Главная » Книги

Гомер - Илиада, Страница 17

Гомер - Илиада



align="justify">  Крепко внутри он сплетен был из многих ремней, а снаружи
  
  Белые были клыки белозубого вепря нашиты
  
  Густо с обеих сторон, и туда, и сюда простираясь
   265 В стройных, красивых рядах; подкладкой же войлок являлся.
  
  Из Елеона Автолик похитил тот шлем, проломавши
  
  Крепкую стену в жилище Аминтора, сына Ормена;
  
  В Скандию шлем передал киферийцу он Амфидаманту,
  
  Амфидамант подарил его Молу, как милому гостю,
   270 Тот же носить его сыну отдал своему Мериону.
  
  Этим-то шлемом теперь голова Одиссея оделась.
  
   После того как надели оружие грозное оба,
  
  Двинулись оба в дорогу, оставив старейшин на месте.
  
  Доброе знаменье им ниспослала Паллада-Афина, -
   275 Цаплю по правую руку, вблизи от дороги. Средь ночи
  
  Птицы они не видали глазами, но слышали крики.
  
  Ею обрадован был Одиссей и взмолился к Афине:
  
  "Дочь Эгиоха-Кронида, внемли мне! Всегда ты, богиня,
  
  Мне во всех помогаешь трудах; от тебя не скрываю
   280 Я никаких начинаний. Теперь мне твоя благосклонность
  
  Больше нужна, чем обычно. О, дай мне к судам возвратиться,
  
  Дело великое сделав на долгое горе троянцам!"
  
   Начал вторым и Тидид ей молиться могучеголосый:
  
  "Слух преклони и ко мне, необорная дочь Громовержца!
   285 Спутницей будь мне, какою была ты Тидею в то время,
  
  Как от ахейцев пошел мой родитель посланником в Фивы.
  
  Меднодоспешных ахейцев оставивши возле Асопа,
  
  В Фивы с мирными он направлялся речами к кадмейцам,
  
  Но, возвращаясь обратно, ужасные вещи придумал
   290 Вместе с тобою, богиня, с твоей благосклонной подмогой.
  
  Так же и мне помоги, и меня охрани благосклонно.
  
  Широколобую в жертву тебе годовалую телку
  
  Я принесу, под ярмом не бывавшую в жизни ни разу.
  
  Позолотив ей рога, я тебе принесу ее в жертву".
   295 Так говорили, молясь. И вняла им Паллада-Афина.
  
  После того как молитву окончили к дочери Зевса,
  
  Двинулись в путь они оба, как львы, середь сумрака ночи
  
  Полем убийства, по трупам, оружью и лужам кровавым.
  
   Но и троянцам своим не позволил божественный Гектор
   300 Сну предаваться; созвал на собранье он всех наилучших,
  
  Кто выдавался средь граждан как вождь или мудрый советник.
  
  Вместе созвав, предложенье разумное Гектор им сделал:
  
  "Кто б между вас за награду великую мне обещался
  
  Дело одно совершить? А награда достойная будет:
   305 Дам я ему колесницу и пару коней крепконогих, -
  
  Лучших, какие найдутся пред всеми судами ахейцев, -
  
  Если б дерзнул кто-нибудь, получивши и славу при этом,
  
  Тайно к судам быстроходным пробраться и там поразведать:
  
  Так же ли черные их корабли стерегутся, как прежде,
   310 Или же, нашей рукой укрощенные, между собою
  
  Держат совет аргивяне о бегстве, и темною ночью
  
  Стражи нести не желают, трудом пресыщенные тяжким".
  
   Так говорил он. Молчанье глубокое все сохраняли.
  
  Был меж троянцами некто Долон, рожденный Евмедом,
   315 Вестником богохранимым, и золотом, медью богатый, -
  
  Очень на вид человек непригожий, но на ноги быстрый.
  
  Он у отца меж пятью дочерьми был единственным сыном.
  
  С речью такою к троянцам и Гектору он обратился:
  
  "Гектор, меня побуждает мой дух и отважное сердце
   320 Близко к судам быстроходным пробраться и все там разведать.
  
  Ты же, прошу я тебя, этот скипетр подняв, поклянися
  
  Тех быстролетных коней с колесницею медноузорной
  
  Мне подарить, что Пелида бесстрашного носят в сраженьях.
  
  Небесполезный я буду разведчик и лучше, чем ждешь ты.
   325 В стан забираться я буду все дальше, пока не достигну
  
  Агамемнонова судна: наверно, вожди там ахейцев
  
  Держат совет меж собою, бежать ли им, или сражаться".
  
   Так говорил он, и Гектор, взяв скипетр в руки, поклялся:
  
  "Будь мне свидетелем Зевс, супруг громомечущий Геры!
   330 Ездить на тех лошадях ни один из троянцев не будет;
  
  Станешь один только ты, говорю я, на них красоваться!"
  
   Клятва ложной была, но Долона она подбодрила.
  
  Тотчас колчан и изогнутый лук он набросил на плечи,
  
  Сверху закутался в шкуру косматую серого волка,
   335 Голову шапкой хорьковой покрыл и, копье захвативши,
  
  Быстро от стана пошел к кораблям. Но назад воротиться
  
  Не суждено ему было, чтоб Гектору вести доставить.
  
  Толпы троянских мужей и коней за собою оставив,
  
  Он по дороге пошел. Подходящего скоро заметил
   340 Богорожденный герой Одиссей и сказал Диомеду:
  
  "К нам человек там какой-то подходит от стана троянцев.
  
  Кто он, - не знаю. Собрался ль о наших судах он разведать,
  
  Или ограбить кого из убитых, лежащих на поле?
  
  Вот что: сначала позволим ему по равнине немного
   345 Нас миновать; а потом, из засады набросившись сразу,
  
  Схватим мгновенно его. Если ж нас он ногами обгонит, -
  
  Помни, все время тесни к кораблям его нашим от стана,
  
  Пикой грозя, чтобы он не успел убежать к Илиону".
  
  Так сговорившись, они близ дороги меж грудами трупов
   350 Оба приникли. В своем безрассудстве он мимо пронесся.
  
  Но лишь прошел расстоянье, которое мулы проходят
  
  Без передышки под плугом (они несравненно пригодней
  
  Плуг составной волочить, чем волы, по глубокому пару), -
  
  Бросились следом герои. Он стал было, топот услышав:
   355 В сердце подумал своем, что товарищей топот он слышит,
  
  Посланных Гектором вслед, чтоб его воротили обратно.
  
  Те от него на полет уж копья находились иль меньше.
  
  Вдруг он врагов разглядел и на быстрых ногах обратился
  
  В бегство. Они же стремглав за троянцем пустились в погоню.
   360 Так же, как две острозубых собаки охотничьих гонят
  
  Лань или зайца, на них наседая без отдыха сзади,
  
  Местом лесистым, а те убегают с блеяньем и визгом,
  
  Так Диомед и герой Одиссей, городов разрушитель,
  
  Гнали упорно троянца? его отрезая от стана.
   365 Он подбегал к кораблям, уже близкий к тому, чтоб смешаться
  
  С стражей ахейской, но силу вдохнула Афина Тидиду,
  
  Чтобы никто из ахейцев, поспевши скорей, не хвалился,
  
  Что ниспровергнул троянца, Тидид же вторым бы явился.
  
  Смаху занесши копье, закричал Диомед многомощный:
   370 "Или стой, или пикой тебя я настигну, и будешь
  
  Очень недолго ты ждать от руки моей гибели жалкой!"
  
   Крикнул и пику в троянца пустил, промахнувшись нарочно.
  
  Гладкая пика над правым плечом пролетела и в землю
  
  Жалом вонзилась пред ним. На месте он стал неподвижно,
   375 Дрожь охватила его, и зубы во рту застучали,
  
  Бледен от страха он стал. Подбежали они, задыхаясь,
  
  За руки крепко схватили. Долон им сказал со слезами:
  
  "В плен возьмите меня! А я себя выкуплю. Дом мой
  
  Золотом, медью богат и для выделки трудным железом.
   380 С радостью даст вам отец за меня неисчислимый выкуп,
  
  Если услышит, что в стане ахейцев живой нахожусь я".
  
   Сыну Евмеда в ответ сказал Одиссей многоумный:
  
  "Не беспокойся и дух не тревожь себе мыслью о смерти.
  
  Вот что, однако, скажи, - но скажи мне вполне откровенно:
   385 Ты для чего тут один к кораблям пробираешься нашим
  
  Темною ночью, когда остальные покоятся люди?
  
  Хочешь ограбить кого из убитых, лежащих на поле?
  
  Или ты Гектором выслан, чтоб высмотреть все хорошенько
  
  Перед судами ахейцев? Иль собственным сердцем ты послан?"
   390 Так ответил Долон, и дрожали под ним его ноги:
  
  "Гектор мой ум помрачил, надававши мне много посулов.
  
  Однокопытных коней с колесницей узорчато медной
  
  Славного сына Пелея он мне подарить обещался
  
  И через быструю черную ночь приказал мне пробраться
   395 Близко к ахейским враждебным мужам, чтобы все там разведать"
  
  Так же ли черные ваши суда стерегутся, как прежде,
  
  Или же, нашей рукой укрощенные, между собою
  
  Держите вы совещанье о бегстве и темною ночью
  
  Стражи нести не хотите, трудом пресыщенные тяжким".
   400 Так, улыбнувшись, ответил ему Одиссей многоумный:
  
  "Сердце твое, как я вижу, не малых даров возжелало:
  
  Коней отважного духом Пелеева сына! Те кони
  
  Неукротимы. Смирять ни один из людей их не в силах,
  
  Только один Ахиллес, рожденный бессмертной богиней.
   405 Вот что скажи мне теперь, и смотри, отвечай откровенно:
  
  Где, отправляясь, оставил ты Гектора, пастыря войска?
  
  Где у него боевые доспехи, где быстрые кони?
  
  Где расположена стража троянцев и где их ночлеги?
  
  Что замышляют они меж собою, - желают и дальше
   410 Здесь оставаться, вблизи от судов, или в город обратно
  
  Думают все возвратиться, уж раз укротили ахейцев?"
  
   Сын Евмеда Долон опять Одиссею ответил:
  
  "Также и это тебе расскажу я вполне откровенно.
  
  Созвал совет многолюдный с мужами советными Гектор
   415 Возле могилы, в которой божественный Ил похоронен,
  
  Дальше от шума. Но стражи, герой, о которой спросил ты,
  
  Нет никакой, чтоб особенно как-нибудь стан- охраняла.
  
  Все же огни, что ты видишь, - троянские; в этом нужда им;
  
  Все они бодрствуют в стане и все убеждают друг друга
   420 Крепче охрану держать. А союзники славные Трои
  
  Спят беззаботно, троянцам одним предоставив охрану,
  
  Так как поблизости нет здесь у них ни детей, ни супруг их".
  
   Так, ему отвечая, сказал Одиссей многоумный:
  
  "Как же союзники, -вместе с троянцами спят вперемежку
   425 Или отдельно от них? Расскажи поподробней, чтоб знать мне".
  
   Сын Евмеда Долон опять Одиссею ответил:
  
  "Также и это тебе расскажу я вполне откровенно:
  
  К морю - карийцев отряды, стрелков криволучных пеонов,
  
  Также лелегов, кавконов, пеласгов божественных войско;
   430 Место близ Фимбры досталось ликийцам, и гордым мисийцам,
  
  И укротителям коней фригийцам, и храбрым меонам.
  
  Но для чего у меня вам разведывать порознь о каждом?
  
  Если желаете оба в троянское войско проникнуть, -
  
  Вот новопришлые, с краю, отдельно от прочих, - фракийцы.
   435 С ними и царь их находится, Рее, Эйонеем рожденный.
  
  Видел его я коней, величайших, прекраснейших видом.
  
  Снега белее они, быстротою же ветру подобны;
  
  Золотом и серебром колесница богатая блещет;
  
  Сам же он прибыл сюда в золотых, огромных доспехах,
   440 Дивных для взора, которых не людям, подверженным смерти,
  
  Больше всего подобало б носить, а бессмертным богам лишь.
  
  Ну, а меня отведите теперь к кораблям быстролетным
  
  Или свяжите и в узах жестоких на месте оставьте,
  
  Чтобы, сюда воротившись, могли вы увериться сами,
   445 Правда ль было все то, что сказал я вам, или неправда".
  
   Грозно взглянув на него, Диомед ответил могучий:
  
  "Дум у меня о спасеньи, Долон, не влагай себе в сердце,
  
  Раз ты нам в руки попался, - хоть вести твои и прекрасны.
  
  Если тебе мы свободу дадим и обратно отпустим,
   450 Позже, наверно, опять ты придешь к кораблям нашим быстрым,
  
  Чтобы разведать о нас либо с нами открыто сразиться.
  
  Если ж, рукою моею сраженный, свой дух ты испустишь,
  
  То никогда уже больше бедой для ахейцев не будешь".
  
   Тот мускулистой рукой за его подбородок схватился
   455 И собирался молить. Но мечом Диомед размахнулся,
  
  Прямо по шее ударил и оба рассек сухожилья.
  
  В пыль голова покатилась, еще бормотать продолжая.
  
  Сняли с его головы хорьковую шапку герои,
  
  Волчью шкуру забрали, копье и лук изогнутый.
   460 Все это поднял высоко Афине добычнице к небу
  
  Царь Одиссей богоравный и, жарко моляся, воскликнул:
  
  "Радуйся жертве, Афина! Тебе мы всегда на Олимпе
  
  Первой меж всеми дары принесем! Но еще, о богиня,
  
  Нас проводи до фракийских мужей, к их коням и ночлегу!"
   465 Так говорил Одиссей и, высоко вознесши добычу,
  
  На тамариске повесил и сделал то место приметным,
  
  Кучу нарвав тростнику и густых тамарисковых веток,
  
  Чтобы во мраке найти это место, назад возвращаясь.
  
  Сами ж пустились вперед по доспехам и лужам кровавым.
   470 Вскоре подкрались к фракийцам у края троянского стана.
  
  Спали фракийцы, трудом пресыщенные. Возле - доспехи
  
  В три расположены были ряда в превосходном порядке,
  
  Видом прекрасные. Пара коней перед каждым стояла.
  
  Рес почивал в середине. Его быстроногие кони
   475 Были ремнями привязаны сзади к скобе колесницы.
  
  Первым увидев его, Одиссей указал Диомеду:
  
   "Вот он тот муж, и вот они кони, Тидид, о которых
  
  Только что нами убитый троянец Долон говорил нам.
  
  Ну-ка, могучую силу свою прояви! Не годится
   480 Праздно с оружьем стоять. Отвяжи-ка коней поскорее!
  
  Или мужей избивай. А я о конях позабочусь".
  
   Так говорил он. И силу вдохнула Афина в Тидида.
  
  Начал рубить во все стороны он. Поднялись отовсюду
  
  Стоны мечом пораженных. Земля закраснелась от крови.
   485 Так же, как лев, подобравшись во тьме к беспастушному стаду,
  
   К овцам иль козам, на них устремляется, злое замыслив, -
  
  Так на фракийских мужей Диомед могучий бросался.
  
  Он их двенадцать убил. Меж тем Одиссей многоумный
  
  Каждого мужа, который мечом был зарублен Тидида,
   490 За ногу сзади схватив, выволакивал быстро из ряда
  
  С целью такою в уме, чтоб легко лошадей пышногривых
  
  Вывести было возможно, чтоб сердцем они не дрожали,
  
  Если б еще без привычки на труп довелось наступить им.
  
  Так, наконец, до царя добрался Диомед многомощный.
   495 Сладостной жизни лишил он тринадцатым Реса владыку,
  
  Тяжко дышавшего: сон в ту ночь ему снился ужасный.
  
  (Встал Диомед над его головою, по мысли Афины.)
  
  Однокопытных коней отвязал Одиссей многостойкий,
  
  Вместе ремнями связал и на место свободное вывел,
   500 Луком своим подгоняя; бича же блестящего в руку
  
  В мысль не пришло ему взять из узорнорезной колесницы.
  
  Знак желая подать Диомеду, тихонько он свистнул.
  
  Тот же стоял, размышляя, какую еще ему сделать
  
  Дерзость: то ль колесницу, где было оружие Реса,
   505 Выкатить, взявшись за дышло, иль вынести, вверх приподнявши,
  
  То ли побольше еще и мужей рядовых уничтожить?
  
  В сердце он так размышлял, но внезапно богиня Афина
  
  Близко предстала пред ним и сказала Тидееву сыну:
  
  "Вспомнить пора о возврате назад, к кораблям крутобоким,
   510 Сын удалого Тидея, - чтоб к ним беглецом не вернуться,
  
  Если троянцев разбудит другой кто-нибудь из бессмертных".
  
   Так говорила Афина. И голос узнал он богини.
  
  Быстро вскочил на коней. Одиссей же их луком ударил.
  
  И понеслися они к кораблям быстролетным ахейцев.
   515 Не был слепым наблюдавший за всем Аполлон сребролукий:
  
  Видел, как следом Афина идет за Тидеевым сыном.
  
  Гневом к Афине горя, он спустился в троянское войско
  
  И разбудил средь фракийцев советника Гиппокоонта,
  
  Брата двоюродного Реса. От сна он тотчас пробудился,
   520 Место увидел пустым, где быстрые кони стояли,
  
  Бьющихся в судоргах страшных увидел мужей перебитых,
  
  И зарыдал, и товарища звать принялся дорогого.
  
  Подняли крики и шум несказанный по стану троянцы;
  
  Все сбежались смотреть на страшное дело, какое
   525 Мужи свершили и после к судам удалились ахейским.
  
   Те же примчались туда, где убит был лазутчик троянский.
  
  Там удержал Одиссей богомилый коней быстроногих.
  
  Сын же Тидея спрыгнул и, кровавые снявши доспехи,
  
  В руки подал Одиссею и, снова вскочивши на лошадь,
   530 Коней обоих хлестнул. И они полетели охотно
  
  К черным судам крутобоким, - туда и самим им хотелось.
  
   Нестор первым из всех услышал их топот и молвил:
  
  "О дорогие друзья, о вожди и советники войска!
  
  Правду ль скажу, ошибусь ли? Но сердце велит говорить мне.
   535 В уши ударил мне топот стремительно скачущих коней.
  
  Если бы то Одиссей с Диомедом могучим так скоро
  
  Однокопытных пригнали коней от троянского стана!
  
  Страшно, однако, я сердцем боюсь, не они ль пострадали, -
  
  Лучшие меж аргивян, - в оглушительной схватке с врагами".
  
   540 Слова не кончил всего он, когда уж они прискакали.
  
  Наземь с коней соскочили. Ахейцы навстречу в восторге
  
  Кинулись, правой рукой их и словом приветствуя сладким.
  
  Первым их Нестор, наездник геренский, расспрашивать начал:
  
  "Сын знаменитый Лаэрта, великая слава ахейцев!
   545 Как, скажи мне, вы этих коней захватили? Пробрались
  
  В лагерь троянцев? Иль бог подарил повстречавшийся с вами?
  
  Страшно похожи они на лучи светозарного солнца!
  
  Я постоянно сражаюсь с троянцами. Не остаюсь я
  
  Праздным вблизи кораблей, хоть боец я уже престарелый.
   550 Но я ни разу подобных коней не заметил, не видел.
  
  Думаю, бог, вам навстречу явившийся, их даровал вам,
  
  Ибо обоих вас любят и Зевс, собирающий тучи,
  
  И Эгиохова дочь, совоокая дева Афина".
   555 Нестору так, отвечая, сказал Одиссей многоумный:
  
  "Нестор, рожденный Нелеем, великая слава ахейцев!
  
  Бог, если только захочет, легко и получше, чем эти,
  
  Может коней подарить, ибо много нас боги сильнее.
  
  Эти ж, которых ты видишь, - недавно прибывшие в Трою
  
  Кони фракийцев. Царя их убил Диомед наш бесстрашный,
   560 Возле него и двенадцать товарищей, всё наилучших.
  
  Нами тринадцатым был убит у судов и лазутчик.
  
  Этого сделать ночную разведку средь нашего войска
  
  Гектор отправил, а также другие начальники Трои".
  
   Так он сказал и за ров перегнал лошадей звуконогих,
   565 Гордо смеясь. И, ликуя, за ним устремились ахейцы.
  
  К ставке они подошли Диомеда, построенной прочно,
  
  И привязали коней поводами ременными к яслям,
  
  Возле которых уже Диомеда лихие стояли
  
  Кони, пшеницу жуя, по сладости равную меду.
   570 Сын же Лаэрта в корме корабельной доспехи Долона,
  
  Кровью залитые, спрятал, чтоб в дар принести их Афине.
  
  Сами же оба они, погрузившися в волны морские,
  
  Пот обмывали обильный, на голенях, шее, вкруг бедер.
  
  После того, как волною морской от обильного пота
   575 Кожу омыли они, освежив себе милое сердце,
  
  Вымылись также еще и в красиво отесанных ваннах.
  
  Вымывши тело и маслом его умастивши обильно,
  
  Сели они за еду, и кубки в кратер опускали,
  
  И возлиянья творили Афине вином медосладким.
  
  
  
  
  
   ПЕСНЬ ОДИННАДЦАТАЯ
  
  
  
  
  
   ПОДВИГИ АГАМЕМНОНА  [М. И. Пиков]
  
  
  
   Рядом с прекрасным Тифоном в постели проснулася Эос
  
  И поднялась, чтобы свет принести и бессмертным и смертным.
  
  Зевс к кораблям быстролетным ахейцев отправил Эриду
  
  Грозную. Знаменье войн в руке у нее находилось.
  
  5 Стала Эрида на черный, огромный корабль Одиссея,
  
  Бывший в средине, чтоб голос ее отовсюду был слышен, -
  
  В стане Аякса царя, Теламонова славного сына,
  
  Так же, как в стане Пелида: на самых концах они оба
  
  Стали с судами, на силу и храбрость свою полагаясь.
   10 Став на корабль, закричала богиня и сильно, и страшно
  
  Голосом зычным. И каждому в грудь заложила ахейцу
  
  Силу упорно, не зная усталости, биться с врагами.
  
  В это мгновение всем им война показалася слаще,
  
  Чем возвращение в полых судах в дорогую отчизну.
   15 Громко Атрид закричал, опоясаться в бой призывая
  
  Войско ахейцев, и сам в блестящую медь облачился.
  
  Прежде всего по прекрасной поноже на каждую голень
  
  Он наложил, прикрепляя поножу серебряной пряжкой.
  
  Следом за этим и грудь защитил себе крепкой бронею,
   20 В давнее время ему поднесенной в подарок Киниром;
  
  Ибо до Кипра достигла великая весть, что ахейцы
  
  На кораблях собралися итти на троянцев походом.
  
  Он ему эту броню подарил, царю угождая.
  
  Десять полос в той броне вороненого было железа,
   25 Олова двадцать полос, из золота было двенадцать.
  
  Иссиня черные змеи до шеи брони простирались,
  
  По три с обеих сторон, подобные радугам в туче,
  
  Зевсом-Кронидом на небе воздвигнутым в знаменье смертным.
  
  На плечи меч свой набросил; сверкали на нем золотые
   30 Частые гвозди; ножны, этот меч заключавшие, были
  
  Из серебра и спускались с плеча на ремне золоченом.
  
  Всепокрывающий поднял он щит, - многопестрый, прекрасный,
  
  Буйный; десять кругов на щите том светилося медных;
  
  Двадцать сияющих блях оловянных его украшало
   35 Белых; и бляха была в середине из ворони черной.
  
  Щит головою Горгоны венчался, свирепо глядящей,
  
  С ликом ужасным; вокруг головы ее - Ужас и Бегство.
  
  Был серебрёный ремень на щите; на ремне извивался
  
  Иссиня-черный дракон, и из шеи единой дракона
   40 В разные стороны три головы у него выходило.
  
  Четырехбляшенный шлем свой надел он, имевший два гребня,
  
  С гривою конскою. Страшно над шлемом она волновалась.
  
  В руку два крепких копья захватил, повершенные медью,
  
  Острые, медь от которых далеко до самого неба
   45 Ярко сияла. Афина и Гера ударили громом,
  
  Честь воздавая Атриду, царю многозлатной Микены.
  
   Каждый тогда конеборец возничему дал приказанье
  
  Около рва колесницы удерживать в полном порядке,
  
  Сами же все, облачившись в доспехи, пешком торопливо
   50 Двинулись. Раньше зари поднялся уже крик неугасный.
  
  Опередили возничих они, перед рвом разместившись;
  
  Несколько позже поспели возницы. Смятение злое
  
  Поднял меж ними владыка Кронид. С высоты из эфира
  
  Росу кровавую он ниспослал. Собирался Кронион
   55 Много могучих голов отправить в жилище Аида.
  
   На возвышеньи равнины с своей стороны и троянцы
  
  Строились окрест великого Гектора, Пулидаманта,
  
  Окрест Энея, который, как бог, почитался народом,
  
  И Антеноровых трех сыновей, - Агенора, Полиба
   60 И молодого еще Акаманта, подобного богу.
  
  Гектор ходил впереди со щитом, во все стороны равным.
  
  Как приносящая гибель звезда - то, меж туч появляясь,
  
  Ярко сияет, то в тучах тенистых опять исчезает,
  
  Так же и Гектор - то в первых рядах появлялся внезапно,
   65 То отдавал приказанья средь задних. И пламенной медью
  
  Весь он светился, как молния Зевса отца-Эгиоха.
  
   Те же, совсем как жнецы, что на ниве богатого мужа
  
  Полосы гонят с обоих концов навстречу друг другу,
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 227 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа