Главная » Книги

Корнилов Борис Петрович - Стихотворения, Страница 2

Корнилов Борис Петрович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

  
   Для памяти не старея,
  
  
   С тобою, товарищ комбат,
  
  
   По-дружески говорят
  
  
   Угрюмые батареи.
  
  
   Товарищ и сумрачный друг,
  
  
   Пожалуй, ты мне не ровесник,
  
  
   А ночь молодая вокруг
  
  
   Поет задушевные песни.
  
  
   Взошла высоко на карниз,
  
  
   Издавна мила и знакома,
  
  
   Опять завела, как горнист,
  
  
   О первом приказе наркома.
  
  
   И снова горячая дрожь,
  
  
   Хоть пулей навеки испорчен,
  
  
   Но ты портупею берешь
  
  
   И Красного Знамени орден
  
  
   И ночью готов на парад,
  
  
   От радости плакать не смея.
  
  
   Безногий товарищ комбат,
  
  
   Почетный красноармеец,
  
  
   Ты видишь:
  
  
   Проходят войска
  
  
   К размытым и черным окопам,
  
  
   И пуля поет у виска
  
  
   На Волге и под Перекопом.
  
  
   Земляк и приятель погиб.
  
  
   Ты видишь ночною порою
  
  
   Худые его сапоги,
  
  
   Штаны с незашитой дырою.
  
  
   Но ты, уцелев, на парад
  
  
   Готов, улыбаться не смея,
  
  
   Безногий товарищ комбат,
  
  
   Почетный красноармеец.
  
  
   А ночь у окна напролет
  
  
   Высокую ноту берет,
  
  
   Трубит у заснувшего дома
  
  
   Про восемнадцатый год,
  
  
   О первом приказе наркома.
  
  
   1927
  
  
  
  
  СТАРИНА
  
  
   Скажи, умиляясь, про них,
  
  
   Про ангелов маленьких, набожно,
  
  
   Приди, старину сохранив,
  
  
   Старушка седая, бабушка...
  
  
  
  Мне тяжко...
  
  
   Грохочет проспект,
  
  
   Всю душу и думки все вымуча.
  
  
   Приди и скажи нараспев
  
  
   Про страшного Змея-Горыныча,
  
  
   Фата и девический стыд,
  
  
   И ночка, весенняя ночь моя...
  
  
   Опять полонянка не спит,
  
  
   Не девка, а ягода сочная.
  
  
   Старинный у дедов закон, -
  
  
   Какая от этого выгода?
  
  
   Все девки растут под замком,
  
  
   И нет им потайного выхода.
  
  
  
  Эг-гей!
  
  
  
  Да моя старина, -
  
  
   Тяжелая участь подарена, -
  
  
   Встают на Руси терема,
  
  
   И топают кони татарина.
  
  
  
  Мне душно,
  
  
  
  Окно отвори,
  
  
   Старушка родимая, бабушка,
  
  
   Приди, шепелявь, говори,
  
  
   Что ты по-бывалому набожна,
  
  
   Что нынче и честь нипочем,
  
  
   И вера упала, как яблоко.
  
  
   Ты дочку английским ключом
  
  
   Замкнула надежно и наглухо.
  
  
   Упрямый у дедов закон, -
  
  
   Какая от этого выгода?
  
  
   Все девки растут под замком,
  
  
   И нет им потайного выхода...
  
  
   Но вот под хрипенье и дрожь
  
  
   Твоя надвигается очередь.
  
  
   Ты, бабушка, скоро умрешь,
  
  
   Скорее, чем бойкие дочери.
  
  
   И песня иначе горда,
  
  
   И дни прогрохочут, не зная вас,
  
  
   Полон,
  
  
  
  Золотая Орда,
  
  
   Былины про Ваську Буслаева.
  
  
   1927
  
  
  
   НА КЕРЖЕНЦЕ
  
  
   Мы идем.
  
  
   И рука в руке,
  
  
   И шумит молодая смородина.
  
  
   Мы на Керженце, на реке,
  
  
   Где моя непонятная родина,
  
  
   Где растут вековые леса,
  
  
   Где гуляют и лось и лиса
  
  
   И на каждой лесной версте,
  
  
   У любого кержачьего скита
  
  
   Русь, распятая на кресте,
  
  
   На старинном,
  
  
   На медном прибита.
  
  
   Девки черные молятся здесь,
  
  
   Старики умирают за делом
  
  
   И не любят, что тракторы есть -
  
  
   Жеребцы с металлическим телом.
  
  
   Эта русская старина,
  
  
   Вся замшённая, как стена,
  
  
   Где водою сморена смородина,
  
  
   Где реке незабвенность дана, -
  
  
   Там корежит медведя она,
  
  
   Желтобородая родина,
  
  
   Там медведя корежит медведь.
  
  
  
   Замолчи!
  
  
  
   Нам про это не петь.
  
  
   1927
  
  
  
   ЛИРИЧЕСКИЕ СТРОКИ
  
  
  
  Моя девчонка верная,
  
  
  
  Ты вновь невесела,
  
  
  
  И вновь твоя губерния
  
  
  
  В снега занесена.
  
  
  
  Опять заплакало в трубе
  
  
  
  И стонет у окна, -
  
  
  
  Метель, метель идет к тебе,
  
  
  
  А ночь - темным-темна.
  
  
  
  В лесу часами этими
  
  
  
  Неслышные шаги, -
  
  
  
  С волчатами, с медведями
  
  
  
  Играют лешаки,
  
  
  
  Дерутся, бьют копытами,
  
  
  
  Одежду положа,
  
  
  
  И песнями забытыми
  
  
  
  Всю волость полошат.
  
  
  
  И ты заплачешь в три ручья,
  
  
  
  Глаза свои слепя, -
  
  
  
  Ведь ты совсем-совсем ничья,
  
  
  
  И я забыл тебя.
  
  
  
  Сижу на пятом этаже,
  
  
  
  И всё мое добро -
  
  
  
  Табак, коробочки ТЭЖЭ
  
  
  
  И мягкое перо -
  
  
  
  Перо в кавказском серебре.
  
  
  
  И вечер за окном,
  
  
  
  Кричит татарин на дворе:
  
  
  
  - Шурум-бурум берем...
  
  
  
  Я не продам перо, но вот
  
  
  
  Спасение мое:
  
  
  
  Он эти строки заберет,
  
  
  
  Как всякое старье.
  
  
  
  1927
  
  
  
   ПОСЛЕДНЕЕ ПИСЬМО
  
  
   На санных путях,
  
  
  
  
  
  овчинами хлопая,
  
  
   Ударили заморозки.
  
  
  
  
  
  Зима.
  
  
   Вьюжит метель.
  
  
  
  
   Тяжелые хлопья
  
  
   Во первых строках моего письма.
  
  
   А в нашей губернии лешие по лесу
  
  
   Снова хохочут,
  
  
  
  
   еле дыша,
  
  
   И яблони светят,
  
  
   И шелк по поясу,
  
  
   И нет ничего хорошей камыша.
  
  
   И снова девчонка
  
  
  
  
  
  сварила варенье.
  
  
   И плачет девчонка,
  
  
  
  
  
  девчонка в бреду,
  
  
   Опять перечитывая стихотворенье
  
  
   О том, что я -
  
  
  
  
   никогда не приду.
  
  
   И старую с_о_сну скребут медвежата -
  
  
   Мохнатые звери.
  
  
  
  
   Мне душно сейчас,
  
  
   Последняя песня тоскою зажата,
  
  
   И высохло слово,
  
  
  
  
  
  на свет просочась.
  
  
   И нет у меня
  
  
  
  
   никакого решенья.
  
  
   Поют комсомолки на том берегу,
  
  
   Где кабель
  
  
  
  
  высокого напряженья
  
  
   Тяжелой струей ударяет в реку.
  
  
   Парнишка, наверное, этот,
  
  
  
  
  
  
  глотая
  
  
   Горячую копоть,
  
  
  
  
   не сходит с ума,
  
  
   Покуда вьюга
  
  
  
  
   звенит золотая
  
  
   Во первых строках моего письма.
  
  
   Какую найду небывалую пользу,
  
  
   Опять вспоминая,
  
  
  
  
  
  еле дыша,
  
  
   Что в нашей губернии
  
  
  
  
  
   лешие по лесу
  
  
   И нет ничего хорошей камыша?
  
  
   И девушка,
  
  
  
  
  что наварила варенья
  
  
   В исключительно плодородном году,
  
  
   Вздохнет от печального стихотворенья
  
  
   И снова поверит, что я не приду.
  
  
   И плачет, и плачет, платок вышивая,
  
  
   Травинку спеша пережевывая...
  
  
   И жизнь твоя - песенка неживая,
  
  
   Темная,
  
  
  
   камышовая.
  
  
   1927
  
  
  
  
  ЦЫГАНКИ
  
  
   Не стоит десятки годов спустя
  
  
   Словами себя опоганить,
  
  
   Что снова цыганки
  
  
   Грегочут, свистят
  
  
   И топают сапогами.
  
  
   Поют и запляшут -
  
  
   Гуляет нога,
  
  
   Ломая зеленые стебли...
  
  
  
  И я вспоминаю
  
  
  
  Шатры
  
  
  
  И луга,
  
  
   Повозки цыганок и степи...
  
  
   Держите меня...
  
  
   Это всё не пустяк...
  
  
   Держите...
  
  
   Спросите -
  
  
  
  
  куда я?
  
  
   Но снова и гикают, и свистят,
  
  
   И врут про меня, гадая...
  
  
   Среди обыденных людских племен
  
  
   В Самаре, в Москве, в Ярославле
  
  
   Я буду богат, -
  
  
   И я буду умен,
  
  
   И буду навеки прославлен...
  
  
   Прекрасная радость
  
  
   И ласковый стыд, -
  
  
   Как жить хорошо на свете!..
  
  
   Гадалка, прости,
  
  
   Мы не очень просты,
  
  
   И мы не зеленые дети.
  
  
   А наше житье -
  
  
   Не обед, не кровать, -
  
  
   К чему мне такие враки?
  
  
   Я часто от голода околевать
  
  
   Учился у нашей собаки.
  
  
   Напрасно, цыганка, трясешь головой.
  
  
   А завтра...
  
  
  
  
  Айда спозаранок...
  
  
   Я уйду с толпой цыганок
  
  
   За кибиткой кочевой.
  
  
   Погуляем мы на свете,
  
  
   Молодая егоза,
  
  
   Поглядим, как звезды светят
  
  
   И восточные глаза.
  
  
   Чтобы пели,
  
  
   Чтобы пили, -
  
  
   На поляне визг, -
  
  
   Под гитару бы любили
  
  
   На поляне вдрызг,
  
  
   И подковками звеня,
  
  
   Не ушла бы от меня...
  
  
   Вы знаете?
  
  
   Это теперь - пустяк,
  
  
   Но чудятся тройки и санки,
  
  
   Отчаянно гикают и свистят,
  
  
   И любят меня цыганки.
  
  
   <1928>
  
  
  
   МУЗЕЙ ВОЙНЫ
  
  
   Вот послушай меня, отцовская
  
  
   сила, сивая борода.
  
  
   Золотая,
  
  
  
  
  синяя,
  
  
  
  
  
  Азовская,
  
  
   завывала, ревела орда.
  
  
   Лошадей задирая, как волки,
  
  
   батыри у Батыя на зов
  
  
   у верховья ударили Волги,
  
  
   налетая от сильных низов.
  
  
   Татарин,
  
  
  
  
  конечно,
  
  
  
  
  
  верн_а_ твоя
  
  
   обожженная стрела,
  
  
   лепетала она, пернатая,
  
  
   неминуемая была.
  
  
   Игого,
  
  
  
   лошадиное иго -
  
  
   только пепел шипел на кустах,
  
  
   скрежетала литая верига
  
  
   у боярина на костях.
  
  
   Но уже запирая терем
  
  
   и кончая татарскую дань,
  
  
   царь Иван Васильевич зверем
  
  
   наказал
  
  
  
   наступать
  
  
  
  
  
  на Казань.
  
  
   Вот послушай, отцовская сила,
  
  
   сивая твоя борода,
  
  
   как метелями заносило
  
  
   все шляхетские города.
  
  
   Голытьбою,
  
  
   нелепой гульбою,
  
  
   матка бозка и пан_о_ве,
  
  
   с ним бедовати -
  
  
   с Тарасом Бульбою -
  
  
   восемь весен
  
  
   и восемь зим.
  
  
   И колотят копытами в поле,
  
  
   городишки разносят в куски,
  
  
   вот высоких насилуют полек,
  
  
   вырезая ножами соски.
  
  
   Но такому налету не рады,
  
  
   отбивают у вас казаки,
  
  
   визжат веселые сынки,
  
&nb

Другие авторы
  • Семевский Василий Иванович
  • Сиповский Василий Васильевич
  • Ширяевец Александр Васильевич
  • Фонвизин Денис Иванович
  • Чеботаревская Анастасия Николаевна
  • Потехин Алексей Антипович
  • Ратманов М. И.
  • Амосов Антон Александрович
  • Неведомский Николай Васильевич
  • Раевский Николай Алексеевич
  • Другие произведения
  • Лесков Николай Семенович - Жидовская кувырколлегия
  • Богданович Ангел Иванович - Богданович А. И.: Биобиблиографическая справка
  • Писарев Александр Иванович - Водевильный куплет
  • Быков Петр Васильевич - Е. В. Балобанова
  • Розанов Василий Васильевич - Представители России перед Европой
  • Горький Максим - Прошение M. Горького в Постоянную комиссию для пособия нуждающимся ученым литераторам и публицистам
  • Толстой Лев Николаевич - Война и мир. Том 1
  • Майков Аполлон Николаевич - Два мира
  • Карамзин Николай Михайлович - (О богатстве языка)
  • Гаршин Всеволод Михайлович - Новогодние размышления
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 244 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа