Главная » Книги

Апухтин Алексей Николаевич - Стихотворения, Страница 8

Апухтин Алексей Николаевич - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

ify">  
  
  
  198. НА НОВЫЙ 1881 ГОД
  
  
   Вся зала ожидания полна,
  
  
   Партер притих, сейчас начнется пьеса.
  
  
   Передо мной, безмолвна и грозна,
  
  
   Волнуется грядущего завеса.
  
  
   Как я, бывало, взор туда вперял,
  
  
   Как смутный каждый звук ловил оттуда!
  
  
   Каких-то новых слов я вечно ждал,
  
  
   Какого-то неслыханного чуда.
  
  
   О Новый год! Теперь мне всё равно,
  
  
   Несешь ли ты мне смерть и разрушенье,
  
  
   Иль прежних лет мне видеть суждено
  
  
   Бесцветное, тупое повторенье...
  
  
   Немного грез - осколки светлых дней -
  
  
   Как вихрем, он безжалостно развеет,
  
  
   Еще немного отпадет друзей,
  
  
   Еще немного сердце зачерствеет.
  
  
   Декабрь 1880
  
  
  
  201. ОТРАВЛЕННОЕ СЧАСТЬЕ
  
   Зачем загадывать, мечтать о дне грядущем,
  
   Когда день нынешний так светел и хорош?
  
   Зачем твердить всегда в унынии гнетущем,
  
   Что счастье ветрено, что счастья не вернешь?
  
   Пускай мне суждены мучения разлуки
  
   И одиночества томительные дни -
  
   Сегодня я с тобой, твои целую руки,
  
  
   И ночь тиха, и мы одни.
  
   О, если бы я мог, хоть в эту ночь немую,
  
  
   Забыться в грезах золотых
  
   И всё прошедшее, как ношу роковую,
  
  
   Сложить у милых ног твоих.
  
   Но сердце робкое, привыкшее бояться,
  
  
   Не оживет в роскошном сне,
  
   Не верит счастию, не смеет забываться
  
   И речи скорбные нашептывает мне.
  
   Когда я удалюсь, исполненный смущенья,
  
  
  И отзвучат шаги мои едва,
  
   Ты вспомнишь, может быть, с улыбкою сомненья
  
  
   Мои тревожные моленья,
  
   Мои горячие и нежные слова.
  
   Когда враги мои холодною толпою
  
   Начнут меня язвить и их услышишь ты,
  
   Ты равнодушною поникнешь головою
  
  
  И замолчишь пред наглою враждою,
  
  
  Пред голосом нелепой клеветы.
  
   Когда в сырой земле я буду спать глубоко,
  
   Бессилен, недвижим и всеми позабыт, -
  
  
   Моей могилы одинокой
  
  
   Твоя слеза не оросит.
  
  
   И, может быть, в минуту злую,
  
   Когда мечты твои в прошедшее уйдут,
  
  
  Мою любовь, всю жизнь мою былую
  
  
   Ты призовешь на строгий суд, -
  
   О, в этот страшный час тревоги, заблужденья,
  
  
  Томившие когда-то эту грудь,
  
   Мои невольные, бессильные паденья
  
  
   Ты мне прости и позабудь.
  
  
  Пойми тогда, хоть с поздним сожаленьем,
  
  
   Что в мире том, где друг твой жил,
  
  
  Никто тебя с таким самозабвеньем,
  
  
   С таким страданьем не любил.
  
   1881
  
  
  
  
   203
  
  
  Из отроческих лет он выходил едва,
  
  
  Когда она его безумно полюбила
  
  
  За кудри детские, за пылкие слова.
  
  
  Семью и мужа - всё она тогда забыла!
  
  
  Теперь пред юношей, роскошна и пышна,
  
  
  Вся жизнь раскинулась, - орел расправил крылья,
  
  
  И чует в воздухе недоброе она,
  
  
  И замирает вся от гневного бессилья.
  
  
  В тревоге и тоске ее блуждает взгляд,
  
  
  Как будто в нем застыл вопрос и сердце гложет:
  
  
  "Где он, что с ним, и с кем часы его летят?.."
  
  
  Всё знать она должна и знать, увы! - не может.
  
  
  И мечется она, всем слухам и речам
  
  
  Внимая горячо, то веря, то не веря,
  
  
  Бесцельной яростью напоминая нам
  
  
  Предсмертные прыжки израненного зверя.
  
  
  Март 1882
  
  
  
   204. Г. КАРЦОВУ
  
  
   Настойчиво, прилежно, терпеливо,
  
  
   Порой таинственно, как тать,
  
  
   Плоды моей фантазии ленивой
  
  
   Ты в эту вписывал тетрадь.
  
  
   Укрой ее от любопытных взоров,
  
  
   Не отдавай на суд людей,
  
  
   На смех и гул пристрастных приговоров
  
  
   Заветный мир души моей!
  
  
   Когда ж улягусь я на дне могилы
  
  
   И, покорясь своей судьбе,
  
  
   Одну лишь память праздного кутилы
  
  
   Оставлю в мире по себе, -
  
  
   Пускай тебе тетрадь напомнит эта
  
  
   Сердечной дружбы нашей дни,
  
  
   И ты тогда забытого поэта
  
  
   Хоть добрым словом помяни!
  
  
   6 октября 1882
  
  
  
  
  206. БРЕД
  
  
   Несется четверка могучих коней,
  
  
   Несется, как вихорь на воле,
  
  
   Несется под зноем палящих лучей
  
  
   И топчет бесплодное поле.
  
  
   То смех раздается, то шепот вдвоем...
  
  
   Всё грохот колес заглушает,
  
  
   Но ветер подслушал те речи тайком
  
  
   И злобно их мне повторяет.
  
  
   И в грезах недуга, в безмолвье ночей
  
  
   Я слышу: меня нагоняя,
  
  
   Несется четверка могучих коней,
  
  
   Несется нещадная, злая.
  
  
   И давит мне грудь в непосильной борьбе,
  
  
   И топчет с неистовой силой
  
  
   То сердце, что было так верно тебе,
  
  
   Тебя горячо так любило!
  
  
   И странно ты смотришь с поникшим челом
  
  
   На эти бесцельные муки,
  
  
   И жалость проснулася в сердце твоем:
  
  
   Ко мне простираешь ты руки...
  
  
   Но шепот и грохот сильней и грозней...
  
  
   И, пыль по дороге взметая,
  
  
   Несется четверка могучих коней,
  
  
   Безжизненный труп оставляя.
  
  
   1882
  
  
  
   209. УТЕШЕННАЯ
  
  
   Дика, молчалива, забав не любя,
  
  
   От жизни ждала ты чего-то,
  
  
   И люди безумной назвали тебя,
  
  
   Несчастную жертву расчета.
  
  
   Вдали от отчизны чужая страна
  
  
   С любовью тебя приютила;
  
  
   По берегу озера, вечно одна,
  
  
   Ты грустною тенью бродила.
  
  
   И, словно покорствуя злобной судьбе,
  
  
   Виденья тебя посещали,
  
  
   И ангел прекрасный являлся тебе
  
  
   В часы одинокой печали.
  
  
   Глаза его жалостью были полны,
  
  
   Участием кротким, небесным,
  
  
   И белые крылья при свете луны
  
  
   Горели алмазом чудесным.
  
  
   Тебе говорил он: "Не вечно же тут
  
  
   Судьба тебе жить указала,
  
  
   Утешься, страдалица, годы пройдут,
  
  
   А счастия в жизни не мало!"
  
  
   И годы прошли молодые твои,
  
  
   Ты вынесла всё терпеливо
  
  
   И снова в кружок нелюбимой семьи
  
  
   Вернулась, дика, молчалива.
  
  
   По рощам знакомым, по тихим полям
  
  
   Ты грустною тенью блуждала...
  
  
   Однажды ты юношу встретила там -
  
  
   И в ужасе вся задрожала.
  
  
   На бледных устах твоих замер привет;
  
  
   Он снова стоял пред тобою,
  
  
   Тот ангел прекрасный исчезнувших лет,
  
  
   Но жизнью дышал он земною!
  
  
   Блистали глаза из-под черных бровей,
  
  
   И белые зубы сверкали,
  
  
   И жаром неопытных юных страстей
  
  
   Румяные щеки пылали.
  
  
   Не кротость участия взор выражал:
  
  
   Царем он казался могучим,
  
  
   И очи и плечи твои покрывал
  
  
   Лобзанием долгим и жгучим.
  
  
   Сбылось предсказанье, свершились мечты.
  
  
   Да, счастия в жизни не мало:
  
  
   За годы безумья тяжелого ты
  
  
   Безумье блаженства узнала.
  
  
   Февраль 1883
  
  
   Санкт-Петербург
  
  
  
  
   211
  
   О да, поверил я. Мне верить так отрадно...
  
  
  Зачем же вновь в полночной тишине
  
   Сомненья злобный червь упрямо, беспощадно
  
   И душу мне грызет, и спать мешает мне?
  
  
  Зачем... когда ничтожными словами
  
   Мы обменяемся... я чувствую с тоской,
  
  
  Что тайна, как стена, стоит меж нами,
  
   Что в мире я один, что я тебе чужой.
  
   И вновь участья миг в твоем ловлю я взгляде,
  
  
   И сердце рвется пополам,
  
   И, как преступнику, с мольбою о пощаде
  
  
  Мне хочется упасть к твоим ногам.
  
   Что сделал я тебе? Такой безумной муки
  
  
   Не пожелаешь и врагу...
  
  
   Он близок, грозный час разлуки, -
  
   И верить нужно мне, и верить не могу!
  
   Май 1883
  
  
  
  
   212
  
   Люби, всегда люби! Пускай в мученьях тайных
  
   Сгорают юные, беспечные года,
  
   Средь пошлостей людских, среди невзгод случайных
  
  
  
   Люби, люби всегда!
  
   Пусть жгучая тоска всю ночь тебя терзает,
  
   Минута - от тоски не будет и следа,
  
   И счастие тебя охватит, засияет...
  
  
  
   Люби, люби всегда!
  
   Я думы новые в твоем читаю взоре,
  
   И жалость светит в нем, как дальняя звезда,
  
   И понимаешь ты теплей чужое горе...
  
  
  
   Люби, люби всегда!
  
   Август 1883
  
  
  
  
   213
  
  
  О, скажи ей, чтоб страсть роковую мою
  
  
   Позабыла, простила она,
  
  
  Что для ней я живу, и дышу, и пою,
  
  
   Что вся жизнь моя ей отдана!
  
  
  Что унять не могу я мятежную кровь,
  
  
   Что над этою страстью больной
  
  
  Засияла иная - святая любовь,
  
  
   Так, как небо блестит над землей!
  
  
  О, сходите ко мне, вдохновенья лучи,
  
  
   Зажигайтеся ярче, теплей,
  
  
  Задушевная песня, скорей прозвучи,
  
  
   Прозвучи для нее и о ней!
  
  
  12 ноября 1883
  
  
  
  216. ВО ВРЕМЯ БОЛЕЗНИ
  
  
   Мне всё равно, что я лежу больной,
  
  
  
  Что чай мой горек, как микстура,
  
  
  Что голова в огне, что пульс неровен мой,
  
  
  Что сорок градусов моя температура!
  
  
  
  Болезни не страшат меня...
  
  
  
  Но признаюсь: меня жестоко
  
  
  
  Пугают два несносных дня,
  
  
  
  Что проведу от вас далеко.
  
  
  Я так безумно рад, что я теперь люблю,
  
  
  
  Что я дышать могу лишь вами!
  
  
   Как часто я впиваюсь в вас глазами
  
  
  И взор ваш каждый раз с волнением ловлю!
  
  
  Воспоминаньями я полон дорогими,
  
  
  И хочет отгадать послушная мечта,
  
  
  Где вы теперь, и с кем, и мыслями какими
  
  
  
  Головка ваша занята...
  
  
   Немая ночь мне не дает ответа,
  
  
  И только чудится мне в пламенном бреду,
  
  
  
  Что с вами об руку иду
  
  
   Я посреди завистливого света,
  
  
  
  Что вы моя, навек моя,
  
  
   Что я карать могу врагов неправых,
  
  
   Что страх вселять имею право я
  
  
   В завистниц ваших глупых, но лукавых...
  
  
  Когда ж очнуся я средь мертвой тишины -
  
  
  Как голова горит, как грудь полна страданья!
  
  
   И хуже всех болезней мне сознанье,
  
  
   Что те мечты мечтами быть должны.
  
  
  9 января 1884
  
  
  
  
   219
  
   Письмо у ней в руках. Прелестная головка
  
   Склонилася над ним, одна в ночной тиши,
  
   И мысль меня страшит, что, может быть, неловко
  
   И грустно ей читать тот стон моей души...
  
   О, только б ей прожить счастливой и любимой,
  
   Не даром ввериться пленительным мечтам...
  
   И помыслы мои всю ночь текут неудержимо,
  
   Как волны Волхова, текут к ее ногам...
  
   21 сентября 1884
  
  
  
  
   221
  
   О, будьте счастливы! Без жалоб, без упрека,
  
  
   Без вопля ревности пустой
  
   Я с вами расстаюсь... Пускай один, далеко
  
  
  Я буду жить с безумною тоской,
  
  
  С горячими, хоть поздними мольбами
  
  
   Перед потухшим алтарем.
  
   О, будьте счастливы, - я лишний между вами,
  
  
   О, будьте счастливы вдвоем!
  
  
  Но я б хотел - прости мое желанье, -
  
  
   Чтобы назло слепой судьбе
  
  
   Порою в светлый миг свиданья
  
  
   Мой образ виделся тебе;
  
   Чтоб в тихом уголке иль средь тревоги бальной
  
  
   Смутил тебя мой стих печальный,
  
  
  Как иногда при блеске фонарей
  
  
   Смущает поезд погребальный
  
  
   На свадьбу едущих гостей.
  
   Декабрь 1884
  
  
   222. ГРАФУ А. В. АДЛЕРБЕРГУ
  
   Когда мы были с ней и песнь ее звучала,
  
   Всё делалось вокруг теплее и светлей,
  
   И с благодарностью шептали мы, бывало:
  
  
  
  "Дай Боже счастья ей!"
  
   Когда же злая жизнь бросала тень печали
  
   От милого лица и ласковых очей,
  
   С боязнью и мольбой мы часто повторяли:
  
  
  
  "Дай Боже счастья ей!"
  
   И сердце гордое, что билось так спокойно,
  
   Заговорило вдруг сильней и горячей...
  
   О, счастье нужно ей, она его достойна...
  
  
  
  "Дай Боже счастья ей!"
  
   Увы! Разлуки час всё ближе подступает,
  
   И мы в смущении покорно говорим:
  
   "Для солнца и любви она нас покидает,
  
  
  
  "Дай Боже счастья им!"
  
   Январь 1885
  
  
  
   223. ПЕШЕХОД
  
  
   Без волненья, без тревоги
  
  
   Он по жизненной дороге
  
  
   Всё шагает день и ночь,
  
  
   И тоски, его гнетущей,
  
  
   Сердце медленно грызущей,
  
  
   Он не в силах превозмочь.
  
  
   Те, что знали, что любили,
  
  
   Спят давно в сырой могиле;
  
  
   Средь неведомых равнин
  
  
   Разбрелися остальные -
  
  
   Жизни спутники былые...
  
  
   Он один, совсем один.
  
  
   Равнодушный и бесстрастный,
  
  
   Он встречает день прекрасный,
  
  
   Солнце только жжет его;
  
  
   Злая буря-непогода
  
  
   Не пугает пешехода,
  
  
   И не ждет он ничего.
  
  
   Мимо храма он проходит
  
  
   И с кладбища глаз не сводит,
  
  
   Смотрит с жадною тоской...
  
  
   Там окончится мученье,
  
  
   Там прощенье, примиренье,
  
  
   Там забвенье, там покой!
  
  
   Но, увы! не наступает
  
  
   Миг желанный... Он шагает
  
  
   День и ночь, тоской томим...
  
  
   Даже смерть его забыла,
  
  
   Даже вовремя могила
  
  
   Не открылась перед ним!
  
  
   Февраль 1885
  
  
  
  229. ПЕРЕД ОПЕРАЦИЕЙ
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 299 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа