Главная » Книги

Бальмонт Константин Дмитриевич - Белый зодчий, Страница 3

Бальмонт Константин Дмитриевич - Белый зодчий


1 2 3 4 5

ify">  
  
   Хочешь объятий, ты хочешь лобзаний?
  
  
   Женщины - вот. Притаились в тумане.
  
  
   - Шепчут тебе: "Люблю". -
  
  
   Чаща зеленая. Смуглые жены.
  
  
   С белым и белым. Забыты препоны.
  
  
   - Все ж возвращаться час. -
  
  
   В час возвращения ссора минутки.
  
  
   Выстрелы. Камни. Уж тут не до шутки.
  
  
   - Всех истребим мы вас! -
  
  
   Пули спугнуть не смогли смуглоликих.
  
  
   Радость сражения в сердце у диких.
  
  
   - Пляшут в руках пращи. -
  
  
   Скрылись безумцы, что ждали добычи.
  
  
   Вслед кораблю словно клекот был птичий:
  
  
   - Остров иной ищи! -
  
  
  
  
  ФИДЖИ
  
  
  Последний оплот потонувшей страны,
  
  
  Что в синих глубинах на дне.
  
  
  Как крепость, излучины гор сплетены
  
  
  В начальном узорчатом сне.
  
  
  Утес за утесом - изваянный взрыв,
  
  
  Застывший навек водомет,
  
  
  Базальта и лавы взнесенный извив,
  
  
  Века здесь утратили счет.
  
  
  Гигантов была здесь когда-то игра,
  
  
  Вулканы метали огонь.
  
  
  Но витязь небесный промолвил: "Пора",
  
  
  И белый означился конь.
  
  
  Он медленно шел от ущербной луны
  
  
  По скатам лазурных высот,
  
  
  И дрогнули башни великой страны,
  
  
  Спускаясь в глубинности вод.
  
  
  Сомкнулась над алой мечтой синева,
  
  
  Лишь Фиджи осталось как весть,
  
  
  Что сказка была здесь когда-то жива
  
  
  И в грезе по-прежнему есть.
  
  
  И черные лица фиджийцев немых,
  
  
  И странный блестящий их взор -
  
  
  О прошлом безгласно-тоскующий стих,
  
  
  Легенда сомкнувшихся гор.
  
  
  
  НАД РАЗЛИВНОЙ РЕКОЙ
  
   Я видел всю Волгу, от капель до Каспия,
  
  
  Я видел разлившийся Нил,
  
   Что грезит доднесь - и навек - фараонами,
  
  
  Синея меж царских могил.
  
   Я видел в Америке реки кровавые
  
  
  И черные токи воды,
  
   Я знаю, что в Майе есть реки подземные,
  
  
  Которым не нужно звезды.
  
   Оку полюбил я, с Ильею тем Муромцем,
  
  
  Когда я влюблен был и юн,
  
   И завтра на Ганге увижу я лотосы,
  
  
  Там гряну всезвонностью струн.
  
   Но, странно судьбою прикованный к Франции,
  
  
  Я серую Сену люблю,
  
   И, духом идя до отчизны покинутой,
  
  
  Я там - засыпаю - я сплю.
  
   Я сплю лунатически, сном ясновидящим,
  
  
  И вижу разрывы плотин,
  
   И слышу журчание волн нерасчисленных,
  
  
  И звон преломления льдин.
  
  
  
  
  А КРОВЬ?
  
  
  А кровь? А кровь? Она течет повсюду.
  
  
  И это есть разлитие Зари?
  
  
  Душа, терзаясь, хочет верить чуду.
  
  
  Но нежных слов сейчас не говори.
  
  
  Я чувствую жестокую обиду.
  
  
  Я слышу вопль голодных матерей.
  
  
  И как же я в свое блаженство вниду,
  
  
  Когда есть боль вкруг радости моей?
  
  
  Все ж ведаю, что радость неизбежна.
  
  
  Но от лучей да поделюсь огнем.
  
  
  Склоняюсь к темным. Горько мне и нежно,
  
  
  О, боль души! Замолкнем и уснем.
  
  
  
   БЕЗ ПРЕДЕЛА
  
  
   Снежная равнина без предела,
  
  
   По краям все лес, и лес, и лес.
  
  
   Почему так стынет это тело?
  
  
   Отчего напрасно ждешь чудес?
  
  
   Черные и серые деревни.
  
  
   Зябкое, голодное лицо.
  
  
   Отчего тот голод, страшный, древний?
  
  
   Кто сковал железное кольцо?
  
  
   Белая равнина без предела.
  
  
   Льнет метель, снежинками шурша.
  
  
   Отчего так сердце онемело?
  
  
   Как же в плен попала ты, душа?
  
  
  
  
  ТЕ ЖЕ
  
  
   Те же дряхлые деревни,
  
  
   Серый пахарь, тощий конь.
  
  
   Этот сон уныло-древний
  
  
   Легким говором не тронь.
  
  
   Лучше спой здесь заклинанье
  
  
   Или молви заговор,
  
  
   Чтоб окончилось стенанье,
  
  
   Чтоб смягчился давний спор.
  
  
   Эта тяжба человека
  
  
   С неуступчивой землей,
  
  
   Где рабочий, как калека,
  
  
   Мает силу день-деньской.
  
  
   Год из года здесь невзгода,
  
  
   И беда из века в век.
  
  
   Здесь жестокая природа,
  
  
   Здесь обижен человек.
  
  
   Этим людям злое снится,
  
  
   Разум их затянут мхом,
  
  
   Спит - и разве озарится
  
  
   Ночью красным петухом.
  
  
  
  
  КОГДА ЖЕ?
  
  
  Когда же он, тот безымянный кто-то,
  
  
  Кто в наши незапамятные дни
  
  
  Лес победил и выкорчевал пни, -
  
  
  Кому земля отрада и забота,
  
  
  Кто был кормильцем темным искони, -
  
  
  Когда же он, кто ведал гнет без счета,
  
  
  И сам, другим кормилец, голодал, -
  
  
  Когда же он узнает дни иные?
  
  
  Я жду. Молюсь. И пусть я слаб и мал,
  
  
  Моя молитва в выси неземные
  
  
  Идет как крик. Я небу говорю!
  
  
  Пошли же темным яркую зарю.
  
  
  
  
  КОЛЬЦО
  
  
   Она, умирая, закрыла лицо,
  
  
  
  И стала, как вьюга, бела,
  
  
   И с левой руки золотое кольцо
  
  
  
  С живым изумрудом сняла,
  
  
   И с белой руки роковое кольцо
  
  
  
  Она мне, вздохнув, отдала.
  
  
   "Возьми, - мне сказала. - И если когда
  
  
  
  Другую возьмешь ты жену,
  
  
   Смотри, чтоб была хороша, молода,
  
  
  
  Чтоб в дом с ней впустил ты весну,
  
  
   Оттуда я счастье увижу тогда,
  
  
  
  Проснусь, улыбнусь и засну.
  
  
   И будешь ты счастлив. Но помни одно:
  
  
  
  Чтоб впору кольцо было ей.
  
  
   Так нужно, так должно и так суждено.
  
  
  
  Ищи от морей до морей.
  
  
   Хоть в море спустись ты на самое дно.
  
  
  
  Прощай... Ухожу... Не жалей..."
  
  
   Она умерла, холодна и бледна,
  
  
  
  Как будто закутана в снег,
  
  
   Как будто волна, что бежала, ясна,
  
  
   О жесткий разбилася брег,
  
  
   И вот вся застыла, зиме предана,
  
  
  
  Средь льдяных серебряных нег.
  
  
   Бывает, что вдовый останется вдов,
  
  
  
  Бывает - зачахнет вдовец
  
  
   Иль просто пребудет один и суров,
  
  
  
  Да придет - в час должный - конец,
  
  
   Но я был рожден для любви и цветов,
  
  
  
  Я весь - в расцветанье сердец.
  
  
   И вот, хоть мечтой я любил и ласкал
  
  
  
  - Увядшее в Прошлом лицо,
  
  
   Я все же по миру ходил и искал,
  
  
  
  Кому бы отдать мне кольцо,
  
  
   Входил я в лачуги и в царственный зал,
  
  
  
  Узнал не одно я крыльцо.
  
  
   И видел я много чарующих рук
  
  
  
  С лилейностью тонких перстов,
  
  
   И лютня любви свой серебряный звук
  
  
  
  Роняла мне в звоны часов,
  
  
   Но верной стрелой не отметил мне лук,
  
  
  
  Где свадебный новый покров.
  
  
   Цветочные стрелы вонзались в сердца,
  
  
  
  И губы как розы цвели,
  
  
   Но пальца не мог я найти для кольца,
  
  
  
  Хоть многие сердце прожгли,
  
  
   И я уходил от любви без конца,
  
  
  
  И близкое было вдали.
  
  
   И близкое болью горело вдали.
  
  
  
  И где же бряцанье кадил?
  
  
   Уж сроки мне в сердце золу принесли,
  
  
  
  Уж много я знаю могил.
  
  
   Иль бросить кольцо мне? Да будет в пыли.
  
  
  
  И вот я кольцо уронил.
  
  
   И только упал золотой изумруд,
  
  
  
  Ушло все томление прочь,
  
  
   И вижу, желанная близко, вот тут,
  
  
  
  Нас в звезды окутала ночь,
  
  
   И я не узнал меж медвяных минут,
  
  
  
  Что это родимая дочь.
  
  
   Когда же, с зарею, жар-птица, светла,
  
  
  
  Снесла золотое яйцо,
  
  
   Земля в изумруды одета была,
  
  
  
  Но глянуло мертвым лицо
  
  
   Той новой, которая ночью нашла,
  
  
  
  Что впору пришлось ей кольцо.
  
  
  
   МЫШЬ И ВОРОБЕЙ
  
   Жили мышь с воробьем ровно тридцать лет.
  
   Никакие их ссоры не ссорили.
  
   Да вот в маковом зернышке путного нет,
  
   Из-за зернышка оба повздорили.
  
   Всякий, что ни найдет, все с другим пополам,
  
   Да нашел воробей это зернышко,
  
   "Что вдвоем, - он сказал, - тут делить будет нам!"
  
   И склевал он один это зернышко.
  
   "Ну, - сказала тогда черноглазая мышь,
  
   Сероспинная мышь, серохвостая, -
  
   Если так, воробей, ты со мной угоришь,
  
   И с тобой расплачусь очень просто я".
  
   "Писк! - тут пискнула мышь. - Писк! "- пропела она.
  
   И зверье набежало зубастое.
  
   "Писк! - пропел воробей. - Писк! Война так война!"
  
   Войско птиц прилетело глазастое.
  
   Воевалась война ровно тридцать лет
  
   Из-за макова зернышка черного, -
  
   Пусть и мало оно, извиненья в том нет
  
   Для того преступленья позорного.
  
   Тридцать лет отошло, и сказало зверье:
  
   "Источили напрасно здесь зубы мы".
  
   Перемирье пришло. "Что мое, то твое".
  
   Так решили. "Не будем же грубыми!" -
  
   Воробью протянула безгневная мышь
  
   Свою правую ручку в смирении.
  
   Клюнул он поцелуй. И глядишь-поглядишь,
  
   Так вот людям бы жить в единении!
  
  
  
  
  ПРОСТИ
  
   Прости меня, прости. Цветы дышали пряно,
  
   Я позабыл совсем, что где-то бьется боль,
  
   Что где-то сумерки и саваны тумана,
  
   Меня, счастливого, быть грустным не неволь.
  
   Я с детства был всегда среди цветов душистых.
  
   Впервые вышел я на утренний балкон,
  
   Была акация в расцветах золотистых,
  
   От пчел и от шмелей стоял веселый звон.
  
   Сирень лазурная светила мне направо,
  
   Сирени белой мне сиял налево куст.
  
   Как хороши цветы! В них райская есть слава!
  
   И запах ландышей - медвян, певуч и густ.
  
   В нем ум, безумствуя, живет одним виденьем.
  
   И ветер в камышах мне звонкой пел струной.
  
   Жукам, и мотылькам, и птицам, и растеньям
  
   Я предал детский дух, был кроток мир со мной.
  
   Каким я в детстве был, так буду в дни седые.
  
   Фиалка - мой рассвет, мой полдень - пламя роз,
  
   Послеполуденье - нарциссы золотые,
  
   Мой вечер, ночь моя, сверкайте в играх гроз.
  
   Пусть все мои цветы, - о, мать моя святая,
  
   Россия скорбная, - горят мне на пути.
  
   Я с детства их люблю. И, их в венок сплетая.
  
   Их отдаю тебе. А ты меня прости!
  
  
  
  
  ПОДСНЕЖНИК
  
  
  
  В зеленом перелеске
  
  
  
  Подснежный колокольчик,
  
  
  
  Раскрывшись ранним утром,
  
  
  
  Тихонько позвонил.
  
  
  
  Сказал: "Молитесь, травки!"
  
  
  
  Шепнул? "Молитесь, звери!"
  
  
  
  Пропел:" "Молитесь, птицы!
  
  
  
  Господь дает нам сил",
  
  
  
  И белая березка
  
  
  
  Курилась благовонно,
  
  
  
  И заячья капустка
  
  
  
  Молилась в тишине.
  
  
  
  И серый можжевельник,
  
  
  
  Упавши на коленки,
  
  
  
  Шептал благоговейное
  
  
  
  "Дай ягод в срок и мне!"
  
  
  
  А белочка, желтея,
  
  
  
  С брюшком пушисто-белым,
  
  
  
  Скакнув от ветки к ветке,
  
  
  
  Искала, что поесть.
  
  
  
  И протрубел комарик,
  
  
  
  Свои расправив крылья,
  
  
  
  В предлинную свирельку]
  
  
  
  "В лесу богатств не счесть! "
  
  
  
  
  ЛЕСУНКА
  
  
   Люди добрые, вы большущие,
  
  
   Сапоги у вас все с подошвами.
  
  
   Ах, дожди, дожди, сверху льющие,
  
  
   Чтоб ушли огни, стали прошлые!
  
  
   Посудите же! Я Лесуночка.
  
  
   Инструментик мой - балалаечка.
  
  
   У меня своя в мыслях луночка,
  
  
   Я в глухом лесу многознаечка.
  
  
   Знаю цвет любви и разрыв-траву,
  
  
   Знаю смехами литься звонкими,
  
  
   Землянику жду, костянику рву,
  
  
   Убираю лес я опенками.
  
  
   Сею гнездами я вам рыжики,
  
  
   Крашу листья я желто-красные.
  
  
   Ноют зяблики, плачут чижики,
  
  
   Мне в глаза взглянув распрекрасные.
  
  
   Но зима грозит, снаряжается,
  
  
   Словно волк идет к нам от севера,
  
  
   Так вот в разуме все мешается.
  
  
   Где поля мои с духом клевера!
  
  
   Из конца в конец лишь отавами
  
  
   Ветер тешится вслед за косами.
  
  
   И крикливыми вдаль оравами
  
  
   Журавли летят долгоносые.
  
  
   Утром - зимники, росы сильные,
  
  
   И во все Мороз дунул стороны.
  
  
   Где вы, цветики? Спят умильные.
  
  
   Только каркают сверху вороны!
  
  
  
  
  КАПРИЗНИЦА
  
  
  
  Пела, пела пеночка,
  
  
  
  Звенела конопляночка.
  
  
  
  Маленькая девочка
  
  
  
  Скучала о зиме.
  
  
  
  Не ведала капризница,
  
  
  
  Что зима уж близится,
  
  
  
  Хлопьями сбирается
  
  
  
  В недалекой тьме.
  
  
  
  Вот и пламя вечера
  
  
  
  В пепле дней развеялось,
  
  
  
  Затопили печи мы,
  
  
  
  Холодно в дому.
  
  
  
  И мечтала девочка,
  
  
  
  Как певала пеночка,
  
  
  
  И тихонько плакала,
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 278 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа