Главная » Книги

Маяковский Владимир Владимирович - Стихотворения (март-декабрь 1923)

Маяковский Владимир Владимирович - Стихотворения (март-декабрь 1923)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

  
  
   Владимир Маяковский
  
  
  Стихотворения (март-декабрь 1923) --------------------------------------
  Владимир Маяковский. Полное собрание сочинений в тринадцати томах.
  Том пятый. Март-декабрь 1923. Реклама 1923-1925
  Подготовка текста и примечания И. И. Агеева и Ф. Н. Пицкель
  ГИХЛ, М., 1957
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  Газетный день
  Когда голод грыз прошлое лето, что делала власть Советов?
  Когда мы побеждали голодное лихо, что делал патриарх Тихон?
  О патриархе Тихоне. Почему суд над милостью ихней?
  Мы не верим!
  Тресты
  Строки охальные про вакханалии пасхальные
  Крестьянин,- помни о 17-м апреля!
  17 апреля
  Наше воскресенье
  Весенний вопрос
  Не для нас поповские праздники
  Марш комсомольца
  Схема смеха
  1-е мая ("Свети!..")
  1-е мая ("Поэты...")
  1-е мая ("Мы!..")
  Рабочий корреспондент
  Универсальный ответ
  Воровский
  Это значит вот что!
  Баку
  Разве у вас не чешутся обе лопатки?
  ...товарищ Чичерин и тралеры отдает и прочее...
  О том, как у Керзона с обедом разрасталась аппетитов зона
  Смыкай ряды!
  Горб
  Коминтерн
  Молодая гвардия
  Издевательство летчика
  Итог
  Авиачастушки
  Авиадни
  Нордерней
  Москва - Кенигсберг
  Солидарность
  Уже!
  Киноповетрие
  
  
  
   Маяковская галерея
  Пуанкаре
  Муссолини
  Керзон
  Пилсудский
  Стиннес
  Вандервельде
  Гомперс
  Рабочим Курска, добывшим первую руду, временный памятник работы Владимира Маяковского
  
  
  
   ГАЗЕТНЫЙ ДЕНЬ
  
   Рабочий
  
   утром
  
   глазеет в газету.
  
   Думает:
  
   "Нам бы работёшку эту!
  
   Дело тихое, и нету чище.
  
   Не то что по кузницам отмахивать ручища.
  
   Сиди себе в редакции в беленькой сорочке -
  
   и гони строчки,
  
   10 Нагнал,
  
   расставил запятые да точки,
  
   подписался,
  
   под подпись закорючку,
  
   и готово:
  
   строчки растут как цветочки.
  
   Ручки в брючки,
  
   в стол ручку,
  
   получил построчные -
  
   и, ленивой ивой
  
   20 склоняясь над кружкой,
  
  
  
  
  
  дуй пиво".
  
   В искоренение вредного убежденья
  
   вынужден описать газетный день я.
  
   Как будто
  
   весь народ,
  
   который
  
   не поместился под башню Сухареву, -
  
   пришел торговаться в редакционные коридоры.
  
   Тыщи!
  
   30 Во весь дух ревут.
  
   "Где объявления?
  
   Потеряла собачку я!"
  
   Голосит дамочка, слезками пачкаясь.
  
   "Караул!"
  
   Отчаянные вопли прореяли.
  
   "Миллиард?
  
   С покойничка?
  
   За строку нонпарели?"
  
   Завжилотдел.
  
   40 Не глаза - жжение.
  
   Каждому сует какие-то опровержения.
  
   Кто-то крестится.
  
   Клянется крещеным лбом:
  
   "Это я - настоящий Бим-Бом!"
  
   Все стены уставлены какими-то дядьями.
  
   Стоят кариатидами по стенкам голым.
  
   Это "начинающие".
  
   Помахивая статьями,
  
   по дороге к редактору стоят частоколом.
  
   50 Два.
  
   Редактор вплывает барином.
  
   В два с четвертью
  
   из барина,
  
   как из пристяжной,
  
   умученной выездом парным, -
  
   паром вздымается испарина.
  
   Через минуту
  
   из кабинета редакторского рёв:
  
   то ручкой по папке,
  
   60 то по столу бац ею.
  
   Это редактор,
  
   собрав бухгалтеров,
  
   потеет над самоокупацией.
  
   У редактора к передовице лежит сердце.
  
   Забудь!
  
   Про сальдо язычишкой треплет.
  
   У редактора -
  
   аж волос вылазит от коммерции,
  
   лепечет редактор про "кредит и дебет".
  
   70 Пока редактор завхоза ест -
  
   раз сто телефон вгрызается лаем.
  
   Это ставку учетверяет Мострест.
  
   И еще грозится:
  
   "Удесятерю в мае".
  
   Наконец, освободился.
  
   Минуточек лишка...
  
   Врывается начинающий.
  
   Попробуй - выставь!
  
   "Прочтите немедля!
  
   80 Замечательная статьишка",
  
   а в статьишке -
  
   листов триста!
  
   Начинающего унимают диалектикой нечеловечьей.
  
   Хроникер врывается:
  
   "Там,
  
   в Замоскворечьи, -
  
   выловлен из Москвы-реки -
  
  
  
  
  
   живой гиппопотам!"
  
   Из РОСТА
  
   90 на редактора
  
   начинает литься
  
   сенсация за сенсацией,
  
   за небылицей небылица.
  
   Нет у РОСТА лучшей радости,
  
   чем всучить редактору невероятнейшей гадости.
  
   Извергая старательность, как Везувий и Этна,
  
   курьер врывается.
  
   "К редактору!
  
   Лично!"
  
  100 В пакете
  
   с надписью:
  
   - Совершенно секретно -
  
   повестка
  
   на прошлогоднее заседание публичное.
  
   Затем курьер,
  
   красный, как малина,
  
   от НКИД.
  
   Кроет рьяно.
  
   Передовик
  
  110 президента Чжан Цзо-лина
  
   спутал с гаоляном.
  
   Наконец, библиограф!
  
   Что бешеный вол.
  
   Машет книжкой.
  
   Выражается резко.
  
   Получил на рецензию
  
   юрист -
  
   хохол -
  
   учебник гинекологии
  
  120 на древнееврейском!
  
   Вокруг
  
   за столами
  
   или перьев скрежет,
  
   или ножницы скрипят:
  
   писателей режут.
  
   Секретарь
  
   у фельетониста,
  
   пропотевшего до сорочки,
  
   делает из пятисот -
  
  130 полторы строчки.
  
   Под утро стихает редакционный раж.
  
   Редактор в восторге.
  
   Уехал.
  
   Улажено.
  
   Но тут...
  
   Самогоном упился метранпаж,
  
   лишь свистят под ротационкой ноздри
  
  
  
  
  
   метранпажины.
  
   Спит редактор.
  
   Снится: Мострест
  
  140 так высоко взвинтил ставки -
  
   что на колокольню Ивана Великого влез
  
   и хохочет с колокольной главки.
  
   Просыпается.
  
   До утра проспал без просыпа.
  
   Ручонки дрожат.
  
   Газету откроют.
  
   Ужас!
  
   Не газета, а оспа.
  
   Шрифт по статьям расплылся икрою.
  
  150 Из всей газеты,
  
   как из моря риф,
  
   выглядывает лишь -
  
  
  
  
   парочка чьих-то рифм.
  
   Вид у редактора...
  
   такой вид его,
  
   что видно сразу -
  
  
  
  
   нечему завидовать.
  
   Если встретите человека белее мела,
  
   худющего,
  
  160 худей, чем газетный лист, -
  
   умозаключайте смело:
  
   или редактор
  
   или журналист.
  
   [1923]
  
  
   КОГДА ГОЛОД ГРЫЗ ПРОШЛОЕ ЛЕТО,
  
  
   ЧТО ДЕЛАЛА ВЛАСТЬ СОВЕТОВ?
  
  
  Все знают:
  
  
  в страшный год,
  
  
  когда
  
  
  народ (и скот оголодавший) дох,
  
  
  и ВЦИК
  
  
  и Совнарком
  
  
  скликали города,
  
  
  помочь старались из последних крох.
  
  
  Когда жевали дети глины ком,
  
   10 когда навоз и куст пошли на пищу люду,
  
  
  крестьяне знают -
  
  
  каждый исполком
  
  
  давал крестьянам хлеб,
  
  
  полям давал семссуду.
  
  
  Когда ж совсем невмоготу пришлось Поволжью -
  
  
  советским ВЦИКом был декрет по храмам дан:
  
  
  - Чтоб возвратили золото чинуши божьи,
  
  
  на храм помещиками собранное с крестьян. -
  
  
  И ныне:
  
   20
   Волга ест,
  
  
  
  
   в полях пасется скот.
  
  
  Так власть,
  
  
  
   в гербе которой "серп и молот",
  
  
  боролась за крестьянство в самый тяжкий год
  
  
  и победила голод.
  
  
  КОГДА МЫ ПОБЕЖДАЛИ ГОЛОДНОЕ ЛИХО,
  
  
   ЧТО ДЕЛАЛ ПАТРИАРХ ТИХОН?
  
  
  
  
  
  
  
  "Мы не можем дозволить
  
  
  
  
  
  
  
  изъятие из храмов".
  
  
  
  
  
  
  
   (Патриарх Тихон)
  
  
  Тихон патриарх,
  
  
  прикрывши пузо рясой,
  
  
  звонил в колокола по сытым городам,
  
  
  ростовщиком над золотыми трясся:
  
   30 "Пускай, мол, мрут,
  
  
  
  
   а злата -
  
  
  
  
  
  
  не отдам!"
  
  
  Чесала языком их патриаршья милость,
  
  
  и под его христолюбивый звон
  
  
  на Волге дох народ,
  
  
  
  
   и кровь рекою л_и_лась -
  
  
  из помутившихся
  
  
  на паперть и амвон.
  
  
  Осиротевшие в голодных битвах ярых!
  
   40 Родных погибших вспоминая лица,
  
  
  знайте:
  
  
  
  Тихон
  
  
  
   патриарх
  
  
  благословлял _убийцу_.
  
  
  За это
  
  
  власть Советов,
  
  
  вами избранные люди, -
  
  
  господина Тихона судят.
  
  
  [1923]
  
  
  
  О ПАТРИАРХЕ ТИХОНЕ.
  
  
   ПОЧЕМУ СУД НАД МИЛОСТЬЮ ИХНЕЙ?
  
  
  
  
  РАНЬШЕ
  
  
  Известно:
  
  
  
   царь, урядник да поп
  
  
  друзьями были от рожденья по гроб.
  
  
  Урядник, как известно,
  
  
  наблюдал за чистотой телесной.
  
  
  Смотрел, чтоб мужик комолый
  
  
  с голодухи не занялся крамолой,
  
  
  чтобы водку дул,
  
  
  чтобы шапку гнул,
  
   10 Чуть что:
  
  
  
   - Попрошу-с лечь... -
  
  
  и пошел сечь!
  
  
  Крестьянскую спину разукрасили влоск.
  
  
  Аж в российских лесах не осталось розг.
  
  
  А поп, как известно (урядник духовный),
  
  
  наблюдал за крестьянской душой греховной.
  
  
  Каркали с амвонов попы-вороны:
  
  
  - Расти, мол, народ царелюбивый и покорный! -
  
  
  Этому же и в школе обучались дети:
  
   20 "Законом божьим" назывались глупости эти.
  
  
  Учил поп, чтоб исповедывались часто.
  
  
  Крестьянин поисповедуется,
  
  
  а поп -
  
  
  
   в участок.
  
  
  Закрывшись ряской, уряднику шепчет:
  
  
  - Иванов накрамолил -
  
  
  дуй его крепче! -
  
  
  И шел по деревне гул
  
  
  от сворачиваемых крестьянских скул,
  
   30 Приведут деревню в надлежащий вид,
  
  
  кончат драть ее -
  
  
  поп опять с амвона голосит.
  
  
  - Мир вам, братие! -
  
  
  Даже в царство небесное провожая с воем,
  
  
  покойничка вели под поповским конвоем.
  
  
  Радовался царь.
  
  
  Благодарен очень им -
  
  
  то орденом пожалует,
  
  
  то крестом раззолоченным.
  
   40 Под свист розги,
  
  
  под поповское пение,
  
  
  рабом жила российская паства.
  
  
  Это называлось: единение
  
  
  церкви и государства.
  
  
  
  
  ТЕПЕРЬ
  
  
  Царь российский, финляндский, польский,
  
  
  и прочая, и прочая, и прочая -
  
  
  лежит где-то в Екатеринбурге или Тобольске:
  
  
  попал под пули рабочие.
  
  
  Революция и по урядникам
  
   50 прошла, как лиса по курятникам.
  
  
  Только поп
  
  
  все еще смотрит, чтоб крестили лоб.
  
  
  На невежестве держалось Николаево царство,
  
  
  а за нас нечего поклоны класть.
  
  
  Церковь от государства
  
  
  отделила рабоче-крестьянская власть.
  
  
  Что ж,
  
  
  если есть еще дураки несчастные,
  
  
  молитесь себе на здоровье!
  
   60 Ваше дело -
  
  
  частное.
  
  
  Говоря короче,
  
  
  денег не дадим, чтоб люд морочить.
  
  
  Что ж попы?
  
  
  Смирились тихо?
  
  
  Власть, мол, от бога?
  
  
  Наоборот.
  
  
  Зовет патриарх Тихон
  
  
  на власть Советов восстать народ.
  
   70 За границу Тихон протягивает ручку,
  
  
  зовет назад белогвардейскую кучку. -
  
  
  Его святейшеству надо,
  
  
  чтоб шли от царя рубли да награда.
  
  
  Чтоб около помещика-вора
  
  
  кормилась и поповская свора.
  
  
  Шалишь, отец патриарше, -
  
  
  никому не отдадим свободы нашей!
  
  
  За это
  
  
  власть Советов,
  
   80 вами избранные люди,
  
  
  за это -
  
  
  патриарха Тихона судят.
  
  
  [1923]
  
  
  
   МЫ НЕ ВЕРИМ!
  
  
  Тенью истемня весенний день,
  
  
  выклеен правительственный бюллетень.
  
  
  Нет!
  
  
  Не надо!
  
  
  Разве молнии велишь
  
  
  
  
  
  не литься?
  
  
  Нет!
  
  
   не оковать язык грозы!
  
  
  Вечно будет
  
   10
  
  тысячестраницый
  
  
  грохотать
  
  
  
   набатный
  
  
  
  
   ленинский язык.
  
  
  Разве гром бывает немотою болен?!
  
  
  Разве сдержишь смерч,
  
  
  
  
  
  чтоб вихрем не кипел?!
  
  
  Нет!
  
  
   не ослабеет ленинская воля
  
  
  в миллионосильной воле РКП.
  
   20 Разве жар
  
  
  
   такой
  
  
  
  
   термометрами меряется?!
  
  
  Разве пульс
  
  
  
  
  такой
  
  
  
  
   секундами гудит?!
  
  
  Вечно будет ленинское сердце
  
  
  клокотать
  
 &n

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 569 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа