Главная » Книги

Гомер - Илиада, Страница 40

Гомер - Илиада



  
   После того как зарею двенадцатой небо зажглося,
  
  С речью такою к бессмертным богам Аполлон обратился:
  
  "Боги жестокие, боги губители! Гектор не вам ли
  
  Бедра не раз сожигал от быков и козлов без порока?
   35 Нынче спасти даже мертвого Гектора вы не хотите,
  
  Видеть его не даете жене его, матери, сыну,
  
  Старцу-отцу и народам, которые славного мужа
  
  Предали б скоро огню и свершили б над ним погребенье.
  
  Вы помогать Ахиллесу губителю, боги, хотите.
   40 Нет справедливости в сердце его, и в груди его разум
  
  Очень негибок. Со львом он свирепостью сходен, который,
  
  Силе великой своей поддаваясь и храброму духу,
  
  Чтоб добыть себе пищу, на смертных стада нападает.
  
  Так Ахиллес погубил в себе жалость, и стыд потерял он
   45 (Стыд, приносящий так много вреда человеку и пользы).
  
  Часто случается: смертный и более близких теряет, -
  
  Сына цветущего или единоутробного брата;
  
  Плачет о нем и скорбит, но потом свою скорбь прекращает.
  
  Смертных богини судьбы одарили выносливым духом.
   50 Этот же, Гектора, богу подобного, жизни лишивши,
  
  Труп его вяжет к коням и волочит его вкруг могилы
  
  Милого друга. Ни славы, ни пользы он тем не добудет.
  
  Как бы ему не воздали мы, будь он хоть доблестен духом!
  
  Прах бесчувственный, в злобе своей Ахиллес оскверняет!"
   55 В гневе сказала ему белорукая Гера богиня:
  
  "Слово твое, сребролукий, быть может, и правильно было б,
  
  Если б вы сами равно Ахиллеса и Гектора чтили.
  
  Но Приамид - человек, и женские груди сосал он.
  
  Сын же Пелеев - рожденье богини. Сама воспитала
   60 Я и вскормила Фетиду, ее отдала за Пелея, -
  
  Мужа, которого боги всем сердцем своим полюбили.
  
  Все вы, бессмертные, были на свадьбе; и сам ты с формингой
  
  В пире участвовал, друг нечестивцев, всегда вероломный!"
  
   Гере супруге ответил Зевес, собирающий тучи:
   65 "Гера! На вечных богов сердита совсем ты напрасно!
  
  Почесть не будет обоим одна. Но все же и Гектор
  
  Был наиболе приятен бессмертным средь жителей Трои,
  
  Также и мне. Всегда о дарах, мне приятных, он помнил,
  
  И никогда мой алтарь не лишался ни жертвенных пиршеств,
   70 Ни возлияний, ни дыма, что нам от людей подобает.
  
  Но похищенье оставим: возможности нет у нас тайно
  
  От Ахиллеса похитить умершего; денно и нощно
  
  Мать у Пелида сидит, заботой его окружая.
  
  Но если б ближе ко мне позвал из богов кто Фетиду,
   75 Слово разумное я ей скажу, чтоб Пелид быстроногий
  
  Принял дары от Приама и выдал бы Гектора тело".
  
   Вихря быстрей устремилась Ирида крылатая с вестью.
  
  Посередине меж Самом и круто утесистом Имбром
  
  Бросилась в черные волны. И море под ней застонало.
   80 В бездну она погрузилась, подобная гирьке свинцовой,
  
  К рогу степного гола прикрепленной, которая книзу
  
  Тянет крючок и готовит погибель прожорливым рыбам.
  
  В полой пещере застала Фетиду. Морские богини
  
  Тесной толпою ее окружали. Она в середине
   85 Слезы лила о судьбе безупречного сына, который
  
  Должен был далеко от отчизны погибнуть под Троей.
  
   Близко представ, быстроногая так ей сказала Ирида:
  
  "Встань, Фетида! Зовет тебя Зевс, неизменный в решеньях!"
  
   Сереброногая ей отвечала богиня Фетида:
   90 "Что мне прикажет великий тот бог? Пред собраньем бессмертных
  
  Стыдно явиться мне: горе безмерное духом владеет.
  
  Все же иду, чтобы слово его не осталось напрасным".
  
   Так ей ответив, богиня богинь покрывалом оделась
  
  Черным, чернее какого нигде не нашлось бы одежды.
   95 Быстро отправилась в путь. Подобная ветру Ирида
  
  Шла впереди. И морская волна расступалась пред ними.
  
  Выйдя на берег морской, устремились на небо богини.
  
  Там сидящим нашли широкогремящего Зевса,
  
  Вкруг же него - всех прочих блаженных богов вечносущих.
   100 Села Фетида близ Зевса отца: уступила Афина.
  
  Гера же ей золотую прекрасную чашу вручила
  
  С словом привета. Фетида, ее осушив, возвратила.
  
   Начал тогда говорить ей родитель бессмертных и смертных:
  
  "С духом печальным пришла на Олимп ты, богиня Фетида!
   105 Скорбь неутешную носишь ты в сердце, я сам это знаю.
  
  Все ж и при этом скажу, для чего сюда тебя звал я.
  
  Девять уж дней средь богов вызывают жестокую ссору
  
  Гектор убитый и грозный Пелид, городов разрушитель.
  
  Зоркого аргоубийцу склоняют они, чтоб похитил
   110 Тело, но я эту славу доставить хочу Ахиллесу,
  
  Чтоб и впредь сохранить мне твое уваженье и дружбу.
  
  В стан отправляйся скорей и сыну приказ передай мой:
  
  Боги, скажи, на него негодуют, всех больше бессмертных
  
  Гневаюсь сам я, что, сердцем безумствуя, Гектора тело
   115 Близ кораблей изогнутых он держит и выдать не хочет.
  
  Если меня он боится, пусть Гектора тотчас отпустит.
  
  Я же Ириду пошлю к Приаму с возвышенным сердцем,
  
  Чтобы к ахейским пошел кораблям он и выкупил сына,
  
  Дав Ахиллесу подарки, какими он был бы доволен".
   120 Так он сказал. Не была непослушна Зевесу богиня.
  
  Ринулась быстро на землю с высоких вершин олимпийских,
  
  В ставку сына пришла своего. В ней Пелида застала,
  
  Тяжко стенавшего. Тут же товарищи милые сына
  
  Возле него хлопотали и спешно готовили завтрак.
   125 Ими заколотый крупный баран там лежал густорунный.
  
   Близко владычица-мать возле сына скорбящего села,
  
  Гладила тихо рукой, называла, и так говорила:
  
  "Сын дорогой мой! Зачем до сих пор ты, скорбя и тоскуя,
  
  Сердце терзаешь себе? Не думаешь ты ни о пище,
   130 Ни о постели. Ужель не приятно в любви сочетаться
  
  С женщиной? Жить у меня ведь недолго ты будешь. Стоит уж
  
  Смерть с могучей судьбою совсем от тебя недалеко.
  
  Слушай меня поскорее. К тебе от Кронида я с вестью.
  
  Боги, велит он сказать, на тебя негодуют; всех больше
   135 Сердится сам он, что, сердцем безумствуя, Гектора тело
  
  Близ кораблей изогнутых ты держишь и выдать не хочешь.
  
  Выдай немедленно, сын мой, и выкуп принять согласися".
  
   Матери милой в ответ сказал Ахиллес быстроногий:
  
  "Так пусть и будет! Кто выкуп доставит, тот тело получит,
   140 Если решительно этого требует Зевс олимпиец".
  
   Так Фетида и сын внутри корабельного стана
  
  Много слов окрыленных один говорили другому.
  
   Зевс между тем отправлял Ириду в священную Трою:
  
  "Мчись поскорее, Ирида! Оставив жилища Олимпа,
   145 В Трою спустись и Приаму царю передай повеленье,
  
  Чтобы к ахейским пошел кораблям он и выкупил сына,
  
  Дав Ахиллесу подарки, какими он был бы доволен.
  
  Только один пусть идет, чтоб никто с ним не шел из троянцев!
  
  Может лишь вестника взять, постарее который, чтоб правил
   150 Мулами в крепкоколесной повозке и чтобы обратно
  
  В город привез мертвеца, убитого сыном Пелея.
  
  Пусть ни о смерти при этом не думает, ни о боязни.
  
  Проводника мы такого дадим ему, Аргоубийцу.
  
  Он поведет, покуда, ведя, не проводит к Пелиду.
   155 В ставку ж когда приведет, то ни сам Ахиллес не захочет
  
  Смерти Приама предать и другим никому не позволит.
  
  Он - не безумец, не муж легкомысленный иль нечестивый,
  
  Рад он всегда пощадить того, кто молил о защите".
  
   Вихря быстрей устремилась Ирида крылатая с вестью.
   160 В дом Приама вошла и застала там вопли и слезы.
  
  Дети Приама слезами одежды свои орошали,
  
  Посередине двора вкруг родителя сидя, старик же
  
  Плотно закутался в плащ; покрыта была в изобилье
  
  И голова у того старика, и согбенная шея
   165 Пылью, которой валяясь, руками себя он осыпал.
  
  Царские дочери вместе с невестками в доме скорбели,
  
  Тех вспоминая, - и многих, и храбрых, - которые в битвах
  
  Души свои погубив, полегли под руками ахейцев.
  
   Остановившись пред старцем Приамом, посланница Зевса
   170 Заговорила чуть слышно. Но трепет объял его члены.
  
  "Сердцем дерзай, Приам Дарданид, ничего не пугайся!
  
  Я не со взглядом зловещим являюся здесь пред тобою,
  
  С доброю целью пришла я с вестью к тебе я от Зевса.
  
  Даже вдали о тебе он печется и сердцем болеет.
   175 Выкупить Гектора тело тебе приказал Олимпиец,
  
  Дав Ахиллесу подарки, какими он был бы доволен.
  
  Только отправься один, никого не бери из троянцев,
  
  Вестник с тобой пусть идет лишь, какой постарее, чтоб правил
  
  Мулами в крепкоколесной повозке и чтобы обратно
   180 В город привез мертвеца, убитого сыном Пелея.
  
  Смело иди и не думай о смерти, не думай о страхе.
  
  Проводника он такого пошлет тебе, Аргоубийцу.
  
  Он поведет, покуда, ведя, не проводит к Пелиду.
  
  В ставку ж когда приведет, то ни сам Ахиллес не захочет
   185 Смерти тебе причинить и другим никому не позволит.
  
  Он не безумец, не муж легкомысленный иль нечестивец.
  
  Рад он всегда пощадить того, кто молил о защите".
  
   Так сказав, быстроногая прочь удалилась Ирида.
  
  Он сыновьям приказал приготовить повозку для мулов
   190 Прочноколесную, сверху и кузов велел привязать к ней.
  
  Сам же Приам в кладовую спустился со сводом высоким,
  
  Кедром обитую крепким и всю в украшеньях блестящих.
  
  Кликнул Гекубу к себе, супругу свою, и сказал ей:
  
  "Милая! Вестница Зевса ко мне приходила с Олимпа,
   195 Чтобы к ахейским пошел кораблям я и выкупил сына,
  
  Дав Ахиллесу подарки, какими он был бы доволен.
  
  Вот что, однако, скажи мне: какого ты мненья об этом?
  
  Страшно меня самого побуждают и дух мой, и сила
  
  В стан пространный ахейцев отправиться, к черным судам их!"
   200 Так он сказал. Зарыдала жена и ему отвечала:
  
  "Горе! Куда подевался твой разум, которым когда-то
  
  Славился ты и среди чужестранцев, и в собственном царстве!
  
  Как ты можешь желать один пред судами явиться,
  
  Перед глаза человека, немало избившего в битвах
   205 Храбрых твоих сыновей! Из железа в груди твоей сердце!
  
  Если к нему попадешь и тебя он увидит глазами,
  
  Не пожалеет тебя кровопийца злокозненный этот,
  
  Не постыдится тебя! Останемся плакать в чертоге,
  
  Здесь, от сына вдали! Такую ему уже долю
   210 Мощная выпряла, видно, Судьба, как его я рождала:
  
  Псов резвоногих насытить вдали от родителей милых,
  
  Подле свирепого мужа... О, если бы, в печень Пелида
  
  Впившись, могла ее съесть я! Тогда не остался бы сын мой
  
  Неотомщенным! Его ведь убил Ахиллес не как труса:
   215 Он за троянцев сражался, за жен полногрудых троянских,
  
  Страха не знал никогда, ни разу не вспомнил о бегстве!"
  
   Старец Приам боговидный на это ответил Гекубе:
  
  "Нет, я желаю итти! Не удерживай! В собственном доме
  
  Птицей не будь мне зловещей. Меня убедить не сумеешь.
   220 Если б такое мне кто предложил из людей земнородных, -
  
  Меж прорицателей жрец ли какой или жертвогадатель,
  
  Ложью б мы это сочли и лишь больше б от них отвернулись.
  
  Нынче же, сам услыхав божество и в лицо его видев, -
  
  В стан я иду! И не тщетным останется зевсово слово!
   225 Так и хочу я!.. Пускай Ахиллес умертвит меня тотчас,
  
  Только б мне сына обнять и рыданьями сердце насытить!"
  
   Так произнесши, поднял в сундуках он прекрасные крышки,
  
  Вынул оттуда двенадцать прекраснейших ценных покровов,
   230 Также зимних накидок простых и ковров по двенадцать,
  
  Столько ж прекрасных плащей и столько же тонких хитонов,
  
  Золота десять талантов отвесил и вынес наружу,
  
  Два треножника ярких, четыре блестящих лохани,
  
  Вынес прекрасную чашу, ему как послу во Фракии
   235 Данную в дар, - драгоценность великая! Но и ее он
  
  Не пожалел во дворце у себя, до того порывался
  
  Выкупить милого сына. Собравшихся жителей Трои
  
  Выгнал из портика он, браня оскорбительной речью:
  
  "Сволочь негодная, вон! Ужель не довольно и дома
   240 Плача у вас, что сюда и меня вы приходите мучить!
  
  Или вам мало, что столько страданий послал мне Кронион,
  
  Лучшего сына отняв! Испытаете скоро вы сами:
  
  Легче гораздо теперь от ахейцев вы будете гибнуть
  
  После того, как погиб он, мой Гектор возлюбленный. Я же
   245 Раньше, чем город увижу разрушенным, в прах обращенным,
  
  Раньше пускай я под землю сойду, в жилище Аида!"
  
   Так он сказал и с жезлом ворвался в их толпу. Побежали
  
  От разъяренного все старика. И кричал сыновьям он,
  
  Громко браня Агафона, подобного богу, Париса,
   250 Паммона и Гиппофоя, Антифона и Деифоба,
  
  Дия с Геленом, Полита могучеголосого, - всех их
  
  Девятерых призывал он и громко давал приказанья:
  
  "Живо, негодные дети! Скорей, срамники! Пред судами
  
  Вместо могучего Гектора вы бы все лучше погибли!
   255 О, я несчастный, несчастный! Родил я сынов превосходных
  
  В Трое широкой, - из них мне, увы, никого не осталось!
  
  Нет конеборца Троила, нет Местора, равного богу,
  
  Нету и Гектора! Богом он был средь мужей и казался
  
  Сыном не смертного мужа, а сыном бессмертного бога!
   260 Всех их Apec погубил, а трусливые эти - остались!
  
  Эти лгуны, плясуны, герои в делах хороводных,
  
  Воры, расхитчики коз молодых и барашков народных!
  
  Долго ли будете вы снаряжать мне повозку? Скорее
  
  Всё уложите в нее, чтоб могли мы немедленно ехать!"
   265 Так говорил он. Они, испугавшись отцовского крика,
  
  Вывезли быстро повозку для мулов, - на прочных колесах,
  
  Новую, дивной работы, и кузов на ней укрепили.
  
  Сняли с гвоздя и ярмо для мулов, - из крепкого бука,
  
  С шляпкой в средине, с концов же - с загнутыми кверху крюками.
   270 Вынесли вместе с ярмом и ремень для запряжки, длиною
  
  В девять локтей; ярмо приспособили к гладкому дышлу
  
  В самом конце, впереди; кольцо за крюк зацепили,
  
  Трижды шляпку ярма обмотали, потом по порядку
  
  Дышло ремнем обвязали, конец под ремень же подсунув;
   275 Из кладовой гладкостенной носить и укладывать стали
  
  В кузов подарки - за голову Гектора выкуп несчетный.
  
  Мулов потом упряжных заложили могучекопытных,
  
  Некогда в дар от мисийцев полученных славным Приамом.
  
  А для Приама коней подвели под ярмо: для себя их
   280 Тщательно выкормил царь в красиво отесанных яслях.
  
   В доме высоком они за запряжкою оба следили, -
  
  Царь и глашатай, в уме своем планы разумные строя.
  
  Близко к ним подошла с опечаленным сердцем Гекуба;
  
  Чашу в правой руке держала она золотую
   285 С сладким вином, чтоб пошли они в путь, совершив возлиянье.
  
  Пред колесницею стала, царя назвала и сказала:
  
  "На, возлияние сделай родителю Зевсу, молися,
  
  Чтоб от врагов ты домой воротился, уж раз тебя дух твой,
  
  Как я ни против того, итти к кораблям побуждает.
   290 Но помолись перед тем облаков собирателю черных
  
  Зевсу, который на землю троянскую с Иды взирает.
  
  Птицу проси, быстролетного вестника, силой своею
  
  Первую в птицах, которую сам он всех более любит.
  
  С правой проси стороны, чтоб, ее увидавши глазами,
   295 С верой отправился ты к кораблям быстроконных данайцев.
  
  Если ж Кронион широко гремящий тебе не захочет
  
  Дать посланца своего, всем я сердцем тебя убеждаю
  
  В стан не ходить к аргивянам, хотя бы и очень желал ты".
  
   Сходный с богом Приам сказал, отвечая Гекубе:
   300 "Этот наказ твой, жена, я с большою охотой исполню.
  
  Руки полезно к Зевесу вздевать, чтобы нас пожалел он".
  
   Так ей ответил старик и ключнице дал приказанье
  
  Руки полить ему чистой водою. Служанка явилась,
  
  Таз умывальный держа и с водою кувшин. И как только
   305 Вымыл руки Приам, он кубок принял от супруги,
  
  Стал посредине двора, возлиянье свершил и молился,
  
  В небо широкое глядя, и громкое слово промолвил:
  
  "Зевс, наш родитель, на Иде царящий, преславный, великий!
  
  Дай мне к Пелиду угодным прийти, возбуждающим жалость.
   310 Птицу пошли, быстролетного вестника, силой своею
  
  Первую в птицах, которую сам ты всех более любишь.
  
  С правой пошли стороны, чтоб, ее увидавши глазами,
  
  С верой отправился я к кораблям быстроконных данайцев!"
  
   Так говорил он, молясь. Услыхал его Зевс промыслитель.
   315 Был им послан орел, безобманная самая птица,
  
  Хищник темноперистый; еще он "пятнистым" зовется.
  
  Тех же размеров, которых в покое высоком бывает
  
  Дверь у богатого мужа, снабженная прочным затвором, -
  
  Каждое было крыло таких же размеров. Пронесся
   320 Справа над Троей орел. Они, как увидели это,
  
  В радость пришли, и у всех в груди взвеселилося сердце.
  
   Быстро старец Приам на блестящую стал колесницу,
  
  Портиком гулким погнал через ворота коней быстроногих;
  
  Мулы пошли впереди под повозкой четыреколесной;
   325 Ими разумный Идей управлял, позади же за ними -
  
  Кони, которых Приам престарелый, бичом подгоняя,
  
  Быстро погнал через город. Друзья провожали Приама,
  
  Сильно печалясь о нем, как будто бы на смерть он ехал.
  
  После того, как спустились из города вниз на равнину,
   330 Царские все сыновья и зятья воротились обратно
  
  В Трою родную. Но сами они не укрылись от Зевса.
  
  В поле он их увидал и исполнился жалости к старцу.
  
  К милому сыну Гермесу с такой обратился он речью:
  
  "Более прочих, Гермес, ты привык и всех более любишь
   335 Смертному спутником быть и внимать, кому пожелаешь.
  
  Встань и иди, и Приама к судам мореходным ахейцев
  
  Так проводи, чтоб никто не увидел, никто не заметил
  
  Из остальных аргивян, пока не придет к Ахиллесу".
  
   Так он сказал, и вожатый послушался Аргоубийца.
   340 Тотчас к ногам он своим привязал золотые подошвы
  
  Амвросиальные, всюду его с дуновением ветра
  
  И над землей беспредельной носившие, и над водою.
  
  Жезл захватил, которым глаза усыпляет он смертных,
  
  Если захочет, других же, заснувших, от сна пробуждает.
   345 Аргоубийца могучий с жезлом тем с Олимпа понесся,
  
  Вмиг Геллеспонта достиг и широкой троянской равнины
  
  И зашагал по земле, царевича образ принявши
  
  С первым пушком на губах, - прелестнейший в юности возраст!
  
   Оба же те миновали могилу высокую Ила.
   350 Мулов они и коней удержали у берега речки,
  
  Чтоб попоить их. Уж сумрак вечерний на землю спустился.
  
  Близко вдруг перед собою Гермеса увидев, глашатай
  
  Тотчас заметил его, обратился к Приаму и молвил:
  
  "Остерегись, Дарданид! Осторожности требует дело:
   355 Мужа я вижу; мне кажется, он уничтожить нас хочет!
  
  Прочь унесемся скорей на конях иль, к нему подошедши,
  
  Мужу обнимем колени и будем молить о пощаде!"
  
   Так говорил он. Смутился старик, испугался ужасно.
  
  Дыбом волосы встали на сгорбленном старческом теле.
   360 Оцепеневши стоял он. К нему подошел Благодавец,
  
  За руку взял старика, и спрашивать начал, и молвил:
  
  "Ты куда это гонишь, отец, этих коней и мулов с повозкой
  
  Чрез амвросийную ночь, когда все покоятся люди?
  
  И неужель не боишься ты дышащих силой ахейцев,
   365 Так находящихся близко, такой к вам горящих враждою?
  
  Если б тебя кто увидел, как быстрою темною ночью
  
  Столько везешь ты сокровищ, то что б ты почувствовал в сердце?
  
  Сам ты не молод, и старец такой же тебя провожает.
  
  Как же вы справитесь с первым, кто вас пожелает обидеть?
   370 Я же тебе ничего не сделаю злого, охотно
  
  И от других защищу: на отца моего ты походишь".
  
   Старец Приам боговидный на это ответил Гермесу:
  
  "Все так и есть, дитя мое милое, как говоришь ты!
  
  Кто-то однако простер из богов надо мной свою руку,
   375 Если с подобным тебе попутчиком встретиться дал мне,
  
  В добрый ниспосланным час, прекрасным и ростом, и видом,
  
  С разумом сильным таким. Счастливых родителей сын ты!"
  
   Аргоубийца вожатый на это Приаму ответил:
  
  "Так! Справедливо ты все говоришь и разумно, о старец!
   580 Вот что однако скажи, и скажи мне вполне откровенно:
  
  Столько сокровищ богатых куда-нибудь ты высылаешь
  
  В страны чужие, чтоб хоть бы они у тебя уцелели?
  
  Иль уж все Илион вы священный готовы покинуть,
  
  Страхом объятые? О, что за воин погиб превосходный,
   385 Сын твой! В сраженьях был он не ниже героев ахейских!"
  
   Старец Приам боговидный на это ответил Гермесу:
  
  "Кто же ты сам, мой хороший? Скажи, от кого ты родился?
  
  Как хорошо говоришь ты о сыне моем злополучном!"
  
   Аргоубийца вожатый на это Приаму ответил:
   390 "Вижу, старик, о Гекторе ты расспросить меня хочешь.
  
  Часто своими глазами в боях, прославляющих мужа,
  
  Видел я Гектора, - даже в тот день, как, к судам отогнавши,
  
  Он избивал аргивян, сокрушая их острою медью.
  
  Стоя вдали, удивлялись мы Гектору; с вами сражаться
   395 Нам Ахиллес запрещал, рассердись на Атреева сына.
  
  Я ахиллесов товарищ, в одном корабле с ним приплыл я.
  
  Родом и я мирмидонец; отец мой зовется Поликтор.
  
  Муж он богатый, такой же старик, как и ты предо мною.
  
  Дома осталося шесть сыновей его, я же седьмой тут.
   400 Жребий меж братьев упал на меня, чтоб итти с Ахиллесом.
  
  Нынче сюда от судов я пришел на равнину. С зарею
  
  Боем на город пойдут быстроглазые мужи ахейцы.
  
  Все негодуют они, оставаясь без дела, и рвутся
  
  Пламенно в бой, и цари аргивян удержать их не в силах".
   405 Старец Приам боговидный на это ответил Гермесу:
  
  "Если товарищ ты впрямь Ахиллеса, Пелеева сына,
  
  То, умоляю тебя, сообщи мне полнейшую правду, -
  
  Все ли еще пред судами находится сын мой, иль бросил
  
  Псам на съеденье его Ахиллес, на куски разрубивши?"
   410 Аргоубийца вожатый на это ответил Приаму:
  
  "Старец, ни псы не терзали, ни птицы его не клевали.
  
  Близ корабля Ахиллеса лежит до сих пор он пред ставкой,
  
  Не изменившись нисколько. Двенадцатый день, как лежит он
  
  Мертвый. Но тело его не гниет, не едят его жадно
   415 Черви, которые павших в сраженьях мужей пожирают.
  
  Правда, безжалостно, только заря загорится, волочит
  
  Гекторов труп Ахиллес вкруг могилы любимого друга,
  
  Но невредим он лежит. Изумился бы сам ты, увидев:
  
  Свеж он лежит, как росою омытый, нет крови на коже,
   420 Грязи не видно нигде, закрылись все раны на теле,
  
  Что получил он: а медь ему многие в тело вонзали.
  
  Видишь, о сыне твоем как болеют блаженные боги,
  
  Даже когда он уж умер. Его от души они любят".
  
   Так говорил он. И радость взяла старика, и сказал он

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 257 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа