Главная » Книги

Гомер - Илиада, Страница 33

Гомер - Илиада



не они разместили на площади. Тотчас
   250 Встал Агамемнон. Талфибий, подобный по голосу богу,
  
  С вепрем в руках подошел к владыке народов Атриду.
  
  Вытащил быстро тогда Агамемнон свой ножик, который
  
  Подле меча на огромных ножнах он носил постоянно,
  
  С вепря щетины отсек для начатков и, руки воздевши,
   255 Зевсу владыке молился. В молчанье сидели ахейцы
  
  Чинно все на местах и царское слушали слово.
  
  Глядя в широкое небо, сказал Агамемнон моляся:
  
  "Будь мне свидетели Зевс, из богов высочайший и лучший,
  
  Солнце, Земля и богини Эринии, что под землею
   260 Страшно карают людей, клянущихся ложною клятвой!
  
  Нет, не накладывал рук я на девушку, дочерь Брисея,
  
  К ложу ль со мною ее принуждая, к чему ли другому.
  
  В ставке моей оставалась не тронута мной Брисеида.
  
  Если же ложною клятвой клянусь я, пусть боги дадут мне
   265 Много страданий, которые шлют они клятвопреступным".
  
   Кончив, по глотке резнул кабана он безжалостной медью.
  
  Тушу Талфибий в пучину глубокую моря седого
  
  Быстро швырнул, раскачав, на съедение рыбам. Пелид же,
  
  С места поднявшись, к ахейцам воинственным так обратился:
   270 "Зевс, ослепленье великое ты на людей посылаешь!
  
  Нет, никогда бы мне духа в груди не сумел Агамемнон
  
  Так глубоко взволновать, и не смог бы он девушку силон,
  
  Воле моей вопреки, увести! Наверно, Кронион
  
  Сам захотел, чтобы многих ахейцев погибель настигла!
   275 Сядьте теперь за обед, а после завяжем сраженье!"
  
   Так сказав, распустил он собранье короткое. Быстро
  
  Все остальные ахейцы к своим кораблям разошлися,
  
  А мирмидонцы, отважные духом, забрали подарки,
  
  Их отнесли к кораблям Ахиллеса, подобного богу,
   280 В ставке просторной сложили и жен на места усадили.
  
  А лошадей к табуну товарищи в поле погнали.
  
   Дочь же Брисея, златой Афродите подобная видом,
  
  Как увидала Патрокла, пронзенного острою медью,
  
  К телу припала его, завопила и стала царапать
   285 Нежную шею себе, и грудь, и прекрасные щеки.
  
  И говорила рыдая, подобная вечным богиням:
  
  "Всех тебя больше, Патрокл, я, несчастная, здесь полюбила!
  
  Я из ставки ушла, тебя оставляя живого,
  
  Нынче же мертвым тебя нахожу, повелитель народов,
   290 В ставку вернувшись. Беду за бедой получаю я вечно!
  
  Мужа, которого мне родители милые дали,
  
  Я увидала пронзенным пред городом острою медью,
  
  Видела братьев троих, рожденных мне матерью общей,
  
  Милых сердцу, - и всех погибельный день их настигнул.
   295 Ты унимал мои слезы, когда Ахиллес быстроногий
  
  Мужа убил моего и город Минета разрушил.
  
  Ты обещал меня сделать законной супругой Пелида,
  
  Равного богу, во Фтию отвезть в кораблях чернобоких,
  
  Чтобы отпраздновать свадебный пир наш среди мирмидонцев.
   300 Умер ты, ласковый! Вот почему безутешно я плачу!"
  
   Так говорила, рыдая. И плакали женщины с нею, -
  
  С виду о мертвом, а вправду - о собственном каждая горе.
  
  Вкруг самого ж Ахиллеса старейшины войск собралися
  
  И умоляли поесть. Но, стеная, Пелид уклонялся:
   305 "Я вас молю, если кто из друзей меня слушаться хочет,
  
  Не заставляйте покамест меня насыщать себе сердце
  
  Пищею или питьем: сражен я ужаснейшим горем.
  
  Солнце пока не зайдет, - все равно буду ждать и терпеть я".
  
   Так произнесши, царей остальных от себя отпустил он.
   310 Два лишь Атрида остались и царь Одиссей богоравный,
  
  Нестор, Идоменей и Феникс, наездник маститый.
  
  Все рассеять старались скорбевшего. Но безутешен
  
  Был он, покуда не ринулся в пасть кровожадного боя.
  
  Он говорил, вспоминая о прошлом и тяжко вздыхая:
   315 "Милый, бессчастный мой друг! Было некогда время, как сам ты
  
  В ставке моей так проворно и в надобный срок предо мною
  
  Вкусную ставил еду, когда поспешали ахейцы
  
  На конеборных троянцев итти с многослезною битвой.
  
  Нынче лежишь ты, пронзенный. И сердце мое уж не хочет
   320 Пищи, не хочет питья, хоть они и стоят предо мною.
  
  Только тебя я хочу! Мне большего не было б горя,
  
  Если бы даже о смерти отца моего я услышал,
  
  Старца, что нежные слезы, наверно, во Фтии роняет,
  
  С сыном таким разлученный; а сын тут в стране чужедальней
   325 Из-за ужасной Елены с сынами троянскими бьется!
  
  Или что умер мой сын, растимый на Скиросе дальнем,
  
  Неоптолем боговидный, коль жив еще мальчик мой милый.
  
  Прежнее время в груди мой дух укреплялся надеждой,
  
  Что на троянской земле я один лишь погибну, далеко
   330 От многоконного Аргоса. Ты ж возвратишься во Фтию.
  
  Ты мне из Скироса сына, надеялся я, в быстроходном
  
  Судне домой привезешь и все ему дома покажешь, -
  
  Наше владенье, рабов и с высокою кровлею дом наш;
  
  Сам же отец мой, Пелей, я думаю, или уж умер,
   335 Или, едва лишь живой, угнетаемый старостью грозной,
  
  Век свой проводит в глубокой печали и ждет одного лишь, -
  
  Горестной вести: когда о погибели сына услышит".
  
   Так говорил он, рыдая. Старейшины рядом вздыхали,
  
  Каждый о том вспоминая, что дома в чертогах оставил.
   340 Видя их в горе таком, почувствовал жалость Кронион.
  
  Быстро Афине-Палладе слова он крылатые молвил:
  
  "Дочь моя, ты ведь совсем отступилась от храброго мужа
  
  Или тебя Ахиллес уж больше теперь не заботит?
  
  Вон он - видишь? - сидит впереди кораблей пряморогих,
   345 Горько печалясь о милом товарище. Все остальные
  
  Сели обедать; один Ахиллес не касается пищи.
  
  Но подойди-ка и нектар с приятной амвросией капни
  
  В грудь Пелеева сына, чтоб голод к нему не явился".
  
   То, что сказал он Афине, давно и самой ей желалось.
   350 С соколом схожая быстро летающим, звонкоголосым,
  
  Ринулась с неба она сквозь эфир. Между тем уж ахейцы
  
  Вооружаться по стану спешили. Паллада-Афина
  
  Каплями нектар влила с амвросией в грудь Ахиллеса,
  
  Чтобы мучительный голод в колени ему не спустился,
   355 И воротилась сама во дворец крепкозданный Кронида
  
  Мощного. Хлынули прочь от судов быстроходных ахейцы.
  
  Как без счета несется холодными хлопьями с неба
  
  Снег, угоняемый вдаль проясняющим небо Бореем,
  
  Так же без счета из быстрых судов выносили ахейцы
   360 В выпуклых бляхах щиты и шлемы, игравшие блеском,
  
  Крепкопластинные брони и ясени пик медножальных.
  
  Блеск поднимался до неба; вокруг от сияния меди
  
  Вся смеялась земля, и топот стоял от идущих
  
  Воинов. Там, посредине рядов, Ахиллес облачался.
   365 Зубы его скрежетали; как огненный отблеск пожара,
  
  Ярко горели глаза; а в сердце спускалось все глубже
  
  Невыносимое горе. Гневясь на троянцев, надел он
  
  Божий дар, над которым Гефест утомился, работав.
  
  Прежде всего по прекрасной поноже на каждую голень
   370 Он наложил, прикрепляя поножу серебряной пряжкой;
  
  Следом за этим и грудь защитил себе панцырем крепким,
  
  Бросил на плечи свой меч с рукояткой серебряногвоздной,
  
  С медным клинком; а потом огромнейший щит некрушимый
  
  Взял. Далеко от него, как от месяца, свет разливался.
   375 Так же, как если на море мелькнет пред пловцами блестящий
  
  Свет от костра, что горит в одинокой пастушьей стоянке
  
  Где-то высоко в горах; а пловцов против воли уносят
  
  Ветры прочь от друзей по волнам многорыбного моря.
  
  Так от щита Ахиллеса, - прекрасного, дивной работы, -
   380 Свет достигал до эфира. На голову шлем он тяжелый,
  
  Взявши, надел. И сиял, подобно звезде лучезарной,
  
  Шлем этот с гривой густой; развевались вокруг золотые
  
  Волосы, в гребне его укрепленные густо Гефестом.
  
  Вооружившись, испытывать стал Ахиллес богоравный,
   385 В пору ль доспехи ему и легко ли в них движутся члены.
  
  Были доспехи, как крылья, на воздух они поднимали!
  
  Вынул потом из футляра отцовскую пику. Тяжел был
  
  Крепкий, огромный тот ясень; никто между прочих ахейцев
  
  Им не мог потрясать, - лишь один Ахиллес потрясал им, -
   390 Ясенем тем пелионским, который с вершин Пелиона
  
  Дан был в подарок Пелею Хироном, на гибель героям.
  
  Автомедонт в это время и Алким коней запрягали,
  
  Им ремни надели грудные, прекрасные видом,
  
  После того их взнуздали, а вожжи назад натянули,
   395 К кузову их прикрепив. Тогда, захвативши блестящий
  
  Бич, по руке ему бывший, поспешно вскочил в колесницу
  
  Автомедонт, а за ним Ахиллес, облачившийся к бою,
  
  Как Гиперион лучистый, доспехами ярко сияя.
  
  С грозною речью к отцовским коням Ахиллес обратился:
   400 "Ксанф и Балий, Подарги божественной славные дети!
  
  Нынче иначе умчать седока постарайтесь из боя
  
  В толпы густые данайцев, когда мы насытимся боем,
  
  И, как Патрокла, его там лежать не оставьте убитым!"
  
   Из-под ярма Ахиллесу ответствовал конь резвоногий
   405 Ксанф, головою поникнув бессмертною; длинная грива,
  
  Из-под яремной подушки спустившись, касалась дороги.
  
  Голос вложила в него человеческий Гера богиня.
  
  "Сын могучий Пелид, тебя еще нынче спасем мы.
  
  Но приближается день твой последний. Не мы в этом оба
   410 Будем повинны, а бог лишь великий с могучей судьбою.
  
  И не медлительность наша виною была, и не леность,
  
  Если похитили с тела Патрокла доспех твой троянцы.
  
  Бог, меж всех наилучший, рожденный Лето пышнокудрой,
  
  Сбил его в первых рядах и Гектору славу доставил.
   415 Хоть бы бежать наравне мы с дыханием стали Зефира,
  
  Ветра, быстрее которого нет, говорят, - но и сам ты
  
  Должен от мощного бога и смертного мужа погибнуть!"
  
   Ксанфу на этих словах Эринии голос прервали.
  
  Вспыхнувши гневом, коню отвечал Ахиллес быстроногий:
   420 "Что ты, Ксанф, пророчишь мне смерть? Не твоя то забота!
  
  Знаю я сам хорошо, что судьбой суждено мне погибнуть
  
  Здесь, далеко от отца и от матери. Но не сойду я
  
  С боя, доколе войны не вкусят троянцы досыта!"
  
   Молвил - и с криком вперед коней своих быстрых погнал он.
  
  
  
  
  
   ПЕСНЬ ДВАДЦАТАЯ
  
  
  
  
  
   БИТВА БОГОВ  [М. И. Пиков]
  
   Так вкруг тебя, ненасытный в боях Ахиллес, собирались
  
  Близ кораблей изогнутых ахейцы, тогда как троянцы
  
  Стали с другой стороны, на возвышенной части равнины.
  
  Зевс же с вершины Олимпа, горы, пропастями богатой,
  
  5 Дал приказанье Фемиде бессмертных созвать на собранье.
  
  Всюду прошедши, велела сойтись она к зевсову дому.
  
  Кроме реки Океана явились все реки, явились
  
  Нимфы бессмертные, жизнь проводящие в рощах прекрасных,
  
  Нимфы источников, рек и влажных лугов травянистых.
   10 Все собрались во дворце облаков собирателя Зевса,
  
  В портике гладком усевшись, который родителю Зевсу
  
  Сын его сделал Гефест с великим умом и искусством.
  
  Так собрались они в доме Кронида. Земли потрясатель,
  
  Тоже послушавшись зова, из моря пришел на собранье.
   15 Сел в середине и Зевса о целях расспрашивать начал:
  
  "Ты для чего, Молневержец, богов на собранье созвал?
  
  Или ты что замышляешь насчет аргивян и троянцев?
  
  Бой рукопашный сейчас у них разгорается жаркий!"
  
   Зевс, собирающий тучи, на это сказал Посейдону:
   20 "Ты угадал, Колебатель земли, что в груди я замыслил,
  
  Из-за чего вас собрал: за гибнущих я беспокоюсь.
  
  Сам я, однако, сидеть останусь в ущелье Олимпа,
  
  Буду отсюда глядеть и дух себе радовать. Вы же,
  
  Все остальные, идите в ряды и троян и ахейцев,
   25 Тем и другим помогайте, кому сочувствует каждый.
  
  Если ж один Ахиллес с троянцами будет сражаться,
  
  Очень недолго они быстроногого сдержат Пелида.
  
  В трепет они приходили и раньше, его увидавши,
  
  Нынче ж, когда он еще за товарища гневом пылает,
   30 Сам я боюсь, чтоб, судьбе вопреки, он стены не разрушил".
  
   Так сказав, возбудил Громовержец упорную битву.
  
  Боги в бой устремились, но цели их разные были.
  
  Гера с Палладой-Афиной отправились в стан корабельный,
  
  В стан же пошли Посейдон земледержец, колеблющий землю,
   35 Также благодавец Гермес, выдающийся хитрым рассудком,
  
  С ними вместе побрел и Гефест, гордящийся силой;
  
  Шел он хромая, с трудом волоча малосильные ноги.
  
  К войску троянцев пошли: Apec, потрясающий шлемом,
  
  Феб, не стригущий волос, с Артемидою, сеющей стрелы,
   40 Ксанф-река и Лето с Афродитой улыбколюбивой.
  
   Долго, пока вдалеке от сражавшихся боги держались,
  
  Торжествовали ахейцев ряды, потому что меж ними
  
  Вновь Ахиллес появился, так долго чуждавшийся боя.
  
  В члены ж троян конеборных спустился ужаснейший трепет.
   45 Страх охватил их, когда Ахиллес быстроногий пред ними
  
  В ярких доспехах предстал, подобный убийце Аресу.
  
  Но лишь вмешалися в толпы людей олимпийские боги,
  
  Мощная встала Эрида и к бою войска возбудила-
  
  Грозно кричала Афина, иль стоя близ рва пред стеною,
   50 Или по берегу моря шумящего крик поднимая.
  
  Черной буре подобный, завыл и Apec меднобронный,
  
  Громко троян возбуждая на бой то с высот Илиона,
  
  То пробегая вдоль вод Симоента по Калликолоне.
  
   Так, и одних и других возбуждая, блаженные боги
   55 В бой их свели и в сердцах пробудили тяжелую распрю.
  
  Страшно вверху загремел родитель бессмертных и смертных.
  
  Заколебал и внизу Посейдон, земледержец могучий,
  
  Всю беспредельную землю с вершинами гор высочайших.
  
  Все затряслось, - основанья и главы богатой ключами
   60 Иды, суда меднолатных ахейцев и город троянцев.
  
  В ужас пришел под землею Аид, преисподних владыка,
  
  В ужасе с трона он спрыгнул и громко вскричал, чтобы сверху
  
  Лона земли не разверз Посейдаон, земли потрясатель,
  
  И не открыл пред людьми и богами его обиталищ, -
   65 Затхлых, ужасных, которых бессмертные сами боятся.
  
   Грохот такой поднялся от богов, сходившихся в битву.
  
  Против владыки, земных колебателя недр Посейдона,
  
  Выступил Феб-Аполлон, готовя крылатые стрелы;
  
  Против Ареса пошла совоокая дева Афина;
   70 Гера богиня сошлась с Артемидою, сыплющей стрелы,
  
  Шумною, золотострельной, родною сестрой Дальновержца;
  
  Выступил против Лето могучий Гермес благодавец;
  
  Против Гефеста - поток широчайший, глубокопучинный:
  
  Боги зовут его Ксанфом, а смертные люди - Скамандром,
   75 Так бессмертные шли на бессмертных. Пелид же отважный
  
  В толпы стремился ворваться, чтоб где-нибудь Гектора встретить,
  
  Сына Приамова. Дух его больше всего порывался
  
  Кровью его утомить бойца-щитоносца Ареса.
  
  Но на Пелида поднял Аполлон, возбуждающий к битвам,
   80 Сына Анхиза Энея, вдохнувши могучую силу.
  
  Стал он голосом схож с Ликаоном, Приамовым сыном;
  
  Образ принявши его, Аполлон, сын Зевса, промолвил:
  
  "Где же, советник троянцев Эней, твои все угрозы?
  
  Или не ты в Илионе, за чашей с царями пируя,
   85 Им обещался один на один с Ахиллесом сразиться?"
  
   Сын Анхизов Эней, ему отвечая, промолвил:
  
  "Что ты меня, Приамид, против воли моей побуждаешь
  
  С сыном отважным Пелея в кровавую выступить битву?
  
  Нынче не первый уж раз против быстрого я Ахиллеса
   90 Выступлю: раз уже было, - согнал он копьем меня острым
  
  С Иды, когда на коров неожиданно наших нагрянул
  
  И разорил нам Лирнесс и Педас. Но послал мне спасенье
  
  Зевс, у меня возбудивши и силы, и быстрые ноги.
  
  Иначе я бы от рук Ахиллеса погиб и Афины:
   95 Шла ведь Афина пред ним и победу несла, побуждая
  
  Пикою медной его избивать и троян, и лелегов.
  
  Вот почему никому невозможно с Пелидом сражаться:
  
  Вечно при нем кто-нибудь из богов, кто беду отвращает.
  
  И без того уж копье его прямо летит и не слабнет,
   100 Прежде чем в тело врага не вонзится. Вот если бы бог нам
  
  Равным в сражении сделал возможный исход, то меня бы
  
  Он не легко победил, хоть гордится, что весь он из меди!"
  
   Зевсов сын Аполлон на это Энею ответил:
  
  "Что же, герой, отчего и тебе не вознесть бы молитвы
   105 К вечным богам? Говорят, что ты на свет рожден Афродитой,
  
  Дочерью Зевса. Пелид же родился от низшей богини.
  
  Мать твоя - дочь Громовержца, а та - только старца морского.
  
  Прямо с блестящею медью иди на него, не смущая
  
  Духа себе ни пустою его руготней, ни угрозой!"
   110 Молвил - и пастырю войска великую силу вдохнул он.
  
  Вышел Эней из рядов, одетый сверкающей медью.
  
  От белолокотной Геры, богини великой, не скрылось,
  
  Как через толпы мужей к Ахиллесу Эней пробирался.
  
  Став посредине богов, она обратилась к ним с речью:
   115 "Надобно б было задуматься вам, Посейдон и Афина,
  
  В сердце своем, как окончится все, что сейчас тут творится:
  
  Этот Элей, облеченный блистающей медью, выходит
  
  На Ахиллеса. Его подстрекнул Дальновержец на это.
  
  Надобно было б назад оттеснить нам отсюда Энея,
   120 Или чтоб также из нас кто явился на помощь Пелиду,
  
  Силу великую дал бы ему и исполнил отваги.
  
  Пусть он узнает, что любят его средь богов олимпийских
  
  Самые мощные боги, а те, что доселе троянцам
  
  Помощь давали в войне и сраженьях, бессильны и жалки.
   125 Все мы с Олимпа спустились сюда, чтоб участие в битве
  
  Этой принять, чтоб беды не случилось какой с Ахиллесом
  
  Нынче. Потом же претерпит он все, что ему при рожденье
  
  Выпряла с нитью судьба: когда родила его матерь.
  
  Если об этом о всем из уст он богов не узнает,
   130 То испугается, встретясь в бою с кем-нибудь из бессмертных.
  
  Тяжко явление бога, представшего в собственном виде!"
  
   Ей отвечал Посейдон, могучий Земли колебатель:
  
  "Гера, свирепствуешь ты неразумно. Зачем тебе это?
  
  Очень бы мне не хотелось, чтоб боги друг с другом сражались, -
   135 Мы и боги другие: намного ведь мы их сильнее!
  
  Лучше давайте-ка с поля сраженья сойдем и на вышке
  
  Сядем. А смертные пусть о войне позаботятся сами.
  
  Если же Феб-Аполлон иль Apec вмешаются в битву,
  
  Если удержат Пелида и биться ему помешают,
   140 Тотчас тогда против них мы вступим в сраженье и сами.
  
  Скоро, я думаю, выйдя из битвы губительной этой,
  
  Те против воли своей на Олимп возвратятся, в собранье
  
  Прочих бессмертных богов, рукой укрощенные нашей".
  
   Так произнесши, повел Черновласый богов за собою
   145 К кругообразному валу Геракла, подобного богу;
  
  Вал тот высокий троянцы совместно с Афиной Гераклу
  
  Сделали, чтоб от морского чудовища прятаться мог он
  
  В башне, когда на равнину оно устремлялось из моря.
  
  Там воссел Посейдон и другие бессмертные боги,
   150 Плечи окутав себе неразрывным туманом. Напротив
  
  Сели враждебные боги над кручами Калликолоны
  
  Около вас, Аполлон и Apec, городов разрушитель!
  
   Так, принимая решенья, напротив друг друга сидели
  
  Боги; но бой начинать, приносящий так много страданий,
   155 Медлили те и другие. А Зевс с высоты побуждал Их.
  
   Медью светилась равнина. Заполнили всю ее люди,
  
  Кони. Дрожала земля от топота дружно идущих
  
  В битву мужей. Два лучших, храбрейших меж всех человека
  
  На середине меж ратей сходились, желая сразиться, -
   160 Сын Анхиза Эней и Пелид Ахиллес быстроногий.
  
  Выступил первым Эней Анхизид с угрожающим взором
  
  Шлемом тяжелым кивая; пред грудью широкой держал он
  
  Буйный свой щит, а рукою копьем потрясал медноострым.
  
  Вышел навстречу ему Ахиллес, со львом плотоядным
   165 Схожий, которого страстно хотят деревенские люди
  
  Всею деревней убить. Сначала идет он спокойно,
  
  Всех презирая; когда же копьем его ранит проворный
  
  Юноша, он приседает, разинувши пасть, меж зубами
  
  Пена клубится, в груди же сжимается храброе сердце.
   170 Бедра себе и бока бичует хвостом он могучим
  
  И самого возбуждает себя на сраженье с врагами.
  
  Прыгает, ярости полный, вперед, засверкавши глазами,
  
  Чтобы кого растерзать или в первой же схватке погибнуть.
  
  Так увлекали Пелида и сила, и дух его храбрый
   175 Боем навстречу итти отважному сердцем Энею.
  
  После того как, идя друг на друга, сошлись они близко,
  
  Первым слово Энею сказал Ахиллес быстроногий:
  
  "Что ты, Эней, так далеко вперед от товарищей вышел
  
  И предо мною стоишь? Или хочешь сразиться со мною,
   180 Веря, что можешь владыкою стать конеборных троянцев,
  
  Почестью равным Приаму? Но если б меня и убил ты,
  
  Царской власти за то, все равно, не вручит тебе старец:
  
  Есть у него сыновья; а сам он разумен и крепок.
  
  Или троянцы тебе отвели превосходный участок,
   185 С садом прекрасным и пашней, чтоб им ты владел и питался,
  
  Если меня умертвишь? Но ведь сделать тебе это трудно!
  
  Кажется, как-то тебя я копьем обратил уже в бегство.
  
  Вспомни, как, встретив тебя одного, от коровьего стада
  
  Гнал я с Иды тебя на проворных ногах, как поспешно
   190 Ты убегал. Оглянуться и то ты не смел убегая!
  
  После того ты в Лирнесс убежал. И туда я добрался
  
  Следом и город разрушил с Афиной, с родителем Зевсом.
  
  Множество женщин забрал я и, дней их свободы лишивши,
  
  В плен за собою увел. Спасли тебя Зевс и другие
   195 Боги. Теперь уж они не спасут тебя больше, как ждешь ты
  
  В духе своем. Совет тебе дам я: как можно скорее
  
  Скройся в толпу, не иди на меня, или плохо придется!
  
  Только тогда, как случится беда, дураки ее видят".
  
   Громко тогда Ахиллесу Эней, возражая, ответил:
   200 "Сын Пелеев! Меня испугать не надейся словами,
  
  Словно мальчишку какого: и сам я прекрасно умею
  
  И посмеяться над всяким, и колкое вымолвить слово.
  
  Происхожденье друг друга мы знаем, родителей знаем,
  
  Слышали много о них всем известных сказаний от смертных,
   205 Но не видал ни моих ты в лицо, ни твоих не видал я.
  
  От безупречного ты, говорят, происходишь Пелея,
  
  Мать же - Фетида, волнами рожденная, в косах прекрасных.
  
  Сыном отважного духом Анхиза себя перед всеми
  
  С гордостью я называю, а матерь моя - Афродита.
   210 В нынешний день уж иль те, иль другие оплакивать будут
  
  Милого сына. Не так же с тобой мы сейчас разойдемся,
  
  Лишь обменявшись пустыми словами и в бой не вступивши!
  
&nb

Другие авторы
  • Панаев Владимир Иванович
  • Соловьев Сергей Михайлович
  • Яворский Юлиан Андреевич
  • Лившиц Бенедикт Константинович
  • Иванов Александр Павлович
  • Политковский Николай Романович
  • Альбов Михаил Нилович
  • Ромберг Ф.
  • Сухомлинов Владимир Александрович
  • Певцов Михаил Васильевич
  • Другие произведения
  • Ключевский Василий Осипович - Памяти С. M. Соловьева
  • Лермонтов Михаил Юрьевич - Бородино
  • Полевой Николай Алексеевич - Хань-вынь-ци Мын. Китайская Грамматика, сочиненная монахом Иакинфом
  • Лукашевич Клавдия Владимировна - Даша севастопольская
  • Уйда - Ветка сирени
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Записки Александрова (Дуровой)...
  • Зелинский Фаддей Францевич - Венера и Адонис (Шекспира)
  • Крестовский Всеволод Владимирович - Уланы Цесаревича Константина
  • Лесков Николай Семенович - Запечатленный ангел
  • Лажечников Иван Иванович - Как я знал М. Л. Магницкого
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 234 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа