Главная » Книги

Бальмонт Константин Дмитриевич - Из стихотворений, не вошедших в сборники, Страница 3

Бальмонт Константин Дмитриевич - Из стихотворений, не вошедших в сборники


1 2 3 4 5

align="justify">   И прямо в сердце он звонит.
  
  
   Средь чувств люблю огонь любленья,
  
  
   В году желанна мне весна,
  
  
   Люблю средь вспышек - вдохновенье,
  
  
   Средь чистых сердцем - Куприна.
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Если зимний день тягучий
  
  
  
  Заменила нам весна,
  
  
  
  Прочитай на этот случай
  
  
  
  Две страницы Куприна.
  
  
  
  На одной найдешь ты зиму,
  
  
  
  На другой войдешь в весну.
  
  
  
  И "спасибо побратиму" -
  
  
  
  Сердцем скажешь Куприну.
  
  
  
  Здесь, в чужбинных днях, в Париже,
  
  
  
  Затомлюсь, что я один, -
  
  
  
  И Россию чуять ближе
  
  
  
  Мне дает всегда Куприн.
  
  
  
  Если я - как дух морозный,
  
  
  
  Если дни плывут, как дым, -
  
  
  
  Коротаю час мой грозный
  
  
  
  Пересмешкой с Куприным.
  
  
  
  Если быть хочу беспечней
  
  
  
  И налью стакан вина,
  
  
  
  Чокнусь я всего сердечней
  
  
  
  Со стаканом Куприна.
  
  
  
  Чиркнет спичкой он ли, я ли, -
  
  
  
  Две мечты плывут в огне,
  
  
  
  Курим мы - и нет печали,
  
  
  
  Чую брата в Куприне.
  
  
  
  Так в России звук случайный,
  
  
  
  Шелест травки, гул вершин -
  
  
  
  Той же манят сердце тайной,
  
  
  
  Что несет в себе Куприн.
  
  
  
  Это - мудрость верной силы,
  
  
  
  В самой буре - тишина.
  
  
  
  Ты - родной и всем нам милый,
  
  
  
  Все мы любим Куприна.
  
  
  
   ЖЕМЧУЖНАЯ РАКОВИНА
  
  
   Мне памятен любимый небом край.
  
  
   Жемчужного он раковиной в море
  
  
   Возник давно, и волны в долгом хоре
  
  
   Ему поют: "Живи. Не умирай".
  
  
   Живи. Светись. Цвети. Люби. Играй.
  
  
   Ты верным сердцем с солнцем в договоре.
  
  
   Тебя хранит, весь в боевом уборе,
  
  
   Влюбленный в Корень Солнца самурай.
  
  
   Весь остров - как узор живого храма.
  
  
   Взнесенный ирис, как светильник, нем.
  
  
   Как слово песни - чаша хризантем.
  
  
   Окно в простор. В нем - золотая рама.
  
  
   Поля. Сады. Холмы. И надо всем -
  
  
   Напев тончайших линий: Фуджи-Яма.
  
  
  
   ЗАВЕТНАЯ РИФМА
  
  
  Не Пушкин, за ямбами певший хореи,
  
  
   Легчайший стиха образец,
  
  
  Не Фет, иссекавший в напевах камеи,
  
  
   Усладу пронзенных сердец,
  
  
  Не Тютчев, понявший созвучия шума,
  
  
   Что Хаос родит по ночам,
  
  
  Не Лермонтов - весь многозвездная дума,
  
  
   Порыв, обращенный к мечам,
  
  
  Не тот многомудрый, в словах меткострельный,
  
  
   Кем был Баратынский для нас, -
  
  
  Меня научили науке свирельной,
  
  
   Гранили мой светлый алмаз.
  
  
  Хореи и ямбы с их звуком коротким
  
  
   Я слышал в журчаньи ручьев,
  
  
  И голубь своим воркованием кротким
  
  
   Учил меня музыке слов.
  
  
  Качаясь под ветром, как в пляске, как в страхе,
  
  
   Плакучие ветви берез
  
  
  Мне дали певучий размер амфибрахий, -
  
  
   В нем вальс улетающих грез.
  
  
  И дактиль я в звоне ловил колокольном,
  
  
   И в марше солдат - анапест.
  
  
  Напевный мой опыт был с детства невольным,
  
  
   Как неясность на лике невест.
  
  
  В саду, где светили бессмертные зори
  
  
   Счастливых младенческих дней,
  
  
  От липы до липы, в обветренном хоре,
  
  
   Качались шуршанья ветвей.
  
  
  Близ нивы беседовал сам я с собою,
  
  
   И видел в колосьях намек,
  
  
  И рифмою чудился мне голубою
  
  
   Среди желтизны василек.
  
  
  В горячем июле, в пробегах безгласных
  
  
   Качавших полнеба зарниц,
  
  
  Читал я сказанья о странах прекрасных,
  
  
   Где райских увижу я птиц.
  
  
  В звучаньи ли долгом пастушьего рога,
  
  
   В громах ли - всё звонче, светлей -
  
  
  Мне слышались, снились напев и дорога, -
  
  
   И я полюбил журавлей.
  
  
  Свершилось. Дорога моя беспредельна.
  
  
   Певучие - песни мои.
  
  
  Хваленье, что пели вы мне колыбельно,
  
  
   В далекой деревне ручьи.
  
  
  Быть может, дадутся другому удачи
  
  
   Полней и светлей, чем моя.
  
  
  Но мир облетел я. И как же иначе
  
  
   Крылатым ответил бы я?
  
  
  Я видел всю Землю от края до края.
  
  
   Но сердцу всех сказок милей,
  
  
  Как в детстве, та рифма моя голубая
  
  
   Широкошумящих полей.
  
  
  
  
  МОСКВА
  
  
  
  
  <Отрывок>
  
  
   Я помню... Маленькие руки,
  
  
   Смешные, и мои притом,
  
  
   Раскрыли очень старый том.
  
  
   "Москва... как много в этом звуке..." -
  
  
   Ребенок прочитал, дивясь, -
  
  
   Он слов не понял в этот час.
  
  
   "Москва... как много в этом звуке
  
  
   Для сердца русского..." Опять
  
  
   Поет старинная печать.
  
  
   Тут слово первое науки,
  
  
   Но мне неведомой. Тут - знак,
  
  
   А смысл понять нельзя никак.
  
  
   Зачем Москва? Но я в деревне,
  
  
   В моей, рожден, люблю ее.
  
  
   В ней мать, отец, в ней всё мое.
  
  
   Подобна сказочной царевне
  
  
   Любая бабочка в саду.
  
  
   Здесь всю Россию я найду.
  
  
   Так я шептал, - внемлите, внуки
  
  
   Мои, от дочери моей, -
  
  
   Дивясь, шептал на утре дней:
  
  
   "Москва! Так много в этом звуке?"
  
  
   А ею жил. И ей живу.
  
  
   Люблю, как лучший звук, Москву!
  
  
  
   НЕПРИСТУПНЫЙ ХРАМ
  
  
  Мир опять в кровавой древней саге,
  
  
  В беге - так, чтоб даль была близка.
  
  
  - Я читаю солнце в капле влаги,
  
  
  Я смотрю в молитвенник цветка.
  
  
  Мир бесплодных взлетов, гремь набатов,
  
  
  Пляска мертвых, шабаш до зари.
  
  
  - Я в великой всенощной закатов.
  
  
  Бог, я здесь. Гори и говори.
  
  
  
   УТОК ТКАНЬЯ
  
  
  Над синим морем, ходом дня взметаем,
  
  
  Взметен, кистями книзу обрамлен,
  
  
  Багряный плащ, подбитый горностаем,
  
  
  Уток тканья закатных веретен.
  
  
  С кончиной дня окутано всё лоно
  
  
  Лазурных сил в горючие цветы.
  
  
  Но минет час - трилистник Ориона
  
  
  Взнесется вкось и глянет с высоты.
  
  
  
  
  КОСОГОР
  
  
  Как пойду я на далекий косогор,
  
  
  Как взгляну я на беду свою в упор,
  
  
  Придорожные ракиты шелестят,
  
  
  Пил я счастье, вместе с медом выпил яд.
  
  
  Косогорная дорога вся видна,
  
  
  Уснежилася двойная косина,
  
  
  А на небе месяц ковшиком горит,
  
  
  Утлый месяц сердцу лунно говорит:
  
  
  "Где всё стадо, опрометчивый пастух?
  
  
  Ты не пил бы жарким летом летний дух,
  
  
  Ты овец бы в час, как светит цветик-ал,
  
  
  Звездным счетом всех бы зорко сосчитал.
  
  
  Ты забыл, войдя в минуты и часы,
  
  
  Что конец придет для всякой полосы,
  
  
  Ты вдыхал, забывши всякий смысл и срок,
  
  
  Изумительный, пьянительный цветок.
  
  
  Ты забыл, что для всего вездёГ черед,
  
  
  Что цветущее наверно отцветет,
  
  
  И когда пожар далекий запылал,
  
  
  Любовался ты, как светит цветик-ал.
  
  
  Не заметил ты, как стадо всё ушло,
  
  
  Как сгорело многолюдное село,
  
  
  Как зарделись ярким пламенем леса,
  
  
  Как дордела и осенняя краса.
  
  
  И остался ты один с собою сам,
  
  
  Зашумели волчьи свадьбы по лесам,
  
  
  И теперь, всю силу месяца лия,
  
  
  Я пою тебе, остря свои края".
  
  
  Тут завеяли снежинки предо мной,
  
  
  Мир, как саваном, был полон белизной,
  
  
  Только в дальности, далеко от меня,
  
  
  Близко к земи ярко тлела головня.
  
  
  Это месяц ли на небе, на краю?
  
  
  Это сам ли я судьбу свою пою?
  
  
  Это вьюга ли, прядя себе убор,
  
  
  Завела меня, крутясь, на косогор?
  
  
  
  
  ПРИМЕЧАНИЯ
  Среди Шхер - с. 329. - Артист. 1893. No 30. С. 112 (под заглавием: "У берегов Скандинавии"). Валгалла - в скандинавской мифологии - царство богов, куда попадают души павших в сражении воинов. Валькирии - в скандинавской мифологии прекрасные девы, дочери верховного бога Одина; они участвуют в сражениях и уносят души павших героев в Валгаллу.
  Памяти А. Н. Плещеева - с. 330. - Русские ведомости. 1893. 7 октября. Плещеев Алексей Николаевич (1825-1893) - поэт, в молодости входил в революционный кружок М. В. Петрашевского, в 1849 г. был арестован и после восьмимесячного заключения в Петропавловской крепости, лишенный "всех прав и состояния", выслан рядовым в Оренбургский корпус. В 1856 году освобожден от военной службы и вернулся к литературной деятельности. Бальмонт присутствовал на похоронах А. Н. Плещеева в Москве (7 октября 1893 г.) и прочитал у могилы свое стихотворение:
  
  
   Его душа была чиста, как снег:
  
  
   Был для него святыней человек;
  
  
   Он был всегда певцом добра и света;
  
  
   К униженным он полон был любви.
  
  
   О молодость! Склонись, благослови
  
  
   Остывший прах умолкшего поэта.
  
  
   (Русские ведомости, 1893, 8 октября.)
  Гробовщик - с. 330. - Журнал для всех. 1898. No 12. С. 143. Источник сюжета - вероятно, рассказ А. П. Чехова "Скрипка Ротшильда" (1894). Эту версию подтверждает автограф данного стихотворения с посвящением А. П. Чехову, вклеенный в экземпляр сборника Бальмонта "Тишина", принадлежащий Чехову (Балухатый С. Библиотека Чехова. - Сб. Чехов и его среда. Л., 1930. С. 217). Автограф датирован: "Москва, 1894, 24 апреля - Ялта, 1898, 23 сентября" (первая дата означает, видимо, время написания стихотворения, вторая - время передачи автографа). Бальмонт познакомился с А. П. Чеховым летом 1896 г. в Крыму. В мае 1902 года Чехов писал Бальмонту: "Вы знаете, я люблю Ваш талант и каждая Ваша книжка доставляет мне немало удовольствия и волнения" (Чехов А. П. Полное собрание сочинений. М., 1950. Т. 19. С. 281). В архиве Чехова сохранилось 12 писем Бальмонта к Чехову (1898-1904). "Я так люблю страницы, написанные Вами, с их грустью, с их дымкой, с их тонким изяществом", - писал он Чехову 25 декабря 1901 г. О своих встречах с А. П. Чеховым Бальмонт рассказал в статье "Имени Чехова" (Россия и славянство. Париж, 1929, 13 июля).
  Колокольный звон - с. 331. - Артист. 1894. No 43. С. 136.
  "Когда заглянет в лоно вод..." - с. 331. - Северный вестник. 1898. N3 1. С. 134. Вошло в 1-е издание сборника "Тишина" (1898) как заключение книги, но было исключено при перепечатке сборника в составе 1-го тома Собрания стихов (1905). Дата по цензурному разрешению сборника "Тишина". Есть автограф в архиве К. М. Станюковича (ГПБ) - с некоторыми разночтениями, датой: 12 декабря 1897 г. и с посвящением Зинаиде Константиновне Станюкович.
  "Бесстрастно светит солнце в высоте..."- с. 332. - Ежемесячные сочинения. 1900. No 2/3. С. 104.
  Маленький султан - с. 332. - Первая полная публикация - в зарубежном сборнике "Песни борьбы", изданном "Союзом русских социал-демократов" (Женева. 1902. С. 113 - без имени автора). Печатается по автографу (ЦГАЛИ), опубликованному Е. А. Андреевой (в кн. Брюсов В. Дневники 1891-1910. М., 1927. С. 176). Стихотворение стало откликом на студенческую демонстрацию 4 марта 1901 года в Петербурге. Подробнее см. комментарий к стихотворению "Сквозь строй" в сборнике "Будем как солнце". Маленький султан - Николай II.
  Горькому - с. 333. Горький М. Материалы и исследования. Л., 1934. Т. 1. С. 194.
  Мои враги - с. 333. - Бальмонт К. Д. Собрание стихов. М., 1904. Т. 2. С. 2.
  "Я мчусь по воздушной железной дороге..." - с. 334. - Золотое руно. 1906. No 1. С. 75 (в очерке Бальмонта "Два слова об Америке").
  <На смерть М. А. Лохвицкой> - с. 335. - Печатается по автографу (ИРЛИ, архив Г. Г. Бахмана). Лохвицкая Мирра Александровна (1869-1905) - поэтесса. Познакомилась с Бальмонтом в марте 1898 года. Среди стихотворений М. А. Лохвицкой, обращенных к Бальмонту, - самые известные "Лионель", "Если прихоти случайной...", "Эти рифмы - твои иль ничьи...".
  Мещане - с. 335. - Новая жизнь. 1905. No 15. 17 ноября. Иудин осинник (еванг.) - апостол Иуда, предавший Христа, повесился на осине. Кагал - здесь: неуемная, крикливая толпа.
  Притча о черте - с. 336. - Жупел. 1905. No 1 (2 декабря). С. 3. А. М. Горький назвал это стихотворение - "вещь острая и современная" и думал напечатать его в газете "Новая жизнь" (см. Карасик З. М. Горький и сатирические журналы "Жупел" и "Адская почта". В кн.: М. Горький в эпоху революции 1905-1907 годов. Материалы, воспоминания, исследования. М., 1957. С. 366).
  "Я с ужасом теперь читаю сказки..." - с. 336. - Бальмонт К. Д. Белые зарницы. Мысли и впечатления. СПб., 1908. С. 184 (в очерке "Флейты из человеческих костей"). Это стихотворение написано вскоре после разгрома восстания в Москве, в декабре 1905 г.: "...и был дикий декабрь. Мимо меня проходили толпы, мимо меня проходили солдаты, мимо меня проносили трупы, мимо меня пронеслись победные вскрики смелых, быстро сменившись хохотом наглых и стоном раненых. Лик Человека изменился и надолго стал ликом Зверя... И слыша в душе замирания флейт, я измененным голосом шептал..." (далее следует текст стихотворения). В первой публикации очерка (Золотое руно. 1906. No 6. С. 45) этого стихотворения нет. Книга "Белые зарницы" по выходе была арестована цензурой, позднее запрет был снят.
  Душа с душой - с. 337. - Весы. 1909. No 1. С. 8.
  Примерная жизнь - с. 337. - Современный мир. 1910. No 9. С. 105. Клирос - в православной церкви боковая часть возвышения перед иконостасом; на клиросах располагается хор.
  Ему - с. 338. - Северные записки. 1913. No 1. С. 46. Вероятно, обращено к В. Я. Брюсову, в связи с публикацией его книги "Далекие и близкие", в 1912 году. В книге содержались статьи Брюсова о Бальмонте, не всегда благодушные.
  Дурной сон - с. 339. - Русское слово. 1913. 30 июля (в цикле "В деревне" - единственное стихотворение, не вошедшее в сборник "Белый зодчий"). Голубой мундир - мундир жандармского офицера.
  Вячеславу Иванову - с. 339. - Иванов Вячеслав Иванович (1866-1949) - поэт и филолог, теоретик русского символизма. См. его работы о творчестве Бальмонта: "О лиризме Бальмонта" (Аполлон. 1912. No 3/4; Записки неофилологического общества при Петербургском университете, 1914. Вып. 7). Дополнительно: Иванов Вяч. К. Д. Бальмонт (Речь. 1912. 11 марта); Альтман М. С. Из бесед с поэтом Вячеславом Ивановичем Ивановым (Ученые записки Тартуского университета. Труды по русской и славянской филологии. Тарту, 1968. Вып. 209. С. 304, 312, 314).
  В чайном домике - с. 340. - Биржевые ведомости (утр. вып.). 1916. 12 июля. Входило в неизданный сборник "ТО". Бальмонт путешествовал по Японии в апреле - мае 1916 г.
  Под северным небом - с. 341. - Нива. 1916. No 52. С. 86. Клише автографа этого стихотворения помещено в качестве вступления к Собранию лирики, в первой книге издания "Под северным небом". М., 1917. С. 7. Под громкий лай собак бежал в лесах олень. - По греческой мифологии охотник Актеон, подглядевший купающуюся Артемиду, в наказание был обращен богами в оленя и растерзан своими же собаками.
  Белой ночью - с. 341. - Бальмонт К. Д. Солнечная пряжа. Изборник 1890-1918 // Пушкинская библиотека. М.: Изд-во М. и С. Сабашниковых, 1921. С. 190. Входило в неизданный сборник "ТО".
  Из цикла "В России" - с. 342. - Весенний салон поэтов. М., 1918. С. 32 и 35. Оба стихотворения входили в неизданный сборник "ТО".
  Ребенку богов, Прокофьеву - с. 343. - Москва. 1919. No 2. С. 6 (без посвящения С. Прокофьеву). Прокофьев Сергей Сергеевич (1891-1953) - русский композитор. Светы степного ковыля. - Имеется в виду "Скифская сюита" С. Прокофьева (1915).
  По тропинке - с. 343. - Бальмонт К. Д. Солнечная пряжа. Изборник 1890-1918 // Пушкинская библиотека. М.: Изд-во М. и С. Сабашниковых, 1921. С. 116. Входило в неизданный сборник "ТО".
  "Тургенев - первая влюбленность..." - с. 344. - Современные записки, Париж, 1921. Кн. 4 (в статье Бальмонта "Мысли о творчестве"). Входило в неизданный сборник "ТО". 1918 г. К 100-летию со дня рождения И. С. Тургенева Общество любителей российской словесности готовило сборник. На предложенную редакцией анкету о Тургеневе отвечал и Бальмонт. Сборник не был опубликован, а полученные ответы были изданы Н. П. Сакуриным в книге "Тургенев и его время" (Первый сборник. М. - П., 1923), где на ее. 16-25 напечатан ответ Бальмонта - статья "Рыцарь Девушки - Женщины". Заканчивается стихотворение "Тургенев - первая влюбленность...", о котором Бальмонт пишет, что оно "возникло внезапно, когда в сентябрьские дни, начав перечитывать Тургенева целиком, чтобы заглянуть, все ли еще я люблю его, как любил в юности, я вдруг увидал, что люблю его не так, как в юности, а гораздо сильнее" (с. 24).
  Воспоминание - с. 345. - Жар-птица. Берлин, 1921. No 2. С. 10.
  Колодец - с. 346. - Современные записки. Париж, 1922. Кн. 9. С. 11 (в цикле "Видения родного").
  "Средь птиц мне кондор всех милее..." - с. 348. - Бальмонт К. Д. Где мой дом? Очерки (1920-1923). Прага, 1924. С. 104 (в очерке "Золотая птица"). Стихотворение предварено: "Когда 15 апреля нынешнего года друзья Александра Ивановича Куприна выступали один за другим на его вечере, в зале, которая не могла вместить всех желающих слушать его и о нем, я произнес, обращаясь к нему, мою импровизацию, где пытался воплотить именно ту черту Куприна, которая близит его к царству природы". В годы эмиграции Бальмонт и А. И. Куприн были друзьями (см. Куприна К. А. Бальмонт и Куприн. Голос родины, Париж, 1968. No 51. Из дуба строились драконы. - Дуб-дракон - долбленый челн (струг), украшенный изображением дракона, у народов, в древности населявших берег Балтийского моря.
  "Если зимний день тягучий..." - с. 349. - Бальмонт К. Д. Где мой дом? Прага, 1924. С. 105. Стихотворение было прочитано Бальмонтом на "детском утре" (6 мая 1923 г.), посвященном творчеству А. И. Куприна.
  Жемчужная раковина - с. 350. - Бальмонт К. Д. Где мой дом? С. 83 (в очерке "Огненные лепестки", посвященном Японии и японской поэзии). Бальмонт писал: "Много излюбленных судьбою я видел благословенных уголков Земли. Много раз, в путях, я был счастлив на далеких живописных островах Океании или в горном уюте солнечных стран. Но нигде я не испытал того, что в Японии. Несколько недель счастья, в раме сказочной красоты, и ни одной минуты испорченной, ни единого мгновения, чем-нибудь затемненного. Ниппон, Корень Солнца, умеет быть таким. Древо Солнца, в корне своем, растет из чистого золота" (ее. 82-83). Корень Солнца - название Японии в древних преданиях. Самурай - представитель военного сословия в феодальной Японии. Фуджи-Яма (Фудзияма) - вулканическая гора в Японии.
  Заветная рифма - с. 350. - Современные записки. Париж, 1924. Кн. 22. С. 174 (в цикле "Из книги "В раздвинутой дали" - в книгу не вошла).
  Москва - с. 352. - Перезвоны. Рига, 1927. No 28. С. 870.
  Неприступный храм - с. 352. - Перезвоны. Рига, 1927. No 36. С. 1138.
  Уток тканья - с. 353. - Перезвоны. Рига, 1927, No 38. С. 1196. Уток - нити, расположенные параллельно друг Другу и поперек ткани.
  Косогор - с. 353. - Современные записки. 1936. Кн. 61. С. 189 (в статье Б. Зайцева "О Бальмонте"). Как взгляну я на беду свою... - В 1932 г. обнаружились признаки душевной болезни Бальмонта.
  
  
  
   К. Бальмонт
  
  
  Стихотворения, не вошедшие в сборники
  
  
  
  
  1892-1935 --------------------------------------
  Бальмонт К. Д. Избранное. Стихотворения. Переводы. Статьи
  М., "Художественная литература", 1980
  OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  Содержание
  Приставникам слова
  Добыча
  Стихи о России
  Дрема
  Два сонета к Италии
  1. Италия
  2. Данте
  Черта
  Шошана Авивит
  Глагольные рифмы
  Соловей
  Образ
  Разлучность
  Воскликновение
  Тютчев
  Фет
  "Никто так не воспринял красоту..."
  Чета
  
  
  
   ПРИСТАВНИКАМ СЛОВА
  
  
   Я ненавижу гнет насилья.
  
  
   Меня пугает звон оков.
  
  
   Судьба мне даровала крылья.
  
  
   Я должен быть меж облаков.
  
  
   Но если я не принимаю
  
  
   Штыков, нагайки и мечей,
  
  
   Десятикратно презираю
  
  
   Я добровольных палачей.
  
  
   Те - безымянные - сурово
  
  
   Мне угрожают лишь тюрьмой.
  
  
   Вы - истые жандармы слова -
  
  
   Сковать хотите разум мой.
  
  
   Те - безучастны, жестки, льдисты -
  
  
   Меня не трогают средь стен.
  
  
   Вы - комнатные анархисты -
  
  
   Мечтанья взять хотели б в плен.
  
  

Другие авторы
  • Иванов-Классик Алексей Федорович
  • Соколов Николай Афанасьевич
  • Данте Алигьери
  • Крылов Александр Абрамович
  • Палеолог Морис
  • Щербина Николай Федорович
  • Берман Яков Александрович
  • Сухомлинов Владимир Александрович
  • Долгоруков Иван Михайлович
  • Жданов В.
  • Другие произведения
  • Оленин Алексей Николаевич - Собрание разных происшествий, бывших в нынешней войне с Французами...
  • Чарская Лидия Алексеевна - И. Стрелкова. Тайна Лидии Чарской
  • Барро Михаил Владиславович - Фердинанд Лессепс. Его жизнь и деятельность
  • Каченовский Михаил Трофимович - Историческия замечания о древностях великого Новагорода
  • Боткин Василий Петрович - А. Звигильский. Творческая история "Писем об Испании" и отзывы о них современников
  • Леонтьев Константин Николаевич - Чем и как либерализм наш вреден?
  • Гладков А. - Назад, в будущее, или Есть такие партии
  • Сологуб Федор - Письма Федора Сологуба в Совнарком, В. И. Ленину и А. В. Луначарскому
  • Андерсен Ганс Христиан - Философский камень
  • Достоевский Михаил Михайлович - Достоевский М. М.: биобиблиографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 511 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа