беды встарь великие,
  
  
  А уж эта ль беда - не беда по нас!
  
  
  Мы отбудем ее грудью верною".-
  
  
  И покончив речь, воевода стар
  
  
  Челобитье царю клал великое.
  
  
  Да на том совет все и поставили,
  
  
  Порешили так бояре вековечные;
  
  
  По домам своим расходилися,
  
  
  А на завтра быть царской свадебке.
  
  
  
  
  ---
  
  
  Как во славном царском городе
  
  
  Весел праздник начинается,
  
  
  С утра раннего подымается.
  
  
  Что по улицам, переулочкам
  
  
  Не пола вода расстилалася;
  
  
  Расстилается, рассыпается
  <

Другие авторы
  • Сейфуллина Лидия Николаевна
  • Тимковский Николай Иванович
  • Толстой Илья Львович
  • Шахова Елизавета Никитична
  • Фриче Владимир Максимович
  • Песталоцци Иоганн Генрих
  • Щербина Николай Федорович
  • Панаев Иван Иванович
  • Ярков Илья Петрович
  • Сальгари Эмилио
  • Другие произведения
  • Кошко Аркадий Францевич - Очерки уголовного мира царской России. Книга вторая.
  • Брик Осип Максимович - Почему понравился "Цемент"
  • Аверченко Аркадий Тимофеевич - Избранные рассказы
  • Леонтьев Константин Николаевич - Кто правее?
  • Чулков Георгий Иванович - Весы
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Повести и рассказы П. Каменского
  • Трачевский Александр Семенович - Предисловие к книге Стенли Уэймена "Французский дворянин"
  • Арватов Борис Игнатьевич - Страдающие бессилием
  • Миллер Орест Федорович - Об отношениях русской литературы к Петру Великому
  • Гаршин Всеволод Михайлович - Происшествие
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 286 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа