Главная » Книги

Кедрин Дмитрий Борисович - Соловьиный манок, Страница 3

Кедрин Дмитрий Борисович - Соловьиный манок


1 2 3 4 5 6 7

>
  
  С фотографии грошовой
  
  
  
  Улыбается ему.
  
  
  
  1934
  
  
  
  
  ДВОЙНИК
  
  
  Два месяца в небе, два сердца в груди,
  
  
  Орел позади, и звезда впереди.
  
  
  Я поровну слышу и клекот орлиный,
  
  
  И вижу звезду над родимой долиной:
  
  
  Во мне перемешаны темень и свет,
  
  
  Мне Недоросль - прадед, и Пушкин - мой дед.
  
  
  Со мной заодно с колченогой кровати
  
  
  Утрами встает молодой обыватель,
  
  
  Он бродит, раздет, и немыт, и небрит,
  
  
  Дымит папиросой и плоско острит.
  
  
  На сад, что напротив, на дачу, что рядом,
  
  
  Глядит мой двойник издевательским взглядом,
  
  
  Равно неприязненный всем и всему, -
  
  
  Он в жизнь в эту входит, как узник в тюрьму.
  
  
  А я человек переходной эпохи...
  
  
  Хоть в той же постели грызут меня блохи,
  
  
  Хоть в те же очки я гляжу на зарю
  
  
  И тех же сортов папиросы курю,
  
  
  Но славлю жестокость, которая в мире
  
  
  Клопов выжигает, как в затхлой квартире,
  
  
  Которая за косы землю берет,
  
  
  С которой сегодня и я в свой черед
  
  
  Под знаменем гезов, суровых и босых,
  
  
  Вперед заношу мой скитальческий посох...
  
  
  Что ж рядом плетется, смешок затая,
  
  
  Двойник мой, проклятая косность моя?
  
  
  Так, пробуя легкими воздух студеный,
  
  
  Сперва задыхается новорожденный,
  
  
  Он мерзнет, и свет ему режет глаза,
  
  
  И тянет его воротиться назад,
  
  
  В привычную ночь материнской утробы;
  
  
  Так золото мучат кислотною пробой,
  
  
  Так все мы в глаза двойника своего
  
  
  Глядим и решаем вопрос: кто кого?
  
  
  Мы вместе живем, мы неплохо знакомы,
  
  
  И сильно не ладим с моим двойником мы:
  
  
  То он меня ломит, то я его мну,
  
  
  И, чуть отдохнув, продолжаем войну.
  
  
  К эпохе моей, к человечества маю
  
  
  Себя я за шиворот приподымаю.
  
  
  Пусть больно от этого мне самому,
  
  
  Пускай тяжело, - я себя подыму!
  
  
  И если мой голос бывает печален,
  
  
  Я знаю: в нем фальшь никогда не жила!..
  
  
  Огромная совесть стоит за плечами,
  
  
  Огромная жизнь расправляет крыла!
  
  
  1934
  
  
  
  
  ДОЛЖНИК
  
   Подгулявший шутник, белозубый, как турок,
  
   Захмелел, прислонился к столбу и поник.
  
   Я окурок мой кинул. Он поднял окурок,
  
   Раскурил и сказал, благодарный должник:
  
   "Приходи в крематорий, спроси Иванова,
  
   Ты добряк, я сожгу тебя даром, браток".
  
   Я запомнил слова обещанья хмельного
  
   И бегущий вдоль нотного лба завиток.
  
   Почтальоны приходят, но писем с Урала
  
   Мне в Таганку не носят в суме на боку.
  
   Если ты умерла или ждать перестала,
  
   Разлюбила меня, - я пойду к должнику.
  
   Я приду в крематорий, спущусь в кочегарку,
  
   Где он дырья чинит на коленях штанов,
  
   Подведу его к топке, пылающей жарко,
  
   И шепну ему грустно: "Сожги, Иванов!"
  
   1934
  
  
  
  
  КОФЕЙНЯ
  
  
  
  
  
  ...Имеющий в кармане мускус
  
  
  
  
  
  не кричит об этом на улицах.
  
  
  
  
  
  Запах мускуса говорит за него.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Саади
  
  
  У поэтов есть такой обычай -
  
  
  В круг сойдясь, оплевывать друг друга.
  
  
  Магомет, в Омара пальцем тыча,
  
  
  Лил ушатом на беднягу ругань.
  
  
  Он в сердцах порвал на нем сорочку
  
  
  И визжал в лицо, от злобы пьяный:
  
  
  "Ты украл пятнадцатую строчку,
  
  
  Низкий вор, из моего "Дивана"!
  
  
  За твоими подлыми следами
  
  
  Кто пойдет из думающих здраво?"
  
  
  Старики кивали бородами,
  
  
  Молодые говорили: "Браво!"
  
  
  А Омар плевал в него с порога
  
  
  И шипел: "Презренная бездарность!
  
  
  Да минет тебя любовь пророка
  
  
  Или падишаха благодарность!
  
  
  Ты бесплоден! Ты молчишь годами!
  
  
  Быть певцом ты не имеешь права!"
  
  
  Старики кивали бородами,
  
  
  Молодые говорили: "Браво!"
  
  
  Только некто пил свой кофе молча,
  
  
  А потом сказал: "Аллаха ради!
  
  
  Для чего пролито столько желчи?"
  
  
  Это был блистательный Саади.
  
  
  И минуло время. Их обоих
  
  
  Завалил холодный снег забвенья.
  
  
  Стал Саади золотой трубою,
  
  
  И Саади слушала кофейня.
  
  
  Как ароматические травы,
  
  
  Слово пахло медом и плодами,
  
  
  Юноши не говорили: "Браво!"
  
  
  Старцы не кивали бородами.
  
  
  Он заворожил их песней птичьей,
  
  
  Песней жаворонка в росах луга...
  
  
  У поэтов есть такой обычай -
  
  
  В круг сойдясь, оплевывать друг друга.
  
  
  1936
  
  
  
  
  СОЛОВЕЙ
  
  
   Несчастный, больной и порочный
  
  
   По мокрому саду бреду.
  
  
   Свистит соловей полуночный
  
  
   Под низким окошком в саду.
  
  
   Свистит соловей окаянный
  
  
   В саду под окошком избы.
  
  
   "Несчастный, порочный и пьяный,
  
  
   Какой тебе надо судьбы?
  
  
   Рябиной горчит и брусникой
  
  
   Тридцатая осень в крови.
  
  
   Ты сам свое горе накликал,
  
  
   Милуйся же с ним и живи.
  
  
   А помнишь, как в детстве веселом
  
  
   Звезда протирала глаза
  
  
   И ветер над садом был солон,
  
  
   Как детские губы в слезах?
  
  
   А помнишь, как в душные ночи,
  
  
   Один между звезд и дубов,
  
  
   Я щелкал тебе и пророчил
  
  
   Удачу твою и любовь?.."
  
  
   Молчи, одичалая птица!
  
  
   Мрачна твоя горькая власть.
  
  
   Сильнее нельзя опуститься,
  
  
   Страшней невозможно упасть!
  
  
   Рябиной и горькой брусникой
  
  
   Тропинки пропахли в бору.
  
  
   Я сам свое горе накликал
  
  
   И сам с этим горем умру.
  
  
   Но в час, когда комья с лопаты
  
  
   Повалятся в яму, звеня,
  
  
   Ты вороном станешь, проклятый,
  
  
   За то, что морочил меня!
  
  
   1936
  
  
  
   ПОДМОСКОВНАЯ ОСЕНЬ
  
  
  В Перово пришла подмосковная осень
  
  
  С грибами, с рябиной, с ремонтами дач.
  
  
  Ты больше, пиджак парусиновый сбросив,
  
  
  Не ловишь ракеткою теннисный мяч.
  
  
  Березки прозрачны, скворечники немы,
  
  
  Утрами морозец хрустит по садам:
  
  
  И дачница в город везет хризантемы,
  
  
  И дачник увязывает чемодан.
  
  
  На мокрых лугах зажелтелась морошка.
  
  
  Охотник в прозрачном и гулком лесу,
  
  
  По топкому дерну шагая сторожко,
  
  
  Несет в ягдташе золотую лису.
  
  
  Бутылка вина кисловата, как дрожжи.
  
  
  Закурим, нальем и послушаем, как
  
  
  Шумит элегический пушкинский дождик
  
  
  И шаткую свечку колеблет сквозняк.
  
  
  1936
  
  
  
  
  СЕРДЦЕ
  
  
  
   (Бродячий сюжет)
  
  
  Девчину пытает казак у плетня:
  
  
  "Когда ж ты, Оксана, полюбишь меня?
  
  
  Я саблей добуду для крали своей
  
  
  И светлых цехинов, и звонких рублей!"
  
  
  Девчина в ответ, заплетая косу:
  
  
  "Про то мне ворожка гадала в лесу.
  
  
  Пророчит она: мне полюбится тот,
  
  
  Кто матери сердце мне в дар принесет.
  
  
  Не надо цехинов, не надо рублей,
  
  
  Дай сердце мне матери старой твоей.
  
  
  Я пепел его настою на хмелю,
  
  
  Настою напьюсь - и тебя полюблю!"
  
  
  Казак с того дня замолчал, захмурел,
  
  
  Борща не хлебал, саламаты не ел.
  
  
  Клинком разрубил он у матери грудь
  
  
  И с ношей заветной отправился в путь:
  
  
  Он сердце ее на цветном рушнике
  
  
  Коханой приносит в косматой руке.
  
  
  В пути у него помутилось в глазах,
  
  
  Всходя на крылечко, споткнулся казак.
  
  
  И матери сердце, упав на порог,
  
  
  Спросило его: "Не ушибся, сынок?"
  
  
  1935
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Когда кислородных подушек
  
  
   Уж станет ненадобно мне -
  
  
   Жена моя свечку потушит,
  
  
   И легче вздохнется жене.
  
  
   Она меня ландышем сбрызнет,
  
  
   Что в жизни не жаловал я,
  
  
   И, как подобает на тризне,
  
  
   Не очень напьются друзья.
  
  
   Чахоточный критик, от сплетен
  
  
   Которого я изнемог,
  
  
   В публичной "Вечерней газете"
  
  
   Уронит слезу в некролог.
  
  
   Потом будет мартовский дождик
  
  
   В сосновую крышку стучать
  
  
   И мрачный подпивший извозчик
  
  
   На чахлую клячу кричать.
  
  
   Потом, перед вечным жилищем
  
  
   Простясь и покончив со мной,
  
  
   Друзья мои прямо с кладбища
  
  
   Зайдут освежиться в пивной.
  
  
   Покойника словом надгробным
  
  
   Почтят и припомнят, что он
  
  
   Был малость педант, но способный,
  
  
   Слегка скучноват, но умен.
  
  
   А между крестами погоста,
  
  
   Перчаткой зажавшая рот,
  
  
   Одета печально и просто,
  
  
   Высокая дама пройдет.
  
  
   И в мартовских сумерках длинных,
  
  
   Слегка задохнувшись от слез,
  
  
   Положит на мокрый суглинок
  
  
   Весенние зарева роз.
  
  
   1936
  
  
  
  
  КРОВЬ
  
  
  Белый цвет вишневый отряхая,
  
  
  Стал Петро перед плетнем коханой.
  
  
  Он промолвил ей, кусая губы:
  
  
  "Любый я тебе или не любый?
  
  
  Прогулял я трубку-носогрейку,
  
  
  Проиграл я бритву-самобрейку.
  
  
  Что ж! В корчме поставлю шапку на кон
  
  
  И в леса подамся к гайдамакам!"
  
  
  "Уходи, мужик, - сказала Ганна. -
  
  
  Я кохаю не тебя, а пана. -
  
  
  И шепнула, сладко улыбаясь:
  
  
  - Кровь у пана в жилах - голубая!"
  
  
  Два денька гулял казак. На третий
  
  
  У криницы ночью пана встретил
  
  
  И широкий нож по рукоятку
  
  
  Засадил он пану под лопатку.
  
  
  Белый цвет вишневый отряхая,
  
  
  Стал Петро перед плетнем коханой.
  
  
  А у Ганны взор слеза туманит,
  
  
  Ганна руки тонкие ломает.
  
  
  "Ты скажи, казак, - пытает Ганна, -
  
  
  Не встречал ли ты дорогой пана?"
  
  
  Острый нож в чехле кавказском светел.
  
  
  Отвечает ей казак: "Не встретил".
  
  
  Нож остер, как горькая обида.
  
  
  Отвечает ей казак: "Не видел".
  
  
  Рукоятка у ножа резная.
  
  
  Отвечает ей казак: "Не знаю.
  
  
  Только ты пустое толковала,
  
  
  Будто кровь у пана - голубая!"
  
  
  1936
  
  
  
   ПЕСНЯ ПРО ПАНА
  
  
  Настегала дочку мать крапивой:
  
  
  "Не расти большой, расти красивой,
  
  
  Сладкой ягодкой, речной осокой,
  
  
  Чтоб в тебя влюбился пан высокий,
  
  
  Ясноглазый, статный, черноусый,
  
  
  Чтоб дарил тебе цветные бусы,
  
  
  Золотые кольца и белила.
  
  
  Вот тогда ты будешь, дочь, счастливой".
  
  
  Дочка выросла, как мать велела!
  
  
  Сладкой ягодкою, королевой,
  
  
  Белой лебедью, речной осокой,
  
  
  И в нее влюбился пан высокий,
  
  
  Черноусый, статный, ясноглазый,
  
  
  Подарил он ей кольцо с алмазом,
  
  
  Пояс драгоценный, ленту в косы...
  
  
  Наигрался ею пан - и бросил!
  
  
  Юность коротка, как песня птичья,
  
  
  Быстро вянет красота девичья,
  
  
  Иссеклися косы золотые,
  
  
  Ясный взор слезинки замутили.
  
  
  Ничего-то девушка не помнит,
  
  
  Помнит лишь одну дорогу в омут,
  
  
  Только тише, чем кутенок в сенцах,
  
  
  Шевельнулась дочь у ней под сердцем.
  
  
  Дочка в пана родилась - красивой.
  
  
  Настегала дочку мать крапивой:
  
  
  "Не расти большой, расти здоровой,
  
  
  Крепкотелой, дерзкой, чернобровой,
  
  
  Озорной, спесивой, языкатой,
  
  
  Чтоб тебя не тронул пан проклятый.
  
  
  А придет он, потный, вислоусый,
  
  
  Да начнет сулить цветные бусы,
  
  
  Пояс драгоценный, ленту в косы, -
  
  
  Отпихни его ногою босой,
  
  
  Зашипи на пана, дочь, гусыней,
  
  
  Выдери его глаза косые!"
  
  
  1936
  
  
  
  
  ЛЮБОВЬ
  
  
  Щекотка губ и холодок зубов,
  
  
  Огонь, блуждающий в потемках тела,
  
  
  Пот меж грудей... и это есть - любовь?
  
  
  И это все, чего ты так хотела?
  
  
  Да! Страсть такая, что в глазах темно!
  
  
  Но ночь минует, легкая, как птица...
  
  
  А я-то думал, что любовь - вино,
  
  
  Которым можно навсегда упиться!
  
  
  1936
  
  
   СТРАДАНИЯ МОЛОДОГО КЛАССИКА
  
  
   Всегда ты на людях,
  
  
   Как слон в зверинце,
  
  
   Как муха в стакане,
  
  
   Как гусь на блюде...
  
  
   Они появляются из провинций,
  
  
   Способные молодые люди.
  
  
   "У вас одна комната?
  
  
   Ах, как мало!
  
  
   Погодка стоит -
  
  
   Не придумать плоше!"
  
  
   Ты хмуришься
  
  
   И отвечаешь вяло:
  
  
   "Снимайте, снимайте свои калоши!"
  
  
   Ты грустно оглядываешь знакомых
  
  
   И думаешь:
&n

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 270 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа