Главная » Книги

Кедрин Дмитрий Борисович - День гнева

Кедрин Дмитрий Борисович - День гнева


1 2 3 4 5 6

  
  
  
  Дмитрий Кедрин
  
  
  
  
  День гнева --------------------------------------
  М., Правда, 1990
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  Содержание
  Глухота
  "Не дитятко над зыбкою..."
  Плач
  Ночь в убежище
  Завтра
  Дом
  Осень сорок первого года
  Погода
  Газ
  Жилье
  Кукла ("Ни слова сквозь грохот не слышно...")
  Девочка в противогазе
  Рыбы
  "На погост завернула дорога..."
  Если
  16 октября
  Непогодь
  История
  Толкучий рынок
  Следы войны
  Мать ("Война пройдет - и слава богу...")
  Грипп
  Солдат
  Станция Зима
  На фронт
  Завет
  Борьба
  1941
  Не печалься!
  "Это смерть колотит костью..."
  Фюрер
  Хлеб и железо
  Старая Германия
  Убитый мальчик
  Дети
  "Начинается ростепель марта..."
  Днепропетровск
  Октябрьская битва
  В булочной
  Ясь
  День суда
  "Полянка зимняя бела..."
  Узел сопротивления
  Ночной плач
  После войны
  Кукушка ("Утомленные пушки...")
  "Когда сраженье стихнет понемногу..."
  Анна
  Враг
  Пленные
  Победа
  "Ой, на вербе в поле..."
  "Месяц однорогий..."
  "В потертых сапогах и в полотняных..."
  
  
  
  
  ГЛУХОТА
  
  
  
  Война бетховенским пером
  
  
  
  Чудовищные ноты пишет.
  
  
  
  Ее октав железный гром
  
  
  
  Мертвец в гробу - и тот услышит!
  
  
  
  Но что за уши мне даны?
  
  
  
  Оглохший в громе этих схваток,
  
  
  
  Из всей симфонии войны
  
  
  
  Я слышу только плач солдаток.
  
  
  
  2 сентября 1941
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Не дитятко над зыбкою
  
  
  
  Укачивает мамушка -
  
  
  
  Струится речкой шибкою
  
  
  
  Людская кровь по камушкам.
  
  
  
  Сердца врагов не тронутся
  
  
  
  Кручиною великою.
  
  
  
  Пусть сыч с высокой звонницы
  
  
  
  Беду на них накликает,
  
  
  
  Чтоб сделались им пыльными
  
  
  
  Пути-дороги узкие,
  
  
  
  Крестами надмогильными
  
  
  
  Березы стали русские.
  
  
  
  Пускай им ноги свяжутся
  
  
  
  В пути сухими травами,
  
  
  
  Ключи в лесу покажутся
  
  
  
  В горячий день - кровавыми,
  
  
  
  Костры горят холодными,
  
  
  
  Негреющими искрами,
  
  
  
  В узилища подводные
  
  
  
  Утащат реки быстрые,
  
  
  
  Вся кровь по капле вытечет,
  
  
  
  Тупым ножом отворена,
  
  
  
  Пусть злые клювы выточат
  
  
  
  О черепа их вороны.
  
  
  
  Над головами ведьмою
  
  
  
  Завоет вьюга русская,
  
  
  
  Одни волки с медведями
  
  
  
  Глядят в их очи тусклые.
  
  
  
  Чертополох качается
  
  
  
  В степи над их курганами,
  
  
  
  Червяк - и тот гнушается
  
  
  
  Телами их погаными.
  
  
  
  1941
  
  
  
  
   ПЛАЧ
  
  
   В убежище плакал ребенок,
  
  
   И был нестерпимо высок,
  
  
   И был раздирающе звонок
  
  
   Подземный его голосок.
  
  
   Не треском смешных погремушек,
  
  
   Что нас забавляли, блестя, -
  
  
   Отрывистым грохотом пушек
  
  
   Земля повстречала дитя.
  
  
   Затем ли живет он? Затем ли
  
  
   На свет родила его мать,
  
  
   Чтоб в яму, в могилу, под землю
  
  
   Ребенка живым закопать?
  
  
   Ему не забыть этой были:
  
  
   Как выла сирена в ночи,
  
  
   Как небо наотмашь рубили
  
  
   Прожекторы, точно мечи.
  
  
   Седой, через долгие годы
  
  
   Он вспомнит: его увели
  
  
   От бомб, что неслись с небосвода,
  
  
   В глубокие недра земли.
  
  
   И если он выживет - где бы
  
  
   И как бы ни лег его путь, -
  
  
   Он всюду, боящийся неба,
  
  
   К земле будет голову гнуть.
  
  
   17 августа 1941
  
  
  
   НОЧЬ В УБЕЖИЩЕ
  
  
   Ложишься спать, когда в четыре
  
  
   Дадут по радио отбой.
  
  
   Умрешь - единственная в мире
  
  
   Всплакнет сирена над тобой.
  
  
   Где звезды, что тебе знакомы?
  
  
   Их нет, хотя стоит июль:
  
  
   В пространствах видят астрономы
  
  
   Следы трассирующих пуль.
  
  
   Как много тьмы, как света мало!
  
  
   Огни померкли, и одна
  
  
   Вне досяженья трибунала
  
  
   Мир демаскирует луна.
  
  
   ...Твой голос в этом громе тише,
  
  
   Чем писк утопленных котят...
  
  
   Молчи! Опять над нашей крышей
  
  
   Бомбардировщики летят!
  
  
   13 августа 1941
  
  
  
  
  ЗАВТРА
  
  
   Когда над стропилами щели
  
  
   Умолкнут зенитные пушки,
  
  
   Мы втащим узлы и постели
  
  
   В убогие наши избушки.
  
  
   Мы вычистим скарб этот жалкий
  
  
   И щель нашу плугом запашем,
  
  
   Посадим ночные фиалки
  
  
   На бомбоубежище нашем.
  
  
   И, все забывая на свете,
  
  
   С улыбкой посмотрим с террасы,
  
  
   Как наши беспечные дети
  
  
   Играют осколками в классы.
  
  
   15 августа 1941
  
  
  
  
   ДОМ
  
  
  Дом разнесло. Вода струями хлещет
  
  
  Наружу из водопроводных труб.
  
  
  На мостовую вывалены вещи,
  
  
  Разбитый дом похож на вскрытый труп.
  
  
  Чердак сгорел. Как занавес в театре,
  
  
  Вбок отошла передняя стена.
  
  
  По этажам разрезанная на три,
  
  
  Вся жизнь в квартирах с улицы видна.
  
  
  Их в доме много. Вот в одной из нижних
  
  
  Рояль в углу отлично виден мне.
  
  
  Обрывки нот свисают с полок книжных,
  
  
  Белеет маска Листа на стене.
  
  
  Площадкой ниже - вид другого рода:
  
  
  Обои размалеваны пестро,
  
  
  Свалился наземь самовар с комода...
  
  
  Там - сердце дома, тут - его нутро.
  
  
  А на вещах - старуха с мертвым взглядом
  
  
  И юноша, старухи не свежей.
  
  
  Они едва ли не впервые рядом
  
  
  Сидят, жильцы различных этажей!
  
  
  Теперь вся жизнь их, шедшая украдкой,
  
  
  Открыта людям. Виден каждый грех...
  
  
  Как ни суди, а бомба - демократка:
  
  
  Одной бедой она равняет всех!
  
  
  18 августа 1941 г.
  
  
  
  ОСЕНЬ СОРОК ПЕРВОГО ГОДА
  
  
  Еще и солнце греет что есть силы,
  
  
  И бабочки трепещут на лету,
  
  
  И женщины взволнованно красивы,
  
  
  Как розы, постоявшие в спирту.
  
  
  Но мчатся дни. Проходит август краткий.
  
  
  И мне видны отчетливо до слез
  
  
  На лицах женщин пятна лихорадки -
  
  
  Отметки осени на листьях роз.
  
  
  Ах, осень, лета скаредный наследник!
  
  
  Она в кулак готова все сгрести.
  
  
  Недаром солнце этих дней последних
  
  
  Спешит дожечь, и розы - доцвести.
  
  
  А женщины, что взглядом ласки просят,
  
  
  Не опуская обреченных глаз, -
  
  
  Предчувствуют, что, верно, эта осень
  
  
  Окажется последней и для нас!
  
  
  19 августа 1941 г.
  
  
  
  
  ПОГОДА
  
  
  Ни облачка! Томясь любовной мукой,
  
  
  Кричат лягушки, пахнет резеда.
  
  
  В такую ночь и самый близорукий
  
  
  Иглу в траве отыщет без труда.
  
  
  А как луна посеребрила воду!
  
  
  Светло кругом, хоть по руке гадай...
  
  
  И мы ворчим: "Послал же черт погоду:
  
  
  В такую ночь бомбежки ожидай".
  
  
  8 сентября 1941
  
  
  
  
   ГАЗ
  
  
  Есть некий газ. Ни с воздухом, ни с влагой
  
  
  Несходен он на запах и на цвет,
  
  
  Неуловим лакмусовой бумагой,
  
  
  Но от него противогаза нет.
  
  
  Он протечет в убежище любое,
  
  
  Ты дверь закроешь, он войдет в окно.
  
  
  И то, что было некогда тобою,
  
  
  Вдруг замычит, в скота превращено.
  
  
  Его симптом - не слезы и не кашель,
  
  
  Он не из тех которыми бомбят,
  
  
  Но от него синеют щеки наши
  
  
  И распухают животы ребят.
  
  
  Он душит все народы друг за дружкой.
  
  
  Вслед за войной его приходит час...
  
  
  Сам люизит - лишь детская игрушка
  
  
  В сравненьи с ним! Царь Голод этот газ!
  
  
  19 сентября 1941
  
  
  
  
  ЖИЛЬЕ
  
  
  Ты заскучал по дому? Что с тобою?
  
  
  Еще вчера, гуляка из гуляк,
  
  
  Ты проклинал дырявые обои
  
  
  И эти стены с музыкой в щелях!
  
  
  Здесь слышно все, что делают соседи:
  
  
  Вот - грош упал, а вот скрипит диван.
  
  
  Здесь даже в самой искренней беседе
  
  
  Словца не скажешь - разве если пьян!
  
  
  Давно ль ты врал, что угол этот нищий
  
  
  Осточертел тебе до тошноты?
  
  
  Давно ль на это мрачное жилище
  
  
  Ты громы звал?.. А что, брат, скажешь ты,
  
  
  Когда, смешавшись с беженскою голью,
  
  
  Забыв и чин и звание свое,
  
  
  Ты вдруг с холодной бесприютной болью
  
  
  Припомнишь это бедное жилье?
  
  
  23 сентября 1941 г.
  
  
  
  
  КУКЛА
  
  
   Ни слова сквозь грохот не слышно!..
  
  
   Из дома, где мирно спала,
  
  
   В убежище девочка вышла
  
  
   И куклу с собой принесла.
  
  
   Летят смертоносные птицы,
  
  
   Ослепшие в прожекторах!
  
  
   У женщин бескровные лица,
  
  
   В глазах у них горе и страх.
  
  
   И в этой семье сиротливой,
  
  
   Что в щели отбоя ждала,
  
  
   По совести, самой счастливой
  
  
   Тряпичная кукла была!
  
  
   О чем горевать этой кукле?
  
  
   Ей тут безопаснее всех:
  
  
   Торчат ее рыжие букли,
  
  
   На толстых губах ее смех...
  
  
   "Ты в силах, - спросил я, - смеяться?"
  
  
   И, мнится, услышал слова:
  
  
   "Я кукла. Чего мне бояться?
  
  
   Меня не убьют. Я мертва".
  
  
   24 сентября 1941
  
  
  
  ДЕВОЧКА В ПРОТИВОГАЗЕ
  
  
  
  Только глянула - и сразу
  
  
  
  Напрямик сказала твердо:
  
  
  
  "Не хочу противогаза -
  
  
  
  У него слоновья морда!"
  
  
  
  Дочь строптивую со вздохом
  
  
  
  Уговаривает мама:
  
  
  
  "Быть капризной - очень плохо!
  
  
  
  Отчего ты так упряма?
  
  
  
  Я прощу тебе проказы
  
  
  
  И куплю медовый пряник.
  
  
  
  Походи в противогазе!
  
  
  
  Привыкай к нему заране..."
  
  
  
  Мама делается строже,
  
  
  
  Дочка всхлипывает тихо:
  
  
  
  "Не хочу я быть похожа
  
  
  
  На противную слониху".
  
  
  
  Мать упрямице курносой
  
  
  
  Подарить сулила краски,
  
  
  
  И торчат льняные косы
  
  
  
  С двух сторон очкастой маски.
  
  
  
  Между стекол неподвижных
  
  
  
  Набок свис тяжелый хобот...
  
  
  
  Объясни-ка ей, что ближних
  
  
  
  Люди газом нынче гробят,
  
  
  
  Что живет она в эпоху,
  
  
  
  Где убийству служит разум...
  
  
  
  Быть слоном теперь неплохо:
  
  
  
  Кто его отравит газом?
  
  
  
  1 октября 1941
  
  
  
  
   РЫБЫ
  
  
  
  Туч серебряные глыбы
  
  
  
  Расступились - и видны,
  
  
  
  Точно призрачные рыбы,
  
  
  
  Самолеты близ луны.
  
  
  
  Так и кажется, что некто
  
  
  
  Сел за рощицей вдали
  
  
  
  И, как удочку, прожектор
  
  
  
  К ним закинул от земли.
  
  
  
  И бежит с негромким треском
  
  
  
  В небеса не потому ль,
  
  
  
  Как светящаяся леска,
  
  
  
  Цепь трассирующих пуль?
  
  
  
  На конце их зыбкой нитки
  
  
  
  От луны невдалеке
  
  
  
  Заплясал разрыв зенитки,
  
  
  
  Как наживка на крючке.
  
  
  
  Нехитер закон охоты:
  
  
  
  Миг - и рыба тут как тут!
  
  
  
  Но приманку самолеты,
  
  
  
  Проплывая, не клюют.
  
  
  
  Если нас не изувечат,
  
  
  
  То воронки поутру
  
  
  
  Скажут нам - какую мечут
  
  
  
  Эти окуни икру!
  
  
  
  2 октября 1941
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 402 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа