Главная » Книги

Маяковский Владимир Владимирович - Стихотворения (1917-1921), Страница 7

Маяковский Владимир Владимирович - Стихотворения (1917-1921)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

v align="justify">  
  
   - Ой,
  
  
  
  
  
  
   прошу,
  
  
  
   защитите, власти! -
  
  
  
   Как подняла власть сия
  
  
  
   с шпорой сапожища...
  
  
  
  120 Как полезла
  
  
  
  
  
   мигом
  
  
  
  
  
  
  вся
  
  
  
   вспять
  
  
  
  
   из бабы пища.
  
  
  
  
   - Много, - молвит, - благ в Крыму
  
  
  
   только для буржуя,
  
  
  
   а тебя,
  
  
  
  
   мою куму,
  
  
  
   в часть препровожу я. -
  
  
  
  
  130 Влезла
  
  
  
  
   тетка
  
  
  
  
  
   в скороход
  
  
  
   пред тюремной дверью,
  
  
  
   как задала тетка ход -
  
  
  
   в Эрэсэфэсэрью.
  
  
  
  
   Бабу видели мою,
  
  
  
   наши обыватели?
  
  
  
   Не хотите
  
  
  
  
  
  в том раю
  
  
  
  140 сами побывать ли?!
  
  
  
  
   [1920]
  
  
  
  
  
  
  СКАЗКА ДЛЯ ШАХТЕРА-ДРУГА
  
  
  
  ПРО ШАХТЕРКИ, ЧУНИ И КАМЕННЫЙ УГОЛЬ
  
  
  
  
   Раз шахтеры
  
  
  
  
  
   шахты близ
  
  
  
   распустили нюни:
  
  
  
   мол, шахтерки продрались,
  
  
  
   обносились чуни.
  
  
  
   Мимо шахты шел шептун.
  
  
  
   Втерся тихим вором.
  
  
  
   Нищету увидев ту,
  
  
  
   речь повел к шахтерам:
  
  
  
   10 "Большевистский этот рай
  
  
  
   хуже, дескать, ада.
  
  
  
   Нет сапог, а уголь дай.
  
  
  
   Бастовать бы надо!
  
  
  
   Что за жизнь, - не жизнь, а гроб..."
  
  
  
   Вдруг
  
  
  
  
   забойщик ловкий
  
  
  
   шептуна
  
  
  
  
  
  с помоста сгреб,
  
  
  
   вниз спустил головкой.
  
  
  
   20 "Слово мне позвольте взять!
  
  
  
   Брось, шахтер, надежды!
  
  
  
   Если будем так стоять, -
  
  
  
   будем без одежды.
  
  
  
   Не сошьет сапожки бог,
  
  
  
   не обует ноженьки.
  
  
  
   Настоишься без сапог,
  
  
  
   помощь ждя от боженьки.
  
  
  
   Чтоб одели голяков,
  
  
  
   фабрик нужен ряд нам.
  
  
  
   30 Дашь для фабрик угольков, -
  
  
  
   будешь жить нарядным.
  
  
  
   Эй, шахтер,
  
  
  
  
  
   куда ни глянь,
  
  
  
   от тепла
  
  
  
  
  
  до света,
  
  
  
   даже пища от угля -
  
  
  
   от угля все это.
  
  
  
   Даже с хлебом будет туго,
  
  
  
   если нету угля.
  
  
  
   40 Нету угля -
  
  
  
  
  
   нету плуга.
  
  
  
   Пальцем вспашешь луг ли?
  
  
  
   Что без угля будешь есть?
  
  
  
   Чем еду посолишь?
  
  
  
   Чем хлеба и соль привезть
  
  
  
   без угля изволишь?
  
  
  
   Вся страна разорена.
  
  
  
   Где ж работать было,
  
  
  
   если силой всей она
  
  
  
   50 вражьи силы била?
  
  
  
   Биты белые в боях.
  
  
  
   Все за труд!
  
  
  
  
  
   За пользу!
  
  
  
   Эй, рабочий,
  
  
  
  
  
   Русь твоя!
  
  
  
   Возроди и пользуй!
  
  
  
   Все добудь своей рукой -
  
  
  
   сапоги,
  
  
  
   рубаху!
  
  
  
   60 Так махни ж, шахтер, киркой -
  
  
  
   бей по углю смаху!.."
  
  
  
   И призыв горячий мой
  
  
  
   не дослушав даже,
  
  
  
   забивать пошли забой,
  
  
  
   что ни день - то сажень.
  
  
  
   Сгреб отгребщик уголь вон,
  
  
  
   вбил крепильщик клетки,
  
  
  
   а по штрекам
  
  
  
  
  
   коногон
  
  
  
   70 гонит вагонетки.
  
  
  
  
   В труд ушедши с головой,
  
  
  
   вагонетки эти
  
  
  
   принимает стволовой,
  
  
  
   нагружает клети.
  
  
  
   Вырвав тыщей дружных сил
  
  
  
   из подземных сводов,
  
  
  
   мчали уголь по Руси,
  
  
  
   черный хлеб заводов.
  
  
  
   Встал от сна России труп -
  
  
  
   80 ожила громада,
  
  
  
   дым дымит с фабричных труб,
  
  
  
   все творим, что надо.
  
  
  
   Сапоги для всех, кто бос,
  
  
  
   куртки всем, кто голы,
  
  
  
   развозил э_л_е_к_т_р_о_в_о_з
  
  
  
   чрез леса и долы.
  
  
  
   И шахтер одет,
  
  
  
  
  
  
  обут,
  
  
  
   носом в табачишке.
  
  
  
   90 А еды! -
  
  
  
  
  
  Бери хоть пуд -
  
  
  
   всякой снеди лишки.
  
  
  
   Жизнь привольна и легка.
  
  
  
   Светит уголь,
  
  
  
  
  
   греется.
  
  
  
   Всё у нас -
  
  
  
  
  
   до молока
  
  
  
   птичьего
  
  
  
  
  
  имеется.
  
  
  
  
  100 Я, конечно, сказку сплел,
  
  
  
   но скажу для друга:
  
  
  
   будет вправду это все,
  
  
  
   если будет уголь!
  
  
  
  
   [1921]
  
  
  
  
  
  ПОСЛЕДНЯЯ СТРАНИЧКА ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
  
  
  
  
  Слава тебе, краснозвездный герой!
  
  
  
  Землю кровью вымыв,
  
  
  
  во славу коммуны,
  
  
  
  к горе за горой
  
  
  
  шедший твердынями Крыма.
  
  
  
  Они проползали танками рвы,
  
  
  
  выпятив пушек шеи, -
  
  
  
  телами рвы заполняли вы,
  
  
  
  по трупам перейдя перешеек,
  
  
   10 Они
  
  
  
  за окопами взрыли окоп,
  
  
  
  хлестали свинцовой рекою, -
  
  
  
  а вы
  
  
  
  отобрали у них Перекоп
  
  
  
  чуть не голой рукою.
  
  
  
  Не только тобой завоеван Крым
  
  
  
  и белых разбита орава, -
  
  
  
  удар твой двойной:
  
  
  
  завоевано им
  
  
   20 трудиться великое право.
  
  
  
  И если
  
  
  
  в солнце жизнь суждена
  
  
  
  за этими днями хмурыми,
  
  
  
  мы знаем -
  
  
  
  вашей отвагой она
  
  
  
  взята в перекопском штурме.
  
  
  
  В одну благодарность сливаем слова
  
  
  
  тебе,
  
  
  
  краснозвездная лава,
  
  
   30 Во веки веков, товарищи,
  
  
  
  вам -
  
  
  
  слава, слава, слава!
  
  
  
  
  [1920-1921]
  
  
  
  
  
  
  
  О ДРЯНИ
  
  
  
  
  Слава, Слава, Слава героям!!!
  
  
  
  
  Впрочем,
  
  
  
  им
  
  
  
  довольно воздали дани.
  
  
  
  Теперь
  
  
  
  поговорим
  
  
  
  о дряни.
  
  
  
  
  Утихомирились бури революционных лон.
  
  
  
  Подернулась тиной советская мешанина.
  
  
   10 И вылезло
  
  
  
  из-за спины РСФСР
  
  
  
  мурло
  
  
  
  мещанина.
  
  
  
  
  (Меня не поймаете на слове,
  
  
  
  я вовсе не против мещанского сословия.
  
  
  
  Мещанам
  
  
  
  без различия классов и сословий
  
  
  
  мое славословие.)
  
  
  
  
  Со всех необъятных российских нив,
  
  
   20 с первого дня советского рождения
  
  
  
  стеклись они,
  
  
  
  наскоро оперенья переменив,
  
  
  
  и засели во все учреждения.
  
  
  
  Намозолив от пятилетнего сидения зады,
  
  
  
  крепкие, как умывальники,
  
  
  
  живут и поныне -
  
  
  
  тише воды.
  
  
  
  Свили уютные кабинеты и спаленки.
  
  
  
  
  И вечером
  
  
   30 та или иная мразь,
  
  
  
  на жену,
  
  
  
  за пианином обучающуюся, глядя,
  
  
  
  говорит,
  
  
  
  от самовара разморясь:
  
  
  
  "Товарищ Надя!
  
  
  
  К празднику прибавка -
  
  
  
  24 тыщи.
  
  
  
  Тариф.
  
  
  
  Эх,
  
  
   40 и заведу я себе
  
  
  
  тихоокеанские галифища,
  
  
  
  чтоб из штанов
  
  
  
  выглядывать
  
  
  
  как коралловый риф!"
  
  
  
  А Надя:
  
  
  
  "И мне с эмблемами платья.
  
  
  
  Без серпа и молота не покажешься в свете!
  
  
  
  В чем
  
  
  
  сегодня
  
  
   50 буду фигурять я
  
  
  
  на балу в Реввоенсовете?!"
  
  
  
  На стенке Маркс.
  
  
  
  Рамочка _а_ла.
  
  
  
  На "Известиях" лежа, котенок греется.
  
  
  
  А из-под потолочка
  
  
  
  верещала
  
  
  
  оголтелая канареица.
  
  
  
  
  Маркс со стенки смотрел, смотрел...
  
  
  
  И вдруг
  
  
  
  во разинул рот,
  
  
  
  да как заорет:
  
  
  
  "Опутали революцию обывательщины нити.
  
  
  
  Страшнее Врангеля обывательский быт.
  
  
  
  Скорее
  
  
  
  головы канарейкам сверните -
  
  
  
  чтоб коммунизм
  
  
  
  канарейками не был побит!"
  
  
  
  
  [1920-1921]
  
  
  
  
  
  
   НЕРАЗБЕРИХА
  
  
  
  
  Лубянская площадь.
  
  
  
  На площади той,
  
  
  
  как грешные верблюды в конце мира,
  
  
  
  орут папиросники:
  
  
  
  "Давай, налетай!
  
  
  
  "Мурсал" рассыпной!
  
  
  
  Пачками "Ира"!
  
  
  
  
  Никольские ворота.
  
  
  
  Часовня у ворот.
  
  
   10 Пропахла ладаном и елеем она.
  
  
  
  Тиха,
  
  
  
  что воды набрала в рот,
  
  
  
  часовня святого Пантел_е_ймона.
  
  
  
  
  Против Никольских - Наркомвнудел.
  
  
  
  Дела и люди со дна до крыши.
  
  
  
  Гремели двери,
  
  
  
  авт

Другие авторы
  • Шкулев Филипп Степанович
  • Журовский Феофилакт
  • Греч Николай Иванович
  • Чернявский Николай Андреевич
  • Дерунов Савва Яковлевич
  • Лебедев Владимир Петрович
  • Клюшников Виктор Петрович
  • Успенский Глеб Иванович
  • Радищев Николай Александрович
  • Дмитриев Дмитрий Савватиевич
  • Другие произведения
  • Старицкий Михаил Петрович - Необычайная "голодна кутя"
  • Быков Петр Васильевич - А. Н. Энгельгардт
  • Помяловский Николай Герасимович - Помяловский Н. Г. : Биобиблиографическая справка
  • Дорошевич Влас Михайлович - Дисциплинарный батальон
  • Рукавишников Иван Сергеевич - Л. И. Шиян. Иван Рукавишников и его роман "Проклятый род"
  • Мошин Алексей Николаевич - Кочевиновы
  • Луначарский Анатолий Васильевич - Луначарский А. В.: биографическая справка
  • Писарев Дмитрий Иванович - Базаров
  • Анастасевич Василий Григорьевич - Стихотворения
  • Старостин Василий Григорьевич - Мой друг Вагон и его родители
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 378 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа