Главная » Книги

Гомер - Илиада, Страница 3

Гомер - Илиада



  
   Так говорила. И ей ничего не ответил Кронион.
  
  Долго сидел он безмолвно. Фетида же, как охватила,
  
  Так и держала колени его и взмолилася снова:
  
  "Дай непреложный обет, головою кивни в подтвержденье
   515 Иль откажи; ты ведь страха не знаешь; скажи, чтобы ясно
  
  Я увидала, как мало мне чести меж всеми богами".
  
   Ей с большим раздраженьем сказал облаков собиратель:
  
  "Дело плохое! Меня принуждаешь ты ссору затеять
  
  С Герою. Станет она раздражать меня бранною речью.
   520 Вечно она средь богов уж и так на меня нападает
  
  И говорит, что в боях помогать я стараюсь троянцам.
  
  Но удалися теперь, чтоб тебя не заметила Гера.
  
  Сам ко всему приложу я заботу, пока не исполню.
  
  Вот, головой я кивну, чтоб была ты уверена твердо.
   525 Это - крепчайший залог меж богов нерушимости слова,
  
  Данного мной: невозвратно то слово, вовек непреложно
  
  И не свершиться не может, когда головою кивну я".
  
   Молвил Кронион и иссиня-черными двинул бровями;
  
  Волны нетленных волос с головы Громовержца бессмертной
   530 На плечи пали его. И Олимп всколебался великий.
  
   Так порешив, они оба друг с другом расстались. Фетида
  
  Ринулась в бездну морскую с блестящих вершин олимпийских,
  
  Зевс же направился в дом свой. Все боги немедля с седалищ
  
  Встали навстречу отцу; не посмел ни один из бессмертных
   535 Сидя входящего встретить, но на ноги все поднялися.
  
   Там он в кресло уселся свое. Белорукая Гера
  
  Все поняла, увидавши, как он совещался о чем-то
  
  С дочерью старца морского, серебряноногой Фетидой.
  
  Тотчас с язвительной речью она обратилася к Зевсу:
   540 "Кто там опять из богов совещался с тобою, коварный?
  
  Очень ты любишь один, избегая общенья со мною,
  
  Тайно решенья свои принимать. Никогда не посмел ты
  
  Прямо, от сердца, хоть слово сказать мне о том, что задумал".
  
   Гере на это ответил отец и бессмертных и смертных:
   545 "Гера! Решенья мои не всегда ты надейся услышать.
  
  Тяжки, поверь мне, они тебе будут, хоть ты и жена мне.
  
  То, что услышать возможно, никто никогда не узнает
  
  Раньше тебя - ни из вечных богов, ни из смертнорожденных.
  
  Те же решенья, что я без богов пожелаю обдумать,
   550 Не добивайся разведать и ты, и расспросов не делай".
  
   После того отвечала ему волоокая Гера:
  
  "Что за слова, жесточайший Кронид, ты ко мне обращаешь?
  
  Разве тебе я расспросами так уж когда докучаю?
  
  Можешь себе преспокойно решать, что только захочешь.
   555 Нынче ж я страшно боюсь, что окажешься ты проведенным
  
  Дочерью старца морского, серебряноногой Фетидой.
  
  Утром сидела с тобою она, обнимала колени;
  
  Ей ты, наверно, кивком подтвердил, что почтишь Ахиллеса,
  
  И обещался немало мужей погубить пред судами".
   560 Гере на это ответил Зевес, собирающий тучи:
  
  "Гера, дивлюсь я тебе! Все заметишь ты, все ты узнаешь!
  
  Этим, однако, достичь ничего ты не сможешь, а только
  
  Больше меня оттолкнешь. И хуже придется тебе же.
  
  Если я так поступаю, то, значит, мне это угодно!
   565 Лучше сиди и молчи, и тому, что скажу, повинуйся.
  
  Все божества, сколько есть на Олимпе, тебе не помогут,
  
  Если я, встав, наложу на тебя необорные руки".
  
   Молвил. И страх овладел волоокой владычицей Герой.
  
  Молча сидела она, смирив свое милое сердце.
   570 В негодованьи молчали другие небесные боги.
  
  Славный же мастер Гефест с такой обратился к ним речью.
  
  Мать успокоить хотелось ему, белорукую Геру.
  
  "Горестны будут такие дела и совсем нетерпимы,
  
  Если вы оба начнете вражду меж собой из-за смертных,
   575 Шумную ссору подняв пред богами! Какая же будет
  
  Радость от светлого пира, когда торжествует худое!
  
  Мать, я тебя убеждаю, хоть ты и сама понимаешь, -
  
  Сделай приятное Зевсу родителю, чтобы опять он
  
  Не раздражился и нам не смутил бы прекрасного пира.
   580 Стоит ему захотеть, - и мгновенно Кронид молневержец
  
  Выбьет всех из седалищ: намного ведь нас он сильнее.
  
  Мягкими, мать, постарайся его успокоить словами.
  
  Милостив станет тотчас после этого к нам Олимпиец".
  
   Так он сказал и, поднявшись с сидения, кубок двуручный
   585 Подал матери милой и вновь обратился к ней с речью:
  
  "Мать моя, духом сдержись и терпи, как бы ни было горько,
  
  Чтобы тебя, дорогую мою, под ударами Зевса
  
  Я не увидел. Тогда не смогу я, хотя б и крушился,
  
  Помощь тебе оказать: Олимпийцу противиться трудно!
   590 Он уж однажды меня, когда я вмешаться пытался,
  
  За ногу крепко схватил и с небесного бросил порога.
  
  Несся стремглав я весь день и тогда лишь, когда заходило
  
  Солнце, на Лемнос упал; чуть-чуть только духу осталось.
  
  Там уж меня подобрали немедля синтийские мужи".
   595 Так сказал. Улыбнулась в ответ белорукая Гера
  
  И приняла, улыбнувшись, наполненный кубок от сына.
  
  Начал потом наполнять он и чаши у прочих бессмертных,
  
  Справа подряд, из кратера им сладостный черпая нектар.
  
  Неумолкающий подняли смех блаженные боги,
   600 Глядя, как по дому с кубком Гефест, задыхаясь, метался.
  
   Так целый день напролет до зашествия солнца в весельи
  
  Все пировали, и не было в равном пиру обделенных.
  
  Дух услаждали они несравненной формингою Феба,
  
  Пением Муз, голосами прекрасными певших посменно.
   605 После того же, как солнца сияющий свет закатился,
  
  Спать бессмертные боги отправились, - в дом к себе каждый,
  
  В те места, где Гефест, знаменитый хромец обеногий,
  
  Им построил дома с великим умом и искусством.
  
  А молневержец Зевес к постели пошел, на которой
   610 Спал обычно, когда к нему сладостный сон ниспускался.
  
  Там он, взошедши, почил, и при нем златотронная Гера.
  
  
  
   ПЕСНЬ ВТОРАЯ
  
   СОН. ИСПЫТАНИЕ. БЕОТИЯ, ИЛИ ПЕРЕЧЕНЬ КОРАБЛЕЙ  [М. И. Пиков]
  
   Прочие боги Олимпа и коннодоспешные мужи
  
  Спали всю ночь; не владел лишь Кронионом сон благодатный.
  
  Думал все время он в сердце о том, как ему Ахиллесу
  
  Почесть воздать и побольше ахейцев сгубить пред судами.
  
  5 Вот наилучшим какое ему показалось решенье:
  
  Сон Обманный послать Агамемнону, сыну Атрея.
  
  Кликнул Кронион его и слова окрыленные молвил:
  
  "Сон Обманный! Отправься к судам быстролетным ахейцев,
  
  В ставку неслышно войди к Агамемнону, сыну Атрея,
   10 И передай ему точно все то, что тебе поручаю.
  
  Длинноволосых ахейцев вели ему с полным стараньем
  
  К бою готовить; скажи - он теперь наконец овладеет
  
  Широкоуличной Троей; об этом уж нет разногласий
  
  Между бессмертных, Олимп населяющих; всех преклонила
   15 Гера своею мольбой. Над троянцами носится гибель".
  
   Так он сказал. И отправился Сон, повеленье услышав.
  
  Быстрым полетом достигнул ахейских судов быстроходных
  
  И к Агамемнону, сыну Атрея, направился. В ставке
  
  Спал он, вокруг же него амвросический сон разливался.
   20 Стал у него в головах, уподобившись сыну Нелея
  
  Нестору, более всех Агамемноном чтимому старцу.
  
  Образ принявши такой, божественный Сон ему молвил:
  
  "Сын укротителя коней, Атрея отважного, спишь ты!
  
  Ночи во сне проводить подобает ли мужу совета?
   25 Судьбы народа - в тебе, и подумать бы надо о многом.
  
  Слушай меня поскорее, к тебе от Зевеса я вестник.
  
  Даже вдали о тебе он печется и сердцем болеет.
  
  Длинноволосых ахейцев велит он тебе со стараньем
  
  К бою готовить. Узнай: ты теперь наконец овладеешь
   30 Широкоуличной Троей; об этом уж нет разногласий
  
  Между бессмертных, Олимп населяющих; всех умолила
  
  Гера. Нависла уже над троянцами гибель от Зевса.
  
  Все это в сердце своем удержи; берегись, чтоб забвенье
  
  Не овладело тобою, лишь сладостный сон удалится!"
   35 Так он сказал и пропал, и оставил Атреева сына
  
  В думах приятных о том, чему не дано было сбыться:
  
  Думал, что в этот же день завоюет он город Приама.
  
  Глупый! Не знал он, какие дела замышляет Кронион:
  
  Снова страданья и стоны в ужасных побоищах новых
   40 Зевс собирался обрушить на Трои сынов и данайцев.
  
  Сон отлетел. Но еще разливался божественный голос
  
  В воздухе. Сел Агамемнон и в мягкий хитон облачился,
  
  Новый, прекрасный, и поверху плащ свой широкий набросил;
  
  После к могучим ногам подошвы, прекрасные видом,
   45 Прочно приладил и меч среброгвоздный накинул на плечи.
  
  Взял и родительский скипетр, износа не знающий, в руки.
  
  По корабельному стану пошел он со скипетром этим.
  
   Эос богиня меж тем на великий Олимп восходила,
  
  Свет возвещая владыке Зевесу и прочим бессмертным.
   50 Вестникам звонкоголосым тогда приказал Агамемнон
  
  Длинноволосых ахейцев немедля созвать на собранье.
  
  Вестники с кличем пошли. Ахейцы сбиралися быстро.
  
  Раньше того перед судном владыки пилосцев Нелида
  
  Высокодушных старейшин Атрид усадил для совета.
   55 Всех их созвав, обратился он к ним с предложеньем разумным
  
  "Нынче, друзья дорогие, божественный Сон мне явился
  
  Средь амвросической ночи. Всех больше Нелееву сыну
  
  Нестору видом, и ростом, и свойствами был он подобен.
  
  Стал у меня в головах и такое мне слово промолвил:
   60 "Сын укротителя коней, Атрея отважного, спишь ты?
  
  Ночи во сне проводить подобает ли мужу совета?
  
  Судьбы народа - в тебе, и подумать бы надо о многом.
  
  Слушай меня поскорее, к тебе от Зевеса я вестник.
  
  Даже вдали о тебе он печется и сердцем болеет.
   65 Длинноволосых ахейцев велит он тебе со стараньем
  
  К бою готовить. Узнай: ты теперь наконец овладеешь
  
  Широкоуличной Троей. Об этом уж нет разногласий
  
  Между бессмертных, Олимп населяющих. Всех умолила
  
  Гера. Нависла уже над троянцами гибель от Зевса.
   70 Все это в сердце своем удержи". И, сказав, улетел он.
  
  Сон меня сладкий оставил немедленно следом за этим.
  
  Как возбудить нам ахейцев на битву? Давайте обсудим.
  
  Я, по обычаю, всех испытаю сначала словами
  
  И предложу им отсюда бежать на судах многовеслых.
   75 Вы же их каждый с своей стороны убеждайте остаться".
  
   Так произнес он и сел. И тогда поднялся пред собраньем
  
  Нестор, который народом песчаного Пилоса правил.
  
  Добрых намерений полный, взял слово и стал говорить он:
  
  "О дорогие! Вожди и советники храбрых ахейцев!
   80 Если б другой аргивянин о сне рассказал нам подобном,
  
  Сон за обман мы сочли б и значенья ему не придали б.
  
  Видел же тот, кто по праву гордится, что первый меж нами.
  
  Медлить не станем, пойдем побуждать на сраженье ахейцев."
  
   Так он окончил и первым покинул собранье старейшин.
   85 Все скиптроносцы-цари поднялись, согласившись с Атридом,
  
  Пастырем мудрым народов. Меж тем племена собирались.
  
  Так же, как пчелы, из горных пещер вылетая роями,
  
  Без перерыва несутся, - за кучею новая куча, -
  
  Гроздьями лоз виноградных над вешними вьются цветами,
   90 Эти гурьбою сюда, а другие туда пролетают.
  
  Так племена без числа от своих кораблей и становий
  
  Двигались густо толпами вдоль берега бухты глубокой
  
  К месту собранья народа; Молва между ними пылала,
  
  Вестница Зевса, итти побуждая. Они собирались.
   95 Бурно кипело собранье. Земля под садившимся людом
  
  Тяжко стонала. Стоял несмолкающий шум. Надрывались
  
  Девять глашатаев криком неистовым, всех убеждая
  
  Шум прекратить и послушать царей, воскормлённых Зевесом.
  
  Только с трудом, наконец, по местам все народы уселись
   100 И перестали кричать. И тогда поднялся Агамемнон,
  
  Скипетр держа, над которым Гефест утомился, работав.
  
  Дал этот скипетр Гефест властелину Крониону-Зевсу,
  
  Зевс после этого дал Вожатаю Аргоубийце,
  
  Аргоубийца Гермес - укротителю коней Пелопсу,
   105 Конник Пелопс его дал властелину народов Атрею,
  
  Этот при смерти Фиесту, овцами богатому, отдал,
  
  Царь же Фиест Агамемнону дал, чтоб, нося этот скипетр,
  
  Многими он островами и Аргосом целым владел бы.
  
   Царь, на него опершись, обратился к собранию с речью:
   110 "О, дорогие герои данайцы, о, слуги Ареса!
  
  Зевс молневержец меня в тяжелейшие бедствия впутал:
  
  Скрытный, сначала он мне обещал и кивнул в подтвержденье,
  
  Что возвращусь я, разрушив высокотвердынную Трою.
  
  Нынче ж на злой он решился обман и велит мне обратно
   115 В Аргос бесславно бежать, погубивши так много народу!
  
  Этого вдруг захотелось теперь многомощному Зевсу;
  
  Много могучих твердынь городских уж разрушил Кронион,
  
  Много разрушит еще: без конца велика его сила.
  
  Было бы стыдно для наших и самых далеких потомков
   120 Знать, что такой многолюдный и храбрый народ, как ахейский,
  
  Попусту самой бесплодной войной воевал, и сражался
  
  С меньшею ратью врагов, и конца той войны не увидел!
  
  Если бы вдруг пожелали ахейский народ и троянский,
  
  Клятвою мир утвердивши, подвергнуться оба подсчету,
   125 Если бы все, сколько есть, собралися туземцы-троянцы,
  
  Мы же, ахейский народ, разделивши себя на десятки,
  
  Взяли б троянца на каждый десяток вино разливать нам, -
  
  Без виночерпиев много десятков у нас бы осталось:
  
  Вот, говорю я, насколько ахейцы числом превосходят
   130 В городе этом живущих троян. Но союзники Трои -
  
  В городе с ними, из многих краев копьеборцы; они-то
  
  Все нарушают расчеты мои, не дают мне разрушить,
  
  Как ни желаю душой, Илион хорошо населенный.
  
  Девять уж лет пробежало великого Зевса-Кронида.
   135 Бревна на наших судах изгнивают, канаты истлели.
  
  Дома сидят наши жены и малые дети-младенцы,
  
  Нас поджидая напрасно; а мы безнадежно здесь медлим,
  
  Делу не видя конца, для которого шли к Илиону.
  
  Ну, так давайте же, выполним то, что сейчас вам скажу я:
   140 В милую землю родную бежим с кораблями немедля!
  
  Широкоуличной Трои нам взять никогда не удастся!"
  
   Так он сказал и в груди взволновал у собравшихся множеств
  
  Сердце у всех, кто его на совете старейшин не слышал.
  
  Встал, всколебался народ, как огромные волны морские
   145 Понта Икарского: бурно они закипают от ветров
  
  Евра и Нота, из зевсовых туч налетевших на море;
  
  Или подобно тому, как Зефир над высокою нивой,
  
  Яро бушуя, волнует ее, наклоняя колосья, -
  
  Так взволновалось собранье ахейцев. С неистовым криком
   150 Кинулись все к кораблям. Под ногами бегущих вздымалась
  
  Тучами пыль. Приказанья давали друг другу хвататься
  
  За корабли поскорей и тащить их в широкое море.
  
  Чистили спешно канавы. До неба вздымалися крики
  
  Рвущихся ехать домой. У судов выбивали подпорки.
   155 Так бы, судьбе вопреки, и вернулись домой аргивяне,
  
  Если бы Гера Афине такого не молвила слова:
  
  "Плохи дела, Эгиоха-Зевеса дитя, Атритона!
  
  Да неужели и впрямь побегут аргивяне отсюда
  
  В милую землю отцов по хребту широчайшему моря,
   160 На похвальбу и Приаму, и прочим троянцам оставив
  
  В городе этом Елену аргивскую, ради которой
  
  Столько ахейцев погибло далеко от родины милой?
  
  Мчись поскорее к народу ахейцев медянодоспешных,
  
  Мягкою речью своею удерживай каждого мужа,
   165 Чтобы не стаскивал в море судов обоюдовесельных".
  
   И совоокая ей не была непослушна Афина.
  
  Ринулась тотчас богиня с высоких вершин олимпийских
  
  На землю, скоро достигла ахейских судов быстролетных;
  
  Там Одиссея нашла, по разумности равного Зевсу.
   170 Молча стоял он пред черным своим кораблем многовеслым,
  
  Не прикасаясь к нему, опечаленный сердцем и духом.
  
  Так обратилась к нему, совоокая дева Афина:
  
  "Богорожденный герой Лаэртид, Одиссей многохитрый!
  
  Да неужели и впрямь вы отсюда домой побежите,
   175 Все побросавшись стремглав в корабли многовеслые ваши,
  
  На похвальбу и Приаму, и прочим троянцам оставив
  
  В городе этом Елену аргивскую, ради которой
  
  Столько ахейцев погибло далеко от родины милой?
  
  К меднодоспешным ахейцам тотчас же идти не медли!
   180 Мягкою речью своею удерживай каждого мужа,
  
  Чтоб не стаскивал в море судов обоюдовесельных".
  
   Так говорила. И громкий он голос богини услышал.
  
  Бросился быстро бежать, откинувши плащ. И, спешивший
  
  Следом, его подобрал Еврибат, итакийский глашатай.
   185 Сам же он, встретясь в пути с Агамемноном, сыном Атрея,
  
  Скипетр принял отцовский его, не знавший износа,
  
  И к быстролетным судам меднолатных ахейцев пошел с ним.
  
   Если встречал по дороге царя или знатного мужа,
  
  Встав перед ним, удержать его мягкою речью старался:
   190 "Что приключилось с тобой? Не тебе бы, как трусу, пугаться!
  
  Сядь же на место и сам, усади и других из народа.
  
  Что на уме у Атрида, сказать ты наверно не можешь.
  
  Вас он сейчас испытует и скоро, пожалуй, накажет.
  
  Что он сказал на совете старейшин, не все мы слыхали.
   195 Как бы с сынами ахейцев Атрид не расправился в гневе!
  
  Гнев же не легок царя, питомца владыки Кронида,
  
  Почесть от Зевса ему, промыслителем Зевсом любим он".
  
   Если же видел, что кто из народа кричит, то, набросясь,
  
  Скиптром его избивал и ругал оскорбительной речью:
   200 "Смолкни, несчастный! Садись-ка и слушай, что скажут другие,
  
  Те, что получше тебя! Не воинствен ты сам, малосилен,
  
  И не имел никогда ни в войне, ни в совете значенья.
  
  Царствовать все сообща никогда мы, ахейцы, не будем.
  
  Нет в многовластии блага, да будет единый властитель,
   205 Царь лишь единый, которому сын хитроумного Крона
  
  Скипетр дал и законы, чтоб царствовал он над другими".
  
   Так он по стану ходил, отдавая повсюду приказы.
  
  Хлынул обратно народ от судов и становий на площадь
  
  С шумом, подобным такому, с каким ударяются волны
   210 Вечно шумящего моря о берег высокоскалистый.
  
   Вскоре уселися все и остались сидеть на сиденьях.
  
  Яро шумел лишь Ферсит, совершенно в речах безудержный;
  
  Много в груди своей знал он речей неприличных и дерзких,
  
  Попусту рад был всегда нападать на царей непристойно,
   215 Только бы смех у ахейцев нападками этими вызвать.
  
  Самый он был безобразный из всех, кто пришел к Илиону:
  
  Был он косой, хромоногий; сходились горбатые сзади
  
  Плечи на узкой груди; голова у него поднималась
  
  Вверх острием и была только редким усеяна пухом.
   220 Злейший, неистовый враг Одиссея, а также Пелида,
  
  Их поносил он всегда; но теперь на Атрида владыку
  
  С криком пронзительным стал нападать он. Ахейцы и сами
  
  Негодовали в душе и ужасно царем возмущались.
  
  Тот же орал, обращаясь к Атриду с заносчивой речью:
   225 "Чем ты опять недоволен, Атрид, и чего ты желаешь?
  
  Меди полна твоя ставка, и множество в ставке прекрасных
  
  Женщин, - отборнейших пленниц, которых тебе мы, ахейцы,
  
  Первому выбрать даем, когда города разоряем.
  
  Золота ль хочешь еще, чтоб его кто-нибудь из троянских
   230 Конников вынес тебе для выкупа сына, который
  
  Связанным был бы иль мной приведен, иль другим из ахейцев?
  
  Хочешь ли женщины новой, чтоб с ней наслаждаться любовью,
  
  Чтоб и ее для себя удержать? Подходящее ль дело,
  
  Чтоб предводитель ахейских сынов вовлекал их в несчастье?
   235 Слабые, жалкие трусы! Ахеянки вы, не ахейцы!
  
  Едем обратно домой на судах! А ему предоставим
  
  Здесь же добычу свою переваривать. Пусть он увидит,
  
  Есть ли какая-нибудь и от нас ему помощь, иль нету.
  
  Вот он теперь оскорбил Ахиллеса, который гораздо
   240 Лучше его, и присвоил добычу, и ею владеет.
  
  Желчи немного в груди Ахиллеса, он слишком уступчив!
  
  Иначе ты никого, Атрид, обижать уж не смог бы!"
  
   Так говорил, оскорбляя Атрида, владыку народов,
  
  Буйный Ферсит. Но внезапно к нему Одиссей устремился,
   245 Гневно его оглядел, и голосом крикнул суровым:
  
  "Глупый болтун ты, Ферсит, хоть и громко кричишь на собраньях!
  
  Смолкни, не смей здесь один нападать на царей скиптроносных!
  
  Смертного, хуже тебя, полагаю я, нет человека
  
  Между ахейцев, пришедших сюда с сыновьями Атрея!
   250 Брось-ка ты лучше трепать языком про царей на собраньях,
  
  Их поносить всенародно и день сторожить возвращенья!
  
  Знает ли кто достоверно, как дальше дела обернутся,
  
  Счастливо, нет ли домой мы, ахейцев сыны, возвратимся?
  
  Здесь ты сидишь и владыку народов, Атреева сына,
   255 Злобно поносишь за то, что герои-данайцы Атриду
  
  Слишком уж много дают. За это его ты бесчестишь?
  
  Но говорю я тебе, и слова мои сбудутся точно:
  
  Если увижу еще раз, что снова дуришь ты, как нынче, -
  
  Пусть на себе головы одиссеевой плечи не держат,
   260 Пусть я от этого дня не зовуся отцом Телемаха,
  
  Если, схвативши тебя, не сорву с тебя милой одежды,
  
  Плащ и хитон твой и даже, что срам у тебя прикрывает,
  
  А самого не отправлю в слезах к кораблям нашим быстрым,
  
  Выгнав с собранья народного вон и позорно избивши!"
   265 Молвил и скиптром его по спине и плечам он ударил.
  
  Сжался Ферсит, по щекам покатились обильные слезы;
  
  Вздулся кровавый синяк полосой на спине от удара
  
  Скиптра его золотого. И сел он на место в испуге,
  
  Скорчась от боли и, тупо смотря, утирал себе слезы.
   270 Весело все рассмеялись над ним, хоть и были печальны.
  
  Так не один говорил, поглядев на сидящего рядом:
  
  "Право, хоть тысячи доблестных дел Одиссей совершает,
  
  Первый давая хороший совет иль на бой побуждая,
  
  Нынче однако он подвиг свершил изо всех величайший:
   275 Нынче бранчивого он крикуна обуздал красноречье!
  
  Впредь уж наверно навек подстрекать перестанет Ферсита
  
  Дерзкое сердце его на царей оскорбления сыпать!"
  
   Так говорили в толпе. Одиссей, городов разрушитель,
  
  С скиптром в руках поднялся. Совоокая рядом Афина,
   280 Вестника образ принявши, народ призывала к молчанью,
  
  Чтобы и в близких рядах, и в далеких ахейские мужи
  
  Слышали речи его и обдумать могли бы советы.
  
  Добрых намерений полный, взял слово и стал говорить он:
  
  "Царь Агамемнон! Тебе, о владыка, готовят ахейцы
   285 Страшный позор перед всеми людьми, обреченными смерти.
  
  Слово исполнить свое не желают, которое дали,
  
  Конепитательный Аргос для этой войны покидая:
  
  Лишь Илион крепкостенный

Другие авторы
  • Россетти Данте Габриэль
  • Дурново Орест Дмитриевич
  • Герцо-Виноградский Семен Титович
  • Бунин Николай Григорьевич
  • Черный Саша
  • Волков Федор Григорьевич
  • Скотт Вальтер
  • Васильев Павел Николаевич
  • Черемнов Александр Сергеевич
  • Орловец П.
  • Другие произведения
  • Горький Максим - О "Зрителе"
  • Данте Алигьери - Отрывок из "Божественной комедии" Данте
  • Давыдов Денис Васильевич - Проза
  • Чернышевский Николай Гаврилович - Чернышевский Н. Г.: Биобиблиографическая справка
  • Орлов Е. Н. - Александр Македонский. Его жизнь и военная деятельность
  • Философов Дмитрий Владимирович - Мицкевич в Турции
  • Осипович-Новодворский Андрей Осипович - Новодворский Андрей Осипович: биографическая справка
  • Шекспир Вильям - Отрывок из Трагедии: Юлий Цесарь
  • Плавильщиков Петр Алексеевич - Замечания на трагедию "Ермак"
  • Юшкевич Семен Соломонович - Юшкевич С. С.: биобиблиографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 255 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа