Главная » Книги

Некрасов Николай Алексеевич - Стихотворения 1866-1877 гг. (Другие редакции и варианты)

Некрасов Николай Алексеевич - Стихотворения 1866-1877 гг. (Другие редакции и варианты)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

  
  
  
  Н. А. Некрасов
   Стихотворения. (1866-1877 гг.) (Другие редакции и варианты) --------------------------------------
  Н.А. Некрасов. Полное собрание сочинений и писем в пятнадцати томах
  Художественные произведения. Тома 1-10
  Том третий. Стихотворения 1866-1877 гг.
  Л., "Наука", 1982
  OCR Бычков М. Н. mailto: bmn@lib.ru --------------------------------------
  
   СЦЕНЫ ИЗ ЛИРИЧЕСКОЙ КОМЕДИИ "МЕДВЕЖЬЯ ОХОТА"
  
  
  
  
   I
  
  
  
  Ранняя редакция ИРЛИ
  
  
  
   КАК УБИТЬ ВЕЧЕР?
  
  
  
  
  Сцены
  
  
  
   <Действие 1>
  
  
  
  
   <1> Зимняя картина. Поляна, занесенная снегом, кое-где деревья и пни; впереди сплошной лес. По поляне к лесу, кто на лыжах, кто просто карабкаясь {1} по пояс в снегу, тянется вереница загонщиков, человек 100: мужики, бабы, мальчики и девочки; каждый и каждая с дубинкою, у некоторых мужиков ружья; по одежде все вместе напоминают толпу нищих. За народом тянутся цугом шестеро обыкновенных крестьянских дровнишек, {2} запряженных тощими лошаденками. В первых дровнях: князь Сухарев, старик лет 60-ти, одет в охотничий костюм, сверху шуба, сбоку ружья в ящиках; во вторых: Остроухов, господин неопределенных лет, скорее старый, чем молодой; в третьих: Миша Воинов, молодой человек лет 30-ти, очень толстый, с двойным подбородком; в четвертых: Созонович, с совершенно лысой головой, круглым лицом, мягкими манерами. В остальных двух дровнях, по двое, егеря охотников. При них ящики с ружьями и корзины с съестными припасами. По приближении к лесу, где деревья становятся гуще и проезд делается невозможным, народ останавливается; дровни {3} сворачивают несколько в сторону, так что лошади уходят в снег по брюхо и остаются неподвижными; господа выходят из дровней на протоптанный след; к князю Сухотину подбегает Созонович и подобострастно помогает ему выйти. Из толпы народа отделяется Сергей Макаров, мужик-окладчик, и молодой человек - лесничий Цуриков, устроивший охоту, -
  
   подходят к охотникам и молча кланяются.
  
  
  
  
  Сухотин
  
  
   Ну, всё готово? Не ушел медведь?
  
  
  
  
  Сергей
  
  
   Медведь в кругу.
  
  
  
  
  Сухотин
  
  
  
  
  
  А далеко до круга?
  
  
  
  
  Сергей
  
  
   Не боле сажен триста.
  
  
  
  
  Сух<отин>
  
  
  
  
  
   Как же мы
  
  
   Дотащимся туда, на лыжах, что ли?
  
  
  
  
  Сергей
  
  
   Народ пойдет покуда передом,
  
  
   Дорогу обомнут - и так пройдете,
  
  
   А уж потом придется сажен сто
  
  
   До нумеров пройти на лыжах. {4}
  
  
  
  
  Сух<отин>
  
  
  
  
  
  
   Ну!
  
  
   Веди народ, да строго накажи,
  
  
   Чтоб не шумели; кто заговорит
  
  
   Или смеяться станет, мелом на спине
  
  
   Ты крест тому, - увидит при расчете,
  
  
   Что значит горло без резону драть! {5}
  
  
   Вишь, как галдят!
  
  
  
  
  Лесничий
  
  
  
  
  
  Покамест ничего, {6}
  
  
   А дальше мы их поведем без шуму. Во время этого разговора Миша Воинов и Остроухов проходят вперед, к народу,
  
   который с любопытством осматривает господ.
  
  
  
   Остр<оухов>
  
  
   Мне издали загонщиков толпа
  
  
   Каким-то сбродом нищих показалась,
  
  
   Оборванных, унылых, испитых.
  
  
   А между тем, как ближе подошел,
  
  
   Так даже франтов вижу: вот сибирка
  
  
   Суконная, вот городской бурнус.
  
  
   Не сплошь больные, сумрачные лица,
  
  
   С клеймом нужды и горя. Чудеса! {7}
  
  
   Картина эта такова, что тут
  
  
   Гробам бы только двигаться уместно, {8}
  
  
   И воздух этот тифом напоен;
  
  
   К нему одни болезненные стоны
  
  
   Идут да бред со скрежетом зубов.
  
  
   И в бедности здесь спорит человек
  
  
   С природой, и решить не могут,
  
  
   Она ли, он - бедней. А между тем
  
  
   И здесь не всё болезненные лица, {9}
  
  
   Довольные мы слышим голоса
  
  
   И вольный смех! Я, право, удивлен. {10}
  
  
   О молодость! о сила! о здоровье!
  
  
   Везде свое сумеете вы взять! {11}
  
  
  
  
   Миша
  
  
   Отличный монолог и - несомненный.
  
  
  
   Я это доказать {12} берусь:
  
  
   Когда б не этот дар неоцененный,
  
  
   Давно бы обезлюдела вся Русь... {13}
  
  
  
  
  Остроухов
  
  
   Ну право же - прекрасная картина!:
  
  
   Вон парень повалил бабенку в снег
  
  
   И сам упал, барахтаются оба,
  
  
   Хохочут, раскраснелись - хорошо! {14}
  
  
   А вон другой какой-то великан
  
  
   Пустился к лесу без тропы-дороги, {15}
  
  
   Как лось, взрывая длинными ногами
  
  
   Глубокий снег, бежит - и пыль под {16} ним
  
  
   Сверкающим облаком кружится.
  
  
   Куда бежит он?
  
  
   (Обращается к одной бабе.)
  
  
  
  
   Баба
  
  
  
  
   Видишь, впереди
  
  
   Краснеется рябина, уцелели
  
  
   На ней от лета ягоды, так их
  
  
   Сорвать задумал, видно.
  
  
  
   Остроух<ов>
  
  
  
  
  
  
  Что же,
  
  
   Попотчевать кого желает ими?
  
  
  
  
   Баба
  
  
   Вестимо, девку.
  
  
  
   Остроух<ов>
  
  
  
  
   Не тебя ли?
  
  
  
  
   Баба
  
  
  
  
  
  
   Вот
  
  
   Постой немного - сам увидишь. Парень возвращается с сучьями, на которых видны {17} гроздья рябины, опушенные
   снегом, и отдает их одной девке, {18} посмазливее других.
  
  
  
   Остр<оухов>
  
  
  
  
  
  
  Вижу...
  
  
   Полакомится мерзлою рябиной
  
  
   Красавица и парня наградит
  
  
   При людях полновесной колотушкой,
  
  
   А там в лесу даст тайный поцелуй.
  
  
  
   (Декламирует)
  
  
   "Как ярко поцелуй пылает на морозе,
  
  
   Как дева русская свежа в пыли снегов!"
  
  
  
  
   Миша
  
  
  
  
  (хохочет)
  
  
   Вот кстати применил стихи поэта!
  
  
   Помилуй - этот злополучный люд
  
  
   Напомнил мне бежавших из больницы
  
  
   Чернорабочих бледную толпу.
  
  
   Ну где нашел ты свежесть, укажи?
  
  
   Нет, даже осьмиградусный мороз
  
  
   На эти лица не навел румянца. {19}
  
  
   Две-три бабенки покраснели, правда, -
  
  
   И то помял их друг наш Осташев.
  
  
   Уж он таков: любимая забава
  
  
   С крестьянками возиться; будь дурна, {20}
  
  
   Как смертный грех, да только не мужчина, -
  
  
   С него довольно.
  
  
  
  
  Осташев
  
  
   (выводя одну женщину из толпы)
  
  
   Ну, ты мой адъютант. Бери же ружья,
  
  
   Неси за мной, да только не кричи,
  
  
   Как выбежит медведь.
  
  
  
  
  <Женщина>
  
  
  
  
  
   Не бойся, барин,
  
  
   Не закричу, не испугайся сам!
  
  
  
  
   <2>
  
  
  
  
  <Сухарев>
  
  
  
  (всматривается в толпу)
  
  
   Старуха, эй, старуха! Покажись
  
  
   Сюда поближе. Нет, не та, другая! {21}
  
  
   Другую мне - вот ту, что унырнула
  
  
   В толпу!
  
  
  
  Мужики выводят старуху.
  
  
  
   Поди, любезная, сюда,
  
  
   Поди, не бойся; как тебя зовут?
   Старуха усиливается что-то говорить и вместо ответа мычит.
  
  
  
   Народ хохочет.
  
  
  
  
  <Сухарев>
  
  
   Немая...
  
  
  
   Голоса в народе
  
  
   Да она немая! {22}
  
  
  
  
  Сух<арев>
  
  
  
  
   То-то!
  
  
   Глядел я долго: шамкает губами
  
  
   И рот кривит, а не выходит слов!
  
  
   Немая! вы неисправимы, Душин:
  
  
   Сам бог ее молчанию обрек,
  
  
   А вы ее в кричане допустили! {23}
  
  
  
  
  Лесничий
  
  
   Я не заметил... Нищенка, без хлеба...
  
  
  
  
  Сух<арев>
  
  
   Вы всё одно: то соли нет, то хлеба.
  
  
   Ступай, ступай, любезная, домой!
  
  
  
   (Потирает руки.)
  
  
  
  
  Народ
  
  
   Она мычать горазда. Замычит,
  
  
   Так никакой медведь не улежит! {24}
  
  
  
   Послан<ник>
  
  
   А {25} зоркий глаз.
  
  
  
  
  Сух<арев>
  
  
  
  
  
   Уж я не прозеваю!
  
  
  
  
  Оста<шев>
  
  
   Доволен наш директор. На войне,
  
  
   Перехватив с бумагами шпиона,
  
  
   Так полководец радуется. {25}
  
  
  
  
   Миша
  
  
  
  
  
   В пояс
  
  
   Должны мы поклониться,
  
  
   Копейки по три нам он сохранил -
  
  
   А немец, немец чуть не [присел]
  
  
   От радости, - ведь точно... шесть копеек
  
  
   Ему бы лишних заплатить пришлось
  
  
   За лишнюю загонщицу...
  
  
  
  
   <3> К толпе загонщиков, запыхавшись и отдуваясь, торопливо приближаются пять
  
  человек, пришедшие той же тропой, как и прежние.
  
  
  
   Окладчик {26}
  
  
   Уж поздно, братцы, барин приказал,
  
  
   Чтоб больше никого не принимали.
  
  
   Народ сосчитан.
  
  
  
  
  Муж<ики>
  
  
   Допусти, будь друг!
  
  
  
  
  Ок<ладчик>
  
  
   Не смею - строг; вы сами попросите.
  
  
   Авось позволит.
  
  
  
  
  Муж<ики>
  
  
  
  
   Это, что ли, он?
  
  
   Нас гонят, мы маленько опоздали,
  
  
   Сейчас пришли - уж как бежали мы,
  
  
   Вели принять нас, будь отец!
  
  
  
   (Кланяются.)
  
  
  
  
  Сухотин
  
  
  
  
   Не надо!
  
  
   Мы взяли, сколько нужно, и конец! {27}
  
  
  
  
  Мужик
  
  
   Да нас ведь звали. Мы, не будь охоты, {28}
  
  
   Дрова возить бы нанялись сегодня.
  
  
  
  
  Бар<ин>
  
  
   Известье было с вечера дано,
  
  
   Опаздывать не нужно было. Эй, лесничий!
  
  
  
   Возьмите их...
  
  
  
  
  Мужики
  
  
  
   (почесываются)
  
  
   Эх! Э! Неладно дело!
  
  
  
  
  Бар<ин>
  
  
  
   Ну, ступайте!
  
  
  
  
  Мужи<ки>
  
  
   Мы погорельцы, батюшка. Неделю
  
  
   Тому назад сгорело; милость ваша
  
  
   На бедность не пожалует ли нам?
  
  
  
   (Протягивают руки.)
  
  
  
  
  Б<арин>
  
  
   Мы не затем приехали сюда,
  
  
   Чтоб раздавать на бедность. Спрячьте руки!
  
  
  
   (К посланнику)
  
  
   Какой народ! Мороз невыносимый,
  
  
   А он по локоть руку обнажил!
  
  
  
   (К товарищам)
  
  
   Уж было раз такое приключенье: {29}
  
  
   Чувствительный какой-то господин
  
  
   На бедность подал... Что же, господа?
  
  
   Как на второй вагон спешили мы, {30}
  
  
   Нас целый околоток осадил
  
  
   На той тропе, где надо было ждать,
  
  
   И на медведя опоздали мы. {31}
  
  
   Мужики, помявшись, уходят.
  
  
  
   Один из толпы
  
  
  
  (провожая их глазами)
  
  
   Пошли ни с чем, сердечные, а жаль:
  
  
   Они ведь точно погорели.
  
  
  
  
  Другой
  
  
  
  
  Только
  
  
   Осталось три двора - и вся деревня
  
  
   В них кое-как теперь от стужи жмется.
  
  
  
  
  Третий
  
  
   Эх! это не такие господа!
  
  
   Вот были третьим годом. То-то баре!
  
  
   Как и сегодня - только поплелись
  
  
   Загонщики к окладу, - смотрим, скачет
  
  
   Без шапки мужичонко и кричит:
  
  
   "Деревня Голодуха загорелась!"
  
  
   Как быть? Деревни этой мужики
  
  
   Упали в ноги господам: "Пустите!
  
  
   Горит деревня наша!" Господа
  
  
   Не только мужиков тех отпустили, -
  
  
   А сами повернули на пожар
  
  
   Со всей командой. То-то закипела
  
  
   Работа! заправляли господа, {32}
  
  
   А мужики в огонь погреться лезли.
  
  
   Сто человек задули, как свечу,
  
  
   Пожар в одну минуту: погорела
  
  
   Одна изба, всё прочее спасли.
  
  
   Зато уж как довольны были бабы!
  
  
   Они в ногах валялись на снегу
  
  
   У тех господ, им полы целовали.
  
  
   Довольны были сами господа
  
  
   И погорельцу помогли по силам.
  
  
   Однако не отделался и зверь. {33}
  
  
   Мы на рысях вернулися к окладу.
  
  
   Уж за полдень тревога началась;
  
  
   Глубок был снег - медведица не шла,
  
  
   Так мы пришли на самую берлогу,
  
  
   И ну ее! Почти что на хвосте
  
  
   У ней сидели; как ни упиралась,
  
  
   А на господ доставили! {34}
  
  
  
  
  <Сухотин>
  
  
   Сочти народ - да нет ли тут мальчишек?
  
  
   В глубокий снег с мальчишками - беда!
  
  
   Замерзнуть могут!
  
  
  
  
  
  Эй, не хоронися
  
  
   За взрослыми! Ты как сюда попал?
  
  
  (Выводит из толпы мальчика лет осьми.)
  
  
   Что это значит, господин лесничий?
  
  
   Я говорил, чтобы детей не брать? {35}
  
 &nbs

Другие авторы
  • Мачтет Григорий Александрович
  • Гауптман Герхарт
  • Погожев Евгений Николаевич
  • Теренций
  • Джеймс Уилл
  • Иволгин Александр Николаевич
  • Маклаков Николай Васильевич
  • Трубецкой Евгений Николаевич
  • Роборовский Всеволод Иванович
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович
  • Другие произведения
  • Мопассан Ги Де - Торт
  • Добролюбов Николай Александрович - Торжество благонамеренности
  • Тургенев Иван Сергеевич - Неосторожность
  • Сумароков Александр Петрович - Эклоги
  • Михайловский Николай Константинович - Софья Николаевна Беловодова
  • Бальмонт Константин Дмитриевич - Перси Биши Шелли. Освобожденный Прометей
  • Воровский Вацлав Вацлавович - В кривом зеркале
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Сказания русского народа, собранные И. Сахаровым. Том первый
  • Ладенбург Макс - Приключения Фрица Стагарта, знаменитого немецкого сыщика
  • Грибоедов Александр Сергеевич - Отрывки из первой редакции "Горя от ума"
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (30.11.2012)
    Просмотров: 246 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа