Главная » Книги

Некрасов Николай Алексеевич - Стихотворения 1855-1866 гг.,, Страница 4

Некрасов Николай Алексеевич - Стихотворения 1855-1866 гг.,


1 2 3 4

stify">  Слух ужасный - о новом герое,
  
  
  Испустившем нечаянно дух!
  
  
   Никакие известья из Вильно,
  
  
  Никакие статьи из Москвы
  
  
  Нас теперь не волнуют так сильно,
  
  
  Как подобные слухи... Увы!
  
  
  Неприятно с местечек солидных,
  
  
  Из хороших казенных квартир
  
  
  Вдруг, без всяких причин благовидных,
  
   120 Удаляться в неведомый мир!
  
  
  Впрочем, если уж смерть неизбежна,
  
  
  Так зимой умирать хорошо:
  
  
  Для супруги, нас любящей нежно,
  
  
  Сохранимся мы чисто, свежо
  
  
  До последней минуты лобзанья,
  
  
  И друзьям нашим будет легко
  
  
  Подходить к нам в минуту прощанья;
  
  
  Понесут они гроб далеко.
  
  
  Похоронная музыка чище
  
   130 И звончей на морозе слышна,
  
  
  Вместо грязи покрыто кладбище
  
  
  Белым снегом; сурово-пышна
  
  
  Обстановка; гроб бросят не в лужу,
  
  
  Червь не скоро в него заползет,
  
  
  Сам покойник в жестокую стужу
  
  
  Дольше важный свой вид сбережет.
  
  
  И притом, если друг неутешный
  
  
  Нас живьем схоронить поспешит,
  
  
  Мы избавимся муки кромешной:
  
   140 Дело смерти мороз довершит.
  
  
  
  Умирай же, богач, в стужу сильную!
  
  
   Бедняки пускай осенью мрут,
  
  
   Потому что за яму могильную
  
  
   Вдвое больше в морозы берут.
  
  
  
  
   II
  
  
  
  КОМУ ХОЛОДНО, КОМУ ЖАРКО
  
  
   Свечерело. В предместиях дальных,
  
  
  Где, как черные змеи, летят
  
  
  Клубы дыма из труб колоссальных,
  
  
  Где сплошными огнями горят
  
  
  Красных фабрик громадные стены,
  
  
  Окаймляя столицу кругом, -
  
  
  Начинаются мрачные сцены.
  
  
  Но в предместий мы не пойдем.
  
  
  Нам зимою приятней столица
  
   10 Там, где ярко горят фонари,
  
  
  Где гуляют довольные лица,
  
  
  Где катаются сами цари.
  
  
   Надышавшись классической пылью
  
  
  В Петербурге, паспорт мы берем
  
  
  И чихать уезжаем в Севилью.
  
  
  Но кто летом толкается в нем,
  
  
  Тот ему одного пожелает -
  
  
  Чистоты, чистоты, чистоты!
  
  
  Грязны улицы, лавки, мосты,
  
   20 Каждый дом золотухой страдает;
  
  
  Штукатурка валится - и бьет
  
  
  Тротуаром идущий народ,
  
  
  А для едущих есть мостовая,
  
  
  Не щадящая бедных боков;
  
  
  Летом взроют ее, починяя,
  
  
  Да наставят зловонных костров:
  
  
  Как дорогой бросаются в очи
  
  
  На зеленом лугу светляки,
  
  
  Ты заметишь в туманные ночи
  
   30 На вершине костров огоньки -
  
  
  Берегись!.. В дополнение, с мая,
  
  
  Не весьма-то чиста и всегда,
  
  
  От природы отстать не желая,
  
  
  Зацветает в каналах вода...
  
  
   (Наша Муза парит невысоко,
  
  
  Но мы пишем не легкий сонет,
  
  
  Наше дело исчерпать глубоко
  
  
  Воспеваемый нами предмет.)
  
  
   Уж давно в тебя летней порою
  
   40 Не случалося нам заглянуть,
  
  
  Милый город! где трудной борьбою
  
  
  Надорвали мы смолоду грудь,
  
  
  Но того мы еще не забыли,
  
  
  Что в июле пропитан ты весь
  
  
  Смесью водки, конюшни и пыли -
  
  
  Характерная русская смесь.
  
  
   Но зимой - дышишь вольно; для глаза -*
  
  
  Роскошь! Улицы, зданья, мосты
  
  
  При волшебном сиянии газа
  
   50 Получают печать красоты.
  
  
  Как проворно по хрупкому снегу
  
  
  Мчится тысячный, кровный рысак!
  
  
  Даже клячи извозчичьи бегу
  
  
  Прибавляют теперь. Каждый шаг,
  
  
  Каждый звук так отчетливо слышен,
  
  
  Всё свежо, всё эффектно: зимой,
  
  
  Словно весь посеребренный, пышен
  
  
  Петербург самобытной красой!
  
  
  По каналам, что летом зловонны,
  
   60 Блещет лед, ожидая коньков,
  
  
  Серебром отливают колонны,
  
  
  Орнаменты ворот и мостов;
  
  
  В серебре лошадиные гривы,
  
  
  Шапки, бороды, брови людей,
  
  
  И, как бабочек крылья, красивы
  
  
  Ореолы вокруг фонарей!
  
  
   Пусть с какой-то тоской безотрадной
  
  
  Месяц с ясного неба глядит
  
  
  На Неву, что гробницей громадной
  
   70 В берегах освещенных лежит,
  
  
  И на шпиль, за угрюмой Невою,
  
  
  Перед длинной стеной крепостною,
  
  
  Наводящей унынье и сплин.
  
  
  Мы не тужим. У русской столицы,
  
  
  Кроме мрачной Невы и темницы,
  
  
  Есть довольно и светлых картин.
  
  
   Невский полон: эстампы и книги,
  
  
  Бриллианты из окон глядят,
  
  
  Вновь прибывшие девы из Риги
  
   80 Неподдельным румянцем блестят.
  
  
  Всюду люди - шумят, суетятся.
  
  
  Вот красивая тройка бежит:
  
  
  "Не хотите ли с нами кататься?" -
  
  
  Деве бравый усач говорит.
  
  
  Поглядела, подумала, села.
  
  
  И другую сманили, - летят!
  
  
  Полумерзлые девы несмело
  
  
  На своих кавалеров глядят.
  
  
  "Ваше имя?" - Матильда. - "А ваше?"
  
   90 - Александра. - К Матильде один,
  
  
  А другой подвигается к Саше.
  
  
  "Вы модистка?" - Да, шью в магазин.-
  
  
  "Эй! пошел хорошенько, Тараска!"
  
  
  Город из виду скоро пропал.
  
  
  Начинается зимняя сказка:
  
  
   Ветер злился, гудел и стонал,
  
  
  Франты песню удалую пели,
  
  
  Кучер громко подтягивал ей,
  
  
  Кони, фыркая, вихрем летели,
  
   100 Злой мороз пробирал до костей.
  
  
  Прискакали в открытое поле.
  
  
  - Да куда же везете вы нас?
  
  
  Мы одеты легко... мудрено ли
  
  
  Простудиться? - "Приедем сейчас!
  
  
  Ну, потрогивай! Живо, дружище!"
  
  
  Снова скачут! Могилы вокруг,
  
  
  Монументы... "Да это кладбище", -
  
  
  Шепчет Саша Матильде - и вдруг
  
  
  Сани набок! Упали девицы...
  
   110 Повернули назад господа,
  
  
  И умчали их кони, как птицы.
  
  
  Девы встали. "Куда ж вы? куда?"
  
  
  Нет ответа! Несчастные девы
  
  
  В чистом поле остались одни.
  
  
  Дикий хохот, лихие напевы
  
  
  Постепенно умолкли. Они
  
  
  Огляделись: безлюдно и тихо,
  
  
  Звезды с ясного неба глядят...
  
  
  "Мы сегодня потешились лихо!" -
  
   120 Франты в клубе друзьям говорят...
  
  
   А театры, балы, маскарады?
  
  
  Впрочем, здесь и конец, господа,
  
  
  Мы бы там побывать с вами рады,
  
  
  Но нас цензор не пустит туда.
  
  
  До того, что творится в природе,
  
  
  Дела нашему цензору нет.
  
  
  "Вы взялися писать о погоде,
  
  
  Воспевайте же данный предмет!"
  
  
  - Но озябли мы, друг наш угрюмый!
  
   130 Пощади - нам погреться пора! -
  
  
  "Вот вам случай - взгляните: над Думой
  
  
  Показались два красных шара,
  
  
  В вашей власти наполнить пожаром
  
  
  Сто страниц - и погреетесь даром!";
  
  
   Где ж пожар? пешеходы глядят.
  
  
  Чу! неистовый топот раздался,
  
  
  И на бочке верхом полицейский солдат,
  
  
  Медной шапкой блестя, показался.
  
  
  Вот другой - не поспеешь считать!
  
   140 Мчатся вихрем красивые тройки.
  
  
  Осторожней, пожарная рать!
  
  
  Кони сытые слишком уж бойки.
  
  
   Вся команда на борзых конях
  
  
  Через Невский проспект прокатилась
  
  
  И на окнах аптек, в разноцветных шарах
  
  
  Вверх ногами на миг отразилась...
  
  
   Озадаченный люд толковал,
  
  
  Где пожар и причина какая?
  
  
  Вдруг еще появился сигнал,
  
   150 И промчалась команда другая.
  
  
  Постепенно во многих местах
  
  
  Небо вспыхнуло заревом красным,
  
  
  Топот, грохот! Народ впопыхах
  
  
  Разбежался по улицам разным,
  
  
  Каждый в свой торопился квартал,
  
  
  "Не у нас ли горит? - помышляя, -
  
  
  Бог помилуй!" Огонь не дремал,
  
  
  Лавки, церкви, дома пожирая...
  
  
   Семь пожаров случилось в ту ночь,
  
   160 Но смотреть их нам было невмочь.
  
  
  В сильный жар да в морозы трескучие
  
  
  В Петербурге пожарные случаи
  
  
  Беспрестанны - на днях как-нибудь
  
  
  И пожары успеем взглянуть...
  
  
  
  
   1885
  
  
  
   <ЧЕРНИЛЬНИЦА>
  
  
   Предмет, любопытный для взора:
  
  
   Огромный кусок Лабрадора,
  
  
   На нем богатырь-великан
  
  
   В славянской кольчуге и в шлеме,
  
  
   Потомок могучих славян, -
  
  
   Но дело не в шлеме, а в теме:
  
  
   Назначен сей муж представлять
  
  
   Отчизны судьбы вековые
  
  
   И знамя во длани держать
  
  
  10 С девизом "Единство России!"
  
  
   Под ним дорогой пьедестал,
  
  
   На нем: земледелья родного
  
  
   Орудья, и тут же газета, журнал -
  
  
   Изданья Михаилы Каткова.
  
  
   На книгах - идей океан -
  
  
   Чернильница; надпись: "Каткову
  
  
   Подарок московских дворян",
  
  
   И точка! Мудрейшему слову
  
  
   Блистать на пере суждено, -
  
  
  20 Там имя Каткову дано:
  
  
   "Макающий в разум перо" - имя это
  
  
   У древнего взято поэта...
  
  
  
  
   1866
  
  
  
  
  * * *
  
  
  Эти не блещут особенным гением,
  
  
  Но ведь не бог обжигает горшки, -
  
  
  Скорбность главы возместив направлением,
  
  
  Пишут изрядно стишки!
   <ЭКСПРОМТ ПРИ ОТЪЕЗДЕ А. Д. ДМИТРИЕВА ИЗ ЯРОСЛАВЛЯ В КИЕВ
  
  
   ПОСЛЕ РЕЧИ А. С. ПЕТРОВСКОГО>
  
  
  
  Милый, не брани его,
  
  
  
  Коли дурен спич:
  
  
  
  Путь далек до Киева,
  
  
  
  Позабудешь дичь!
  
  
  
  
  Dubia
  
  
  
  
   1856
  
  
   МОЛОДОЕ ПОКОЛЕНИЕ СВОЕМУ ЗОИЛУ
  
  
   Было время, когда все гордилися
  
  
   Низким помыслом, лестью в устах
  
  
   И когда униженно ложилися
  
  
   Перед сильным открыто во прах.
  
  
   Тогда чувство возвышенной гордости
  
  
   Было чуждо понятью людей...
  
  
   То-то времечко было для подлости,
  
  
   По шляхетской натуре твоей.
  
  
   Вспоминает об нем с сожалением
  
  
  10 И теперь твой змеиный язык;
  
  
   И людей с добросовестным мнением
  
  
   Ты встречать до сих пор не привык!
  
  
   Ты издавна сроднился с ласкательством,
  
  
   С колыбели бесстыдством живешь,
  
  
   И пронырством да гнусным искательством
  
  
   Понемножку вперед ты ползешь.
  
  
   Мудрено ль, что тебе не понравилось
  
  
   Направление наших идей?
  
  
   Мы поклонами сильным не славились,
  
  
  20 Мы не шли по дороге твоей!
  
  
   Мы клеймо роковое презрения
  
  
   На твое положили чело;
  
  
   И за то, полный низкого мщения,
  
  
   Ты об нас говорил везде зло.
  
  
   Но прошли времена, когда верили
  
  
   Клевете беспощадной твоей,
  
  
   Твою низость давно уж измерили:
  
  
   Не обманешь ты снова людей!
  
  
   Хочешь ты очернить поколение.
  
  
  30 Молодое и полное сил!
  
  
   Берегися! Твое осуждение
  
  
   Упадет на тебя, наш Зоил!
  
  
   Берегись! За твои порицания,
  
  
   За твой злобный и лживый укор
  
  
   Мы тебя предадим посмеянию
  
  
   И грядущим векам на позор!
  
  
  
  
   1858
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Плохо, братцы, беда близко:
  
  
   Арестован наш Огрызко.

Другие авторы
  • Матюшкин Федор Федорович
  • Мальтбрюн
  • Шахова Елизавета Никитична
  • Терещенко Александр Власьевич
  • Наумов Николай Иванович
  • Кедрин Дмитрий Борисович
  • Ю.В.Манн
  • Венский (Пяткин) Е. О.
  • Каратыгин Петр Андреевич
  • Гуро Елена
  • Другие произведения
  • Короленко Владимир Галактионович - А. Серафимович. - Очерки и рассказы
  • Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - Мещанская семья. Комедия в четырех действиях М. В. Авдеева
  • Княжнин Яков Борисович - Бой стихотворцев
  • Куприн Александр Иванович - Река жизни
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Ольга. Быт русских дворян в начале нынешнего столетия. Сочинение автора "Семейства Холмских"
  • Блок Александр Александрович - Шуточные стихи и сценки
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Полет в Европу
  • Хвостов Дмитрий Иванович - О. Л. Довгий. Тритон всплывает: Хвостов у Пушкина
  • Арсеньев Константин Константинович - Арсеньев К. К.: Биографическая справка
  • Волынский Аким Львович - Волынский А. Л.: биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 155 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа