Главная » Книги

Блок Александр Александрович - Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание, Страница 7

Блок Александр Александрович - Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание



gn="justify">   Позабудь свою любовь,
  
  
  
   Пусть, не ведая печалей,
  
  
  
   В смутном сердце плещет кровь.
  
  
  
   Опочий с вакханкой резвой,
  
  
  
   Пусть уснет ее тимпан,
  
  
  
   И никто не встанет трезвый,
  
  
  
   Пусть от страсти каждый пьян!
  
  
  
   После удали и пляски
  
  
  
   Ты прильнешь к ее груди,
  
  
  
   Упоенный сладкой сказкой,
  
  
  
   Скажешь утру: "Погоди!"
  
  
  
   Пусть луна бросает тени
  
  
  
   На ее младую грудь,
  
  
  
   Обними ее колени,
  
  
  
   Жизнь холодную забудь!
  
  
  
   Покрывая жгучей лаской
  
  
  
   Стан вакханки молодой,
  
  
  
   Упивайся старой сказкой
  
  
  
   О любви, всегда живой!
  
  
  
  
   Весна 1898
  
  
  
  
  
  
  
  ПОЭМА
  
  
  
  Старый розовый куст, колючий, пыльный, без листьев,
  
  
  Грустно качал головой у подножья высокой бойницы.
  
  
  Роза последняя пышно цвела вчера еще утром,
  
  
  Рыцарь розу сорвал, он сорвал ее не для милой.
  
  
  Листья ветер разнес и носит их по оврагу,
  
  
  Лишь остались шипы, и бедные прутья со злобой
  
  
  В окна бойницы ползут, но тщетно ищут добычи.
  
  
  Бедный рыцарь! Он плачет горько на башне высокой,
  
  
  Слезы роняет одну за другой, и катятся крупные слезы
  
  
  Вдоль по старой стене на ветви страдающей розы...
  
  
  
  
  
  Сорван цветок. Она не вернется. Сердце разбито.
  
  
  Меч заржавел, просится в бой на страшную сечу,
  
  
  Кончено всё. Счастье в могиле. В тоске безотчетной
  
  
  Рыцарь плачет, и плачет бедный розовый куст.
  
  
  Оба страдают. Один потерял свою розу,
  
  
  Розу, алевшую в ярких лучах холодного утра...
  
  
  Розу другую другой потерял; эта пышная роза
  
  
  Ярко алела в лучах любви и безбрежного счастья...
  
  
  
  
  
  Так, тоскуя, томясь, они время свое проводили,
  
  
  Ночь ли спускалась, утро ль свежело, день ли в сверканьи
  
  
  Радостных красок всходил, или вечер бойницу багрянил.
  
  
  Замок заснул. Уснули они, в тяжелой дремоте.
  
  
  Всё было тихо. Лишь изредка камень срывался
  
  
  С ветхой стены и, гремя, пропадал в глубоком овраге...
  
  
  
  
  
  Раз, в прекрасное утро, когда любопытное солнце
  
  
  Встало и, тихо скользя по ст_е_нам высоким,
  
  
  В розу ударило, - роза раскрылась: зеленых побегов
  
  
  Сотни бегут по колючим ветвям всё выше и выше...
  
  
  Был один засохший цветок, никем не примеченный, бледный,
  
  
  Он раскрылся и весь засиял, и яркая роза
  
  
  Рыцарю в окна дохнула своим ароматным дыханьем...
  
  
  Рыцарь спал. На бледных ланитах играла улыбка:
  
  
  Сон он видел чудесный: он слышал: чудные звуки
  
  
  Стройно носились вокруг, и мрак окутывал землю.
  
  
  Образ чудный витал во мраке яркой звездою.
  
  
  Звуки всё расширялись, внезапно из тесного мира
  
  
  Хлынули в душу ему, и разом в душе отозвались
  
  
  Струны незримые. Тут мелодия дивная смолкла,
  
  
  Образ во мраке к нему подлетел, и с горячим дыханьем
  
  
  Губы коснулись ланит... и рыцарь проснулся.
  
  
  
  
  
  Яркое утро вставало. Со свежим его ароматом
  
  
  Несся другой аромат, и пышная алая роза
  
  
  Тихо кивала головкой в окно сквозь ржавые прутья
  
  
  Старой решетки... И бедный, жалкий страдалец
  
  
  К розе прильнул и раскрытый цветок целовал в упоеньи,
  
  
  Полный счастья, надежды, любви и радости нежной...
  
  
  
  Весна 1898
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Жизнь, как загадка, темна,
  
  
  
   Жизнь, как могила, безмолвна,
  
  
  
   Пусть же пробудят от сна
  
  
  
   Страсти порывистой волны.
  
  
  
  
  
  
  
   Страсть закипела в груди -
  
  
  
   Горе людское забыто,
  
  
  
   Нет ничего впереди,
  
  
  
   Прошлое дымкой закрыто.
  
  
  
  
  
  
  
   Только тогда тишина
  
  
  
   Царствует в сердце холодном;
  
  
  
   Жизнь, как загадка, темна,
  
  
  
   Жизнь, как пустыня, бесплодна.
  
  
  
  
  
  
  
   Будем же страстью играть,
  
  
  
   В ней утешенье от муки.
  
  
  
   Полно, глупцы, простирать
  
  
  
   К небу безмолвному руки.
  
  
  
  
  
  
  
   Вашим умам не дано
  
  
  
   Бога найти в поднебесной,
  
  
  
   Вечно блуждать суждено
  
  
  
   В сфере пустой и безвестной.
  
  
  
  
  
  
  
   Если же в этой пустой
  
  
  
   Жизни и есть наслажденья, -
  
  
  
   Это не пошлый покой,
  
  
  
   Это любви упоенье.
  
  
  
  
  
  
  
   Будем же страстью играть,
  
  
  
   Пусть унесут ее волны...
  
  
  
   Вечности вам не понять,
  
  
  
   Жизнь, как могила, безмолвна.
  
  
  
  
   22 апреля 1898
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
   Ты дышишь жизнью! О, как я к тебе влеком...
  
  
   Меня ман_и_т к тебе желанье сладострастья...
  
  
   Опомнись, милая, ужели не знаком
  
  
   Тебе холодный свет без ласки и участья?..
  
  
   В наш век скрывать должн_о_ желания любви,
  
  
   Иначе и тебя, как остальных, осудят...
  
  
   Опомнись, милая, пока в твоей крови
  
  
   Огонь и страсть желаний не пробудят!..
  
  
   Когда-нибудь сойдемся мы с тобой...
  
  
   Не скоро, может быть... Я жду того мгновенья,
  
  
   Когда не бросит камня свет пустой
  
  
   За каждый счастья миг в минуту наслажденья.
  
  
  
   Май 1898
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
   Муза в уборе весны постучалась к поэту,
  
  
   Сумраком ночи покрыта, шептала неясные речи;
  
  
   Благоухали цветов лепестки, занесенные ветром
  
  
   К ложу земного царя и посланницы неба;
  
  
   С первой денницей взлетев, положила она, отлетая,
  
  
   Желтую розу на темных кудр_я_х человека:
  
  
   Пусть разрушается тело - душа пролетит над пустыней,
  
  
   Будешь навеки печален и юн, обрученный с богиней.
  
  
  
   Май 1898
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  
  Печальная блеклая роза
  
  
  
  
  Качала головкой своей,
  
  
  
  
  И сыпались горькие слезы
  
  
  
  
  Из плачущих горьких очей...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  О чем же, печальная роза,
  
  
  
  
  Ты плачешь во мраке ночей?
  
  
  
  
  О том ли, что вешние грезы
  
  
  
  
  Умчались с зеленых ветвей?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Не плачь, моя блеклая роза,
  
  
  
  
  Вернется назад соловей!..
  
  
  
  
  Не плачь, отряхни эти слезы
  
  
  
  
  С заплаканных темных очей...
  
  
  
  
  
  Май 1898
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  По темному саду брожу я в тоске,
  
  
  
  Следя за вечерней зарею,
  
  
  
  И мыслю об ясном моем огоньке,
  
  
  
  Что путь озарял мне порою.
  
  
  
  Теперь он угас навсегда и во мгле
  
  
  
  Туманной, таинственной скрылся,
  
  
  
  Оставив лишь память о строгом челе,
  
  
  
  Где страсти восторг притаился.
  
  
  
  Он, помню я, св_е_тил в морозной ночи,
  
  
  
  Средь шумного города св_е_тил...
  
  
  
  Не знал я, несчастный, что так горячи
  
  
  
  Объятья, - и ей не ответил...
  
  
  
  Она, распаленная страсти огнем,
  
  
  
  Мне сердце расплавить хотела
  
  
  
  И жгла меня ночью, светила мне днем,
  
  
  
  Любовным желаньем кипела!
  
  
  
  Но мыслью холодной я ум полонил,
  
  
  
  И, только минутами, жарко
  
  
  
  Я верил, я жаждал, - так страстно любил,
  
  
  
  И страсть разгоралась так ярко!..
  
  
  
  - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
  
  
  По темному саду брожу я в тоске,
  
  
  
  Следя за вечерней зарею,
  
  
  
  И мыслю об ясном моем огоньке,
  
  
  
  Что путь озарял мне порою...
  
  
  
  - - - - - - - - - - - - - -
  
  
  
  
  Июнь 1898. Шахматово
  
  
  
  
  
  
   РОЗА И СОЛОВЕЙ
  
  
  
  
  Блеклая роза печально дышала,
  
  
  
  Солнца багровым закатом любуясь,
  
  
  
  Двигалось солнце, - она трепетала,
  
  
  
  В темном предчувствии страстно волнуясь.
  
  
  
  Сумерки быстро на землю спустились,
  
  
  
  Мрак непроглядный шел следом за ними,
  
  
  
  Трепетно розы листы шевелились,
  
  
  
  Страстно следя за тенями ночными.
  
  
  
  Роза шептала: "О, милый, найдешь ли
  
  
  
  Темною ночью любовь и подругу?
  
  
  
  Мраком покрытый, внезапно, придешь ли
  
  
  
  К темному, полному свежести лугу?"
  
  
  
  Ли_л_ись неясные грустные звуки,
  
  
  
  Розы ли стоны, ручья ли журчанье?
  
  
  
  Кто это знает? Исполнена муки,
  
  
  
  Роза увяла в своем ожиданьи...
  
  
  
  Утро роскошно проснулось над лугом,
  
  
  
  Милый явился на страстные звуки...
  
  
  
  Бедная, нежная сердцем подруга
  
  
  
  К небу простерла колючие руки...
  
  
  
  Тихо сказала: "Прости", угасая...
  
  
  
  Свистнул в ответ соловей беспощадный;
  
  
  
  Куст одинокий крылом задевая,
  
  
  
  Дальше умчался, поклонников жадный...
  
  
  
  - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
  
  
  Видел потом я, как он, упоенный
  
  
  
  Песнью, шептался с другими цветами:
  
  
  
  Розы качали головкой склоненной,
  
  
  
  С песнью коварной сливаясь мечтами...
  
  
  
  
  Июнь 1898
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  Скажи мне, Лигия, в каком краю далеком
  
  
  
  Цветешь теперь под небом голубым?
  
  
  
  Кто пал к твоим ногам, прельщенный дивным оком?
  
  
  
  Как пламень от костра, как синеватый дым,
  
  
  
  Он тщетно силится прильнуть к устам пурпурным,
  
  
  
  На поцелуй лобзаньем отвечать,
  
  
  
  Но вверх летит и в воздухе лазурном
  
  
  
  Уста твои не может целовать...
  
  
  
  И ты, коварная, надменной, строгой лаской
  
  
  
  Закралась в душу мне и там зажгла огни.
  
  
  
  Но пламень мой покрыт холодной маской,
  
  
  
  Уста мои молчат и холодны они...
  
  
  
  . . . . . . . . . . . . . . . . .
  
  
  
  
  Июнь 1898
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Долго искал я во тьме лучезарного бога...
  
  
  Не было сердцу ответа, душе молодой упованья...
  
  
  Тщетно вставали из мрака неясные, темные боги...
  
  
  Вдруг просветлело в душе, вдалеке засверкали алмазы -
  
  
  Лучшие в темных коронах творений земных и небесных
  
  
  Яркие три метеора среди безотрадной пустыни:
  
  
  Яркой звездой показалась природа могучая в мраке,
  
  
  Меньше, но ярче светило искусство святое;
  
  
  Третья звезда небольшая загадочный свет проливала:
  
  
  Женщиной люди зовут эту звезду на земле...
  
  
  Этим богам поклоняюсь и верю, как только возможно
  
  
  Верить, любить и молиться холодному сердцу...
  
  
  
  Июль 1898. Трубицыно
  
  
  
  
  
  
  
   ДУМА
  
  
  
  
  Одиноко плыла по лазури луна,
  
  
  
  Освещая тенистую даль,
  
  
  
  И душа непонятной тревогой полна,
  
  
  
  Повлекла за любовью печаль.
  
  
  
  
  
  
  
  . . . . . . . . . . . . . .
  
  
  
  
  
  
  
  Ароматная роза кивала с окна.
  
  
  
  Освещенная полной луной,
  
  
  
  И печально, печально смотрела она
  
  
  
  В освежающий сумрак ночной...
  
  
  
  
  
  
  
  На востоке проснулся алеющий день,
  
  
  
  Но печальный и будто больной...
  
  
  
  Одинокая, бледная, робкая тень
  
  
  
  Промелькнула и скрылась за мной...
  
  
  
  Я прошел под окно и, любовью горя,
  
  
  
  Я безумные речи шептал...
  
  
  
  Утро двигалось тихо, вставала заря,
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 336 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа