Главная » Книги

Державин Гавриил Романович - Объяснения на сочинения Державина, Страница 2

Державин Гавриил Романович - Объяснения на сочинения Державина


1 2 3 4

в бури. - То есть умей при несчастии быть твердым; но он сего качества душевного не имел, а когда взошел на престол император Павел, то он так струсил, что жалко было на него смотреть.
  К ПЕРВОМУ СОСЕДУ
  <С...> К первому соседу. - В 1-ом издании сказано просто "К соседу" потому, чтоб отличить его от второго соседа, которому ода находится во 2-ой части, тогда еще в свет не бывшая издана. Сей первый сосед был купец Михайло Сергеевич Голиков, содержавший в сем <1780> году С<анкт>-Петербургские питейные сборы на откупу и сделавшийся по худому своему оным управлению и роскошной жизни несчастливым, что отдав был под суд за непозволенный провоз французской водки.
  И нежной нимфой ты сидишь. - Он имел итальянку у себя на содержании, театральную певицу, с которой проводя жизнь роскошную, повергнул себя в вышесказанное бедство.
  Твоя уж Пенелопа в скуке и проч. - Пенелопа, супруга Улисса, царя Итакского, которая во время десятилетней его отлучки под Трою обеспокоивана была женихами, сватавшимися к ней по удостоверению, что уже Улисса нет в живых; но она, храня к нему верность, день ото дня отлагая, обнадежила их, что тотчас, коль скоро доткет ковер, то выйдет из них за кого-либо замуж, а между тем, что в день наткала, то в ночь распускала, дабы чрез то продлить время, покуда возвратится ее супруг. К Голикову же сие сравнение относится потому, что он был сибирский житель и, поехав в Петербург для снятия откупа, оставил там жену, обнадеживая ее, что скоро возвратится.
  К ЛИРЕ
  ...относится к гр. Зубову... <...>
  Кто Аристон сей младой? - Он был чрезвычайно скромного нрава и вел себя, казалось, по-философически: то сравнен здесь потому с Аристоном или с Аристотелем, а с Орфеем - по склонности к музыке.
  Истый любимец Астреи! - Астрея, по баснословию, богиня златого века или справедливости; разумеется под сим императрица Екатерина II.
  ВЕЛЬМОЖА
  <...> Не перлы перские на вас // И не бразильски звезды ясны. - Перлы персидские, всех наилучшие, украшением служили в древности царям, из коих сделаны были бармы, или ожерелье, а в новейшие времена богатые вельможи украшали ими звезды своих орденов, а бразильские звезды - бриллианты, ибо там находятся славные алмазные копи, пещеры или штольни.
  Калигула! твой конь в Сенате. - Калигула, император римский, приказал любимой своей лошади присутствовать в Сенате.
  Он только хлопает ушами. - Автор, присутствуя тогда в Сенате, видел многих своих товарищей без всяких способностей, которые, слушая дело, подобно ослам, хлопали только ушами.
  Чтоб мужу бую умудриться. - Или глупому человеку сделаться мудрым. Сей стих относится к тому достопримечательному событию, что императрица автору, когда он был при ней статс-секретарем, приказала делать на все сенатские мемории примечания, и ежели что усмотрит несправедливое или несогласное с законами, то докладывать ей по причине, что тогда генерал-прокурор кн. Вяземский, будучи тяжко болен параличом, не мог отправлять своей должности. Но когда частые примечания ей наскучили, тогда она приказала только прочитывать их сенатским обер-прокурорам, чтоб они, ежели найдут их правильными, новые-бы от сенаторов испрашивали революции и ошибки поправляли; но когда они не согласятся и останутся при своих мнениях, тогда бы оставлял их по их воле, но только бы у себя имел им записку. Таким образом, продолжались сии примечания почти целый год; но когда в один день автор ей читал дела, то она сказала: "Нет, надобен мне новый генерал-прокурор, старый ослабел"; поглядев на автора лицом примечательным, пресекла разговор. На другой день поутру, часу в 9-ом, любимец ее гр. Зубов прислал к автору лакея с записочкой, чтоб он поскорее ехал во дворец; но как автор тогда занемог и принимал лекарство, то и не мог сего сделать, а приехал уже на вечер. Гр. Зубов, отведши его на сторону, сказал, глядя на него пристально, что императрица намерена уволить старого генерал-прокурора от службы и сделать на место его нового; то кого бы он думал? Автор, не показав нимало своего желания к тому, хотя отправлял уж почти год должность генерал-прокурора, делав замечания на мемории Сената, которые по большой части уважались обер-прокурорами и сенаторами, ответствовал, что это состоит в ее величества воле, кого ей угодно. Граф сказал: "Хорошо, поезжайте домой и приеяжайте завтра ранее". По приезде граф сказал: "Выбран, братец, генерал-прокурор". - "Кто?" - "Граф Самойлов". И тотчас после сего позван был автор к императрице; она спросила его: "Что, записывал ли ты свои примечания о сенатских ошибках, как я тебе приказывала?" - "Записывал". - "Принеси же завтра ко мне их". Записки представлены; она, их приняв, оставила несколько дней у себя; потом, призвав его, отдала оные ему обратно с апробациею, ее рукою написанною, сказав: "Отдай их новому генерал-прокурору и объяви от меня, чтоб он поступал по оным и во всех бы делах советовался с тобою". Вскоре после того позван был к ней гр. Самойлов, то есть новый генерал-прокурор; возвратясь от нее, подошел к автору и сказал, что ее величеству угодно, чтоб он по своей должности с ним обо всем советовался; то он и надеется от него дружеского пособия. Автор откланялся и вследствие того был несколько раз приглашен на совет генерал-прокурора; но как в некоторых мнениях не соглашались, а генерал-прокурор отдался руководству подьячих, или, лучше сказать, правителю своей канцелярии, человеку не великого разума и сведений, но упрямому, то и произвел он между графом и автором ссору. По сей причине, сколько императрица ни желала, чтоб под лицом генерал-прокурора отправлял генерал-прокурорскую должность автор, но сие не имело своего действия и истина должна была открыться, показав слабость руля государственного правления, т. е. ген<ерал>-прокурора.
  Всяк думает, что я Чупятов и проч. - Чупятов, гжатский купец, торговавший при С<анкт>-Петербургском порте пенькою, имел несчастие чрез пожар в кладовых на бирже амбаров по-несть великий убыток, от чего объявил себя банкротом, как иные сказывали, притворно, и, избегая от своих верителей всяких неприятностей, наложил на себя дурь, сказывая, что в него влюбленная мароккская принцесса выйдет скоро за него замуж, что прислала она к нему уже премножество сокрови-щей, чем бы он давно заплатил свои долги, но неприятели его не допустили до рук его присланный подарок; однако же достоинства и ордена, к нему от нее присланные, он получил, которые он и носил на себе, как-то разных цветов ленты и медали: к нему от некоторых насмешников из шутки чрез почту и чрез нарочных доставленные, которыми очень гордился и утешался, показывая свои грамоты, сочиненные разными людьми ему для насмешки.
  Блистал величеством в работе. - Известно, что Петр В<еликий> в матросском платье, как простой плотник учившися корабельному строению, работал на амстердамской бирже.
  Токай - густое льет вино. - Токай, гора в Венгрии, на которой родится лучший виноград, из которого делается славное токайское вино.
  Левант - с звездами кофе жирный. - Левант, или Анатолия, где славный с Азиею отправляется торг лучшего кофе.
  С тобой лежащая Цирцеи. - Славная в древности волшебница, которая любезными своими хитростями товарищей Улиссовых на своем острове превратила в свиней.
  Как лунь во бронях поседевший. - Лунь - белая цветом птица, род ястреба. Отношение к цвету оной здесь для того употреблено, что многие седые заслуженные генералы у кн. Потемкина и гр. Безбородко и у прочих вельмож сиживали часто несколько часов в передней между их людей, покуда они проснутся и выйдут в публику.
  Меж челядью твоей златою. - Челядь, илп челядпнцы - самые последние в доме люди, но у богатых людей и те бывают одеты в золото.
  А там - вдова стоит в сенях. - Вдова Костогорова, которой был муж полковник, оказывал многие услуги Потемкину и был из числа его приближенных, имел несчастие, поссорясь за него, выйти на поединок с известным Иваном Петровичем Горичем, храорым человеком, который уже после был генерал-аншефом; сей убил его выстрелом из пистолета, как говорили тогда, умышленно тремя пулями заряженного; вдова Костогорова, после смерти мужа прося покровительства князя, часто хаживала к нему и с грудным младенцем на руках стаивала, ожидая на лестнице его выезду. <...>
  Здесь дал бесстрашный Долгоруков. - Славный сенатор кн. Яков Федорович Долгоруков, который разодрал определение Сената, подписанное Петром I, и ответ его о том, известен по анекдотам сего великого государя.
  Того я славного Камилла. - Камилл был консул и диктатор римский, который, когда не было в нем нужды, слагал с себя сие достоинство и жил в деревне. Сравнение сие относится к гр. Румянцеву-Задунайскому, который, будучи утесняем чрез интриги кн. Потемкина, считался хоть фельдмаршалом, но почти ничем не командовал, жил в своих деревнях. Но по смерти кн. Потемкина, получа в свое повеление армию, командовал оною и, чрез предводительство славного Суворова обезоружа Польшу, покорил оную российскому скипетру.
  Тебе, герой! желаний муж. - То есть тебе, Румянцев, которому все желали, чтоб он командовал армиею по известному его искусству в предводительстве в первой турецкой войне. <...>
  Румяна вечера заря. - Стих, изображающий прозвище, преклонность лет и славу Румянцева.
  ВОДОПАД
  <...> С высот четыремя скалами. - Сим описывается точное изображение водопада, Кивачем называемого, находящегося в Олонецкой губернии в нескольких верстах от Кончезерского чугунного завода; он стремится с высоты между четырех гранитных скал; под сим подразумеваются четыре отделения года, которыми протекает время.
  Рекою млечною влекутся. - Когда вверх едешь по реке, его составляющей, то под сводом дерев пенная вода льется точно как молоко или сливки.
  Стук слышен млатов по ветрам и проч. - Хотя Кончезерский завод лежит от сего водопада около 40 верст, но в сильную погоду по ветру слышно иногда бывает действие заводских машин, которые, смешавшись с шумом вод, дикую некую составляли гармонию, которую автор сам слышал, ибо он, будучи губернатором в сей губернии, видел сей водопад, нарочно его обозревая.
  Ветрами ль сосны пораженны? // Ломаются в гебо в куски. - Он приказал на высотах водопада срубить сосну и бросить ее в стремление вод; то по несколько минут выплыли из жерла ее уже обломки или щепы.
  Сковать ли воду льды дерзают? - Он никогда не мерзнет и капли водные истинно так падают, как стеклянная пыль, в которую отражась, лучи солнечные представляют весьма удивительное зрелище.
  Отважно в хлябь твою стремится. - В сих трех куплетах описываются свойства трех зверей, совсем между собой различных: под волком разумеется злоба, который от ужаса стервенеет или более ярится; под ланью - кротость, которая робка при опасности, а под конем - гордость или честолюбие, которое от препятств раздражается и растет.
  И шлем, обвитый повиликой. - Трава повилика - знак любви к отечеству.
  Как вечер во варе румяной. - Под сим изображением подразумевается фельдмаршал Румянцев, как по своему прозвищу, так по преклонности лет своих.
  Поит надменных, кротких, злых. - По вышеописанным свойствам зверей, автор и род человеческий разделяет натрое: то есть на злых, гордых и кротких.
  В Сенате Цезарь средь похвал. - Вышеупоминаемый Цезарь, диктатор римский, тогда как думал провозглашен быть царем, принимая многие ласкательные себе просьбы, был поражен в Сенате несколькими кинжалами сенаторов и, закрыв плащом лицо свое, упал между ими.
  Пленивший Велизар царей // В темнице пал, лишен очей. - Выше о нем сказано, что он отказался от подносимой ему короны и, ведя в триумфе своем царей, оклеветан, в темнице лишен аре" ния.
  Как в лаврах я, в оливах тек? - Пред несколькими годами фельдмаршал гр. Румянцев, как победитель и благоразумный правитель губерний, ему вверенных, был почтен лаврами и оливами, но в последнюю турецкую войну, по проискам Потемкина, он не командовал главной армией, а оставался в резервной, весьма малочисленной, и жил недалеко от Ясс в маленькой деревне.
  Ослабли силы, буря вдруг // Копье из рук моих схватила. - Буря или немилость императрицы, которая отняла у него власть и лишила побед.
  Сошла октябрьска нощь на аемлю. - Подразумевается печальная ночь, в которую скончался кн. Потемкин.
  Которого она страшилась, // Кому вселенная дивилась. - Здесь под луною разумеется Оттоманская Порта, которая страшилась Румянцева, удивляющего победами над нею вселенную.
  Что огнедышущи за перстом // Ограды вслед его идут. - Огнеды-шущие ограды, то есть каре или четвероугольное устройство, каковые фельдмаршал Румянцев выдумал для побед над турками, не давая им многочисленностию своею окружать в сравнение их небольшую российскую армию.
  Полки его ив скрытых станов и проч. - Фельдмаршал Румянцез так верно назначал рандеву или сборище своих войск, что в назначенный час являлись полки издалече на том месте, где им было приказано, так что их тут совсем не ожидали.
  Ночные внать его шаги. - Сим описываются ночные экспедиции или отряды, которыми он часто побеждал турок.
  Как волхв невидимый, в шатре. - Планы свои располагал по ландкартам уединенно в великой тайности; представляя неприятелям в слабых местах ложные силы, а на высотах большие отряды, как обыкновенно делают искусные вожди, обманывая своих неприятелей.
  Что орлю дерзость, гордость лунну, Ц У черных и янтарных волн. - Орлю дерзость у янтарных, а гордость лунну у черных, то есть пруссаков у Балтийского моря, а турок у Черного < моря > побеждал; первых - в семилетнюю, а последних - в первую турецкую войну.
  Смирил Колхиду златорунну. - Колхида златорунна - разумеется Таврида, или Крым (где Ясон похитил золотое руно), который усмирен предводительством Румянцева в первой турецкой войне.
  И белого царя урон // РаЛ вечерня пред границей // Отмстил побе. дами сторицей. - Под белым царем разумеется царь православный русский; под границею рая вечернего - река Прут, граничащая Молдавию от северных областей, на которой был окружен турками великий Петр, не имея провианту, и должен был уступить польскую Украину и прочие места, - некоторые полякам, другие - туркам, а гр. Румянцев своими победами отметил ту победу с большими для России выгодами.
  И все везде его почли, // Триумфами превознесли. - После первой турецкой войны великие оказываны были фельдмаршалу Румянцеву почести и деланы торжества на Ходынке и в прочих местах.
  Стенанье филинов и сов. - В простом народе почитаются за дурные предвестия крики филинов и сов и прочие такого роду естественные явления.
  Сидит глубока дума в мгле! - Сим стихом описывается изображение лпца кн. Потемкина, на которого челе, когда он был в задумчивости, видна была глубокомысленность.
  Обозревает царствы вдруг. - Он имел обзорчивый и быстрый ум, стремящийся ко славе, по следам которого разливалось военное пламя.
  Чей труп, как на распутье мгла, // Лежит на темном лоне нощи? - Кн. Потемкин, проезжая из Ясс в Николаев, умер на дороге и оставался целую ночь лежащим на степи, покрытым простым плащем.
  Деа лепта покрывают очи. - Гусар, бывший за ним, положил на глаза его две денежки, чтобы они закрылись.
  Чей одр - земля и проч. - Постеля его была тогда голая земля, балдахин - воздух, а чертоги - пустыня.
  Великолепный князь Тавриды? - По присоединении Крыма к России он назван Таврическим и жил весьма великолепно.
  Не ты ль, который взвесить смел // Мощь росса, дух Екатерины. - Никто, лучше как кн. Потемкин не проникнул честолюбивого духа Екатерины и сил империи ее, на которых положась, основывал он великие свои замыслы, которые выше сказаны словом Екатерины, чтоб выгнать из Европы турок, усмирить гордость китайцев и установить торг с Индиею, но смерть все намерения пресекла <...>
  Не ты ль, которой орды сильны // Соседей хищных истребил и проч. - По его советам истреблена Запорожская Сеча, освобожден от татар Крым, которые, одна - разбоями, а другие - внезапными нашествиями много вреда и опустошения причиняли России: ими населены губернии екатеринославской и таврической области; он пространные тамошние степи населил нивами и покрыл городами, он на Черном море основал флот, чего и Петр В<еликий> своим усилием, заводя в Воронеже и в Таганроге флотилии, не мог прочно основать; он потрясал среду земли, то есть Константинополь - флотом, которым командовал под его ордером адмирал Ушаков.
  И твердой дерзостью такой // Быть дивом храбрости самой. - По взятии Измаила солдаты российские сами удивлялись своей невероятной храбрости, что имея короткие лествицы, а иные почти без оных, опираясь на штыки свои, взлезли на измай-ловский страшный вал и взяли крепость сию штурмом.
  Не шел ты средь путей известных, // Но проложил их сам. - Кн. Потемкин, а паче кн. Суворов мало надеялись на регулярную тактику, или правила, предписанные для взятия городов, но полагали удачу в храбрости и пролагали пути к цели своей изобретенными средствами при встречавшихся обстоятельствах, и потому многие искусные тактики удивлялися предводительству Потемкина, что он своим манером и, кратко сказать, русскою грудию приобретал победы.
  Забавы, роскошь вкруг цвели, // И счастье с славой следом шли. - В самых военных беспокойствах и дурной погоде пышность и роскошь окружали кн. Потемкина, так что землянки, обитые парчами и увешанные люстрами, превосходили великолепие дворцов, а особливо праздники, где он угащивал своих любовниц.
  Воспел победу Измаила. - Автор, описывая праздник кн. Потемкина в Таврическом дворце, по случаю взятия Измаила им данный <...>, подражал в некоторых песнях Пиндару, славному греческому лирику.
  Где бездны разноцветных звезд // Чертог являли райских мест. - В помянутом празднике весь дом был усыпан разноцветными шкаликами, плошками и люстрами, так что он казался весь в пламени, уподобляясь солнцу.
  Наполнили рыданьем слух. - По многим выгодам, деланным кн. Потемкиным солдатам, они его любили и кончину его оплакивали общим рыданием.
  Потух лавровый твой венок, // Гранена булава упала. - Венок лавровый, сделанный из богатых бриллиантов, подарен был кн. Потемкину императрицею за его победы, а булава, которая означала гетманство, также императрицей ему пожалована, которая не что иное как жезл начальничества, но только сделанный особым образом, что на трости или на палке был шар граненый или с шипами.
  Меч в полножны войти чуть мог. - Сей стих пиитическим образом сказывает, что мир только был при Потемкине начат, то есть что меч еще был не совсем положен в ножны.
  Екатерина возрыдала! - Хотя при последних победах кн. Потемкина остудили было его разными наветами у императрицы, а может быть, и с справедливости" описывая его роскошь и худые воинские распоряжения, ибо, конечно, не имел бы он таких в войне успехов, когда бы генералы, подчиненные ему,
  а особливославный Суворов везде не вспомоществовали; но смертию его, однако, императрица чрезвычайно огорчалась.
  Оливы свежи и зелены // Принес и бросил Мир из рук. - По смерти его мир заключен с таким удовольствием и радостию, как бы быть при нем то могло.
  И муз ахейских жалкий звук // Вокруг Пгрикла раздается. - Евгений, славный архиепископ славянский, на греческом языке написал кн. Потемкину эпитафию: то и уподобляется он в атом стихе Периклу, любившему науки и красноречие.
  Марон по Меценате рвется - Марон, или Вергилий, славный писатель латинский, в эклогах своих прославлял Мецената, любимца Августа, а г. Петров, переводивший Вергилия на российский язык, писал влегию на смерть кн. Потемкина, который его покровительствовал, как Меценат Вергилия.
  На сребро-розовых конях, // На влатозарном фаэтоне. - У кн. Потемкина был славный цуг сребро-розовых или рыжесоловых лошадей, на которых он на раззолоченном фаэтоне езжал в армии.
  И в смертный черный одр упал! - По погребении принца виртем-бергского, брата государыни императрицы Марии, скончавшегося в армии, когда кн. Потемкин вышел из церкви и хотел сесть на свой фаэтон, но будучи в печальных мыслях, ошибся и сел на смертный одр, на котором привезен был в церковь принц, - опомнившись, чрезвычайно оробел, что и почли предвестием его смерти, а особливо тогда, когда случилась его кончина, ибо это пред нею незадолго последовало.
  Где сорок тысяч вдруг убитых // Вкруг гроба Вейсмана лежат. - Славный генерал Вейсман, убитый в первую турецкую войну за Дунаем, погребен в Измаиле, в котором было около 40 тысяч гарнизону (в то время как брал его штурмом Суворов), который весь порублен в сей крепости.
  Столпы на небесах горят // По суше, по морям Тавриды! - Пожары, бывшие при взятии крепостей и при поражении турецких флотов, показывали на небе заревы в подобие огненных столпов.
  И мнит, в Очакове, что вновь // Течет его и мерзнет кровь. - Очаков штурмом был взят в Николин день, 6-го декабря, в такой жестокий мороз, что текущая из ран кровь тотчас же замерзала.
  Как ходят рыбы в небесах. - В тихий ясный летний день бывают видимы в воде облака и развевающиеся флаги корабельные.
  Вдали белеет на лиманах. - На заливах морских и устьях, где впадают большие реки в море, то парусы на судах издалека белеют.
  Геройский образ оживляет. - Многие почитавшие кн. Потемкина женщины носили в медальонах его портреты на грудных цепочках; то вздохами движа, его, казалось, оживляли.
  Алцибиадов прах! - По роскошной жизни здесь кн. Потемкин уподобляется Алцибиаду.
  Нашедши в поле Фирс. - Фирс, или Тирсис, был под Троей один из военачальников, превеликий трус, который, однако, охуждал Ахиллеса; отношение к кн. Зубову, который счастием приобретши его власть, охуждал иногда дела кн. Потемкина, но при восшествии на престол императора Павла показал, что сам не имел великой души.
  Чтоб счастие доставить свету. - Водопады, или сильные люди мира, тогда только заслуживают истинные похвалы, когда споспешествовали благоденствию смертных.
  Живи лишь красотой твоей! - Шуми, водопад, живи лишь красотой твоей, или славься, сильный человек, когда в памяти людей останутся такие токмо дела, которые будут их увеселять.
  Равжженный гром и черный дым. - Они напомянут разжженный гром и черный дым, то есть разорение, происшедшее от честолюбия водопада и людей сильных.
  И ты, о водопадов мать! // Река, на Севере гремяща, // О Суна! - Суна - река, протекающая в Олонецкой губернии, составляющая вышеупомянутый водопад Кивач; она названа здесь матерью водопада; относится сие к императрице, которая делала водопады, то есть сильных людей, и блистала чрез них военными делами или победами.
  Поя златые в нивах бреги. - То есть без приобретения завоеваний чуждых народов, но внутренним управлением государства или экономиею и прочими распоряжениями можно было славно царствовать и представлять великое зрелище, уподоблялся добродетелями величеству небес.
  ПРОГУЛКА В САРСКОМ СЕЛЕ
  <...> И зданием Фемиды и проч. - Фемида, богиня правосудия; подразумевается здесь императрица Екатерина, которая в память многих ее генералов, как то; Орловых, Румянцева и прочих, воздвигнула разные здания между искусственными прудами и речками.
  С Пленирою младой. - Выше сказано, что под именем Плениры автор разумеет первую свою жену, с которой он прогуливался в царскосельском саду.
  Пой, Карамзин! - Ив прозе. - Н. М. Карамзин, хороший прозаический писатель и историограф российский.
  МОЙ ИСТУКАН
  <...> Рашетт его изобразил! - Рашетт, скульптор фарфоровой фабрики <...>. Он первый делал бюст, или полкумир автора, с непокровенной головой <...>
  Искусство Праксителя в нем. - Славный ваятель греческий, который делал наиудпвительнейшую статую Юпитера <...>
  Батыев и Маратов слава. - Батый, царь татарский, чиьгисханского поколения, кровожаждущий завоеватель России; Марат, один из бунтовщиков во Франции, подписавший смертный приговор на Людовика XVI, короля французского. Автор не хотел уподобляться всем таковым злодействами прославившимся людям; имея к тому случай <...>, когда имели к нему большую доверенность, что он мог, один будучи, делать преступникам казни и набирать войско, так, что набрав 700 человек в Малы-ковке (что ныне город Вольск), освободил колонии от расхищений киргизцев и доказал тем возможность иметь на своей стороне многих сообщников, тем паче когда видел к себе их приверженность, что они, несмотря на строгое наказание преступивших свою присягу, в рассуждении своей верности к императрице, были к нему так привержены, что он все бы из них мог сделать, а потому и легко бы можно собрать большое количество и действовать как бы желалось, когда никто противостоять не мог, ибо турецкая армия была еще за границей, а для усмирения бунта посланы войска в таком рассеянии, что за ничто можно было их почесть при таковом бедственном положении; но он, сохраняя верность свою государыне, не хотел ниже помыслить о каком-либо подобном предприятии и ничем не воспользовался, имея власть деньги брать и грабить; но не хотел, как прочие то делают, почитая, как в следующем куплете сказано: Злодейства малого мне мало, // Большого делать не хочу.
  До Герострата только шаг. - Герострат сжег храм Дианин в Эфесе для того, чтобы имя свое сделать бессмертным. <...>
  За ним отец его и дед. - То есть добрые и мудрые государи: царь Алексей Михайлович и Михаила Федорович, которые расхищенную Россию врагами ее собрали и утвердили.
  Пожарский, Минин, Филарет, // И ты, друг правды, Долгоруков! - О первом, то есть Пожарском, выше сказано; второй, то есть Кузьма Минин, его помощник, купец нижегородский, который предприяв освободить Москву от завладения поляков, вышел на площадь, возбудил в народе дух к спасению отечества, пред-ставя ему все свои богатства, чем побудил их к таковому же пожертвованию, предложа выбрать вождем Пожарского, который лежал тогда болен в костромской своей деревне от ран, им полученных под Москвою во время защищения Шуйского от нападения Димитрия Самозванца. Третий, Филарет, или Феодор Никитич, отец царя Михаила Феодоровича, названный первым именем по пострижении в монахи; он во время содержания поляками во власти своей Москвы был с прочими бол-рами послан в Польшу к королю польскому с предложением, чтоб сына своего дал на царство московское. Король и отпускал, но с тем, чтоб он не переменял своей веры, на что и прочие были согласны, но Филарет того не хотел; иначе не соглашался, как чтоб принял сей избираемый ими в цари веру греческого исповедания, для чего истязай был разными мучениями и содержался 9 лет в подземельной тюрьме в Польше, но однако же не уступил в своей твердости. При сем случае упомянут примечательный разговор императрицы Екатерины с автором в 1793 году, когда последний король польский Август подписал трактат с Россиею, утвердя политическую свою зависимость от России; то получа об оном известие императрица от министра, с чрезвычайным восторгом превозносясь своею политикою, автору рассказывала, который ей на то сказал: "Счастливы вы, государыня, что король польский не имел таких вельмож, как мы Филарета; в таком бы случае трактат сей подписан не был". О четвертом, Долгорукове, выше сказано, что он, ничего не убоясь, говорил правду, так что иногда государь Петр I от него бегал.
  Румянцева лица ваятель. - Ваятель, или скульптор лица Румянцева, который сделан во весь его рост по заказу гр. П. В. Зава-довского и стоит у него в доме, как знак благоговения и благодарности к сему полководцу, у коего он служил в канцелярии и писал те славные реляции <...>, по коим стал известен.
  Хотя б я с пленных снял железы и проч. - Автор имел сам случай; первое: освободить около 1500 человек пленных колонистов от киргизов; второе: будучи сенатором и после генерал-прокурором, защищал сколько можно закон и правду, - отирал сиротские, вдовьи слезы, что по голосам его в Сенате и по прочим делам известно, о коих бы много было здесь распространяться; оправдал генерала Якобия <...>, которого Сенат несколько лет дело слушал и всячески утеснял; наконец, при торжествовании с турками при императрице последнего мира, будучи статс-секретарем, читал на троне объявление об оном и награждения отличившимся в заслугах, а потому и был органом благ й мира.
  Ты взор кропя Екатерины. - Выше помянуто, что императрица, по-луча от кн. Дашковой "Собеседник", плакала от удовольствия, читая оду "Фелица",
  В ее прекрасной колоннаде. - В Царском Селе была колоннада, уставленная покумирами, или бюстами славных мужей, между коими был и Ломоносов; то и автор со временем думал иметь на то право.
  Под сенью райских вкруг дерев. - Осеняли ту колоннаду великолепные раины, или род больших тополей.
  От светлых царских лиц блистать. - На той колоннаде часто Екатерина II прогуливалась и под вечер имела прохладу, где бывали небольшие балы, составленные из приближенных особ и двора.
  В пыли валялись и. Омиры. - Омир, или Гомер, славный греческий поет.
  Тот будет завтра въявь врагом. - Как в то время потрясала уже французская революция троны, и наследника империи Павла примечалось неблагорасположение к императрице, матери его; то все сии обстоятельства и подали мысли автору к сему выражению, которое и исполнилось, ибо император Павел, вос-шедши на престол, все в колоннаде находившиеся бюсты приказал снять.
  Доступим мира мы средины и проч. - Императрица один раз высказала в своем восторге, что она не умрет прежде, покуда не выгонит из Европы турков, то есть не доступит мира середины, не учредит торга с Индиею, или с Гангеса злата не сбе-рет, и гордыню не усмирит Китая.
  Смотря на образ Марафона. - Мильтиад, вождь греческий и победитель при Марафоне, и здесь по этой победе назван сим именем.
  Зальется Фемистокл слезой. - Фемистокл, тоже греческий вождь и победитель при Саламине, последователь Мильтиада, когда увидел изображение марафонской баталии, в честь Мильтиада написанное, то облился слезами, ревнуя его к славе.
  Отдаст Арману Петр полтрона, // Чтоб править научил другой.-Когда Петр I был в Париже и увидел бюст Армана Ришелье, то, обняв его, сказал, может быть, во угождение французам: "Великий муж! Ежели бы ты был у меня, то я отдал бы тебе половину царства, чтоб ты научил бы меня править другой". Насмешники сказали: "Тогда бы он отнял у тебя и другую".
  В их урнах фениксы взродятся. - Баснословие утверждает, что птица феникс возрождается иа своего пепла, то есть, что урна или гробница славного мужа может возродить подобного сокрыто-
  му в прахе, как то уверяют, что Александр Великий, увидев гроб Ахиллеса, а Карл XII, прочтя жизнь Александра Великого, пожелали быть завоевателями, подобными их предшественникам.
  Его в серпяный твой диван и проч. - У автора в одной комнате был диван, обитый серпянкой, где пред зеркалом стояли два бюста: его и первой его жены, деланные Рашеттом.
  НА КОНЧИНУ ВЕЛИКОЙ КНЯЖНЫ ОЛЬГИ ПАВЛОВНЫ
  <...> Ночь лишь седьмую. - Семь часов минуло после полудни, как скончалась великая княжна.
  Норда царицы. - Императрица сама была на погребении, одетая в белом платье, имея седые растрепанные волосы, бледна и безмолвна, что составляло страшный позор. <...>
  Равенства злого. - Тогда во Франции равенство и вольность проповедовали.
  Где днесь Пленира. - Пленира, первая жена авторова, недавно тогда скончавшаяся.
  ФЛОТ
  Соч<инено> в П<етер>б<урге> 1795 июня 12 числа на отбытие эскадры в покровительство российского флага с прочими нейтральными морскими державами во время французской революции <...>
  Ширинки с шлзмов распростерлись. - На касках у военных российских были лопасти, которыми они завязывались во время стужи; то и воображает поэт, что они ветром распростерлись при быстром ходе корабля.
  Ступай еще, и землю слухом // Наполнь, о росский исполин и проч. - Сцилла и Харибда, пучины, известные по баснословию, в Средиземном море, которые проходил российский флот, будучи посылай против турок в Грецию в 70-х годах.
  И гидр лилейных бледный сонм. - Франция имела прежде в гербе своем белые лилии; то гидр сонм в оных означает революционные клубы и собрания.
  ПРИГЛАШЕНИЕ К ОБЕДУ
  <...> Шекснинска стерлядь золотая. - Шексна, в которой славные водятся стерляди, протекающая в Тверской губернии.
  Каймак и борщ уже стоят. - Малороссийские обыкновенные кушанья.
  Хозяйка статная, младая. - Автор говорит сие про вторую свою жену, которая недавно вышедши замуж, молодая была хозяйка и угощала его благодетеля.
  Приди, мой благодетель даеный. - Под сим стихом разумеются Иван Иванович Шувалов и граф Александр Андреевич Без-бородко, которые между прочих знатных особ обедали у автора.
  Из званых милых мне гостей. - Был зван между прочими любимец императрицы князь Зубов и обещал приехать, но пред обедом прислал сказать, что его государыня удержала; то сей куплет и относится к нему.
  СОЛОВЕЙ
  <...> Тогда б, подобно Тимотею, Ц В шатре персидском я возлег. - Тимотей или Тимофей, славный музыкант греческий, который играл на лире пред Александром В<еликим> и возбуждал его страсть к Таисе, его любовнице, или к войне, так что он в восторге схватывал копье.
  ПАВЛИН
  <...> ...царь пернатый? // Не то ли райска птица Жар. - Царь пернатый - орел; а Жар-птица, по русскому баснословию, имеет сияющие перья.
  Глас трубный, лебедино пенье. - Лебедино пенье, по греческому баснословию, почиталось наисладчайшим.
  Л пеликана добродетель. - Пеликан, или аист, по древнему египетскому баснословию, столь благочестивая птица, что, глотая змей, освобождает землю от их яда и столь милосердая и жалостная, что, источая из груди своей кровь, кормит ею детей своих.
  Сей Феникс опустил вдруг перья. - Феникс, баснословная птица, о которой выше сказано, возрождается солнцем из ее пепла. Китайцы верят, что будто она появляется пред благополучными годами и особливо пред царствованием мудрого государя. NB. Вообще сия ода относится на вельмож безумных, кичащихся своею пышностню.
  ГОРЕЛКИ
  <...> Горелки, игра сельская, в которой бегают и догоняют других предследующих, ловя того или другого.
  Вождями росским вождям быть. - То есть великим князьям Александру и Константину Павловичам.
  NB. Сия ода сочинена по случаю случившегося происшествия, что автор, докладывая императрице по делу генерала Якобия, пробыл у ней до 6-го часа пополудни в Царском Селе и, вы-шед от нее, зашел к себе в комнату для написания по ее повелению некоторых указов, по отправлении которых вышел в сад, где по обыкновению в сем часу нашел императрицу прогуливающеюся. Она под тению дерев сидела, несколько задумавшись; то придворные старались ее всячески увеселить, а для того и зачали играть в вышеописанную игру. Товарищ автора г. Турчанинов, подошедши к нему, просил убедительно, чтоб по немногому числу кавалеров и он играл. Согласился, и побежали великие князья, а за ними он; на покатистом лугу поскользнувшись, со всего маху упал и выломил себе руку. Без чувства почти великие князья его подняли и отвели сами в его покои, стараясь ему дать всевозможную помощь. Сей столь непредвидимый неприятный случай и был политическим падением автора, ибо в сие время вошел было он в великую милость у императрицы, так что все знатнейшие люди стали ему завидовать; но в продолжении шести недель, на излечение его употребленных, когда он не мог выезжать ко двору, успели его остудить у императрицы, так что, появясь, почувствовал он ее равнодушие.
  НА РОЖДЕНИЕ ЦАРИЦЫ ГРЕМИСЛАВЫ
  <...> Живи и жить давай другим. - Сей стих был присловица или мудрое правило, как царствовать сей государыне; но автор, видя беспрестанные войны, прибавил, чтоб жить не на счет другого и довольствоваться только своим.
  Богатых с бедными сравнил. - Хлебосольством своим Л. А. Нарышкин угощал равно и бедных и богатых.
  Златой родни, клиентов роту. - То есть множество в золото одетых сродников и приверженцев, из коих последних римляне называли клиентами.
  Кадят, вздыхают - и молчат. - Под каждением, или благоуханием, разумеется лесть.
  Где дружеский незваный стол. - Лев Александрович чрезвычайно любил, когда незваные приезжали обедать, что и поставлял себе в большую отличность пред прочими вельможами, которые иначе не называли гостей, как на приуготовленные столы.
  Важна хозяйка, домовита. - Супруга его управляла домашнею эко-номиею, и он получал от нее на шалости и на покупку всякого вздору не более как по рублю на день.
  Что нужды мне, кто по паркету // Подчас и кубари спускал. - Паркет - клееный пол, обыкновенно при дворах и у знатных господ бываемый. Л<ев> А<лександрович>, забавляя императрицу, нередко пред ней шучивал и нечаянным образом впускал пред ней кубари.
  Смотрел в толкучем рынке свету. - Он всякий почти день прохаживался пешком и по большей части в толкучем рынке, перебивая с чернию всякую всячину и покупая всякий вздор, что попадется, на рубль, который ему всякий день определен.
  Пером и шпагою блистать. - Он был весьма острый и сметливый человек, и ежели бы не напустил на себя шутовства и шалости, то бы мог по своему уму быть хороший министр или генерал.
  Шутил, резвился, как дитя. - Он в шутках своих так резвился, что совершенно похож был на баловня-ребенка.
  Плясал и сам под тон чужой. - Он весьма умел угождать сильным людям и паче любимцам императрицы.
  За твой я вижу стол вмещенну. - То есть людей всякого разбора саживал за свой стол и имел на столе несколько блюд небольших со всячиною, то есть с жареными, вареными и пряжены-ми животными.
  И ханы у тебя гостят. - Посещавшие Екатерину II император Иосиф, короли прусский и шведский и прочих государств герцоги и принцы и в последние годы граф д'Артуа; а также азиатские ханы и султаны, приезжавшие в столицу, все у него бывали и нередко обедывали.
  Салму и соусы едят. - Салма - татарское кушанье, а соусы - французское.
  Пред дом твой соберется чернь. - Пред домом его на светлых праздничных неделях обыкновенно поставлялися народные качели, на которых весь день вертелся в воздухе народ, что он чрезвычайно любил и тем забавлялся; а если когда случалось, что приказано было от правительства в другом месте быть качелям, то он чрезвычайно огорчался и прашивал поставить их на прежнее место.
  Так весел, горд, как Соломон. - Ничем его так похвалить и увеселить не можно было, как народным тем собранием под его окнами.
  Ты должностью - конюший царский. - Он управлял должность обер-шталмейстера при дворе; и по родству своему с Петром Великим был богатырь, или человек сильный.
  Заходят в храмину твою. - Часто императрица посещала его на даче и в городском доме, кроме обедов, на маскарадах и балах.
  О, если б ты и Гремиславу // К себе царицу заманил. - Императрица здесь названа Гремиславой, потому что имя Фелицы, употребленное автором в шуточных сочинениях, прочие г. г. писатели превратили в имя Екатерины, которое он не хотел употреблять окромс важных сочинений; а в забавных находил пристойнее называть ее иносказательными, или аллегорическими именами, как то: Фелица, Гремислава и проч., ибо он почитал непристойностию шутить подлинным названием императрицы, для того что шутка позволительна только с равным себе. Заманить Гремиславу к себе на праздник советовал он в день ее рождения, то есть апреля 21 дня, когда сия ода писана.
  Кто век провел столь славно, громко. - Сей стих впоследствии времени оказался предсказанием, что сей год был ее последний.
  В цветах другой нет ровы в мире. - То есть в государях нет блистательнее, как она, потому что поляки по покорении Польши выбили в сем году медаль, на которой на одной стороне изобразили портрет императрицы, а на другой - розу с иглами, вокруг с надписью "благоухает и страшит", то есть щедротою и войною.
  ХРАПОВИЦКОМУ
  <...> Товарищ давний, вновь сосед, // Приятный, острый Храповицкой. - Храповицкий Александр Васильевич - статс-секретарь, но после бывший сенатор, был товарищем автору в экспедиции государственных доходов, а соседом по комнате в Царском Селе, когда автор был тоже статс-секретарем у императрицы. Храповицкий был хороший стихотворец и прозаический писатель, который ввел легкий и приятный слог в канцелярские дела. Он писал к автору стихи, советуя ему писать похвалы киргизской владычице, или императрице.
  И был - гудком - // Давно мурза с большим усом. - То есть ле-стию больше бы нравился и получал награждения перстнями и прочими драгоценными вещами.
  по я экстракты б сочинял. - Как возложены были на автора дела правосудия, то он, несмотря на совет Храповицкого и даже на неоднократные повеления или, лучше сказать, просьбы императрицы, отправлял прилежно свою должность, весьма редко занимаясь поэзиею.
  Выл чтец и пономарь Фемиды. - То есть докладчик и служитель богини правосудия, или императрицы.
  То как Я<кобия~> оставить. - То есть генерала Якобия, которого все утесняли, и автор рассматривал его дело.
  Как Л<Согинова> дать оправить. - То есть как Логинова дать оправить: Логинов был откупщик С<анкт>-П<етербург-ский>; для снятия сего откупа, не имея денег, согласил он комиссариатского казначея Руднева ссудить его казенными деньгами, четырьмястами тысячами рублей, о похищении которых продолжалось дело более 20 лет по покровительству кн. Потемкина, которому Логьнов был привержен; но когда дошло до рассмотрения автора, то он, не уважив на чрезвычайное покровительство и весь Сенат, представил дело императрице в справедливом виде, и Логинов обвинен к заплате великой в казну суммы.
  ПАМЯТНИК
  <...> Как из безвестности я тем известен стал и проч. - Автор вз всех российских писателей был первый, который в простом забавном легком

Другие авторы
  • Погодин Михаил Петрович
  • Щепкина-Куперник Татьяна Львовна
  • Толстовство
  • Сологуб Федов
  • Терещенко Александр Власьевич
  • Мамин-Сибиряк Д. Н.
  • Грей Томас
  • Ознобишин Дмитрий Петрович
  • Жуков Виктор Васильевич
  • Грааль-Арельский
  • Другие произведения
  • Лейкин Николай Александрович - Перед акробатами
  • Кривич Валентин - И. Ф. Анненский. (О стихах В. Кривича)
  • Гаршин Евгений Михайлович - Козодавлев Осип Петрович
  • Алданов Марк Александрович - Убийство Урицкого
  • Гутнер Михаил Наумович - Бернс
  • Андерсен Ганс Христиан - Ромашка
  • Добролюбов Николай Александрович - Обязанности крестьянина
  • Чепинский В. В. - В. В. и М. В. Чепинские: библиографическая справка
  • Страхов Николай Николаевич - Литературные воспоминания И. Панаева
  • Некрасов Николай Алексеевич - Очерки русских нравов, или Лицевая сторона и изнанка рода человеческого Ф. Булгарина. Выпуск Iv-Vi
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 268 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа