Главная » Книги

Гомер - Илиада, Страница 34

Гомер - Илиада



sp; Если же хочешь, чтоб знать хорошо, познакомиться также
  
  С родом нашим, то многим мужам хорошо он известен.
   215 Первый, Дардан, рожден был Зевесом, сбирающим тучи.
  
  Он основатель Дардании был. Илион же священный
  
  Не был еще на равнине в то время построен, и люди
  
  Жили тогда на предгорьях богатой потоками Иды.
  
  Сына Дардан породил, царя Эрихтония; этот
   220 Сделался самым богатым средь смертных людей человеком.
  
  Целых три тысячи коней паслось у него по долине, -
  
  Быстрых, прекрасных кобыл, жеребятами резвыми гордых.
  
  К ним и Борей на лугах вожделеньем не раз загорался.
  
  Образ принявши коня черногривого, их покрывал он.
   225 И, забрюхатев, двенадцать они жеребят народили.
  
  Если скакали те кони Борея по зреющей ниве,
  
  То по вершинам колосьев неслись, и их не ломали;
  
  Если ж скакали они по хребту широчайшему моря,
  
  То пробегали по самым верхушкам седого прибоя.
   230 Царь Эрихфоний родил владыку троянского Троса,
  
  Трое сынов родилося у Троса, во всем безупречных, -
  
  Ил, Ассарак и подобный богам Ганимед, - между всеми
  
  Смертными он выдавался людьми красотой несравненной.
  
  Боги его унесли вино разливать для Кронида
   235 Из-за его красоты, чтобы жил он в собранье бессмертных.
  
  Ил же сына родил, безупречного Лаомедонта,
  
  Лаомедонт - повелитель Тифона родил и Приама,
  
  Клития, Гикетаона, аресову отрасль, и Лампа.
  
  Капий рожден Ассараком, а сам родил он Анхиза.
   240 Я же Анхизом рожден, а божественный Гектор - Приамом.
  
  Вот и порода, и кровь, какими хвалюсь пред тобою.
  
  Доблесть же смертных Кронид то уменьшит, а то увеличит,
  
  Как пожелается сердцу его: могучее всех он.
  
  Будет, однако, болтать нам с тобою, как малым ребятам,
   245 В самой средине сраженья кипящего стоя без дела!
  
  Можем мы очень легко насказать оскорблений друг другу
  
  Столько, что тяжести их не поднимет корабль стоскамейный.
  
  Гибок у смертных язык, и много речей всевозможных
  
  На языке их; слова же широко пасутся повсюду.
   250 Слово какое ты скажешь, такое в ответ и услышишь.
  
  Нам же какая нужда оскорбленья и колкие речи
  
  Яростно сыпать один на другого, как делают жены
  
  В дух разъедающей ссоре, когда, разозлись друг на друга,
  
  Между собою бранятся, на улицу выскочив, много
   255 Правды и лжи говоря: ведь гнев и ко лжи побуждает!
  
  Ты от желанного боя словами меня не отклонишь,
  
  Прежде чем медью со мной не сразишься. Начнем же скорее,
  
  Силы один у другого на медных испробуем копьях!"
  
   Молвил - и пикой могучей ударил он в страх наводящий
   260 Щит Ахиллеса ужасный; вокруг острия затрещал он.
  
  Щит отстранил от себя Ахиллес мускулистой рукою,
  
  Страхом объятый; он думал - своей длиннотенною пикой
  
  Щит пробьет без труда Эней, воеватель отважный.
  
  Глупый! О том Ахиллес не подумал рассудком и духом,
   265 Что нелегко многославный подарок богов олимпийских
  
  Смертно рожденному мужу пробить иль заставить податься.
  
  Так не пробила щита и тяжелая пика Знея:
  
  Золотом, божьим подарком, была остановлена пика:
  
  Две полосы на щите пронизала, а там еще было
   270 Три, потому что всего поставил их пять Колченогий;
  
  Две наружных - из меди, и внутренних две - оловянных,
  
  И золотая в средине: она-то копье и сдержала.
  
   После того Ахиллес послал длиннотенную пику.
  
  Ею в энеев ударил он щит, во все стороны равный,
   275 Близко от края щита, где тончайшая медь пробегала,
  
  Где всего тоньше была и кожа воловья: насквозь их
  
  Ясень прорвал пелионский. И щит взревел под ударом.
  
  Съежась, нагнулся Эней и испуганно щит над собою
  
  Кверху поднял. Пронеслась над спиною энеевой пика,
   280 В землю вонзилась и стала, насквозь пролетев через оба
  
  Слоя большого щита. Ускользнувши от пики огромной,
  
  Остановился Эней. Глаза залилися смущеньем.
  
  В ужас пришел он, как близко вонзилася пика. Пелид же,
  
  Выхватив острый свой меч, на него устремился свирепо
   285 С криком ужасным. И камень Эней ухватил, наклонившись, -
  
  Тяжесть великую! Двое тот камень снести не смогли бы
  
  Ныне живущих людей. Но легко и один он махал им.
  
  Камнем попал бы Эней набегавшему сыну Пелея
  
  В шлем или щит; но они от того отразили бы гибель.
   290 Сын же Пелеев мечом у Энея исторгнул бы душу,
  
  Если бы зорко всего Посейдон не приметил владыка.
  
  Тотчас к бессмертным богам обратился с такою он речью:
  
  "Горе! Печаль у меня о возвышенном духом Энее!
  
  Скоро, Пелеевым сыном смирённый, сойдет он к Аиду,
   295 Внявши советам пустым дальнострельного Феба, который
  
  Сам, безрассудный, его не избавит от гибели грозной!
  
  Но для чего же, безвинный, страдания будет терпеть он
  
  Из-за чужих огорчений? Всегда он приятные жертвы
  
  Рад богам приносить, владеющим небом широким.
   300 Выведем, боги, Энея из смерти. И сам Громовержец
  
  Будет навряд ли доволен, я думаю, если Энея
  
  Сын Пелея убьет. Спастись суждено ему роком,
  
  Чтоб без потомства, следа не оставив, порода Дардана
  
  Не прекратилась. Он был наиболее мил Громовержцу
   305 Между его сыновей, от смертных родившихся женщин.
  
  Род же Приама царя Крониду уж стал ненавистен.
  
  Будет править отныне троянцами сила Энея,
  
  Также и дети детей, которые позже родятся".
  
   Так отвечала ему волоокая Гера богиня:
   310 "Сам, Земледержец, подумай в уме своем, что тебе делать:
  
  Вырвать Энея из битвы убийственной иль предоставить
  
  Сыну Пелея его укротить, как бы ни был могуч он.
  
  Мы же с нею вдвоем не однажды уж клятвы давали
  
  Перед бессмертными всеми, - и я, и Паллада-Афина, -
   315 Не отвращать никогда погибельных дней от троянцев,
  
  Даже когда Илион пожирающим пламенем вспыхнет
  
  И запылает в пожаре, зажженном сынами ахейцев!"
  
   Слово такое услышав, могучий Земли колебатель
  
  Двинулся быстро сквозь сечу, сквозь всюду нависшие копья.
   320 К месту пришел, где Эней находился с Пелеевым сыном.
  
  Тотчас глаза Ахиллесу окутал глубокою мглою,
  
  Ясень могучий его, заостренный сияющей медью,
  
  Вытащил вон из щита высокого духом Энея
  
  И положил пред ногами Пелида. Рукою могучей
   325 Поднял с равнины Энея на воздух и бросил с размаха.
  
  Воинских много рядов и много рядов лошадиных
  
  Перелетел Анхизид, рукою закинутый бога,
  
  И очутился на самом краю многошумного боя,
  
  Где облекались оружьем кавконы, на бой снаряжаясь.
   330 Близко к нему подошел Посейдон, сотрясающий землю,
  
  И со словами к нему окрыленными так обратился:
  
  "Кто тебя так ослепил из бессмертных, Эней, что готов ты
  
  Против бесстрашного сына Пелеева выступить в битву?
  
  Он тебя много сильнее и много милее бессмертным.
   335 Тотчас назад отступай, едва с Ахиллесом сойдешься,
  
  Чтоб, и судьбе вопреки, не спуститься в жилище Аида.
  
  После того же как смерть и судьба Ахиллеса настигнут,
  
  Смело сражайся в передних рядах. Средь прочих ахейцев
  
  Ни одного не найдется, кто с плеч твоих снимет доспехи".
   340 Все разъяснивши Энею, его он на месте оставил,
  
  Быстро чудесную мглу пред глазами Пелида рассеял, -
  
  И в изумленье великом кругом Ахиллес огляделся,
  
  Тяжко вздохнул и сказал своему благородному сердцу:
  
  "Боги! Великое чудо своими глазами я вижу!
   345 Пика моя предо мною лежит, но нет пред глазами
  
  Мужа, в которого я ее бросил, убить собираясь!
  
  Мил, как я вижу теперь, и Эней божествам олимпийским.
  
  Мне же казалось, что он только попусту хвалится этим.
  
  Пусть убирается! Больше со мною пытаться сразиться
   350 Он не захочет, - уж тем он доволен, что спасся от смерти.
  
  Ну, а теперь я, призвавши данайцев воинственных к битве,
  
  Выйду навстречу врагам и других испытаю троянцев!"
  
   Молвил, пошел по рядам и приказывал каждому мужу:
  
  "Нынче вдали от троянцев не стойте, герои ахейцы!
   355 Муж против мужа иди и яростно бейся с врагами!
  
  Как бы и ни был силен, но все ж одному тяжело мне
  
  Разом преследовать столько бегущих и биться со всеми.
  
  Сам бы Apec, хоть и бог он бессмертный, сама бы Афина
  
  Остановились бессильно пред пастью подобного боя.
   360 Сколько однако могу я руками, ногами и силой, -
  
  Не уклонюсь ни на миг я от битвы, - ни даже на мало!
  
  В гущу троянских рядов я ворвусь, и не радость троянец
  
  Тот испытает, который под пику мою подвернется!"
  
   Так возбуждал их Пелид. А троянцев блистательный Гектор
   365 Громко звал за собой и грозился пойти на Пелида:
  
  "Гордые Трои сыны! Не бойтесь Пелеева сына!
  
  Я на словах и с самими бессмертными мог бы сражаться,
  
   А вот копьеца - тяжело, ибо много сильнее нас боги.
  
  И Ахиллес ведь же все же слова свои выполнить может:
   370 Сбудется кое-какое, другое в дороге споткнется!
  
  Я на Пелида иду, хоть огню его руки подобны, -
  
  Руки подобны огню и железу блестящему - сила".
  
   Так возбуждал он троянцев. И подняли копья фаланги.
  
  Сила столкнулась врагов, по рядам покатилися крики.
   375 Вдруг перед Гектором Феб-Аполлон появился и молвил:
  
  "Гектор, смотри, не сражайся пока впереди с Ахиллесом!
  
  Скройся в толпе, во всеобщей лишь свалке сходись с ним, чтоб пикой
  
  Он не ударил в тебя иль мечом изблизи не сразил бы".
  
   Так говорил Аполлон. И трепет почувствовал Гектор,
   380 Голос бога услышав, и снова в толпу погрузился.
  
  Пылом горя боевым, Ахиллес налетел на троянцев
  
  С яростным криком. И первым убил он тут Ифитиона,
  
  Славного Отринтеида, племен предводителя многих.
  
  Нимфа наяда его родила Отринтею герою
   385 В Гиде, округе цветущей, лежащей у снежного Тмола.
  
  На Ахиллеса он прямо бежал. Ахиллес Отринтида
  
  В голову пикой сразил, голова пополам раскололась.
  
  С шумом на землю он пал, и вскричал Ахиллес торжествуя:
  
  "Вот ты лежишь, Отринтид, ужаснейший между мужами!
   390 Здесь нашла тебя смерть, далеко от отчизны, где дом твой
  
  Возле Гигейского озера вместе с отцовским наделом
  
  Близ многорыбного Гилла и водоворотного Герма!"
  
   Так он хвалился. Глаза же сраженного тьмою покрылись.
  
  Кони ахейских бойцов давили колесами тело,
   395 В первых рядах проносясь. Потом Антенорова сына
  
  Демолеонта, врагов отразителя, храброго духом,
  
  Пикой ударил в висок Ахиллес сквозь шлем меднощечный.
  
  Шлемная медь не сдержала удара. Насквозь пролетела
  
  Медная пика, и череп его пронизала, и мозг в нем
   400 Перемешала внутри, усмиривши его в нападенье -
  
  Гипподаманта потом, с лошадей соскочившего наземь
  
  И побежавшего прочь, он пикою в спину ударил.
  
  Тот заревел, умирая, как бык, которого тащат
  
  В жертву вокруг алтаря Посейдона, владыки Гелики,
   405 Юноши; глядя на них, веселится Земли колебатель.
  
  Так заревел умиравший, и дух его кости оставил.
  
  На Полидора Пелид устремился, подобного богу
  
  Сына Приама. Отец ни за что не пускал его в битву.
  
  Самый он был молодой между всех сыновей и Приамом
   410 Был наиболе любим, ногами же всех побеждал он.
  
  Детским желаньем горя добродетелью ног похвалиться,
  
  Рыскал он в первых рядах, пока не сгубил себе духа.
  
  Сзади в спину его поразил Ахиллес быстроногий
  
  Острою пикой, - туда, где, сходясь, золотые застежки
   415 С панцырем пояс смыкают, двойную броню образуя.
  
  Вышла, тело пронзив, у пупка его пика наружу.
  
  С воплем он пал на колени, туман его черный окутал,
  
  И, прижимая кишки выпадавшие, наземь он рухнул.
  
   Гектор, едва лишь увидел, как брат Полидор, захвативши
   420 В руки ползущие раной кишки, повалился на землю,
  
  Скорбь у него разлилася в глазах. Уж больше не смог он
  
  В дальних рядах оставаться. Пошел он навстречу Пелиду,
  
  Острым копьем потрясая, подобный огню. Ахиллес же,
  
  Только увидел его, - подскочил и сказал, торжествуя:
   425 "Вот приближается муж, всех больше мне сердце пронзивший,
  
  Самого мне дорогого убивший товарища! Больше
  
  Мы друг от друга уж бегать не будем по полю сраженья!"
  
   К Гектору он обратился, свирепо его оглядевши:
  
  "Ближе иди, чтоб скорее предела ты смерти достигнул!"
   430 Не испугавшись, ответил ему шлемоблещущий Гектор:
  
  "Сын Пелеев! Меня испугать не надейся словами,
  
  Словно мальчишку какого: и сам я прекрасно умею
  
  И посмеяться над всяким, и колкое вымолвить слово.
  
  Знаю я, как ты могуч, и насколько тебя я слабее!
   435 Впрочем, ведь все еще это лежит у богов на коленях.
  
  Может быть, также и я, хоть и более слабый, исторгну
  
  Дух твой, ударив копьем: у меня оно тоже не тупо!"
  
   Так он сказал, размахнулся и бросил копье, но Афина
  
  Прочь от Пелеева сына дыханьем копье отклонила,
   440 Дунувши слабо. Назад оно к сыну Приама вернулось
  
  И пред ногами упало его. Ахиллес же немедля
  
  Ринулся с яростным криком вперед, порываяся жадно
  
  Гектора смерти предать. Но, как бог, без труда Дальновержец
  
  Гектора вырвал из боя, окутав густейшим туманом.
   445 Трижды вперед устремлялся герой Ахиллес быстроногий
  
  С медною пикой, и трижды лишь воздух она пробивала.
  
  Но и в четвертый он раз устремился, похожий на бога,
  
  Голосом страшным вскричал и слова окрыленные молвил:
  
  "Снова собака ты смерти избег! А совсем уже близко
   450 Был ты от гибели! Феб-Аполлон защитил тебя снова:
  
  В грохот копейный вступая, молиться ты рад Аполлону!
  
  Скоро, однако, с тобой я покончу, сошедшись позднее,
  
  Если какой-нибудь есть помощник и мне средь бессмертных.
  
  Нынче ж пойду на других и повергну, которых настигну!"
   455 Молвил - и пикой ударил Дриона в средину затылка.
  
  Перед ногами Пелида упал он. Его он оставил
  
  И Филеторова сына Демуха, могучего мужа,
  
  Пикой колено пронзив, задержал. И сейчас же за этим,
  
  Острым огромным ударив мечом, лишил его жизни.
   460 После того Лаогона с Дарданом, рожденных Биантом,
  
  Сбил Ахиллес с колесницы на землю, напав на обоих,
  
  Первого пикой, второго мечом изблизи поразивши.
  
  Трос же, Аласторов сын, к коленям припал Ахиллеса, -
  
  Не пощадит ли его и в плен не возьмет ли живого.
   465 Может быть, думал, его не убьет, над ровесником сжалясь.
  
  Глупый. Не знал он, что мужа того убедить не удастся!
  
  Не благодушный был муж перед Тросом, не мягкосердечный, -
  
  Муж беспощадный! Колени руками ему охвативши,
  
  Трос собирался молить. Ахиллес же вонзил ему в печень
   470 Меч свой, и выпала печень, и черная кровь побежала,
  
  Складки хитона заполнив; глаза его тьмою покрылись,
  
  Дух отлетел. Ахиллес же, на Мулия ринувшись, в ухо
  
  Пикой ударил его, и мгновенно сквозь ухо другое
  
  Вышло ее острие. Агенорова сына Ехекла
   475 По голове поразил он мечом с рукояткой красивой;
  
  Меч разогрелся от крови до ручки. Глаза же Ехеклу
  
  Быстро смежила багровая смерть с могучей судьбою.
  
  Девкалиону за этим, на месте, где сходятся в локте
  
  Мышц сухожилья, пронзил Ахиллес мускулистую руку
   480 Медною пикой. Остался стоять он с повисшей рукою,
  
  Видя смерть пред собой. Мечом Ахиллес размахнувшись,
  
  Голову вместе со шлемом срубил и далеко отбросил.
  
  Брызнул мозг позвонков. На земле распростерлося тело.
  
  Тот же немедля пошел на бесстрашного сына Пейроя,
   485 Ригма, который пришел из фракийской страны плодородной.
  
  Пику он бросил в него, и в живот ему медь угодила.
  
  Ригм с колесницы упал. Тот пикою в спину ударил
  
  Ареифоя возницу, когда он сворачивал коней.
  
  Сшиб и его с колесницы. И кони забились в испуге.
   490 Так же, как бурный пожар по глубоким свирепствует дебрям
  
  Горного леса сухого. Вся чаща лесная пылает.
  
  Ветер гонит огонь пред собою, повсюду бушуя.
  
  Так повсюду он пикой свирепствовал, богу подобный,
  
  И избивал убегавших; земля струилася кровью.
   495 Так же, как если лобастых волов запряжет земледелец
  
  Белый ячмень молотить на току, хорошо уравненном,
  
  И под ногами мычащих волов высыпаются зерна, -
  
  Так же совсем ахиллесовы однокопытные кони
  
  Трупы топтали, щиты. Оросилися черною кровью
   500 Понизу медная ось и ручки вокруг колесницы.
  
  В них и от конских копыт, и от шин колесничных все время
  
  Брызги хлестали. Вперед порывался Пелид, добывая
  
  Славы, и черною кровью багрил необорные руки.
  
  
  
  
  
  ПЕСНЬ ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ
  
  
  
   БИТВА У РЕКИ  [М. И. Пиков]
  
   После того как троянцы до брода реки добежали
  
  Ксанфа пучинного, богом рожденного, Зевсом бессмертным, -
  
  Там, разделивши бегущих, одних по равнине погнал он
  
  К городу, тем же путем, как ахейцы в смятенье бежали
  
  5 В день предыдущий, когда многославный свирепствовал Гектор.
  
  Так они к городу мчались в испуге. Туман разостлала
  
  Гера пред ними глубокий, чтоб их удержать. Половину ж
  
  Он к глубокой реке оттеснил серебристопучинной.
  
  С шумом, зубами стуча, они бросились в реку. Вскипели
   10 Воды, кругом берега застонали. Троянцы в потоке
  
  Плавали с криком туда и сюда, крутясь в водовертях.
  
  Как под напором огня, саранча, трепыхая крылами,
  
  Мчится спастись у реки. Но жжет ее, вспыхнув внезапно,
  
  Неутомимый огонь. И прыгает вся она в воду.
   15 Так же шумящие струи глубокопучинного Ксанфа
  
  Все переполнил Пелид в перемежку людьми и конями.
  
   Богорожденный, копье прислонив к тамариску, оставил
  
  На берегу его там и с одним лишь мечом на троянцев
  
  Кинулся, богу подобный, замыслив жестокое дело.
   20 Начал рубить во все стороны он. Поднялись отовсюду
  
  Стоны мечом пораженных. Вода закраснелась от крови.
  
  Там же, как крупным дельфином гонимые рыбы другие
  
  Спрятаться в страхе спешат в углублениях тайных залива;
  
  Жадно дельфин пожирает, какую меж ними ни схватит;
   25 Так вдоль ужасных течений потока троянские мужи
  
  Под берегами таились. Пелид, утомивши убийством
  
  Руки, двенадцать живых себе юношей выбрал в потоке
  
  Во искупленье за смерть Менетьева сына Патрокла.
  
  Вывел из волн, ошалевших от страха, как юных оленей,
   30 Руки скрутил назади скроенными гладко ремнями,
  
  Что на одеждах из ниток сученых они же носили.
  
  Он их товарищам дал отвести к кораблям изогнутым,
  
  Сам же назад устремился, пылая желаньем убийства.
  
   Встретился там Ликаон ему, сын Дарданида Приама.
   35 Он выбегал из потока. В отцовском саду захвативши,
  
  Некогда сам Ахиллес же увел его в плен против воли,
  
  Ночью внезапно напав; у смоковницы медью он острой
  
  Ветки срезал молодые для ручек своей колесницы.
  
  Здесь-то нежданной бедою ему Ахиллес и явился.
   40 Продал его он тогда на прекрасно обстроенный Лемнос,
  
  Морем пославши туда: был куплен он сыном Язона.
  
  Выкупил там Гетион его, гость его давний, имбросец,
  
  Плату большую отдав за него, и отправил в Арисбу.
  
  Скоро бежавши оттуда, в отеческий дом он вернулся,
   45 Вместе с друзьями одиннадцать дней веселился он духом,
  
  Лемнос покинув; в двенадцатый день божество его снова
  
  Бросило в руки Пелида, который в аидово царство
  
  Должен его был отправить, хоть так умирать не хотел он!
  
  Тотчас заметил его быстроногий Пелид богоравный;
   50 Голый он был, без щита и без шлема, копья не имел он, -
  
  Все это сбросил с себя он на землю, бежав из потока.
  
  Юношу пот изнурял, усталость сковала колени.
  
  Гневно сказал Ахиллес своему благородному духу:
  
  "Боги, великое чудо своими глазами я вижу!
   55 Что это? Гордые духом троянцы, которых убил я,
  
  Снова будут являться на свет из подземного мрака,
  
  Раз и вот этот пришел, избегнувший смертного часа,
  
  Проданный мною на Лемнос священный; глубокое море
  
  Не удержало его, хоть и многих насильственно держит.
   60 Пусть же, однако, попробует он острия моей пики,
  
  Чтоб убедиться и сердцем я мог, и увидеть глазами, -
  
  Так же ли он и оттуда воротится, иль плодородной
  
  Будет удержан землей, которая держит и сильных".
  
   Так размышлял он и ждал. А тот приближался в смятенье,.
   65 Чтобы с мольбою колени обнять Ахиллеса. Всем сердцем
  
  Смерти злой избежать он стремился и сумрачной Керы.
  
  Медною пикой огромной взмахнул Ахиллес богоравный,
  
  Тот же к нему подбежал и, нагнувшись, схватил за колени.
  
  Медная пика над самой спиной пронеслась и вонзилась
   70 В землю, желаньем пылая насытиться плотью людскою.
  
  Тот же одною рукой с мольбой обнимал его ноги,
  
  Острую пику другой ухватил и держал, не пуская.
  
  И, обращаясь к Пелиду, слова окрыленные молвил:
  
  "Ноги твои обнимаю, почти молящего, сжалься!
   75 Я, о питомец богов, - молящий, достойный почтенья:
  
  Дара Деметры вкусил у тебя я у первого в доме
  
  В день тот, когда захватил ты меня в нашем саде цветущем.
  
  После на Лемнос священный ты продал меня, оторвавши
  
  И от отца, и от близких. Я сотней быков откупился.
   80 Нынче за цену тройную купил бы себе я свободу.
  
  Зорь лишь двенадцать минуло, как я в Илион воротился,
  
  После стольких страданий. Теперь же опять в твои руки
  
  Злой привел меня рок. Ненавистен, как видно, я Зевсу,
  
  Раз он опять меня отдал тебе. Родила кратковечным
   85 Мать Лаофоя меня, стариком рожденная Альтом, -
  
  Альтом, который народом лелегов воинственных правит,
  
  Около Сатниоента Педасом владея высоким.
  
  Дочь-то его и была средь многих женою Приама.
  
  Двух сыновей нас она родила. И зарежешь обоих!
   90 Раньше в передних рядах Полидора, подобного богу,
  
  Ты умертвил, его поразив медноострою пикой.
  
  Та же беда и со мною случится теперь; не надеюсь
  
  Рук я твоих избежать, раз бог меня к ним уж приблизил.
  
  Слово другое скажу я, и к сердцу прими это слово:
   95 Не убивай меня! Гектор мне брат не единоутробный, -
  
  Гектор, которым товарищ убит твой, могучий и милый".
  
   Так Приамов блистательный сын обращался к Пелиду
  
  С словом мольбы; но в ответ неласковый голос услышал:
  
  "Что ты, глупец, мне про выкуп толкуешь? Ни слова об этом!
 &nb

Другие авторы
  • Ренненкампф Николай Карлович
  • Колычев Василий Петрович
  • Ольхин Александр Александрович
  • Тихомиров В. А.
  • Петров Дмитрий Константинович
  • Гончаров Иван Александрович
  • Мстиславский Сергей Дмитриевич
  • Луначарский Анатолий Васильевич
  • Синегуб Сергей Силович
  • Суриков Иван Захарович
  • Другие произведения
  • Аксенов Иван Александрович - Франсуа де Россе. Из "Трагических историй"
  • Чарская Лидия Алексеевна - Записки сиротки
  • Дитерихс Леонид Константинович - Павел Федотов. Его жизнь и художественная деятельность
  • Гамсун Кнут - Совершенно обыкновенная муха средней величины
  • Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - Дневник провинциала в Петербурге
  • Потемкин Григорий Александрович - П. Ф. Карабанов. Фамильные известия о Князе Потемкине
  • Белинский Виссарион Григорьевич - В. Березина. Белинский в "Московском наблюдателе". Начало работы в изданиях А. А. Краевского
  • Котляревский Нестор Александрович - Литературные направления Александровской эпохи
  • Крестовский Всеволод Владимирович - В дальних водах и странах
  • Короленко Владимир Галактионович - Бесскелетные души
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 245 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа