Главная » Книги

Гомер - Илиада, Страница 39

Гомер - Илиада



Диомед получает".
  
   Так он сказал. И ахейцы одобрили, что предложил он.
   540 Дал бы Евмелу коня Ахиллес с одобренья ахейцев,
  
  Если б отважного Нестора сын, Антилох, оскорбленный,
  
  Встав, не сказал Ахиллесу царю справедливого слова:
  
  "О Ахиллес! Ты жестоко обидишь меня, коль исполнишь
  
  Слово твое! У меня ты награду мою отнимаешь,
   545 Так рассудив, что беда от коней с колесницей случилась,
  
  Сам же он - славный наездник. Однако зачем же бессмертным
  
  Он не молился? Тогда бы он к цели не прибыл последним!
  
  Если его ты жалеешь и мил он тебе, то ведь много
  
  Золота в ставке твоей, и меди, а также не мало
   550 Однокопытных коней у тебя, и овец, и невольниц.
  
  Что-нибудь выбрав, его одари хоть и большей наградой
  
  После, иль даже теперь, чтоб тебя похвалили ахейцы.
  
  Этой же я не отдам! А кто из ахейцев желает,
  
  Пусть попытается, пусть в рукопашную вступит со мною!"
   555 Так он сказал. Улыбнулся в ответ Ахиллес быстроногий,
  
  На Антилоха любуясь: товарищ он был ему милый.
  
  И, отвечая ему, слова окрыленные молвил:
  
  "Раз от меня, Антилох, ты требуешь, чтобы другое
  
  Что-нибудь дал я Евмелу, охотно я это исполню.
   560 Дам ему панцырь, который отнял я у Астеропея,
  
  Медный, по краю кругом обложенный оловом светлым.
  
  Многого будет достоин подарок блистательный этот".
  
   Автомедонту велел он, товарищу милому, тотчас
  
  Панцырь прекрасный из ставки принесть. И пошел, и принес он.
   565 В руки Евмелу вложил. И тот его с радостью принял.
  
   Встал тогда Менелай пред собраньем, печалуясь сердцем:
  
  На Антилоха он очень сердился. Глашатай немедля
  
  Жезл ему в руки вложил и отдал приказанье замолкнуть
  
  Всем аргивянам. И выступил муж богоравный и молвил:
   570 "Раньше разумен ты был, Антилох! И что же ты сделал?
  
  Ты опозорил искусство мое, лошадей задержал мне,
  
  Бросил своих наперед, хоть на много моих они хуже.
  
  К вам обращаюсь, вожди и советники войска ахейцев!
  
  Ни одному не мирволя, вы нас рассудите по правде,
   575 Чтобы никто из ахейцев сказать обо мне не решился:
  
  "Только обманом сумел одолеть Менелай Антилоха!
  
  Вот он уводит коня, между тем его кони на много
  
  Хуже, и только он сам и силой и властью повыше!"
  
  Дайте-ка, впрочем, я сам рассужу. И со мной согласится
   580 Всякий, надеюсь, данаец: мой приговор правилен будет.
  
  Ну-ка, питомец богов, подойди, Антилох! Пред конями
  
  И колесницею стань, как обычай велит нам, и в руки
  
  Бич свой гибкий возьми, которым коней погонял ты,
  
  И, прикоснувшись к коням, поклянись Посейдоном владыкой,
   585 Что не с намереньем хитрым мою задержал колесницу".
  
   И Менелаю в ответ Антилох рассудительный молвил:
  
  "Сердце свое успокой! Тебя я на много моложе,
  
  Ты же, владыка Атрид, и годами и доблестью выше.
  
  Знаешь и сам, как легко молодежь зарываться способна.
   590 Ум молодой опрометчив, его рассуждение слабо.
  
  Гнев укроти свой! Коня же, которого в приз получил я,
  
  Сам я тебе отдаю. И если б чего еще больше
  
  Из дому ты от меня получить захотел, то немедля
  
  Все б я отдать предпочел, чем навек у тебя, сын Атрея,
   595 Выпасть из сердца и стать нечестивцем в глазах у бессмертных".
  
   Так сказал и, подведши коня, передал Менелаю
  
  Нестора храброго сын. И радость взяла Менелая, -
  
  Радость такая, какую роса доставляет колосьям
  
  Нивы, зеленой еще, когда защетинится пашня.
   600 Так же и духом твоим, Менелай, овладело веселье.
  
  Громко Атрид Антилоху слова окрыленные молвил:
  
  "Гнев со своей стороны я теперь, Антилох, прекращаю.
  
  Молодость ум победила сегодня в тебе; но обычно
  
  Ты никогда не бывал легкомысленным иль неразумным.
   605 Остерегайся впредь, дорогой мой, обманывать лучших!
  
  Всякий другой из ахейцев не скоро меня убедил бы.
  
  Ты же не мало трудов перенес и не мало страданий
  
  Из-за меня, - и ты, и отважный отец твой, и брат твой.
  
  Просьбу твою я исполню, а также коня, хоть и мой он,
   610 Я уступаю тебе, Антилох, чтобы знали и эти,
  
  Что никогда не бываю я духом суров и надменен".
  
   Так он сказал и коня вознице его Ноемону
  
  Отдал отвесть. А себе котел сверкающий взял он,
  
  Вождь Мерион, пришедший четвертым, унес два таланта
   615 Золотом. Пятый же приз, - двоеручный сосуд, - оставался
  
  Неприсужденным. Его Ахиллес, чрез собранье прошедши,
  
  Нестору отдал Нелиду, и стал перед ним, и промолвил:
  
  "На! И пускай тебе, старец, останется этот подарок
  
  В память о тризне над телом Патрокла. Его средь ахейцев
   620 Ты не увидишь уже! Даю тебе приз этот просто,
  
  Без состязаний: в кулачный не вступишь ты бой, и бороться
  
  Также не станешь, копья не возьмешься бросать, и ногами
  
  Не побежишь: уж тяжелая старость тебя утесняет".
  
   Так он сказал и вложил ему в руки. И с радостью принял
   625 Нестор подарок и слово ему окрыленное молвил:
  
  "Все, что, мой сын, говоришь, говоришь ты вполне справедливо.
  
  Члены мои ослабели, и ноги мои уж нетверды,
  
  Руки с обеих сторон в плечах уж не ходят свободно.
  
  О, если б силой и юностью цвел я такой же, какою
   630 Цвел я, когда хоронили епейцы в Бупрасии тело
  
  Амаринкея владыки, и дети царя учредили
  
  В память его состязанья! Никто там со мной не сравнялся
  
  Из этолийцев бесстрашных, пилосцев самих иль епейцев.
  
  На кулаках я побил Клитомеда, Енопова сына;
   635 Вышел Анкай из Плеврона бороться - его поборол я;
  
  В беге был славен Ификл - его обогнал я ногами;
  
  Также копьем перебросил двоих - Полидора с Филеем;
  
  Акторионы одни лишь меня на конях обогнали.
  
  Верх они взяли числом, на мои раздражившись победы,
   640 Так как крупнейшие там на арене призы оставались.
  
  Было их двое; один непрерывно лишь правил конями, -
  
  Только правил конями, другой же бичом подгонял их.
  
  Был я когда-то таким. Теперь же пусть этого ищет,
  
  Кто помоложе. А мне многотрудной пора подчиниться
   645 Старости; время прошло, как и сам я блистал средь героев.
  
  Но продолжай, Ахиллес, состязаньями чествовать друга.
  
  Дар же я твой принимаю охотно и радуюсь сердцем,
  
  Что обо мне не забыл и любовь ты мою к тебе помнишь,
  
  Что подобающей честью меня ты почтил средь ахейцев.
   650 Пусть тебе боги за это окажут желанную милость!"
  
   Выслушав всю до конца хвалебную речь Нелеида,
  
  К месту пошел своему Ахиллес через толпы ахейцев.
  
  Тут же призы за кулачный мучительный бой предложил он.
  
  Выведя в круг, привязал шестилетнего крепкого мула;
   655 Не был еще он объезжен и легок для выездки не был.
  
  Для побежденного ж он двоеручную выставил чашу.
  
  После того поднялся и слово сказал аргивянам:
  
  "Сын Атрея и пышнопоножные мужи ахейцы!
  
  Двух приглашаем за это сразиться мужей наилучших,
   660 Тех, кто в кулачном бою наиболе искусен. Кому же
  
  Даст Дальновержец победу, с чем все согласятся ахейцы,
  
  Тот пусть возьмет и к себе уведет крепконогого мула.
  
  Эту ж двуручную чашу с собой унесет побежденный".
  
   Так он сказал. Поднялся человек, и огромный, и сильный,
   665 Сын Панопея Епей, в бою кулачном искусный.
  
  Крепкого мула рукой ухватил он и громко воскликнул:
  
  "Эй, подходи, кто желает с двуручною чашей вернуться!
  
  Мула ж не думаю я, чтоб увел кто другой из ахейцев,
  
  Верх надо мной одержав: кулачный боец я первейший!
   670 Иль не довольно, что в битвах другим уступлю я? Что делать!
  
  Знать превосходно нельзя одинаково всякое дело.
  
  Вот что я вам тут скажу, и это исполнено будет:
  
  Кости его раздроблю и тело в клочки разорву я!
  
  Эй, собирайтесь сюда, похоронщики! Ждите, покуда
   675 Не укрощу я рукою его, чтоб унесть его с поля!"
  
   Так он сказал. В глубочайшем молчанье сидели ахейцы.
  
  Встал лишь один Евриал, с богами бессмертными схожий,
  
  Сын Мекистея, владыки народов Талаионида.
  
  Некогда в Фивы пришел он, где шли погребальные игры
   680 В память о павшем Эдипе, и всех победил там кадмейцев.
  
  Славный копьем Тидеид Диомед снаряжал его к бою,
  
  Дружеским словом бодря и сердечно желая победы.
  
  Прежде всего повязал ему пояс, потом ему в руки
  
  Крепкие подал ремни из кожи быка лугового.
   685 На середину собранья бойцы, подпоясавшись, вышли,
  
  Подняли разом один на другого могучие руки,
  
  Сшиблись, и в быстрых размахах тяжелые руки смешались.
  
  Треск челюстей раздавался ужасный; струился обильный
  
  Пот из их тел. Евриал для удара высматривал место, -
   690 Вдруг Епей налетел, кулаком его в щеку ударил.
  
  Не устоял Евриал, подломились блестящие члены.
  
  Как из морской прибережной травы с налетевшим Бореем
  
  Прыгает рыба и снова волной покрывается черной, -
  
  Прыгнул и тот от удара. Его поддержал, подхвативши,
   695 Великодушный Епей. И друзья, окружив Евриала,
  
  С поля его повели, по земле волочащего ноги;
  
  Кровь он выплевывал ртом, голова запрокинулась набок.
  
  В полном бесчувствье его меж своими они посадили,
  
  Сами ж пошли и, как приз, получили двуручную чашу.
   700 Третьи призы Ахиллес после этого вынес, данайцам
  
  Их показавши, - призы за борьбу, сопряженную с мукой.
  
  Первый приз - треножник большой для огня. Тот треножник
  
  Между собою ахейцы в двенадцать быков оценили.
  
  Для побежденного мужа он женщину вывел, в работах
   705 Многих искусную; эту в четыре быка оценили.
  
  После того поднялся он и слово сказал аргивянам:
  
  "Встаньте, кто также и эту награду оспаривать хочет!"
  
   Так он сказал, и Аякс поднялся, Теламоний великий,
  
  Встал и герой Одиссей многоумный, на выдумки хитрый.
   710 На середину собранья они, подпоясавшись, вышли
  
  И, наклонившись, руками могучими крепко схватились,
  
  Словно стропила, которыми дом завершает высокий
  
  Плотник искусный, чтоб мог он противиться ярости ветра,
  
  Дерзостно крепкие руки сжимали широкие спины,
   715 Спины трещали, и влажным тела заливалися потом;
  
  Частые полосы вздулись кроваво-багрового цвета
  
  И на плечах и на ребрах. Они же упорно боролись,
  
  Чтобы как приз получить тот треножник искусной работы.
  
  Наземь никак Одиссей не мог опрокинуть Аякса;
   720 Также не мог и Аякс с одиссеевой справиться силой.
  
  Это вконец надоело красивопоножным ахейцам.
  
  И обратился тогда к Одиссею Аякс Теламоний:
  
  "Богорожденный герой Лаэртид, Одиссей многоумный!
  
  Ты поднимай или я подниму! Остальное - от Зевса!"
   725 Так он сказал и поднял. Одиссей же о хитрости помнил:
  
  Пяткой ударил его под коленку и члены расслабил;
  
  Навзничь Аякс повалился; на грудь Одиссей ему следом
  
  Также упал. С удивленьем народ наблюдал и дивился.
  
  После пытался Аякса поднять Одиссей многостойкий,
   730 Но лишь немного с земли его сдвинул, однако не поднял;
  
  Дал Аяксу подножку, и на землю рухнули оба
  
  Рядом один близ другого, и пылью тела осквернили.
  
  Мигом вскочили. Ив третий бы раз они снова схватились,
  
  Если б сам Ахиллес не поднялся и их не сдержал бы:
   735 "Будет уж вам напирать один на другого! Не мучьтесь!
  
  Вам победа обоим. И, равные взявши награды,
  
  С поля сойдите. Пускай состязаются также другие".
  
   Так он сказал, и словам Ахиллеса они подчинились,
  
  С поля сошли и, очистясь от пыли, надели хитоны.
   740 Новые вынес призы Ахиллес - к состязаньям на скорость.
  
  Из серебра превосходный кратер для вина, шестимерный,
  
  Все кратеры на свете своей красотой побеждавший,
  
  Так как сработан он был мастерами Сидона чудесно.
  
  Морем туманным кратер повезли финикийские мужи,
   745 В гавани стали лемносской и в дар его дали Фоанту.
  
  Сын же Язона Евней кратер тот герою Патроклу
  
  Отдал, как выкуп за сына Приама царя, Ликаона.
  
  Выставил также и этот кратер Ахиллес быстроногий
  
  Призом тому, кто по скорости ног окажется первым.
   750 Призом вторым был объявлен им бык, огромный и жирный;
  
  Золота полуталант он последней назначил наградой.
  
  После того поднялся и слово сказал аргивянам:
  
  "Встаньте, кто также и эту награду оспаривать хочет!"
  
   Так сказал Ахиллес. И Аякс поднялся Оилеев,
   755 Встал Одиссей многоумный, потом Антилох отозвался,
  
  Несторов сын: молодых он всех побеждал быстротою.
  
  Стали все в ряд. Указал им предел Ахиллес быстроногий.
  
  Бег с черты начался. Тотчас впереди оказался
  
  Сын Оилеев Аякс; за ним Одиссей устремился
   760 Близко совсем, как близко к груди прижимает ткачиха
  
  Цевку, руками ее притянувши, когда сквозь основу
  
  С нитью челнок пропускает и близко к груди ее держит.
  
  Так же близко бежал Одиссей за Аяксом, все время
  
  В след его раньше, чем пыль поднималась, ногой попадая.
   765 Быстро бежал Одиссей богоравный, дыша непрерывно
  
  Над головою Аякса. Кричали кругом аргивяне,
  
  Видя, как рвется он к цели, и к бегу его подбодряли.
  
  Но уж когда к окончанию бег приходил, обратился
  
  В сердце с горячей мольбой Одиссей к совоокой Афине:
   770 "Слух преклони, о богиня, явись мне помощницей в беге!"
  
   Так говорил он, молясь. И его услыхала Афина,
  
  Сделала легкими члены - и ноги, и руки над ними.
  
  Уж добегали они, уж была недалеко награда;
  
  Вдруг на бегу поскользнулся Аякс - повредила Афина! -
   775 В влажный помет наступил от быков он протяжно мычавших
  
  Быстрым Пелеевым сыном зарезанных в память Патрокла.
  
  Ноздри и рот у Аякса наполнились калом бычачьим.
  
  Чашу проворно схватил и унес Одиссей многостойкий,
  
  Первым пришедший. Быка же Аякс получил Оилеев.
   780 Стал он, держа за рога быка полевого руками,
  
  Кал отплевывал ртом и сказал, обратясь к аргивянам:
  
  "Просто беда! Повредила мне hoi?h богиня, что вечно
  
  Близ Одиссея стоит, словно мать, и ему помогает!"
  
   Так говорил он. И весело все засмеялись ахейцы.
   785 Несторов сын Антилох последнюю принял награду
  
  И, улыбаясь, такие слова произнес к аргивянам:
  
  "Сами, друзья дорогие, вы знаете то, что скажу я.
  
  Боги у нас и теперь почитают старейших годами.
  
  Старше меня лишь не на много Аякс, Одиссей же, -
   790 Этот прежней породы, из прежде родившихся смертных.
  
  Он совсем старик, говорят, недозрелый, и трудно ахейцам
  
  С ним состязаться ногами по скорости, кроме Пелида".
  
   Так он сказал во хвалу быстроногому сыну Пелея.
  
  Тот, ему отвечая словами, на это промолвил:
   795 "Ненагражденной твоя похвала не останется, друг мой!
  
  Золота полуталант вручаю тебе я в придачу" -
  
   Дар он вручил Антилоху, и тот его с радостью принял.
  
   Вынес потом Ахиллес Пелид длиннотенную пику
  
  И пред собраньем ее положил со щитом и со шлемом, -
   800 Весь Сарпедонов доспех, Патроклом захваченный в битве.
  
  После того поднялся и слово сказал аргивянам:
  
  "Двух приглашаем храбрейших мужей вот за это сразиться.
  
  В крепких доспехах своих и с медью, пронзающей тело,
  
  Пусть пред народом искусство друг друга в бою испытают.
   805 Кто прекрасного тела противника первый коснется,
  
  Внутренность кто его тронет сквозь черную кровь и доспехи,
  
  Дам я тому этот меч среброгвоздный прекрасный фракийский,
  
  Отнятый мною в бою у могучего Астеропея.
  
  А Сарпедона доспехи пусть они меж собою поделят.
   810 Мы ж в нашей ставке прекраснейший пир зададим им обоим".
  
   Так объявил он. Аякс поднялся, Теламоний великий,
  
  Следом за ним поднялся и Тидид, Диомед многомощный.
  
  После того как в толпе средь своих они к бою оделись,
  
  Оба сошлись в середине, пылая желаньем сразиться,
   815 Грозно сверкая глазами. Охватывал ужас ахейцев.
  
  После того как, идя друг на друга, сошлись они близко,
  
  Трижды бросались один на другого и трижды сшибались.
  
  Круглый щит Диомеда Аякс проколол своей пикой,
  
  Но не достиг его тела: сдержал за щитом ее панцырь.
   820 А Диомед над огромным щитом Теламонова сына
  
  Шее все время его угрожал острием своей пики.
  
  Тут, за Аякса боясь, закричали ахейцы, чтоб оба
  
  Бой прекратили, а приз чтобы был поделен между ними.
  
  Меч огромный, однако, герой передал Диомеду
   825 Вместе с ножнами и вместе с ремнем вырезным перевесным.
  
   Выложил после он круг из железа, недавно отлитый.
  
  Прежде метала его Гетиона великая сила,
  
  Но умертвил Гетиона царя Ахиллес быстроногий
  
  И на судах этот круг с остальною добычею вывез.
   830 С места встал Ахиллес и слово сказал аргивянам:
  
  "Встаньте теперь, кто и эту награду оспаривать хочет.
  
  Если бы тучные нивы его и далеко лежали, -
  
  В пять круговратных годов не истратит никак он железа
  
  Этого: если пастух у него или пахарь нуждаться
   835 Будут в железе, - не в город пойдут, а получат и дома".
  
   Так объявил Ахиллес. И встал Полипет боестойкий,
  
  Встала великая мощь Леонтея, подобного богу,
  
  Встали Аякс Теламоний с божественным мужем Епеем.
  
  Стали один за другим. И первым Епей тот железный
   840 Диск ухватил, закружил и швырнул. Засмеялись ахейцы.
  
  Бросил вторым этот диск Леонтей, Аресова отрасль.
  
  Третьим великий Аякс рукою швырнул многомощной,
  
  Сын Теламона, и метки других далеко перебросил.
  
  Диск после этого поднял рукой Полипет боестойкий.
   845 Так далеко, как пастух запускает свой посох с размаха,
  
  И, закрутившись, чрез стадо коровье проносится посох, -
  
  Так далеко перекинул за круг он. И все закричали.
  
  Встали тотчас же друзья Полипета могучего, взяли
  
  Приз Ахиллеса царя и к судам понесли его быстрым.
   850 Для состязаний из лука он синее вынес железо:
  
  Десять двойных топоров и десять простых положил он.
  
  После того корабля черноносого мачту поставил
  
  В желтом песке вдалеке и робкого голубя к мачте
  
  За ногу тонким шнурком привязал и стрелять приказал им
   855 В голубя. "Кто попадет стрелой своей в робкую птицу,
  
  Десять получит двойных топоров и домой унесет их.
  
  Кто же в шнурок попадет, а по птице самой промахнется,
  
  Этот, как худший стрелок, топоры лишь простые получит".
  
   Сила властителя Тевкра тотчас на призыв этот встала,
   860 Встал Мерион, товарищ блистательный Идоменея.
  
  Жребии взяли, и в медный их бросили шлем, и встряхнули.
  
  Первая очередь Тевкру досталась. Могучей рукою
  
  Тотчас стрелу он пустил, но владыке не дал обещанья
  
  Из первородных ягнят принести гекатомбную жертву,
   865 В птицу Тевкр не попал. Отказал Аполлон ему в этом.
  
  Только в шнурок он попал возле ножки привязанной птицы
  
  И целиком перерезал шнурок заостренной стрелою.
  
  К небу немедленно голубь взвился, а шнурок ослабевший
  
  Вяло к земле заскользил. И шум поднялся средь ахейцев.
   870 Быстро тогда Мерион из руки его лук изогнутый
  
  Вырвал; стрелу наготове держал он, как Тевкр еще целил.
  
  Дал он тотчас же обет метателю стрел Аполлону
  
  Из первородных ягнят принести гекатомбную жертву.
  
  Под облаками высоко завидел он робкую птицу.
   875 В небе кружилась она. Ее под крыло поразил он,
  
  В бок, и стрела, сквозь нее пролетевши, обратно упала,
  
  В землю вонзившись у ног Мериона. А раненный голубь
  
  С неба спустился на мачту судна черноносого, шейку
  
  Свесил бессильно; и крылья густые, захлопав, поникли.
   880 Вылетел дух его быстрый из членов, а сам он далеко
  
  От Мериона упал. Народ изумленный дивился.
  
  Десять двойных топоров получил Мерион как награду,
  
  Тевкр же простые понес топоры к кораблям изогнутым.
  
   Вынес потом Ахиллес копье и в огне не бывавший
   885 Медный котел, ценою в быка, расцвеченный цветами,
  
  И положил на арену. И встали метатели копий:
  
  Встал Атреид, пространно-властительный царь Агамемнон,
  
  Встал Мерион, товарищ блистательный Идоменея.
  
  Остановился меж них Ахиллес быстроногий и молвил:
   890 "Сын Атрея, мы знаем, насколько ты всех превосходишь,
  
  Выше насколько и силой, и ловкостью в копьеметанье.
  
  Эту награду прими от меня и с наградой отправься
  
  К полым своим кораблям. А копье мы дадим Мериону,
  
  Если ты с этим согласен. А я - я так предложил бы".
   895 С ним согласился вполне повелитель мужей Агамемнон.
  
  Медную пику вручил Ахиллес Мериону. Атрид же
  
  Ценный свой дар передал Талфибию-вестнику в руки.
  
  
  
  
  
  ПЕСНЬ ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
  
  
  
   ВЫКУП ГЕКТОРА  [М. И. Пиков]
  
   Кончились игры. Народы ахейские все расходились -
  
  Каждый к быстрым своим кораблям, вкусить собираясь
  
  Пищи вечерней и сладкого сна. Но Пелид быстроногий
  
  Плакал, о друге своем вспоминая. Не брал его вовсе
  
  5 Всех покоряющий сон. На своей он метался постели,
  
  Полный тоски, вспоминал и мужество друга, и силу,
  
  Сколько вместе они пережили и сколько страдали
  
  В битвах тяжелых с врагом и в волнах разъяренного моря.
  
  Все это он вспоминал, проливая обильные слезы.
   10 То в постели лежал на боку, то растянется навзничь,
  
  Кверху лицом, то ничком повернется. Вставал он с постели,
  
  Берегом моря, тоскуя, бродил. Заря занималась
  
  Перед глазами его, озаряя и берег, и море.
  
  Быстро тогда он впрягал в колесницу коней легконогих,
   15 Сзади привязывал Гекторов труп и влачил его трижды
  
  На колеснице блестящей своей вкруг могилы Патрокла.
  
  В ставку потом уходил отдыхать и ничком распростертым
  
  Тело на пыльной земле оставлял. Но от всех повреждений
  
  Труп охранял Аполлон, сожалея всем сердцем о муже,
   20 Даже умершем. Всего прикрывал золотой он эгидой,
  
  Чтоб Ахиллес, волоча по земле, не уродовал тела.
  
   Так над божественным Гектором в гневе своем он ругался.
  
  Жалость объяла блаженных бессмертных, на это глядевших.
  
  Стали Гермеса они убеждать, чтобы тело похитил.
   25 Все одобряли такое решенье, но только не Гера,
  
  Не совоокая дева, не бог Посейдон земледержец.
  
  Им, как и прежде, была ненавистна священная Троя,
  
  Старец Приам и народ за вину Александра, который
  
  Горько обидел богинь, явившихся в дом его сельский,
   30 Ту предпочтя, что его одарила погибельной страстью.

Другие авторы
  • Колосов Василий Михайлович
  • Бунин Иван Алексеевич
  • Садовский Ив.
  • Горький Максим
  • Гофман Виктор Викторович
  • Грааль-Арельский
  • Рони-Старший Жозеф Анри
  • Языков Дмитрий Дмитриевич
  • Дриянский Егор Эдуардович
  • Герценштейн Татьяна Николаевна
  • Другие произведения
  • Одоевский Владимир Федорович - Заветная книга
  • Сальгари Эмилио - Маяк
  • Аксакова Анна Федоровна - Честь России и Славянское дело
  • Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - Так называемое "нечаевское дело" и отношение к нему русской журналистики
  • Матюшкин Федор Федорович - Ильин П. В. К вопросу о принадлежности Ф. Ф. Матюшкина к тайному обществу декабристов
  • Вонлярлярский Василий Александрович - Абдаллах бен-Атаб
  • Никандров Николай Никандрович - Руда
  • Аксаков Иван Сергеевич - Где у нас ключ недоразумений?
  • Аверченко Аркадий Тимофеевич - Дюжина ножей в спину революции
  • Фурманов Дмитрий Андреевич - Автобиография
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 240 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа