Главная » Книги

Байрон Джордж Гордон - Пророчество Данте, Страница 3

Байрон Джордж Гордон - Пророчество Данте


1 2 3 4

p; Подобныхъ двухъ именъ. Ужель такой
         Подъ солнцемъ ждать могли они награды?
         Еозвышенная мысль, огонь святой,
  
         И трепетъ тотъ, что одухотворяетъ
         Ихъ плоть и съ небывалой остротой
         Все то переживать ихъ заставляетъ,
  
         Что есть и что мечтаетъ видѣть взоръ -
         Конца такого-ль ждать ихъ подобаетъ?
         Ужели и въ грядущемъ бурь напоръ
  
         Блестящее развѣетъ оперенье?
         Изъ вещества нѣжнѣйшаго - уборъ
         Тѣхъ райскихъ птицъ, онѣ спѣшатъ въ селенья
  
         Родимыя; вредна земная мгла
         Для крыльевъ ихъ, и смерть иль униженье -
         Ихъ ждутъ. Побѣждена заразой зла
  
         Бываетъ мысль; отчаянье и страсти,
         Подобно хищнымъ птицамъ безъ числа,
         Помчатся вслѣдъ, готовя ей напасти
  
         Едва она замедлитъ свой полетъ,
         И жертву разорвутъ они на части,
         Когда она опустится съ высотъ.
  
         И будетъ тотъ лишь неприкосновененъ -
         Кого сломить ничей не можетъ гнетъ,
         Кто борется съ собою - дерзновененъ.
  
         Задача безнадежная! Удѣлъ,
         Что въ м³рѣ не совсѣмъ обыкновененъ.
         И если бы такимъ я стать успѣлъ,
  
         Я болѣе гордиться былъ бы вправѣ,
         Чѣмъ если бъ мной достигнутъ былъ предѣлъ,
         Ведущ³й къ болѣе блестящей славѣ.
  
         Но ближе-ль къ небу Альпы, чѣмъ жерло,
         Дающее исходъ ужасной лавѣ?
         То пламя, что с³яетъ такъ свѣтло -
  
         Горитъ въ груди вулкана распаленной,
         И временный исходъ изъ тьмы нашло.
         Огонь, излившись лавой раскаленной
  
         Въ теченье ночи ужаса,- опять
         Стремится въ мракъ геенны разъяренной,
         Въ тотъ адъ, гдѣ вѣчно долженъ обитать.

0x01 graphic

             ПѢСНЬ ЧЕТВЕРТАЯ.
  
         Поэты есть - быть можетъ - съ даромъ высшимъ,
         Которые не пишутъ ничего,
         Они не передавъ созданьямъ низшимъ
  
         Ни чувствъ, ни думъ своихъ, и божество
         Въ себѣ скрывая, вознеслись къ плеядамъ,
         Здѣсь не извѣдавъ славы торжество.
  
         Но тѣхъ они счастливѣй, что разладомъ
         Унижены ихъ собственныхъ страстей
         И слабостей честолюбивыхъ рядомъ -
  
         Достигли славы, но въ борьбѣ своей
         Изранены жестоко. Есть не мало
         Невѣдомыхъ поэтовъ средь людей.
  
         Поэз³я-не жажда-ль идеала,
         Духъ творчества, избыткомъ нарожденъ
         Добра иль зла? Кого она объяла-
  
         Быть Прометеемъ новымъ осужденъ.
         Огонь съ небесъ онъ похищаетъ снова,
         И коршуномъ терзаемъ, пригвожденъ
  
         Въ цѣпяхъ къ скалѣ y берега морского,
         Онъ поздно сознаетъ: за даръ небесъ
         Вознагражденъ страданьемъ онъ сурово.
  
         Да будетъ такъ: мы стерпимъ,-перевѣсъ
         Въ комъ духъ беретъ, кто одухотвореннымъ
         Изъ узъ плотскихъ къ сознан³ю воскресъ -
  
         Въ какой бы формѣ ни далъ претвореннымъ
         Свой замыселъ - становится пѣвцомъ.
         Въ лицѣ, лучомъ искусства озаренномъ,
  
         Изваянномъ художника рѣзцомъ -
         Поэз³и не меньше, чѣмъ въ твореньи
         Того, кто Одиссеи былъ творцомъ.
  
         Одинъ мазокъ живитъ произведенье
         И обоготворяетъ полотно,
         Пока такой красою безъ сравненья
  
         Не заблистаетъ - обожествлено
         Создан³е искусства взору м³ра,
         Что людямъ въ грѣхъ не будетъ вмѣнено
  
         Склонять чело къ поднож³ю кумира.
         Мысль, образы, что мыслью рождены -
         Что большее намъ дастъ поэтовъ лира?
  
         Въ борьбѣ да будутъ лавры суждены
         Художнику; подъ гнетомъ осужден³й
         Чело онъ клонитъ: тѣсно сплетены
  
         Между собой отчаянье и ген³й.
         Искусство той достигнетъ высоты
         Какъ въ дни, когда рядъ Фид³я творен³й
  
         И Апеллеса полныхъ красоты -
         Создалъ разцвѣтъ искусства незабвенный.
         Средь разрушенья - формы и черты,
  
         Духъ греческой красы, столь совершенной -
         Вы здѣсь возсоздадите: оживетъ
         Духъ Рима въ той работѣ вдохновенной,
  
         Созданьи римскихъ рукъ. Въ прахъ не падетъ
         Тамъ Пантеонъ, стоящ³й горделиво,
         Какъ здѣсь главу храмъ новый вознесетъ,
  
         Его подобье - странамъ всѣмъ на диво.
         Величьемъ превзойдетъ онъ каждый храмъ,
         Всѣ въ м³рѣ племена благочестиво
  
         Колѣна для молитвъ преклонятъ тамъ,
         И сложатъ гнетъ грѣховъ своихъ y входа,
         Подобнаго святымъ небесъ вратамъ.
  
         A ген³й тотъ, строитель смѣлый свода,
         Въ искусствѣ - властелинъ: рѣзцомъ своимъ
         Вожля ли онъ еврейскаго народа,
  
         Что могъ повелѣвать волнамъ морскимъ,
         Изъ камня изсѣчетъ, иль въ краскахъ ада
         Онъ Страшенъ Судъ напишетъ, или имъ
  
         Создастся храма дивнаго громада
         Невиданной красы, я - гибеллинъ,
         Кѣмъ пройдена загробныхъ царствъ тр³ада,
  
         Что составляютъ вѣчность, я - одинъ
         Источникомъ явлюсь тѣхъ вдохновен³й!
         Вѣкъ, что предвижу я въ дали годинъ,
  
         Средь звона стали, грохота сражен³й -
         Онъ назовется вѣкомъ красоты.
         Покуда страждетъ м³ръ, народный ген³й
  
         Поднимется до гордой высоты,
         Какъ кедръ среди пустыннаго простора;
         Шлютъ небу фим³амъ его листы,
  
         Издалека замѣтенъ онъ для взора.
         Забывъ о полѣ ратномъ, не одинъ
         Земной монархъ отъ крови и раздора
  
         Здѣсь отдохнетъ средь статуй и картинъ.
         Надъ нимъ, губившимъ красоты созданья -
         На мигъ искусство будетъ властелинъ,
  
         И расточитъ оно очарованье,
         Признательностью введено въ обманъ,
         И обезсмертитъ тѣхъ существованье,
  
         Кто имъ лишь. забавлялся, какъ тиранъ,
         Кто ген³я таскать заставилъ грузы,
         Нося первосвященническ³й санъ,-
  
         Кто наложилъ на трудъ и душу узы,
         Трудящ³йся для родины своей -
         Бѣднякъ, но онъ свободенъ; кто же музы
  
         Своей плоды готовитъ для царей,
         Онъ - тотъ же царедворецъ позлащенный,
         Что ждетъ подобострастно y дверей,
  
         Нарядный, сытый и низкопоклонный.
         О, Власть, которой все вдохновлено,
         Покорно все, ужель онъ - надѣленный
  
         Могуществомъ, что на землѣ дано
         Правителямъ и съ виду величаво,
         Но свойствъ твоихъ небесныхъ лишено,
  
         Ужели онъ, поправъ пятой кровавой
         Главы людей, бываетъ убѣжденъ,
         Что ты даешь ему на это право?
  
         И тѣ, кто славой былъ усыновленъ,
         Кого с³яньемъ озаряетъ ген³й,
         Носители прославленныхъ именъ -
  
         Они иль жить должны среди мученья,
         Иль въ высь идти безслав³я тропой.
         Замѣтнѣй - ихъ клеймо, цѣпь -драгоцѣннѣй.
  
         A если имъ и суждено судьбой
         Возвыситься, не зная искушен³й,-
         Терзаются они страстей борьбой.
  
         Флоренц³я, когда безъ сожалѣн³я
         Снесла ты кровъ мой - я тебя любилъ,
         Но месть моихъ стиховъ, ядъ оскорблен³й,
  
         Что долго я съ проклятьями копилъ -
         Переживутъ все то, что дорогого
         Есть y тебя: разцвѣтъ свободы, силъ,
  
         И даже то, что самаго есть злого
         Изъ золъ земныхъ: тирановъ мелкихъ гнетъ.
         Порой и демагогъ царитъ сурово
  
         Съ той разницей, что раньше онъ падетъ.
         Во всякомъ злѣ, несущемъ людямъ раны,
         Оно - грѣха и смерти гнусный плодъ,
  
         Въ жестокости, трусливости тирана,
         Въ насильяхъ, что рождаетъ произволъ -
         Вождь парт³и - лишь братъ родной султана
  
         И деспота во многомъ превзошелъ.
         Флоренц³я, томяся одиноко
         Мой духъ, забывъ о тьмѣ обидъ и золъ,
  
         Къ тебѣ давно стремился издалека.
         Изгнанье - худш³й плѣнъ; моря, холмы
         Намъ кажутся рѣшеткою жестокой,
  
         A цѣлый м³ръ - подоб³емъ тюрьмы,
         Насъ разлучившей съ той страной единой,
         Которую - какъ ни страдали бъ мы,
  
         Но увидать мы жаждемъ предъ кончиной.
         Флоренц³я, духъ одинок³й мой,
         Въ изгнан³и томивш³йся кручиной -
  
         Когда найдетъ средь душъ родныхъ покой,
         Меня оцѣнишь ты, но прахъ далек³й
         Въ тебѣ замѣнятъ урною пустой.
  
         "Что сдѣлалъ я тебѣ, народъ жесток³й?"
         Ты всякой злобы превзошелъ предѣлъ.
         Какъ гражданинъ, стоялъ я внѣ упрека,
  
         Въ войнѣ и мирѣ твой дѣля удѣлъ,
         И на меня ты возстаешь жестоко.
         Свершилось! Вѣчной не преодолѣлъ
  
         Преграды я: умру я одиноко;
         Для избранныхъ въ грядущемъ бѣдств³й рядъ
         Лишь вѣщее мое предвидитъ око.
  
         Взываю къ тѣмъ, что слышать не хотятъ,
         Пока явясь, какъ древле, въ грозной силѣ -
         Вмигъ истина не поразитъ ихъ взглядъ,
  
         И правъ пророкъ окажется въ могилѣ.
                                           О. Чюмина.

0x01 graphic

ПРОРОЧЕСТВО ДАНТА.

  
   Стр. 131.
   Въ своей красѣ и юности лишь слово
   Ты молвила...
   Ср. письмо Байрона къ графинѣ Гвичч³оли, отъ 25 авг. 1811" г.: "Въ этомъ словѣ, прекрасномъ на всѣхъ языкахъ, но въ особенности на вашемъ Amor mio - заключена вся моя жизнь, до гроба и за гробомъ". Ср. также "Беппо", строфу 44 (см. выше, стр. 9:).
   Стр. 131.
   Я имѣлъ въ виду Кассандру Ликофрона...
   "Кассандра" Ликофрона, одного изъ представителей поэтической "Плеяды", украшавшей дворъ царя Птоломея Филадельфа (III в. до Р. X ), ямбическ³й монологъ въ 1474 стиха, въ которомъ Кассандра пророчествуетъ о паден³и Трои и о разныхъ другихъ историческихъ событ³яхъ до царствован³я Александра Великаго включительно. Байронъ, вѣроятно, читалъ эту поэму въ переводѣ Филиппа ²орка, виконта Бойстона, изд. въ Кембриджѣ въ 1806 г.
   Я имѣлъ счастье видѣть 4-ю пѣснь "Чайльдъ-Гарольда" переведенную на итальянск³й языкъ".
   Переводчикомъ былъ Микеле Леони, который перевелъ также и "Жалобу Тасса (1818-1819). "Padre Alighier".
   У Альф³ери есть сонетъ на могилу Данте, начинающ³йся стихомъ:
  
   О gran Alighiеr, se dal ciel miri.
  
   "До сихъ поръ не установлено, что собственно означает] аллегор³я первой пѣсни Jnferno".
   На пустынномъ холмѣ поэтъ встрѣчаетъ пантеру, льва и волчицу. Эти образы, внушенные, по всей вѣроятности, словами пророка ²ерем³и (V, 6): "Сего ради порази ихъ левъ отъ дубравы, и волкъ даже до домовъ погуби ихъ, и рысь бдяше надъ градами ихъ", съ давняго времени толковались символически: пантера - какъ изображен³е похоти, левъ гордости, волчица скупости, соотвѣтственно тремъ возрастамъ: юности, зрѣлости и старости. Позднѣйшими комментаторами указывалось также политическое значен³е этихъ трехъ символовъ: пантера могла означать Флоренц³ю, съ ея парт³ями "бѣлыхъ" и "черныхъ", левъ - Франц³ю, а волчица - парт³ю гвельфовъ. Графъ Дж³ованви Маркетти дельи Анджелини, въ своемъ "Разсужден³и о первой и главной аллегор³и въ поэмѣ Данте" (Болонья, 1819-1821), признаетъ въ этихъ образахъ двойной символизмъ маркетти былъ лично знакомъ съ Байрономъ.
   Стр. 136.
   ...Лѣтъ десяти
   Я былъ, когда ты сутью помышлен³й
   И жизни стала.
   "По словамъ Боккач³о, Данте былъ влюбленнымъ гораздо раньше, чѣмъ сдѣлался воиномъ, и его страсть къ Беатриче, которую онъ обезсмертилъ въ своихъ стихахъ, началась въ ту пору, когда ему шелъ всего девятый, а ей - восьмой годъ отъ роду. Говорятъ, что они въ первый разъ встрѣтились на праздникѣ въ домѣ ея отца, Фолько Портинари. Впечатлѣн³е, произведенное ею на воспр³имчивое сердце поэта, нисколько не ослабѣло съ ея смертью, случившейся 16 лѣтъ спустя". (Кэри).
   Стр. 137.
   Флоренц³я! О, если бъ я узрѣлъ
   Свободною тебя, вѣнчанной славой!
   "Ср. сонетъ Данте: "Изгнан³е свое считаю я за честь", гдѣ онъ говоритъ, что Справедливость, Великодуш³е и Умѣренность изгнаны изъ среды людей и ищутъ себѣ пр³юта у Любви, которая обитаетъ въ его сердцѣ. (Прим. Байрона).
   Имущество отнявъ, ты обрекла мой прахъ огню.
   "Ut si quispraedictorum ulletempore in fortiam dicti communis pervenerit, talis perveniens ignй comburatur, sic quodmoriatur", второй приговоръ Флоренц³и противъ Данте и 14-ти лицъ, осужденныхъ вмѣстѣ съ нимъ. Латынь достойна этого приговора, (27 января 1302 г. Данте былъ приговоренъ къ штрафу въ восемь тысячъ лиръ и къ двухлѣтнему изгнан³ю; въ случаѣ неуплаты штрафа, его имущество должно было подвергнуться конфискац³и. 11 марта того же года онъ былъ снова приговоренъ къ наказан³ю, которому подвергались только самые отчаянные злодѣи. Декретъ о томъ, что Данте и его товарищи по изгнан³ю должны быть сожжены, если попадутся въ руки своихъ враговъ, открытъ только въ 1772 г. графомъ Лодовико Сан³оли. См. Тирабоски, гдѣ этотъ документъ приведенъ вполнѣ)". (Прим. Байрона).
   Стр. 140.
   ...къ предѣламъ той столицы
   Неумолимой, гдѣ съ дѣтьми она
   Осталася, чьей злобѣ нѣтъ границы,-
   Мнѣ гибель въ даръ принесшая жена.
   "Эта дама, по имени Джемма, происходила отъ одной изъ самыхъ могущественныхъ гвельфскихъ фамил³й, Довати. Корсо Донати былъ главнымъ противникомъ гибеллиновъ. Дж³анноццо Манетти говоритъ о ней, что она была "слишкомъ угрюма, подобно тому, какъ пишутъ о Ксантиппѣ, супругѣ философа Сократа". Но Л³онардо Аретино выражаетъ неудовольств³е на Боккач³о за то, что онъ въ своей б³ограф³и Данте сказалъ, что литературнымъ дѣятелямъ не слѣдовало бы жениться. Боккач³о, говоритъ онъ, въ данномъ случаѣ теряетъ терпѣн³е и увѣряетъ, что женитьба несовмѣстима съ научными занят³ями; онъ забываетъ, что Сократъ, одинъ изъ благороднѣйшихъ философовъ, когда-либо жившихъ, имѣлъ жену и дѣтей и занималъ оффиц³альныя должности въ своей родной республикѣ; что Аристотель, который, и пр. и пр. имѣлъ въ разное время двухъ женъ и нѣсколько сыновей и былъ очень богатъ... Маркъ Тулл³й и Катонъ, и Варронъ, и Ceнека также были женаты , и пр. (Le Vite di Dame" etc. Fir. 1677, pp. 22, 23). Замѣчательно, что всѣ примѣры, такъ добросовѣстно приводимые у Л³онардо, за исключен³емъ одного только Сенеки, да еще, можетъ быть, Аристотеля, выбраны не особенно удачно. Теренц³я, жена Тулл³я, и Ксантиппа, жена Сократа, вовсе не содѣйствовали благополуч³ю своихъ мужей и развит³ю ихъ философ³и; Катонъ развелся съ женою; о женѣ Варрона мы ничего не знаемъ, а o женѣ Сенеки знаемъ только, что она готова была вмѣстѣ съ нимъ умереть, но но исполнила этого намѣрен³я и пережила мужа на много лѣтъ. Но Л³онардо говоритъ, что человѣкъ, по мнѣн³ю всѣхъ философовъ, есть животное гражданственное (animale civile) и отсюда заключаетъ, что важнѣйшимъ доказательствомъ "гражданственности" этого животнаго является "супружество, служащее къ умножен³ю отечественнаго населен³я". (Прим. Байрона).
   "Ни въ Божественной Комед³и, ни въ другихъ сочинен³яхъ Данте нѣтъ ничего, что подтверждало бы общее мнѣн³е о несчастливомъ бракѣ поэта. Предполагали. что онъ намекалъ на свою жену въ § 36 "Новой Жизни" гдѣ онъ говоритъ о молодой и прекрасной дамѣ, смотрѣвшей на него изъ окна взоромъ, полнымъ сострадан³я, и въ "Пирѣ" (II, 2, 7), гдѣ онъ вспоминаетъ о своей благородной дамѣ, которой онъ готовъ былъ служить болѣе ради ея любезной доброты, нежели по собственному выбору; но съ этими предположен³ями трудно согласиться. Равнымъ образомъ, нѣтъ вы малѣйшаго основан³я утверждать, что въ словахъ, вложенныхъ поэтомъ въ уста Якопо Рустикуччи: "меня сгубила злобная жена" (Адъ, XVI, 45), заключается намекъ на личныя обстоятельства самого Данте. Но для Байрона, какъ и для Боккач³о, "желан³е было отцомъ мысли", и оба были очень довольны возможностью указать на Данте, какъ на жертву неудачнаго брака". (Кольриджъ).
   Стр. 142.
   Падетъ и принцъ-предатель предъ дружиной.
   Карлъ IV, коннетабль Бурбонск³й, графъ Монлансье, былъ убитъ при взят³и Рима, 6 мая 1527 г. "Его смерти не погасивъ пыла нападающихъ, напротивъ, еще болѣе ихъ воспламенила, и они, потерявъ около тысячи человѣкъ, все-таки ворвались въ городъ и опустошили его. Произведенный солдатами разгромъ былъ ужасенъ, а захваченная ими добыча просто невѣроятна"...
   Пустыни океанъ Камбиза поглотилъ съ его дружиной.
   "Камбизъ, второй царь персидск³й, царствовавш³й отъ 529 до 522 г. до Р. Х., послалъ войско противъ аммонитянъ - и оно погибло въ пескахъ пустыни". (Прим. Байрона).
   Стр. 143.
   Сынамъ твоимъ лишь нужно единенье.
   "Пророчество Данта" было начато и окончено раньше, чѣмъ Байронъ увлекся дѣломъ освобожден³я Итал³и и окончательно примкнулъ къ движен³ю карбонар³евъ; но его дружба съ семьею Гамба, начавшаяся со времени его переселен³я въ Равенну, въ 1819 г, должна была мало по малу втянуть его въ атмосферу политическаго недовольства и возмущен³я. Годъ спустя, 16 апрѣля 1820, онъ писалъ Муррею: "У меня есть еще и другая причина желать, чтобы вы поторопились: это - то брожен³е въ Итал³и, которое скоро, вѣроятно, прекратитъ всякую безопасность сообщен³й... Если итальянцы позволятъ, такъ я останусь здѣсь посмотрѣть, что изъ этого выйдетъ... Я думаю, будетъ очень интересно видѣть, какъ итальянцы погонятъ варваровъ всѣхъ нац³ональностей назадъ, въ тѣ берлоги, откуда они пришли. Я долго жилъ съ ними и чувствую къ нимъ больше привязанности, чѣмъ къ какой-либо иной нац³и въ м³рѣ; но имъ не хватаетъ единен³я и руководящаго начала, почему я и сомнѣваюсь въ ихъ успѣхѣ".
   Стр. 145.
   Кто страны покорилъ себѣ чуж³я.
   "Александръ Пармск³й, Спинола, Пескара, Евген³й Савойск³й, Монтекукколи". (Прим. Байрона).
   Александръ Фарнезе, герцогъ Пармск³й (1546-1592) отвоевалъ южные Нидерланды для Испан³и, заставилъ Генриха ²Ѵ снять осаду Парижа и пр. Амбродж³о, маркизъ ли Спинола (1509-1630), родомъ мальт³ецъ, въ 1602 г. поступилъ на испанскую службу, въ 1604 взялъ Остенде, и пр. Фернандо Франческо дальи Авалосъ, маркизъ Пескара (1496-1525), въ 1521 г. взялъ Миланъ, сражался при Лоди и пр., былъ раненъ въ битвѣ при Падуѣ. Онъ былъ мужемъ Виттор³и Колонны и, находясь въ плѣну въ Равеннѣ, написалъ нѣсколько стихотворен³и въ ея честь. Франсуа-Евген³й, принцъ Савойск³й (1663-1736), нанесъ поражен³я французамъ при Туринѣ въ 1706 г. и при Мальплакэ (вмѣстѣ съ Марльбро) въ 1709 г., побѣдилъ турокъ при Петервардейнѣ, въ 1716 г., и пр. Раймондо Монтекукколи, родомъ изъ Модены (1608-1680), разбилъ турокъ при Сенъ-Готардѣ въ 1664 г., а въ 1675-76 гг. командовалъ на Рейнѣ и превзошелъ Тюренна и Конде.
   Кто имя м³ру новому даетъ.
   "Колумбъ, Америко Веспуччи, Себаст³анъ Каботъ". (Прим. Байрона).
   Венец³анецъ Себаст³анъ Каботто (1477-1557) въ ³юнѣ 1497 г. открылъ берега Лабрадора.
   Стр. 145.
   Къ тирану гостемъ кто вступилъ въ чертогъ,
   Тотъ цѣпъ надѣлъ.
   "Стихи изъ греческой трагед³и, которые произнесъ Помпей, прощаясь съ Корнел³ей (дочерью Метелла Сцип³она и вдовою П. Красса), когда онъ садился въ лодку, въ которой онъ былъ затѣмъ убитъ". (Прим. Байрона).
   Стихи эти принадлежатъ Софоклу и приводятся Плутархомъ, въ его жизнеописан³и Помпея.
   Стр. 146.
   Появится одинъ поэтъ, мнѣ равный.
   Петрарка [Данте умеръ 14 сентября 1321 г. когда Петраркѣ (род. 20 ³юля 1304) шелъ 18-й г.].
   Пѣснь перваго откроетъ м³ръ чудесъ.
   "Историческ³я событ³я можно съ извѣстною увѣренностью облекать въ форму пророчества, но критическ³я мнѣн³я "пророка" совсѣмъ иное дѣло. Живи Байронъ полу-столѣт³емъ позже, онъ не поставилъ бы Тассо и Ар³осто выше Петрарки". (Кольриджъ)
   Стр. 147.
   Мельчайшаго изъ жившихъ до сихъ поръ
   Правителей.
   Альфонсо д'Эсте II, герцогъ Феррарск³й. См. выше, введен³е и примѣчан³я къ "Жалобѣ Тасса".
   Конца такою ль ждать имъ подобаетъ?
   "Для чего слѣдовать возмутительному и слишкомъ обычному пр³ему оцѣнки превосходныхъ талантовъ Тассо и Ар³осто, противопоставляя ихъ другъ другу? Читатель! Если вы уже имѣли удовольств³е прочесть послѣднее произведен³е музы лорда Байрона, то какъ должны были вы восхищаться тѣмъ удивительно прекраснымъ и трогательнымъ изображен³емъ двухъ безупречныхъ поэтовъ, которое находится въ концѣ третьей пѣсни "Пророчества Данте"! Здѣсь они сравниваются между с

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 364 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа