Главная » Книги

Блок Александр Александрович - Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание, Страница 24

Блок Александр Александрович - Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

ustify">  
  
  
   В синий вечер, в синий день.
  
  
  
   Встретим вместе, умирая,
  
  
  
   Одинаковую тень.
  
  
  
  
   Но к чему огонь вечерний,
  
  
  
   Сожаленье, память, сон?..
  
  
  
   Сердцу ль биться суеверней
  
  
  
   В час последних похорон?
  
  
  
  
   Иль вздохнула, узнавая,
  
  
  
   На исходе поздних лет?..
  
  
  
   Встретим вместе, воскресая,
  
  
  
   Одинаковый рассвет.
  
  
  
  
   Апрель 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  Как любовно сплетал я тончайшую сеть!
  
  
  
  Но один - на другом берегу -
  
  
  
  Жду - в полночной поре незаметно сгореть,
  
  
  
  Искру прошлого дня берегу.
  
  
  
  
  В тайный круг замыкали мы злую печаль
  
  
  
  И дошли до последней дуги.
  
  
  
  С легким звоном распалась блестящая сталь, -
  
  
  
  Всё сомкнутые мнились круги...
  
  
  
  
  1 мая 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Проходят сны и женственные тени,
  
  
  
   В зеленый пруд смотрю я, не дыша.
  
  
  
   Туда сойдут вечерние ступени,
  
  
  
   Забытый сон воспразднует душа.
  
  
  
  
   Безводный сон мгновенней и короче,
  
  
  
   Мой сон продлит зеленая вода.
  
  
  
   Настанет ночь - и влажно вскроешь очи
  
  
  
   И ты на дне заглохшего пруда.
  
  
  
  
   Они проходят, женственные тени -
  
  
  
   Безмирные и сладостные сны.
  
  
  
   К ним возведу забытые ступени,
  
  
  
   Воспраздную желаний глубины.
  
  
  
  
   Май 1902
  
  
  
   Ботанический сад
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  Всю ночь я слышу вздохи странные,
  
  
  
  У изголовья слышу речь.
  
  
  
  Я опущусь в окно туманное
  
  
  
  И буду с улицы стеречь.
  
  
  
  
  Ах, эти страхи все напрасные,
  
  
  
  Моя загадка - здесь - во мне.
  
  
  
  Все эти шорохи бесстрастные -
  
  
  
  Поверь, величье в тишине.
  
  
  
  
  Я подстерег и успокоился.
  
  
  
  И кто другой бы мог придти?
  
  
  
  И только мой восторг удвоился -
  
  
  
  Всё Ты же на моем пути!
  
  
  
  
  О, это Ты - и вздохи странные,
  
  
  
  И сны, и шорохи, и речь...
  
  
  
  Ты - безначальная, желанная,
  
  
  
  Ты - разрешенье милых встреч!
  
  
  
  
  Май 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Поздно. В окошко закрытое
  
  
  
   Горькая мудрость стучит.
  
  
  
   Всё ликованье забытое
  
  
  
   Перелетело в зенит.
  
  
  
  
   Поздно. Меня не обманешь ты.
  
  
  
   Смейся же, светлая тень!
  
  
  
   В небе купаться устанешь ты -
  
  
  
   Вечером сменится день.
  
  
  
  
   Сменится мертвенной скукою -
  
  
  
   Краски поблекнут твои...
  
  
  
   Мудрость моя близорукая!
  
  
  
   Темные годы мои!
  
  
  
  
   Май 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  Сплетались времена, сплетались страны.
  
  
  
  Мы из Венеции на север шли,
  
  
  
  Мы видели дождливые туманы.
  
  
  
  Оторвались, - и к Лидо подошли.
  
  
  
  
  Но берег пуст, и даль оделась в сети
  
  
  
  И долгого и тонкого дождя.
  
  
  
  Мы подождем. Мы будем только дети,
  
  
  
  В живой игре на север уходя.
  
  
  
  
  Так началось времен изображенье.
  
  
  
  Игра веков! О, как ты дорога!
  
  
  
  Бесчисленные развернулись звенья,
  
  
  
  Летели брызги, искры, жемчуга.
  
  
  
  
  Но кто прошел? кто заглянул в туманы?
  
  
  
  Игру, мечту - кто видел издали?..
  
  
  
  Сплетались времена, сплетались страны,
  
  
  
  Мы, не свершив, на север отошли.
  
  
  
  
  2 июня 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Загадай и скройся в ночь,
  
  
  
   И следи, одетый мраком:
  
  
  
   За ночным росистым злаком
  
  
  
   Выйдет северная дочь.
  
  
  
  
   У нее в глазах мечта -
  
  
  
   Отдаленное моленье.
  
  
  
   Как у матери Христа,
  
  
  
   Тайной силы откровенье.
  
  
  
  
   Ризы длинные белей
  
  
  
   Херувимских нежных крылий.
  
  
  
   Ах, в объятиях у ней
  
  
  
   Сонмы девственные лилий...
  
  
  
  
   Загадай и скройся в ночь,
  
  
  
   И следи, одетый мраком:
  
  
  
   Выйдет северная дочь
  
  
  
   За вечерним гибким злаком...
  
  
  
  
   2 июня 1902
  
  
  
  
  
  
  
  ГОЛОСА
  
  
  
  
  
   Первый голос
  
  
  
  
  
  Грустнее не бывали думы.
  
  
  
  
  Последних лет на рубеже
  
  
  
  
  Бесцельно вслушиваюсь в шумы
  
  
  
  
  На доцветающей меже.
  
  
  
  
  
   Второй голос
  
  
  
  
   Усыплён я земными тревогами,
  
  
  
   Всё иное - певучий обман.
  
  
  
   В тишине над святыми дорогами
  
  
  
   Почивает безбрежный туман.
  
  
  
  
  
   Первый голос
  
  
  
  
  
  Не здесь ли верное жилище?
  
  
  
  
  Кузнечик вечен, вечен злак.
  
  
  
  
  Здесь встретятся богач и нищий,
  
  
  
  
  Протянут руки друг и враг.
  
  
  
  
  
   Второй голос
  
  
  
  
   Но в тумане надежды затеряны,
  
  
  
   И поют мои песни вдали.
  
  
  
   До конца сочтены и измерены
  
  
  
   Эти стоны недужной земли.
  
  
  
  
  
   Первый голос
  
  
  
  
  
  Земля зарделась не случайно,
  
  
  
  
  Заря с луною вместе шла.
  
  
  
  
  Передо мной, сгорая тайно,
  
  
  
  
  Жена лазурная плыла.
  
  
  
  
  
   Второй голос
  
  
  
  
   Нет предела земному познанию,
  
  
  
   Гладь земная видна далеко...
  
  
  
   Нынче тягостно было свидание,
  
  
  
   Завтра - снова светло и легко.
  
  
  
  
   7-8 июня 1902. Шахматово
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  
  
  
   Καὶ εἷδον οὐρανὸν καινὸν κα ὶ γῆν
  
  
  
  
  
  
   καινήν ὁ γὰρ πρῶος οὐρανὸς κα ὶ ἡ
  
  
  
  
  
  
   πρώτή γῆ παρ ῆ λϑε, κα ὶ ἡ ϑάλασσα
  
  
  
  
  
  
   οὐκ ἔστιν ἔ τι. Καὶ τὴν πόλιν τὴν
  
  
  
  
  
  
   ἁγιαν, Ἱερουσαλὴμ καιν ὴ ν, εἷδον
  
  
  
  
  
  
   καταβαίνουσαν ἐν τοῦ οὐρανοῦ απὸ
  
  
  
  
  
  
   τοῦ ϑεοῦ, ἡ τοιμασμένημ ώς
  
  
  
  
  
  
   νύμφην κεκοσμημένην τῷ ἀνδρ ὶ
  
  
  
  
  
  
   ἀυτῆς.
  
  
  
  
  
  
  
   Ἀποκάλυψις, κα, 1-2
  
  
  {И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля
  миновали, и моря уже нет. И я, Иоанн, увидел святой город Иерусалим, новый,
  сходящий от бога с неба, приготовленный, как невеста, украшенная для мужа
  своего. Апокалипсис, <гл. 2>, 1-2 (греч.). - Ред.}
  
  
  
  
   Мы истомились в безмерности.
  
  
  
   Вот мои песни - и дни.
  
  
  
   Речи задумчивой верности -
  
  
  
   Не сочтены ли они?
  
  
  
  
   Нет. Еще всё не измерено.
  
  
  
   Всё еще чую красу.
  
  
  
   Знамя блаженства потеряно.
  
  
  
   Я отыскал - и несу!
  
  
  
  
   Страшные клятвы победные,
  
  
  
   Невероятные сны.
  
  
  
   Звуки могучие, медные,
  
  
  
   Стоны моей глубины!
  
  
  
  
   Что же? В последнем пылании
  
  
  
   Ярче и громче обман!
  
  
  
   Если не будет свидания, -
  
  
  
   Пусть пролетит ураган!
  
  
  
  
   Облако! Тени придвинулись!
  
  
  
   Вот - бездыханность близка.
  
  
  
   Мы над землей опрокинулись,
  
  
  
   Нам промечтались века!..
  
  
  
  
   Дева! Астарта! Невнятное!
  
  
  
   Близко - и весело там!
  
  
  
   Ах! Стережет необъятное.
  
  
  
   Вот он - белеющий храм!..
  
  
  
  
   О, неизбежное, милое...
  
  
  
   О, Лучезарная, Ты?
  
  
  
   Над незарытой могилою
  
  
  
   Как побелели цветы!
  
  
  
  
   Крики умолкли. В смятении
  
  
  
   Нам промечтались века...
  
  
  
   Смерть ли? О, нет, об успении
  
  
  
   Дума уже высока...
  
  
  
  
   Всё отступило из времени.
  
  
  
   Сила пределов мертва.
  
  
  
   Память проклятого семени
  
  
  
   Смыла Иная Молва.
  
  
  
  
   Где вы, обильные матери
  
  
  
   С грудью Сидонских богинь?
  
  
  
   Пламень, бушующий в кратере,
  
  
  
   Гибель цветущих пустынь?!
  
  
  
  
   Знаменье - риза струящая
  
  
  
   Неиссякающий свет.
  
  
  
   Это - Жена восходящая -
  
  
  
   Поздний, но верный ответ.
  
  
  
  
   21 июня 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  
  Они идут - туманные
  
  
  
  
  С мерцаньями в глазах.
  
  
  
  
  На них одежды странные,
  
  
  
  
  Вокруг - печаль и страх.
  
  
  
  
  
  Несут обетования,
  
  
  
  
  Но шаг их мерно-тих.
  
  
  
  
  Ужасные желания
  
  
  
  
  Когда-то были в них.
  
  
  
  
  
  Они сердца кровавили,
  
  
  
  
  Их слезы запеклись.
  
  
  
  
  Кровавый ток оставили
  
  
  
  
  И улетели в высь.
  
  
  
  
  
  Теперь идут туманные,
  
  
  
  
  Одежды их белы.
  
  
  
  
  Но чудные, но странные,
  
  
  
  
  Исполненные мглы.
  
  
  
  
  
  23 июня 1902
  
  
  
  
  Канун Иванова дня
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  Я помню тихий мрак и холод с высоты.
  
  
  
  Там своды мрачные задумчиво чернели.
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 405 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа