Главная » Книги

Бальмонт Константин Дмитриевич - Из стихотворений, не вошедших в сборники, Страница 5

Бальмонт Константин Дмитриевич - Из стихотворений, не вошедших в сборники


1 2 3 4 5

>  
  
  
  В душистом царстве нежной мглы.
  
  
   Я с вами разлучен, щеглята,
  
  
  
  Что звонко пели мне в окно,
  
  
   Вся вольность от меня отъята,
  
  
   И все мое неволей взято,
  
  
   Мне помнится - я жил когда-то,
  
  
  
  Но это было так давно.
  
  
  
   ВОСКЛИКНОВЕНИЕ
  
   Из всех таинственный, кем столько песен спето,
  
   Как на лугу цветов и звезд с ночною тьмой,
  
   Свирельник с именем лилейно-легким Фета,
  
   Светильник твой погас, когда зажегся мой.
  
   Еще горит мой день, но мгла вечеровая
  
   Океанически влилась в пожары дня.
  
   Кому мне передать, звено с звеном свивая,
  
   Свирель, чтоб пела песнь, достойную меня.
  
  
  
  
  ТЮТЧЕВ
  
  
  Есть ворон, мрак с отливом синеватым,
  
  
  У этой птицы ход был до богов,
  
  
  И в наши дни, далеко от врагов,
  
  
  Гнездится он на башнях и по скатам.
  
  
  В нем древний разум, с опытом богатым,
  
  
  Он молча слушал долгий плеск веков,
  
  
  И бой полночный башенных часов,
  
  
  И острый свист ветров на поле сжатом.
  
  
  Есть сумрачный гудящий мотылек,
  
  
  Живущий слитно с хаосом и мраком,
  
  
  Он мертвой головы отмечен знаком.
  
  
  Есть тонкий в черном кружеве намек,
  
  
  Есть вещий бред, навороженный мраком,
  
  
  Есть Тютчев, чаровник железных строк.
  
  
  
  
   ФЕТ
  
  
  
  
   *
  
  
   Никто так не воспринял красоту
  
  
   Усадьбы старой, сада и балкона,
  
  
   Вершин древесных вкрадчивого звона,
  
  
   Явленье звезд в горенье на лету.
  
  
  
  Девичество, одетое в мечту,
  
  
  
  Глаза в глаза - два вещие затона,
  
  
  
  Весь звук, от легких лепетов до стона,
  
  
  
  Он знал, связуя низ и высоту.
  
  
   От тонкого к тончайшему, как стебли.
  
  
   От нежного к нежнейшему, как сон.
  
  
   Пропел, как птичье горло, солнце он.
  
  
  
  С веслом алмазным, в звездно-лунной гребле
  
  
  
  Он плыл, как бог египетских времен,
  
  
  
  Туда, где голубеет вечный лен.
  
  
  
  
   ЧЕТА
  
  
  Мне дорого, что не одна мечта,
  
  
  А также мысль всегда владеет мною.
  
  
  Красива эта дружная чета.
  
  
   Одна бежит взыгравшею волною,
  
  
   Другая - как лесной подземный ключ,
  
  
   Во тьме густой, с целительной водою.
  
  
  Да, я поэт. И меж певцов - певуч.
  
  
  Мне нравится отдаться своеволью.
  
  
  Люблю скользить на самом крае круч.
  
  
   Скитаться по зеленому раздолью.
  
  
   Но также я люблю тяжелый труд,
  
  
   С его самозамкнутостью и болью.
  
  
  Легко найти изящный изумруд,
  
  
  Рубин, сафир - в лесу, в разбеге поля.
  
  
  Венок и дети малые плетут.
  
  
   Для большего нужна иная доля.
  
  
   Смарагды есть, что пращур отыскал,
  
  
   Себя к подземным ходам приневоля.
  
  
  Рубины есть, в которых пламень ал,
  
  
  Как будто в нем пожар излитой крови.
  
  
  В них прадед твой векам явил закал
  
  
   Души, умевшей быть других суровей,
  
  
   Искать, смотреть и видеть в темноте,
  
  
   Где видеть глаз умеет только совий.
  
  
  Над пропастью качаться на черте,
  
  
  Ведущей в глубь, - а может, прочь от мира,
  
  
  Не это ли дорога к красоте,
  
  
   Небесного среди камней сафира?
  
  
   Ты, поздний, видя перстень родовой,
  
  
   Храни его в часы хмельного пира.
  
  
  Ты, нежная, вся - лик мечты живой,
  
  
  С пленительно-лилейными перстами,
  
  
  Люби себя, люби весь облик свой.
  
  
   Твои запястья, кольца светят снами,
  
  
   Которые увидь и счастлив будь.
  
  
   Но поброди седыми временами,
  
  
  Вверяясь мысли, знающей свой путь. ..
  
  
  Ты видишь, сколько бездн в твоих каменьях?
  
  
  Поверь, увидишь их когда-нибудь.
  
  
   Все рождены мы в страхе и мученьях.
  
  
   Чтоб не были все время страшны мы,
  
  
   Роняй рубины в скрепу, в древних звеньях.
  
  
  Но сам умей добыть их в пасти тьмы.
  
  
  И пусть твой дух, свою лелея волю,
  
  
  Других светло изводит из тюрьмы.
  
  
   О, мысль, веди мой плуг тяжелый к полю.
  
  
   Мечта, пусть будет праздник мне готов,
  
  
   Когда, хваля мне выпавшую долю,
  
  
  Сплету себе венок из васильков.
  
  
  
  
  ПРИМЕЧАНИЯ
  Приставникам слова (стр. 441). - Написано в связи с запрещением цензурой книги Г. Иегера об Ибсене в переводе Бальмонта (см. наст, изд., с. 554). Приставник - лицо, осуществляющее надзор. Вифлеемское избиение. - По евангельской легенде, встревоженный вестью о рождении Иисуса Христа, царь Ирод приказал убить всех младенцев мужского пола в городе Вифлееме. Монтекристо - система стрелкового оружия мелкого калибра.
  Шошана Авивит (стр. 455). - Шошана Авивит - актриса театра-студии "Габима", основанной в Москве в 1918 г, и ставившей спектакли на древнееврейском языке. Речь, видимо, идет о спектакле "Гадибук", где Шошана играла роль Лейлы. Авивит (древнеевр.) - буквально: "весна жизни". Скиф - см. примеч. к с. 86. Руфь и Юдифь - библейские персонажи; Юдифь обольстила полководца Олоферна, а затем убила его.
  Глагольные рифмы (стр. 456). - Лохвицкая Мирра - см. примеч. к с. 275.
  Соловей (стр. 456). - С. А. Кусевицкий - см. примеч. к с. 354. Гаканий (ум. в 1193 г.), Гафис (ок. 1325-1389 или 1390) - персидские поэты.
  Воскликновение (стр. 460). - Светильник твой погас, когда зажегся мой. - В 1891 г., за год до смерти, А. А. Фет издал четвертый, последний выпуск своего последнего сборника "Вечерние огни"; в 1890 г. появилась первая книга Бальмонта - "Сборник стихотворений".
  
  
  
   К. Д. Бальмонт
  
  
  
   Стихотворения --------------------------------------
  Стихотворная сатира первой русской революции (1905-1907)
  Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание.
  Л., "Советский писатель", 1969 --------------------------------------
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  22. Притча о черте
  23. Наш царь
  24. Нарыв
  
  
  
   22. ПРИТЧА О ЧЕРТЕ
  
  
  С великолепною иронией эстета,
  
  
  Который тонко чтит изысканный свой дар,
  
  
  Ко мне явился Черт, взял за руку Поэта,
  
  
  И вот меня повел - куда бы? - на пожар.
  
  
  Горел огромный дом, пятнадцатиэтажный,
  
  
  Стропила рушились сквозь дымы надо мной.
  
  
  Пожарные, толпой картинной и отважной,
  
  
  Спасали в этажах людей и хлам чужой.
  
  
  И Черт промолвил мне: "Не трогательно ль это?
  
  
  Поджог, конечно, мой, и дом я строил сам.
  
  
  Но сколько блесков здесь изменчивого цвета,
  
  
  Как дым молитвенно восходит к небесам!
  
  
  А те мундирники - что делали пред этим?
  
  
  Сидели в кабаке и пили дрянь свою.
  
  
  Теперь же сколько в них геройства мы заметим
  
  
  В самоотверженном служеньи бытию!
  
  
  А вон цветник там вдов, в них чую благодарность:
  
  
  Погиб весь бельэтаж, там каждый муж был стар,
  
  
  Но в ночь да с мерою мы вводим светозарность".
  
  
  И Черт? Схватив насос, стал заливать пожар.
  
  
  <1905>
  
  
  
   23. НАШ ЦАРЬ
  
  
  Наш царь - Мукден, наш царь - Цусима,
  
  
  Наш царь - кровавое пятно,
  
  
  Зловонье пороха и дыма,
  
  
  В котором разуму - темно.
  
  
  Наш царь - убожество слепое,
  
  
  Тюрьма и кнут, подсуд, расстрел,
  
  
  Царь - висельник, тем низкий вдвое,
  
  
  Что обещал, но дать не смел.
  
  
  Он трус, он чувствует с запинкой,
  
  
  Но будет, час расплаты ждет.
  
  
  Кто начал царствовать - Ходынкой,
  
  
  Тот кончит - встав на эшафот.
  
  
  <Апрель 1906>
  
  
  
  
  24. НАРЫВ
  
  
  Самодержавие разорвано, разбито,
  
  
  Ему приходится к разбойникам взывать.
  
  
  Но мути мерзостной еще довольно скрыто,
  
  
  Гнойник насилия всё ж будет нарывать.
  
  
  Царь губошлепствует. В дворце его - громила,
  
  
  Кричащий с наглостью: "Патронов не жалеть".
  
  
  Другой холоп, поняв, что пролетарий - сила,
  
  
  Лопочет: "Братцы, стой. Я вам готовлю - клеть".
  
  
  О, мерзость мерзостей! Распад, зловонье гноя!
  
  
  Нарыв уже набух и, пухлый, ждет ножа.
  
  
  Тесней, товарищи, сплотимтесь все для боя,
  
  
  Ухватим этого колючего ежа.
  
  
  Его колючки - штык, его колючки - пули,
  
  
  Его ухватка - ложь, фальшивые слова.
  
  
  Но голос вольности растет в безмерном гуле:
  
  
  "Прочь, старое гнилье! Пусть будет жизнь жива!"
  
  
  <Апрель 1906>
  
  
  
   К. Д. БАЛЬМОНТ
  Константин Дмитриевич Бальмонт (1867-1942) - поэт-символист. Начал печататься с 1885 г. Сочувственно относился к революции 1905 г., что нашло отражение в стихах, опубликованных в большевистской газете "Новая жизнь", а также в сборнике "Стихотворения" (1906), изданном горьковским издательством "Знание", и в вышедшем за границей сборнике "Песни мстителя", Париж, 1907.
  22. "Жупел", 1905, No 1, с. 3. Горел огромный дом, пятнадцатиэтажный. Имеется в виду династия Романовых, насчитывающая от Михаила Федоровича - до Николая II пятнадцать наиболее известных царствующих особ (всего было восемнадцать).
  23. "Красное знамя" (Paris), 1906, No 1, с. 23. Печ. по кн.: К. Бальмонт, Песни мстителя, Париж, 1907, с. 9. Царь - Николай II. Мукден. Подразумевается Мукденское сражение (6-25 февраля 1905 г.) - последнее крупное сражение русско-японской войны, закончившееся поражением русских войск. Цусима. Имеется в виду Цусимское морское сражение (14-15 мая 1905 г.) у островов Цусимы в Корейском проливе, окончилось полным поражением русской эскадры. Ходынка. Намек на катастрофу, происшедшую 18 мая 1896 г. на Ходынском поле (окраина Москвы) в дни коронации Николая II, когда погибло около 2 тысяч человек, несколько десятков тысяч было изувечено.
  24. "Красное знамя" (Paris), 1906, No 1, с. 26. Громила, кричащий с наглостью: "Патронов не жалеть". Имеется в виду Д. Ф. Трепов. Холоп... лопочет: "Братцы, стой..." Имеется в виду обращение Витте к рабочим.

Другие авторы
  • Данте Алигьери
  • Лукьянов Александр Александрович
  • Анастасевич Василий Григорьевич
  • Кандинский Василий Васильевич
  • Губер Борис Андреевич
  • Ратгауз Даниил Максимович
  • Грамматин Николай Федорович
  • Строев Павел Михайлович
  • Шепелевич Лев Юлианович
  • Певцов Михаил Васильевич
  • Другие произведения
  • Морозов Михаил Михайлович - Отзыв М. М. Морозова на перевод "Ромео и Джульетты" Шекспира, сделанный поэтом Б. Пастернаком
  • Некрасов Николай Алексеевич - Из статьи "Обзор прошедшего театрального года и новости наступающего"
  • Брандес Георг - Шекспир. Жизнь и произведения
  • Ильф Илья, Петров Евгений - Остров мира
  • Вейнберг Петр Исаевич - Он был титулярный советник...
  • Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - Засоренные дороги и с квартиры на квартиру
  • Писарев Дмитрий Иванович - Французский крестьянин в 1789 году
  • Воровский Вацлав Вацлавович - Мысли вслух
  • Зарин-Несвицкий Федор Ефимович - За чужую свободу
  • Арцыбашев Михаил Петрович - Счастье
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 499 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа