Главная » Книги

Хомяков Алексей Степанович - Стихотворения, Страница 3

Хомяков Алексей Степанович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6

iv>
  Тоски и слез, и горестей полна.
  Как много дум взбудила вдруг она
  Про нашу степь про звонкие метели,
  Про радости и скорби юных дней,
  Про тихие напевы колыбели,
  Про отчий дом и кровных, и друзей.
  
  [ 1831 ]
  
  

38. ГОРЕ

  
  Не там, где вечными слезами
  Туманится печальный взор,
  Где часто вторится устами
  Судьбе неправедный укор;
  Где слышны жалобные звуки,
  Бессилья праздного плоды, -
  Не там, не там душевной муки
  Найдешь ты тяжкие следы.
  Иди туда, где взор бесслезный
  Исполнен молчаливых дум;
  Где гордо власть судьбины грозной
  Встречает непреклонный ум;
  Где по челу, как будто сталью,
  Заботы врезана черта,
  Но над смертельною печалью
  Хохочут дерзкие уста.
  Тут вечно горе, тут глубоко
  Страданье в сердце залегло;
  И под десницей тяжкой рока
  Все сердце кровью изошло.
  
  [ 1831 ]
  
  

39. НА СОН ГРЯДУЩИЙ

  
  Давно уж за полночь, я лягу отдохнуть
  Пора мне мирным сном сомкнуть
  Глаза усталые от бденья,
  И от житейского волненья
  На время успокоить грудь.
  Ложуся спать... Какою негой чудной
  Все дышит здесь!.. Как сладко думать мне,
  Что кончен день, заботливый и трудный,
  Что я могу в беспечной тишине
  Лелеять до утра веселые виденья,
  И вольною мечтой свой новый мир творить,
  И средь роскошного творенья,
  Другою, дивной жизнью жить.
  Пусть завтра вновь привычные волненья!..
  Пусть завтра вновь!.. Да кто ж порукой в том,
  Что встанет для меня денница золотая?
  Кто скажет мне, что, засыпая,
  Не засыпаю вечным сном?
  Быть может, что Восток туманный
  Зажжется в утренней заре,
  А на немом моем одре
  Найдут лишь труп мой бездыханный.
  Подумать страшно. Сон лукав!
  Что, если жизненные силы
  Коварной цепию связав,
  Он передаст их в плен могилы?
  Что, если чувство бытия,
  И страсти бурное волненье,
  И мысли гордое пареннье
  В единый миг утрачу я?
  
  Я в море был, в кровавой битве,
  На крае пропасти и скал
  И никогда в своей молитве
  Об жизни к богу не взывал.
  Но в тихий час успокоенья
  Удар нежданный получить,
  На ложе темного забвенья
  Украденный из мира быть...
  Противно мне... Творец вселеннной!
  Услышь мольбы полночный глас!
  Когда, тобой определенный,
  Настанет мой последний час,
  Пошли мне в сердце предвещанье!
  Тогда покорною главой,
  Без малодушного роптанья,
  Склонюсь пред волею святой.
  В мою смиренною обитель
  Да придет ангел разрушитель
  Как гость, издавна жданный мной!
  Мой взор измерит великана,
  Боязнью грудь не задрожит,
  И дух из дольнего тумана
  Полетом смелым воспарит.
  
  [ 1831 ]
  
  

40. РАЗГОВОР

  
   ОН
  
  К чему поешь ты? Человек
  Страдает язвою холодной,
  И эгоизм, как червь голодный,
  Съедает наш печальный век.
  Угасло пламя вдохновенья,
  Увял поэзии венец
  Пред хладным утром размышленья,
  Пред строгой сухостью сердец.
  
   Ответ
  
  Нет, нет! Два знака примиренья
  Издавле миру дал творец:
  Прощенья символ заветный
  Один из тверди голубой
  Блестит дугою семицветной
  Над успокоенной землей;
  Другой гремит во всей вселенной,
  Для всех племен, для всех веков:
  То звуки лиры вдохновенной
  И глас восторженный певцов.
  
   ОН
  
  Мечта, мечта! Для звучных песен
  Где чувства, страсти, где предмет?
  Круг истин скучен нам и тесен,
  А для обманов веры нет.
  Науки верные расчеты;
  Глупцами движенный народ;
  Властолюбивцев темный ход;
  Купцов смышленые заботы;
  На них любуйся, их воспой!
  И побежит твой стих обильный
  Струею мелкой и бессильной.
  
  ОТВЕТ
  
  К чему хулой ожесточенной
  Поэта душу возмущать?
  Взойдет, я верю, для вселенной
  Другого века благодать.
  И песнь гремит, блестит, играет,
  Предчувствий радостных полна;
  И звонкий стих в себе вмещает
  Времен грядущих семена.
  
  (1831)
  
  

41. ДУМЫ

  
  Там были шум и разговоры,
  И блеск ума, и смех живой;
  И юных дев сияли взоры
  Светлей, чем звезды в тьме ночной;
  И сладки речи слух ласкали,
  И был приветен блеск очей, -
  Но думы бурные роптали
  Во глубине души моей.
  "Проснись! проснись! Мы призываем
  Тебя от снов, от грез пустых.
  Проснись! Мы гаснем, увядаем,
  Любимцы лучших дней твоих.
  Проснися! радость изменяет;
  И жизнь кратка, и хладен свет,
  И ненадолго утешает
  Его обманчивый привет.
  А мы бессмертными венцами
  Могли главу твою венчать,
  Могли бы яркими цветами
  Меж лавров Руси пасцветать.
  Мы крыльями тебя обнимем
  И в край Поэзии святой
  Твой дух восторженый поднимем
  Мечтами, песнью и мольбой.
  Проснись! проснись! Мы призываем
  Тебя от снов, от грез пустых.
  Проснись! Мы гаснем, увядаем,
  Любимцы лучших дней твоих".
  
  Молчите , пламенные думы!
  Засните вновь на краткий срок!
  Твердит напрасный мне упрек
  Ваш голос строгий и угрюмый.
  Меня не свяжет свет холодный;
  Настанет вдохновенный час:
  И к жизни звучной и свободной,
  Могучий, вызову я вас.
  
  [1831]
  
  
  

42. Вдохновение

  
  Лови минуты вдохновенья,
  Восторгов чашу жадно пей
  И сном ленивого забвенья
  Не убивай души своей!
  Лови минуту! пролетает,
  Как молньи яркая струя;
  Но годы многие вмещает
  Она земного бытия.
  Но если раз душой холодной
  Отринешь ты небесный жар;
  И если раз, в беспечной лени,
  Ничтожность мира полюбив,
  Ты свяжешь цепью наслаждений
  Души бунтующей порыв, -
  К тебе поэзии священной
  Не снидет чистая роса,
  И пред зеницей ослепленной
  Не распахнутся небеса.
  Но сердце бедное иссохнет,
  И нива прежних дум твоих,
  Как степь безводная, заглохнет
  Под терном помыслов земных.
  
  [1831]
  
  
  

43. Иностранка

  
  Вокруг нее очарованье;
  Вся роскошь Юга дышит в ней,
  От роз ей прелесть и названье;
  От звезд полудня блеск очей.
  Прикован к ней волшебной силой,
  Поэт восторженный глядит;
  Но никогда он деве милой
  Своей любви не посвятит.
  Пусть ей понятны сердца звуки,
  Высокой думы красота,
  Поэтов радости и муки,
  Поэтов чистая душа;
  Пусть в ней душа, как пламень ясный,
  Как дым молитвенных кадил;
  Пусть ангел светлый и прекрасный
  Ее с рожденья осенил, -
  Но ей чужда моя Россия,
  Отчизны дикая краса;
  И ей милей страны другие,
  Другие лучше небеса.
  Пою ей песнь родного края;
  Она не внемлет, не глядит.
  При ней скажу я : "Русь святая" -
  И сердце в ней не задрожит.
  И тщетно луч живого света
  Изчерных падает очей, -
  Ей гордая душа поэта
  Не посвятит любви своей.
  
  [1832]
  
  

44. Ей же

  
  О дева-роза , для чего
  Мне грудь волнуешь ты
  Порывной бурею страстей,
  Желанья и мечты.
  
  Спусти на свой блестящей взор
  Ресницы длинной тень!
  Твои глаза огнем горят,
  Томят как летний день.
  
  Нет: взор открой. Отрадней мне
  От зноя изнывать,
  Чем знать, что в небе солнце есть
  И солнца не видать.
  
  [1832]
  
  
  
  

45. К А. О. Р[оссет]

  
  Она лукаво улыбалась,
  В очах живой огонь пылал,
  Головка милая склонялась;
  И я глядел, и я мечтал!
  И чудная владела греза
  Моей встревоженной душой;
  И думал я : "О дева-роза,
  Печален, жалок жребий твой!
  За душною стеной теплицы
  Тебе чужда краса лугов,
  Роса ночей, лучи денницы
  И ласки вольных ветерков.
  В твоей пустыне, полной шума
  Людских волнений и забот,
  Скажи, кому знакома дума
  И мыслей творческий полет ?
  Кто вольный, гордый и высокий,
  Твоей плененный красотой,
  С душою девы одинокий
  Сольется пламенной душой?
  Святыне чувства ты не веришь,
  Ты как безбожник перед ней,
  Улыбкой, взором лицемеришь
  И томной нежностью речей.
  Ты будишь пылкие желанья,
  Души безумные мечты;
  Но холодна, без состраданья
  Словам любви внимаешь ты.
  Играй же с слабыми сердцами!
  Но знай: питомец ясных дум
  Тебя минет, сверкнув очами,
  Безмолвен , мрачен и угрюм".
  
  [1832]
  
  
  

46. К*** ("Не горюй по летним розам...")

  
  Не горюй по летним розам;
  Верь мне, чуден божий свет!
  Зимним вьюгам да морозам
  Рады заяц да поэт.
  Для меня в беспечной лени,
  Как часы ночного сна,
  Протекли без вдохновенья
  Осень, лето и весна.
  Но лишь гулкие метели
  В снежном поле заревут
  И в пушистые постели
  Зайцы робкие уйдут,
  Песен дева молодая
  В буре мне привет пришлет,
  И, привету отвечая,
  Что-то в сердце запоет.
  
  [1832]
  
  
  

47. (В альбом С. Н. Карамзиной)

  
  Здесь, где гранитная пустыня
  Гордится мертвой красотой, -
  Для сердца чистого святыни
  Есть чистый кров, любимый мной.
  Там дружества привет радушный
  И ум в согласии с душой,
  И чувству разговор послушный
  Отрадной дышит теплотой.
  Так в недрах степи раскаленной
  Среди губительных песков
  Отрадны оазис зеленый,
  И пальмы тень, и ключ студеный,
  И песнь счастливых пастухов.
  
  (1832)
  (С.-Петербург)
  
  
  

48. Орел

  
  
  Высоко ты гнездо поставил,
  Славян полунощных орел,
  Широко крылья ты расправил,
  Глубоко в небо ты ушел!
  Лети, но в горнем море света,
  Где силой дышащая грудь
  Разгулом вольности согрета,
  О младших братьях не забудь!
  На степь полуденного края,
  На дальний Запад оглянись:
  Их много там, где гнев Дуная,
  Где Альпы тучей обвились,
  В ущельях скал, в Карпатах темных,
  В бакланских дебрях и лесах,
  В сетях тевтонов вероломных,
  В стальных татарина цепях!..
  
  И ждут окованные братья,
  Когда же зов услышат твой,
  Когда ты крылья, как объятья,
  Прострешь над слабой их главой...
  О, вспомни их, орел полночи!
  Пошли им звонкий твой привет,
  Да их утешит в рабской ночи
  Твоей свободы яркий свет!
  Питай их пищей сил духовных,
  Питай надеждой лучших дней
  И хлад сердец единокровных
  Любовью жапкою согрей!
  Их час придет: окрепнут крылья,
  Младые когти подрастут,
  Вскричат орлы-и цепь насилья
  Железным клювом раскдюют!
  
  1832(?)
  
  

49. Жаворонок, орел и поэт

  
  Когда проснувшийся светлеет
  Восток росистою зарей,
  Незримый жаворонок реет
  В равнине неба голубой;
  И, вдохновенный, без науки
  Творит он песнь и свысока
  Серебряные сыплет звуки
  На след воздушный ветерка.
  Орел, добычу забывая,
  Летит, и выше сизых туч,
  Как парус крылья расстилая,
  Всплывает - весел и могуч.
  Зачем поют? Зачем летают?
  Зачем горячие мечты
  Поэта в небо увлекают
  Из мрака дольней суеты? -
  Затем, что в небе вдохновенье,
  И в песнях есть избыток сил,
  И гордой воли упоенье
  В надоблачном размахе крыл;
  Затем, что с выси небосклона
  Отрадно видеть край земной
  И робких чад земного лона
  Далёко, низко под собой.
  
  (1833)
  
  

50. Элегия

  
  Когда вечерняя спускается роса,
  И дремлет дольний мир, и ветр прохладный дует,
  И синим сумраком одеты небеса,
  И землю сонную луч месяца целует, -
  Мне страшно вспоминать житейскую борьбу,
  И грустно быть одним, и сердце сердца просит,
  И голос трепетный то ропщет на судьбу,
  То имена любви невольно произносит...
  Когда ж в час утренний проснувшийся Восток
  Выводит с торжеством денницу золотую
  Иль солнце льет лучи, как пламенный поток,
  На ясный мир небес, на суету земную, -
  Я снова бодр и свеж; на смутный быт людей
  Бросаю смелый взгляд; улыбку и презренье
  Одни я шлю в ответ грозам судьбы моей,
  И радует меня мое уединенье.
  Готовая к борьбе и крепкая как сталь,
  Душа бежит любви, бессильного желанья,
  И одинокая, любя свои страданья,
  Питает гордую безгласную печаль.
  
  (1835)
  
  
  

51. Мечта

  
  О, грустно, грустно мне! Ложится тьма густая
  На дальнем Западе, стране святых чудес:
  Светила прежние бледнеют, догорая,
  И звезды лучшие срываются с небес.
  А как прекрасен был тот Запад величавый!
  Как долго целый мир, колена преклонив
  И чудно озарен его высокой славой,
  Пред ним безмолствовал, смирен и молчалив.
  Там солнце мудрости встречали наши очи,
  Кометы бурных сеч бродили в высоте,
  И тихо, как луна, царица летней ночи,
  Сияла там любовь в невинной красоте.
  Там в ярких радугах сливались вдохновенья,
  И веры огнь живой потоки света лил!..
  О! никогда земля от первых дней творенья
  Не зрела над собой столь пламенных светил!
  Но горе! век прошел, и мертвенным покровом
  Задернут Запад весь.Там будет мрак глубок...
  Услышь же глас судьбы, воспрянь в сияньи новом,
  Проснися, дремлющий Восток!
  
  (1835)
  
  

52. Ключ

  
  Сокрыт в глуши, в тени древесной,
  Любимец муз и тихих дум,
  Фонтан живой, фонтан безвестный,
  Как сладок мне твой легкий шум!
  Поэта чистая отрада,
  Тебя не сыщет в жаркий день
  Копыто жаждущего стада
  Иль поселян бродящих лень;
  Лесов зеленая пустыня
  Тебя широко облегла,
  И веры ясная святыня
  Тебя под кров свой приняла;
  И не скуют тебя морозы,
  Тебя не ссушит летний зной,
  И льешь ты сребренные слезы
  Неистощимою струей.
  
  В твоей груди, моя Россия,
  Есть также тихий, светлый ключ;
  Он также воды льет живые,
  Сокрыт, безвестен, но могуч.
  Не возмутят людские страсти
  Его кристальной глубины,
  Как прежде холод чуждой власти
  Не заковал его волны.
  И он течет, неиссякаем,
  Как тайна жзни невидим,
  И чист, и миру чужд, и знаем
  Лишь богу да его святым.
  Но водоема в тесной чаше
  Не вечно будет заключен.
  Нет, с каждым днем живей и краше
  И глубже будет литься он.
  
  И верю я: тот час настанет,
  Река свой край перебежит,
  На небо голубое взглянет
  И небо все в себя вместит.
  Смотрите как широко воды
  Зеленым долом разлились,
  Как к брегу чуждые народы
  С духовной жаждой собрались!
  Смотрите! мчатся через волны
  С богатством мыслей корабли,
  Любимцы неба, силы полны,
  Плодотворители земли.
  И солнце яркими огнями
  С лазурной светит вышины,
  И осиян весь мир лучами
  Любви, святыни тишины.
  
  [1835]
  
  
  

53.РУССКАЯ ПЕСНЯ

  
  Гой красна земля Володимира!
  Много сел в тебе городов больших,
  Много люду в тебе православного!
  В сини горы ты упираешься,
  Синим морем ты омываешься,
  Не боишься ты люта ворога,
  А боишься лишь гнева божия.
  Гой красна земля Володимира!
  Послужили тебе мои прадеды,
  Миром разумом успокоили,
  Города твои разукрасили,
  Люта ворога отодвинули.
  Помяни дором моих прадедов!
  Послужили тебе службу крепкую,
  Службу большую я послужил тебе,
  От меня ль в степях мужички пошли,
  Мужички пошли все богатые.
  От меня ль в судах правда-суд пошли,
  П равда-суд пошли неподкупные, -
  Правда в слушанье, суд в видение!
  От меня ль пошла в целый мир молва,
  Что и синего неба не выглядеть,
  Что и синего моря не не вычерпать:
  То красна земля Володимира,
  Полюбуйся ей не насмотришься,
  Черпай разум в ней - не исчерпаешь.
  Ходит по небу солнце ясное,
  Греет, светит миру целому,
  Ночью теплятся звезды частые,
  А траве да песчинкам счету нет.
  По земле ходит слово божие,
  Греет жизнию, светит радостью;
  Блещут главы землей золоченые,
  А господних слуг да молильщиков,
  Что травы в степях, что песку в морях.
  
  (Первая половина 1830-х годов(?))
  
  

54. ОСТРОВ

  
  Остров пышный, остров чудный;
  Ты краса подлунной всей,
  Лучший камень изумрудный
  В голубом венце морей!
  Грозный страж твоей работы,
  Сокрушитель чуждых сил,
  Вкруг тебя широко воды
  Океан седой разлил.
  Он бездонен и просторен,
  И враждует он с землей;
  Но смиренен, но покорен,
  Он любуется тобой;
  Для тебя он укрощает
  Свой неистовый набег
  И, ласкаясь, обнимает
  Твой белеющийся брег.
  
  Дочь любимая природы,
  Благодатная земля!
  Как кипят твои народы,
  Как цветут твои поля!
  Как державно над волною
  Ходит твой широкий флаг!
  Как кроваво над землею
  Меч горит в твоих руках!
  Как светло венец науки
  Блещет над твоей главой!
  Как высоки песен звуки,
  Миру брошенных тобой!
  Вся облита блеском злата,
  Мыслью вся озарена,
  Ты счастлива, ты богата,
  Ты роскошна, ты сильна.
  И далекие державы,
  Робко взор стремя к тебе,
  Ждут, какие вновь уставы
  Ты предпишешь их судьбе.
  Но за то, что ты лукава,
  Но за то, что ты горда,
  Что тебе мирская слава
  Выше божьева суда;
  Но за то, что церковь божью
  Святотатственной рукой
  Приковала ты к подножью
  Власти суетной, земной...
  Для тебя, морей царица,
  День придет - и близок он -
  Блеск твоей, злато, багряница -
  Все пройдет, минет как сон:
  Гром в твоих руках остынет,
  Перестанет меч сверкать,
  И сынов твоих покинет
  Мысли ясной благодать.
  И забыв твой флаг державный,
  Вновь свободна и грозна,
  Заиграет своенравно
  Моря шумная волна.
  
  И другой стране смиренной,
  Полной веры и чудес,
  Бог отдаст судьбу вселенной,
  Гром земли и глас небес.
  
  [1836]
  
  
  

55. К... ("Когда гляжу, как чисто и зеркально...")

  
  Когда гляжу, как чисто и зеркально
  
  
  Твое чело,
  Как ясен взор, - мне грустно и печально,
  
  
  Мне тяжело.
  
  Ты знаешь ли, как глубоко и свято
  
  
  Тебя люблю?
  Ты знаешь ли, чтот отдал без возврата
  
  
  Я жизнь свою!
  
  Когда умрет пред хладной молньей взора
  
  
  Любви мечта,
  Не прогремят правдивого укора
  
  
  Мои уста.
  
  Но пропою в последнее прощанье
  
  
  Я песнь одну;
  В ней все любовь, все горе, все страданье,
  
  
  Всю жизнь сомкну.
  И слыша песнь, каким огнем согрета
  
  
  И как грустна,
  Узнает мир, что в ней душа поэта
  
  
  Схоронена.
  
  [1836]
  
  
  

56. К... ("Благодарю тебя! Когда любовью нежной...")

  
  Благодарю тебя! Когда любовью нежной
  Сияли для меня лучи твоих очей,
  Под игом сладостным заснул в груди мятежной
   Порыв души моей.
  
  Благодарю тебя! Когда твой взор суровый
  На юного певца холодностью упал,
  Мой гордый дух вскипел;и прежние оковы
   Я смело разорвал.
  
  И шире мой полет, Живее в крыльях сила;
  Все в груди тишина, все сердце расцвело;
  И песен Благодать святее осенила
   Свободное чело.
  
  Так после ярых бурь моря лазурней, тише,
  Благоуханней лес, свежей долин краса,
  Так раненный орел уходит выше
   В родные небеса.
  
  [1836]
  
  
  

57. ("Лампада поздняя горела...")

  
  Лампада поздняя горела
  Пред сонной лению моей,
  И ты взошла и тихо села
  В слияньи мрака и лучей.
  Головки русой очерк нежный
  В тени скрывался, а чело -
  Святыня думы безмятежной -
  Белело чисто и светло.
  Уста с улыбкою спокойной,
  Глаза с лазурной их красой,
  Всё чудным миром, мыслью стройной
  В тебе сияло предо мной.
  Кругом - глубокое молчание;
  Казалось, это дивный сон,
  И я глядел, стаив дыханье,
  Боялся, чтоб не скрылся он.
  Ушла ты - солнце закатилось,
  Померкла хладная земля;
  Но в ней глубоко затаилась
  От солнца жаркая струя.
  Ушла! но, боже, как звенели
  Все струны пламенной души,
  Какую песню в ней запели
  Они в полуночной тиши!
  Как вдруг и молодо, и живо
  Вскипели силы прежних лет,
  И как вздрогнул нетерпеливо,
  Как вспрянул дремлющий поэт!
  Как чистым пламенем искусства
  Его зажглася голова,
  Как сны, надежды, мысли, чувства
  Слилися в звучные слова!
  О верь мне! сердце не обманет:
  Светло звезда моя взошла,
  И снова новый луч проглянет
  На лавры гордого чела.
  
  1837(?)
  
  

58. МИЛЬКЕЕВУ

  
  Не верь, что хладными сердцами
  Остались чужды мы тебе,
  Что ты забыт, не понят нами,
  Что брошен в жертву злой судьбе.
  
  Твоей молитвы гимн прекрасный,
  Твоих страданий тихий глас -
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 376 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа