Главная » Книги

Байрон Джордж Гордон - Пророчество Данте, Страница 2

Байрон Джордж Гордон - Пророчество Данте


1 2 3 4

заурядно;
  
         Скитальцемъ быть, когда и y волковъ
         Есть логово, и сладости общенья
         Лишеннымъ быть въ течен³е годовъ
  
         Съ родными, домомъ, всѣми, кто мученья
         Смягчить бы могъ. Какъ царь, живу одинъ,
         Но власти - нѣтъ, въ которой возмещенье
  
         За свой вѣнецъ находитъ властелинъ.
         Завидую я крыльямъ голубицы,
         Что мчатъ ее чрезъ выси Аппенинъ
  
         Къ волнамъ Арно, къ предѣламъ той столицы
         Неумолимой, гдѣ съ дѣтьми она
         Осталася, чьей злобѣ нѣтъ границы -
  
         Мнѣ гибель въ даръ принесшая жена.
         И видѣть, знать въ отчаяньѣ безплодномъ,
         Что жизнь мою направила судьба
  
         Путемъ непоправимо-безысходнымъ -
         Мнѣ тяжело, но ведена борьба
         Достойно мной, остался я свободнымъ:
  
         Изгнанника не превратятъ въ раба.
  
             ПѢСНЬ ВТОРАЯ.
  
         Духъ полныхъ вѣры стародавнихъ дней,
         Когда слова сбывались, и, сверкая,
         Мысль озаряла будущность людей,
  
         Изъ хаоса событ³й вызывая
         Тѣхъ образовъ незавершенныхъ рядъ,
         Которымъ жизнь назначена земная;
  
         Я вижу все, что зрѣлъ пророковъ взглядъ
         Въ Израилѣ; ихъ духъ - на мнѣ отнынѣ.
         Пусть какъ въ быломъ - Кассандрѣ, не хотятъ
  
         Внимать и мнѣ, пусть воп³ю въ пустынѣ -
         На нихъ вина, награда же моя
         Во мнѣ самомъ. Итал³я, въ кручинѣ
  
         Не вижу ли, что льется кровь твоя
         И будетъ литься? Мрачныя видѣнья
         При тускломъ свѣтѣ факеловъ! И я
  
         Въ ихъ ужасѣ забылъ мои мученья.
         Отчизна - лишь одна, мой прахъ земной
         Въ ея груди найдетъ успокоенье,
  
         И духъ мой въ рѣчи оживетъ родной,
         Угасшей съ римской славою могучей.
         Но я взамѣнъ создамъ языкъ иной -
  
         Такой же гордый, болѣе пѣвуч³й.
         Пылъ мужества съ любовнымъ забытьемъ -
         Все передастъ онъ прелестью созвуч³й,
  
         Подобныхъ краскамъ на небѣ твоемъ;
         Осуществитъ онъ гордый сонъ поэта
         И станешь ты Европы соловьемъ.
  
         Предъ нимъ языкъ другихъ народовъ свѣта -
         Покажется чириканьемъ. Одинъ
         Я совершу - тобой гонимый - это:
  
         Тосканск³й бардъ, изгнанникъ гибеллинъ.
         Грядущаго разверзлось покрывало
         Тысячелѣтья, какъ просторъ пучинъ
  
         Лежащ³я, пока не взволновало
         Ихъ грозно бурь дыханье - предо мной
         Изъ вѣчности плывутъ, но не настала
  
         Еще пора, нѣтъ тучи грозовой,
         Въ утробѣ спитъ землетрясенья сила;
         Не наступаетъ хаосъ роковой,
  
         Но жреб³й твой судьба уже рѣшила.
         Лишь слова одного стих³и ждутъ:
         - Да будетъ мракъ!- и будешь ты - могила.
  
         Итал³я прекрасная, падетъ
         Мечъ на тебя! Красой ты схожа съ раемъ,
         Что намъ въ тебѣ здѣсь на землѣ цвѣтетъ.
  
         Ужель его мы дважды потеряемъ?
         Лучъ солнечный тамъ золото полей
         Одинъ вспахалъ, и все жъ обилья краемъ,
  
         Ты житницей была бъ Европы всей.
         Твоя лазурь - прекраснѣйшаго цвѣта,
         Созвѣзд³я твои - другихъ свѣтлѣй.
  
         Свои дворцы въ тебѣ воздвигло лѣто,
         Ты - колыбель Импер³и, твой Римъ
         Украшенъ данью всѣхъ монарховъ свѣта,
  
         A онъ - свободный былъ непобѣдимъ.
         Алтарь - святымъ, героямъ давъ рожденье,
         Велич³емъ небеснымъ и земнымъ
  
         Вѣнчалась ты. Все, что воображенье
         Себѣ рисуетъ - затмеваешь ты:
         Дѣйствительность прекраснѣй представленья.
  
         Когда глядимъ съ альп³йской высоты
         Черезъ снѣга, утесы и стремнины,
         Гдѣ сосенъ, полныхъ дикой красоты,
  
         Подъ бурею склоняются вершины,
         Все ближе увидать стремится взоръ
         Итал³и цвѣтущ³я долины.
  
         Не поглощенъ ли былъ морской пучиной?
         Вы, горы, поступите, какъ они,
         Вы, римляне! Живетъ въ васъ духъ старинный
  
         Тѣхъ, чьимъ мечомъ сраженъ въ былые дни
         Былъ Ксеркса побѣдитель. Ихъ могилы
         Забвен³е минуетъ искони.
  
         Доступнѣй Альпъ гряда, чѣмъ Ѳермопилы,
         И для пришельца легче ль переходъ?
         Иль сами вы для чужеземной силы
  
         Свободнымъ оставляете проходъ?
         Движен³ю побѣдной колесницы
         Природа здѣсь преграды создаетъ,
  
         И недоступны стали бы границы,
         Но воины ей помогать должны,
         Тогда падутъ пришельцевъ вереницы.
  
         Бываетъ такъ въ предѣлахъ той страны,
         Гдѣ матери борцамъ даютъ рожденье,
         Не въ той землѣ, гдѣ трусы рождены.
  
         Для нихъ ничто - всѣ въ м³рѣ укрѣпленья,
         И безопаснѣй норка червяка -
         Алмазныхъ стѣнъ, скрывающихъ смятенье
  
         Людскихъ сердецъ. Доселѣ есть войска
         Въ Авзон³и, чтобъ поражать насилье,
         Есть руки и сердца въ ней, но пока
  
         Раздоръ въ ней сѣетъ горе въ изобильѣ -
         Врагъ собираетъ жатву. О, страна
         Прекрасная, давно въ своемъ безсильѣ
  
         Надеждъ гробницей ты наречена,
         Межъ тѣмъ ту цѣпь, что наложилъ гонитель -
         Однимъ ударомъ ты порвать властна,
  
         И все жъ и все жъ доселѣ медлитъ мститель.
         Встаютъ между твоими и тобой
         Сомнѣнье и раздоръ - твой побѣдитель.
  
         Но для того, чтобъ не была рабой,
         Чтобъ оградить намъ Альпы отъ вторженья
         И полною ты расцвѣла красой -
  
         Сынамъ твоимъ лишь нужно Единенье.

0x01 graphic

  
             ПѢСНЬ ТРЕТЬЯ.
  
         Изъ бездны золъ - безсмертныхъ въ жизни нашей:
         Чумы, меча, престола, пришлеца,
         Являющихся грозной гнѣва чашей,
  
         Что льется, наполняясь безъ конца -
         Все-ль передамъ, что видѣлъ вѣщимъ окомъ?
         Ту лѣтопись, что сокрушитъ сердца -
  
         Не умѣстить ни на небѣ высокомъ,
         Ни на морѣ. Слова ея горятъ
         Превыше солнцъ и звѣздъ въ краю далекомъ:
  
         Развернутый, какъ стягъ y горныхъ вратъ -
         Кровавый свитокъ золъ неисчислимыхъ,
         Сквозь пѣн³е архангеловъ звучатъ,
  
         И отголоски будятъ въ серафимахъ
         Земные наши стоны; воп³етъ
         Кровь сыновей Итал³и гонимыхъ
  
         Къ Всесильному подателю щедротъ;
         Какъ звуки струнъ, что вѣтромъ въ колыханье
         Приведены - ихъ стонъ къ нему дойдетъ.
  
         A я - твое ничтожное созданье,
         Я - прахъ земной, безсмертьемъ приведенъ
         Къ сознан³ю и полнотѣ страданья.
  
         Пускай падетъ - тираномъ побѣжденъ
         Тотъ, кто боится бури дуновенья -
         Тебѣ, мой край, да будетъ посвященъ
  
         Звукъ каждый скорбный лиры и - прозрѣнье
         Грядущаго, что свыше мнѣ дано.
         Когда мое померкло вдохновенье -
  
         Прости! Твой жреб³й нынѣ суждено
         Мнѣ предсказать, затѣмъ я умираю,
         Его не видѣть - мнѣ разрѣшено.
  
         По волѣ духа, истину вѣщаю
         И смерть за то - желанная мной дань.
         Я надъ тобой слезами истекаю.
  
         Но прежде чѣмъ за горестную ткань
         Твоихъ печалей вновь примусь - въ унылой
         Ночи твоей пусть, пробивая грань.
  
         Блеснетъ мнѣ лучъ, затеплятся свѣтила.
         Красой безсмертной, созданной рѣзцомъ -
         Украсится навѣкъ твоя могила.
  

0x01 graphic

  
         Изъ нѣдръ ея - создан³я вѣнцомъ
         Пускай умы возстанутъ м³ровые;
         Пѣвцомъ, ученымъ, мудрымъ и борцомъ -
  
         Чревата будь, они - тебѣ родные,
         Какъ-лѣто - небесамъ твоимъ. И тотъ,
         Кто страны покорилъ себѣ чуж³я,
  
         Кто имя м³ру новому даетъ -
         Нѣтъ силъ y нихъ для твоего спасенья
         И вся твоя награда - ихъ почетъ,
  
         Для нихъ, не для тебя - ихъ возвышенье.
         Какъ? Слава - имъ? Позоръ - тебѣ одной?
         Славнѣй ихъ тотъ, кто дастъ освобожденье:
  
         Онъ явится еще въ странѣ родной,
         Чело твое вѣнчаетъ онъ короной,
         Измятой нынѣ варваровъ рукой,
  
         Блеснетъ твой день красою обновленной,
         Твой хмурый день, что тучей омраченъ
         И вѣяньемъ Авернской мглы зловонной.
  
         Ее вдыхаетъ тотъ, кто умаленъ
         Неволею, чей духъ - въ тюрьмѣ позорной.
         Сквозь вѣковую скорбь, что небосклонъ
  
         Здѣсь облекла затменья тучей черной -
         Прорвется кличъ, услышанный толпой.
         И тѣ пѣвцы проложатъ путь просторный -
  
         Что мнѣ во слѣдъ пойдутъ моей тропой.
         Ихъ вдохновятъ все тѣ же небосводы,
         Что вдохновляютъ птицъ въ глуши лѣсной,
  
         И будетъ пѣснь ихъ откликомъ природы
         И такъ же сладкозвучна. Запоетъ
         Кто - пѣснь любви, иные - пѣснь свободы.
  
         Но съ ней свершатъ орлиный свой полетъ,
         Чтобъ солнце взоромъ увидать орлинымъ -
         Немног³е. Потянетъ ихъ къ долинамъ,
  
         Чтобъ дань похвалъ возвышенныхъ принесть
         Тамъ на землѣ ничтожнымъ властелинамъ.
         Изобличитъ рѣчей фальшивыхъ лесть
  
         Стыдъ ген³я: онъ - красотѣ подобенъ -
         Съ достоинствомъ позабываетъ честь,
         И такъ же торговать собой способенъ.
  
         Къ тирану гостемъ кто вступилъ въ чертогъ -
         Тотъ цѣпь надѣлъ: борцомъ быть не способенъ,
         Рабомъ онъ сталъ, переступивъ порогъ,
  
         И мысль его ужъ не свободна болѣ,
         Въ безсильѣ духа разумъ изнемогъ.
         Нельзя вблизи сидящихъ на престолѣ
  
         Стоять пѣвцу, страшиться словъ своихъ
         И угождать онъ долженъ поневолѣ.
         Угодливость - удѣлъ людей такихъ:
  
         Чтобъ услаждать правителей досуги
         Онъ сокращать въ другомъ обязанъ стихъ,
         Но воспѣвать подробно ихъ заслуги,
  
         Самъ измышляя поводъ къ похваламъ -
         Замкнуться съ вдохновеньемъ въ тѣсномъ кругѣ.
         Такъ - связанъ, къ льстивымъ присужденъ рѣчамъ,
  
         Боится онъ дать волю мыслямъ честнымъ:
         Измѣною они бъ явились тамъ,
         Подобныя мятежникамъ небеснымъ.
  
         Обязанъ пѣть онъ съ камнями во рту,
         Чтобъ истина путемъ не вышла тѣснымъ.
         Но въ длинномъ сочинителей ряду
  
         Появится одинъ поэтъ, мнѣ равный,
         Онъ приметъ за любовь мучен³й мзду,
         Среди пѣвцовъ любви онъ будетъ главный,
  
         Онъ обезсмертитъ слезы, и ему
         Свободы пѣснь вѣнецъ даруетъ славный.
         И два другихъ - сильнѣйшихъ по уму
  
         Близъ народятся, и вражду окажетъ
         Имъ свѣтъ, что благосклоненъ былъ къ нему,
         Пока ихъ прахъ близъ моего не ляжетъ.
  
         Пѣснь перваго откроетъ м³ръ чудесъ,
         О подвигахъ дней рыцарства разскажетъ.
         Его мечта - блескъ радуги, съ небесъ
  
         Онъ взялъ огонь безсмертный вдохновенья.
         Гдѣ мысль окрылена - тамъ перевѣсъ
         Надъ нею не одержитъ утомленье.
  
         На крылышкахъ, какъ дивный мотылекъ,
         Порхаетъ радость вкругъ его творенья.
         Въ природу воплотить искусство могъ
  
         Мечтой прозрачной онъ неуловимо.
         Другой, чей духъ печаленъ и глубокъ,
         Намъ воспоетъ судьбу ²ерусалима,
  
         Гдѣ за Христа лилась кровь христ³анъ.
         Своей священной арфой пѣснь Солима
         Въ краю, гдѣ протекаетъ ²орданъ -
  
         Онъ воскреситъ, борьбы ожесточенье
         И ту побѣду, что одержитъ станъ
         Борцовъ Христовыхъ, ада ухищренья,
  
         Чтобъ отвратить ихъ сердце отъ Христа,
         Пока не развернется съ возвышенья
         Тамъ стягъ священный Краснаго Креста,
  
         Гдѣ первый крестъ алѣлъ въ крови Христовой,
         Что ради насъ была имъ пролита.
         Утратитъ онъ въ немилости суровой
  
         Свободу, даже славу; плѣнъ его
         Молвою изворотливой дворцовой -
         Пр³ютомъ назовется: для того,
  
         Чтобъ оградить безумнаго поэта
         Отъ горя и стыда. Вотъ торжество,
         Что ждетъ пѣвца, кѣмъ Божья рать воспѣта,
  
         Вѣнчаннаго Христомъ. Я присужденъ
         Рѣшен³емъ Флоренц³и совѣта
         Лишь къ смерти иль изгнанью. Заключенъ
  
         Въ тюрьму онъ будетъ герцогомъ Феррары.
         Удѣлъ тягчайш³й! Незаслуженъ онъ.
         Я наносилъ моимъ врагамъ удары,
  
         На м³ръ съ любовью онъ подниметъ взоръ,
         И обезсмертятъ дивной лести чары
         Мельчайшаго изъ жившихъ до сихъ поръ
  
         Правителей. Поэтъ съ душою нѣжной -
         Чѣмъ вызоветъ подобный приговоръ?
         Полюбитъ онъ? Но страстью безнадежной -
  
         И безъ живой могилы - пытка въ ней.
         Таковъ удѣлъ двухъ бардовъ неизбѣжный.
         И рыцарства пѣвецъ, не мало дней
  
         Въ лишеньяхъ проведя, умретъ въ кручинѣ,
         Оставивъ м³ру и странѣ своей,
         Что не скорбѣла при его кончинѣ -
  
         Сокровище; обогатитъ оно
         Тѣхъ, кто пойметъ души его святыни.
         Двойнымъ вѣнцомъ вѣнчаться суждено
  
         Отчизнѣ ихъ. Чрезъ всѣ олимп³ады,
         Межъ тѣхъ, кому безсмерт³е дано,
         Не сыщется среди сыновъ Эллады -
  
       &nbs

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 236 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа