Главная » Книги

Апухтин Алексей Николаевич - Стихотворения, Страница 9

Апухтин Алексей Николаевич - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

">  
  Вы говорите, доктор, что исход
  
  
  Сомнителен? Ну что ж, господня воля!
  
  
  Уж мне пошел пятидесятый год,
  
   Довольно я жила. Вот только бедный Коля
  
  
  Меня смущает: слишком пылкий нрав,
  
  
  Идеям новым предан он так страстно,
  
   Мне трудно спорить с ним - он, может быть,
  
  
  
  
  
  
  
   и прав, -
  
   Боюсь, что жизнь свою загубит он напрасно.
  
   О, если б мне дожить до радостного дня,
  
   Когда он кончит курс и выберет дорогу.
  
  
  Мне хлороформ не нужно: слава Богу,
  
   Привыкла к мукам я... А около меня
  
   Портреты всех детей поставьте, доктор милый,
  
   Пока могу смотреть, хочу я видеть их.
  
  
   Поверьте: в лицах дорогих
  
   Я больше почерпну терпения и силы!..
  
  
  Вы видите: вон там, на той стене,
  
  
  В дубовой рамке Коля, в черной - Митя...
  
   Вы помните, когда он умер в дифтерите
  
   Здесь, на моих руках, вы всё твердили мне,
  
  
  Что заражусь я непременно тоже.
  
   Не заразилась я, прошло тринадцать лет...
  
   Что вытерпела я болезней, горя... Боже!
  
   Вы, доктор, знаете... А где же Саша? Нет!
  
  
   Тут он с своей женой... Бог с нею!
  
   Снимите тот портрет, в мундире, подле вас;
  
  
   Невольно духом я слабею,
  
   Как только встречу взгляд ее холодных глаз.
  
   Всё Сашу мучит в ней: бесцельное кокетство,
  
  
  Характер адский, дикая вражда
  
   К семейству нашему... Вы знали Сашу с детства,
  
   Не жаловался он ребенком никогда,
  
   А тут, в последний раз, - но это между нами -
  
  
  Он начал говорить мне о жене,
  
   Потом вдруг замолчал, упал на грудь ко мне
  
   И плакал детскими, бессильными слезами...
  
  
  Я людям всё теперь простить должна,
  
  
  Но каюсь: этих слез я не простила...
  
  
   А прежде как она любила,
  
  
  Каким казалась ангелом она!..
  
   Вот Оля с детками. За этих, умирая,
  
  
  Спокойна я. Наташа, ангел мой!
  
   Уставила в меня глазенки, как живая,
  
   И хочет выскочить из рамки золотой.
  
   Мне больно шевельнуть рукой. Перекрестите
  
   Хоть вы меня... Смешно вам, старый атеист,
  
   Что ж делать, Бог простит! Вот так... Да отворите
  
  
   Окно. Как воздух свеж и чист!
  
  
  Как быстро тучки белые несутся
  
   По неразгаданным, далеким небесам...
  
  
  Да, вот еще: к моим похоронам,
  
  
   Конечно, дети соберутся.
  
  
  Скажите им, что, умирая, мать
  
   Благословила их и любит, но ни слова,
  
   Что я так мучилась... Зачем их огорчать!
  
   Ну, доктор, а теперь начните - я готова!..
  
   Июль 1886
  
  
  
  231. ПОСЛАНИЕ К. Р.
  
  
  Ваше высочество, ваш благосклонный
  
  
   Дар получил я вчера.
  
  
  Он одиночество ночи бессонной
  
  
   Мне услаждал до утра.
  
  
  Верьте: не блеск и величие сана
  
  
   Душу пленяют мою;
  
  
  Чужды мне льстивые речи обмана,
  
  
   Громких я од не пою.
  
  
  В книге, как в зеркале, оком привычным
  
  
   Вижу я отблески лиц, -
  
  
  Чем-то сердечным, простым, симпатичным
  
  
   Веет от этих страниц.
  
  
  Кажется, будто на миг забывая
  
  
   Света бездушного шум,
  
  
  В них приютилася жизнь молодая,
  
  
   Полная чувства и дум.
  
  
  Жизнь эта всюду: в Венеции милой,
  
  
   В грезах любви золотой,
  
  
  В теплой слезе над солдатской могилой,
  
  
   В сходках семьи полковой...
  
  
  Пусть вдохновенная песнь раздается
  
  
   Чаще, как добрый пример;
  
  
  В памяти чутких сердец не сотрется
  
  
   Милая надпись: К. Р.
  
  
  Трудно мне кончить: слова этикета
  
  
   Плохо вставляются в стих,
  
  
  Но как поэт Вы простите поэта.
  
  
   Если он кончит без них!
  
  
  16 августа 1886
  
  
  
  
   233
  
   Проложен жизни путь бесплодными степями,
  
  
  И глушь, и мрак... ни хаты, ни куста...
  
  
   Спит сердце; скованы цепями
  
  
  
  И разум, и уста,
  
  
  
   И даль пред нами
  
  
  
  
  Пуста.
  
   И вдруг покажется не так тяжка дорога,
  
  
  Захочется и петь, и мыслить вновь.
  
  
   На небе звезд горит так много,
  
  
  
  Так бурно льется кровь...
  
  
  
   Мечты, тревога,
  
  
  
  
  Любовь!
  
   О, где же те мечты? Где радости, печали,
  
  
  Светившие нам ярко столько лет?
  
  
   От их огней в туманной дали
  
  
  
  Чуть виден слабый свет...
  
  
  
   И те пропали...
  
  
  
  
  Их нет.
  
   <1888>
  
  
  
   234. К. Д. НИЛОВУ
  
  
  Ты нас покидаешь, пловец беспокойный,
  
  
  Для дальней Камчатки, для Африки знойной...
  
  
  Но нашему ты не завидуй покою:
  
  
  Увы! над несчастной, померкшей страною
  
  
  Склонилось так много тревоги и горя,
  
  
  Что верная пристань - в бушующем море!
  
  
  Там волны и звезды, - вверяйся их власти...
  
  
  Здесь бури страшнее: здесь люди и страсти.
  
  
  1880-е годы
  
  
  
  
   235
  
  
  О, не сердись за то, что в час тревожной муки
  
  
  Проклятья, жалобы лепечет мой язык:
  
  
  То жизнью прошлою навеянные звуки,
  
  
  То сдавленной души неудержимый крик.
  
  
  Ты слушаешь меня - и стынет злое горе,
  
  
  Ты тихо скажешь: "Верь" - и верю я, любя...
  
  
  Вся жизнь моя в твоем глубоком, кротком взоре,
  
  
  Я всё могу проклясть, но только не тебя.
  
  
  Дрожат листы берез от холода ночного...
  
  
  Но им ли сетовать на яркий солнца луч,
  
  
  Когда, рассеяв тьму, он с неба голубого
  
  
  Теплом их обольет, прекрасен и могуч?
  
  
  1880-е годы
  
  
  
  
   236
  
   "Прощай!" - твержу тебе с невольными слезами,
  
   Ты говоришь: разлука недолга...
  
   Но видишь ли: ручей пробился между нами,
  
   Поток сердит и круты берега.
  
   Прощай. Мой путь уныл. Кругом нависли тучи.
  
   Ручей уже растет и речкой побежит.
  
   Чем дальше я пойду, тем берег будет круче,
  
   И скоро голос мой к тебе не долетит.
  
   Тогда забуду ль я о днях, когда-то милых,
  
   Забуду ль всё, что, верно, помнишь ты,
  
   Иль с горечью пойму, что я забыть не в силах,
  
   И в бездну брошусь с высоты?
  
   1880-е годы
  
  
  
  239. ГОЛОС ИЗДАЛЕКА
  
   О, не тоскуй по мне! Я там, где нет страданья.
  
   Забудь былых скорбей мучительные сны...
  
   Пусть будут обо мне твои воспоминанья
  
  
  Светлей, чем первый день весны.
  
   О, не тоскуй по мне! Меж нами нет разлуки:
  
   Я так же, как и встарь, душе твоей близка,
  
   Меня по-прежнему твои терзают муки,
  
  
  Меня гнетет твоя тоска.
  
   Живи! Ты должен жить. И если силой чуда
  
   Ты снова здесь найдешь отраду и покой,
  
   То знай, что это я откликнулась оттуда
  
  
  На зов души твоей больной.
  
   Октябрь 1891
  
  
  
   241. НА БАЛЕ
  
   Ум, красота, благородное сердце и сила, -
  
   Всю свою щедрость судьба на него расточила.
  
   Но отчего же в толпе он глядит так угрюмо?
  
   В светлых очах его спряталась черная дума.
  
   Мог бы расправить орел свои юные крылья,
  
   Счастье, успехи пришли бы к нему без усилья,
  
   Но у колонны один он стоит недвижимо.
  
   Блеск, суета - всё бесследно проносится мимо.
  
   Раннее горе коснулось души его чуткой...
  
   И позабыть невозможно, и вспомнить так жутко!
  
   Годы прошли, но под гнетом былого виденья
  
   Блекнут пред ним мимолетные жизни явленья...
  
   Пусть позолотой мишурною свет его манит,
  
   Жизни, как людям, он верить не хочет, не станет!
  
   1 ноября 1892
  
  
  
  
   243
  
  
  Опять пишу тебе, но этих горьких строк
  
  
  Читать не будешь ты... Нас жизненный поток
  
  
  Навеки разлучил. Чужие мы отныне,
  
  
  И скорбный голос мой теряется в пустыне.
  
  
  Но я тебе пишу затем, что я привык
  
  
  Всё поверять тебе: что шепчет мой язык
  
  
  Без цели, нехотя, твои былые речи,
  
  
  Что я считаю жизнь от нашей первой встречи,
  
  
  Что милый образ твой мне каждый день милей,
  
  
  Что нет покоя мне без бурь минувших дней,
  
  
  Что муки ревности и ссор безумных муки
  
  
  Мне счастьем кажутся пред ужасом разлуки.
  
  
  1892
  
  
  
  
   244
  
  
  Всё, чем я жил, в чем ждал отрады,
  
  
  Слова развеяли твои...
  
  
  Так снег последний без пощады
  
  
  Уносят вешние ручьи...
  
  
  И целый день, с насмешкой злою,
  
  
  Другие речи заглушив,
  
  
  Они носились надо мною,
  
  
  Как неотвязчивый мотив.
  
  
  Один я. Длится ночь немая.
  
  
  Покоя нет душе моей...
  
  
  О, как томит меня, пугая,
  
  
  Холодный мрак грядущих дней!
  
  
  Ты не согреешь этот холод,
  
  
  Ты не осветишь эту тьму...
  
  
  Твои слова, как тяжкий молот,
  
  
  Стучат по сердцу моему.
  
  
  1892
  
  
  
  
   245
  
  
   Когда ребенком мне случалось
  
  
   Услышать песнь: "Христос воскрес!",
  
  
   То сонмы ангелов, казалось,
  
  
   Поют с ликующих небес.
  
  
   Сегодня ночи жду пасхальной..
  
  
   Безмолвны ангелов полки,
  
  
   И не сойдут они в печальный
  
  
   Приют недуга и тоски.
  
  
   И светлой вести воскресенья
  
  
   Ответит здесь, в ночной тиши,
  
  
   Немая скорбь уничтоженья
  
  
   Когда-то верившей души.
  
  
   1893
  
  
  
  
   246
  
  
   Вот тебе старые песни поэта -
  
  
   Я их слагал в молодые года,
  
  
   Долго таил от бездушного света,
  
  
   И, не найдя в нем живого ответа,
  
  
  
  Смолкли они навсегда.
  
  
   Зреет в душе моей песня иная...
  
  
   Как ни гони ее, как ни таи, -
  
  
   Песня та вырвется, громко рыдая,
  
  
   Стоном безумной любви заглушая
  
  
  
  Старые песни мои.
  
  
   1893
  
  
  
  
   247
  
   Перед судом толпы, коварной и кичливой,
  
   С поникшей головой меня увидишь ты
  
   И суетных похвал услышишь лепет лживый,
  
   Пропитанный враждой и ядом клеветы.
  
   Но твой безмолвный взор, доверчивый и милый,
  
   На помощь мне придет с участием живым...
  
   Так гибнущий пловец, уже теряя силы,
  
   Всё смотрит на маяк, горящий перед ним.
  
   Свети же, мой маяк! Пусть буря, завывая,
  
   Качает бедный челн, пусть высится волна,
  
   Пускай вокруг меня и мрак, и ночь глухая...
  
   Ты светишь, мой маяк, - мне гибель не страшна!
  
   1893
  
  
   СТИХОТВОРЕНИЯ НЕИЗВЕСТНЫХ ЛЕТ
  
  
  
   248. ОРФЕЙ И ПАЯЦ
  
  Слушать предсмертные песни Орфея друзья собралися.
  
  Нагло бранясь и крича, вдруг показался паяц.
  
  Тотчас же шумной толпой убежали друзья за паяцем...
  
  Грустно на камне один песню окончил Орфей.
  
  
   249. К ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ МЫСЛИ
  
  
   Во тьме исчезнувших веков,
  
  
   В борьбе с безжалостной природой
  
  
   Ты родилась под звук оков
  
  
   И в мир повеяла свободой.
  
  
   Ты людям счастье в дар несла,
  
  
   Забвенье рабства и печали, -
  
  
   Богини светлого чела
  
  
   В тебе безумцы не признали.
  
  
   Ты им внушала только страх,
  
  
   Твои советы их томили;
  
  
   Тебя сжигали на кострах,
  
  
   Тебя на плаху волочили, -
  
  
   Но голос твой звучал как медь
  
  
   Из мрака тюрьм, из груды пепла...
  
  
   Ты не хотела умереть,
  
  
   Ты в истязаниях окрепла!
  
  
   Прошли века... Устав в борьбе,
  
  
   Тебя кляня и ненавидя,
  
  
   Враги воздвигли храм тебе,
  
  
   Твое могущество увидя!
  
  
   Страдал ли человек с тех пор,
  
  
   Иль кровь лилася по-пустому,
  
  
   Тебе всё ставили в укор,
  
  
   Хоть ты учила их другому!
  
  
   Ты дожила до наших дней...
  
  
   Но так ли надо жить богине?
  
  
   В когтях невежд и палачей
  
  
   Ты изнываешь и доныне.
  
  
   Твои неверные жрецы
  
  
   Тебя бесчестят всенародно,
  
  
   Со злом бессильные бойцы
  
  
   Друг с другом борются бесплодно.
  
  
   Останови же их! Пора
  
  
   Им протянуть друг другу руки
  
  
   Во имя чести и добра,
  
  
   Во имя света и науки...
  
  
   Но всё напрасно! Голос твой
  
  
   Уже не слышен в общем гаме,
  
  
   И гул от брани площадной
  
  
   Один звучит в пустынном храме,
  
  
   И так же тупо, как и встарь,
  
  
   Отжившим вторя поколеньям,
  
  
   На твой поруганный алтарь
  
  
   Глядит толпа с недоуменьем.
  
  
  
  
   251
  
  
   Ты говоришь: моя душа - загадка,
  
  
   Моей тоски причина не ясна;
  
  
   Ко мне нежданно, словно лихорадка,
  
  
   По временам является она.
  
  
   Загадки нет. И счастье, и страданье,
  
  
   И ночь, и день - всё, всё тобой полно,
  
  
   И без тебя мое существованье
  
  
   Мне кажется бесцветно и смешно.
  
  
   Когда тебе грозит болезнь иль горе,
  
  
   Когда укор безжалостный и злой
  
  
   Читаю я в твоем холодном взоре,
  
  
   Я падаю смущенною душой.
  
  
   Но скажешь ты мне ласковое слово -
  
  
   И горе всё куда-то унесло...
  
  
   Ты - грозный бич, карающий сурово,
  
  
   Ты - светлый луч, ласкающий тепло.
  
  
  
  
   252
  
  
  Когда, в объятиях продажных замирая,
  
  
  Потушишь ты огонь, пылающий в крови, -
  
  
  Как устыдишься ты невольных слов любви,
  
  
   Что ночь тебе подсказывала злая!
  
  
  И целый день потом ты бродишь сам не свой,
  
  
   Тебя гнетет воспоминанье это,
  
  
   И жизнь, как день осенний без просвета,
  
  
  Такою кажется бесцветной и пустой!
  
  
  Но верь мне: близок час! Неслышными шагами,
  
  
  Не званная, любовь войдет в твой тихий дом,
  
  
  Наполнит дни твои блаженством и слезами
  
  
  И сделает тебя героем и... рабом.
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 337 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа