Главная » Книги

Тарасов Евгений Михайлович - Стихотворения, Страница 2

Тарасов Евгений Михайлович - Стихотворения


1 2 3

stify">  
  
  
  
   с вьюгами зимними
  
   Над могилами павших - нам близких
  
  
  
  
  
   и милых - борцов.
  
   Будь я сердцем суровей - лишь местью
  
  
  
  
  
   святою звучала бы
  
   Эта песня моя, увлекая вперед и вперед.
  
   Но неверен мне голос. Протяжной,
  
  
  
  
  
  медлительной жалобой
  
   Провожаю кровавый - для многих
  
  
  
  
  
  не конченный - год.
  
   Сердце слишком полно неотмщенными злыми
  
  
  
  
  
  
   обидами,
  
   И молчать не могу, - для молчанья
  
  
  
  
  
   не стало бы сил.
  
   Но простите, коль песни мои прозвучат
  
  
  
  
  
  
  панихидами
  
   Над холмами несчетных - нам близких
  
  
  
  
  
  
  и милых - могил.
  
   1906
  
  
  
  
  МЕЖ ХЛЕБОВ
  
  
   Я бродил бесконечными нивами,
  
  
  
  Меж хлебов, от межи до межи,
  
  
   Тех цветов, что зовутся счастливыми,
  
  
  
  Я не встретил в поникнувшей ржи.
  
  
   Убегали волнистые линии
  
  
  
  Утомительно-пыльных дорог...
  
  
   "Где вы, милые, нежные, синие,
  
  
  
  Не знававшие темных тревог?
  
  
   Васильки, что зовутся счастливыми,
  
  
  
  Отчего средь колосьев вас нет?"
  
  
   Многознающий ветер порывами
  
  
  
  На лету прошептал мне ответ:
  
  
   "В эти годы меж зрелыми жатвами
  
  
  
  Не ищи - не найдешь васильков,
  
  
   Нивы скованы чьими-то клятвами
  
  
  
  И не помнят лазурных цветов.
  
  
   Зреют медленно грезы неясные,
  
  
  
  Нивы жаждут иной красоты,
  
  
   И в хлебах распускаются красные,
  
  
  
  Напоенные кровью цветы".
  
  
   1906
  
  
  
   ЗАБЫТЬ НЕ МОГУ
  
  
  Я могу опьяняться немой красотой
  
  
  Убегающих в темные дали полей,
  
  
  Я могу задремать многокрылой мечтой
  
  
  В полумраке столетних тенистых аллей,
  
  
  Я могу быть недвижным с недвижной грядой
  
  
  Облаков, что горят все светлей и светлей.
  
  
  Но забыть, что цветы лишь от горечи слез
  
  
  Так красивы, так ярки на свежем лугу,
  
  
  Но забыть, что аллеи столетних берез
  
  
  Рабским потом залиты на каждом шагу,
  
  
  Что пожары заката - предвестники гроз, -
  
  
  Никогда я не мог, никогда не смогу.
  
  
  1906
  
  
  
   БЫТЬ УРОЖАЮ
  
  
   С каждым днем весны сияющей,
  
  
   С каждой ночью отлетающей
  
  
  
  Больше жизни по полям.
  
  
   Меньше пятен снега талого -
  
  
   Там и здесь как будто алого -
  
  
   Чуть живого, запоздалого
  
  
  
  По оврагам, по низам.
  
  
   Скоро съест его туманами,
  
  
   Съест его лучами пьяными
  
  
  
  Беспощадная весна.
  
  
   Легкой дымкой пар потянется -
  
  
   В поле пахарь не оглянется,
  
  
   Как от снега не останется
  
  
  
  Даже тени, даже сна.
  
  
   Только там, где в зиму мглистую
  
  
   Был он смочен кровью чистою,
  
  
  
  Глянут пятна потемней.
  
  
   Только там, где в землю талую
  
  
   Кровь прошла - то каплей малою.
  
  
   То струей, когда-то алою,
  
  
  
  Будут озими пышней.
  
  
   Колос гуще там подымется,
  
  
   Колос с колосом обнимется,
  
  
  
  Думать станет заодно.
  
  
   От раздумья невеселого
  
  
   Там колосья склонят головы
  
  
   И тяжелое, как олово,
  
  
  
  Затаят в себе зерно.
  
  
   1906
  
  
  
   ПЕСНЯ О СВИНЦЕ
  
  
  За днем нескончаемым ночь полусонно
  
  
   Надела свой звездный венец,
  
  
  К нам в окна глядит, говорит изумленно:
  
  
   "Когда же работе конец?"
  
  
  Конца ей не будет. В густые колонны
  
  
   Мы строим угрюмый свинец.
  
  
  Мы света не видим, мы с детства калеки,
  
  
   Мы отданы в плен одному.
  
  
  Мы - пленники голода. Голод навеки
  
  
   Швырнул нас в глухую тюрьму.
  
  
  И если поднимем усталые веки,
  
  
   Мы встретим кругом - полутьму.
  
  
  Мы чахлы и бледны, и пылью свинцовой,
  
  
   Как ядом, отравлены мы.
  
  
  Но, сгибнув в тюрьме, возрождаемся снова:
  
  
   Нас сотни, нас тысячи, тьмы -
  
  
  И мы в миллионы крылатое слово
  
  
   Бросаем из нашей тюрьмы.
  
  
  И слово зажжет миллионы усталых,
  
  
   Но рвущихся к воле сердец
  
  
  И здесь, на развалинах стен обветшалых,
  
  
   Воздвигнет роскошный дворец.
  
  
  Под сенью знамен ослепительно-алых
  
  
   Да здравствует враг наш - свинец!
  
  
  1906
  
  
  
  
  НА ВОЛГЕ
  
  
  За изгибом, над песками встали старые
  
  
  
  
  
  
   утесы.
  
  
  Наклонились. Спят иль дремлют? Сказку
  
  
  
  
  
   видят или быль?
  
  
  Равнодушен тихий голос полусонного
  
  
  
  
  
  
  матроса.
  
  
  Торопливые колеса сеют радужную пыль.
  
  
   Вновь изгибы. Берег круче.
  
  
   Нам навстречу мчатся тучи.
  
  
  То доверчивый, то злобный - громче
  
  
  
  
   дробный стук колес:
  
  
   "Буря близко. Ждать недолго.
  
  
   Будет буре рада Волга,
  
  
  Слишком много горя стало. Слишком много
  
  
  
  
  
   в Волге слез!"
  
  
  Вьются чайки в темных тучах. Тише ход
  
  
  
  
  
   в опасном месте.
  
  
  Выше, сумрачней утесы на нагорном берегу.
  
  
  Смотрят - хмурятся сурово: получили злые
  
  
  
  
  
  
  
  вести
  
  
  Или думают о мести вековечному врагу?
  
  
   Солнце в тучах утонуло.
  
  
   Злобно молния сверкнула.
  
  
  То крикливый, те напевный - громче
  
  
  
  
  
  гневный стук колес:
  
  
   "Ждали бури слишком долго.
  
  
   Будет буре рада Волга.
  
  
  Слишком душно стало людям. Слишком
  
  
  
  
  
  много в Волге слез".
  
  
  1906
  
  
  
  
  НАКАНУНЕ
  
  
  
  Мы сошлись в лесу густом
  
  
  
  Встретить майский праздник света,
  
  
  
  Повторить слова обета
  
  
  
  В нашем сердце молодом -
  
  
  
   Мы, не знавшие просвета
  
  
  
   В жизни, полной лишь трудом.
  
  
  
  Средь деревьев, по кустам
  
  
  
  Пробегал невнятный шорох.
  
  
  
  Тихий свет горел во взорах,
  
  
  
  Шопот реял здесь и там.
  
  
  
   Каждый миг был странно-дорог,
  
  
  
   Был немой угрозой нам.
  
  
  
  День спокойно догорел.
  
  
  
  Свет неясный, свет вечерний
  
  
  
  Становился все неверней.
  
  
  
  Кто-то где-то песню пел.
  
  
  
   Где-то глуше, равномерней
  
  
  
   Город скованный шумел.
  
  
  
  Мы замолкли. Кто-то встал,
  
  
  
  Поднял руки перед нами,
  
  
  
  Кто-то бледными словами
  
  
  
  Нам о празднике сказал.
  
  
  
   Нерассказанными снами
  
  
  
   Сумрак душу нам объял.
  
  
  
  В пряном воздухе весны
  
  
  
  Было сыро, было душно.
  
  
  
  Ночь глядела равнодушно
  
  
  
  С недоступной вышины.
  
  
  
   "В город жадный и бездушный -
  
  
  
   Там зажгутся наши сны!
  
  
  
  Там блеснет для нас просвет.
  
  
  
  Там, знамена поднимая,
  
  
  
  Благодарно вспоминая
  
  
  
  Тех, кого уж с нами нет, -
  
  
  
   Встретим светлый праздник мая,
  
  
  
   Праздник воли и побед".
  
  
  
  1906
  
  
  
  
  СКАЗОЧКА
  
  
   Жили-стояли как-то хоромы,
  
  
   Жили в хоромах баре-князья.
  
  
   Были с нуждою век незнакомы.
  
  
   Были с весельем сытым друзья.
  
  
   Жили да были с барами рядом,
  
  
   Жили-кормили бар мужики.
  
  
   С барами встретясь, пятились задом;
  
  
   В церкви молились, шли в кабаки.
  
  
   Долго ли, нет ли, только устали,
  
  
   Тяжкую ношу сбросить бы с плеч.
  
  
   Выжечь из сердца думы-печали,
  
  
   Пьяный, веселый пламень зажечь.
  
  
   Ну, и пригубили чару веселья,
  
  
   Вышли в кровавый, пьяный простор.
  
  
   После не сладко было похмелье.
  
  
   Было, что было. Быль не укор.
  
  
   Шло пированье: рушились балки.
  
  
   Был именинник - красный петух.
  
  
   С криком метались черные галки.
  
  
   Яро горели лица старух...
  
  
   Много работы было тут ломам,
  
  
   Ветер не сыщет угля в золе...
  
  
   Незачем, видно, барским хоромам
  
  
   С избами рядом быть на селе...
  
  
   1908
  
  
  
  
  * * *
  
  
   В щели брызнули лучи,
  
  
   Тьма лучами всполосована,
  
  
   Но железом дверь окована
  
  
   И потеряны ключи.
  
  
   Нет другой дороги? Бей!
  
  
   Бей тяжелыми каменьями,
  
  
   Бей разорванными звеньями
  
  
   Перержавевших цепей!
  
  
   Тело грязное - как сталь,
  
  
   Руки жилистые в ссадинах,
  
  
   И горят в голодных впадинах
  
  
   Взгляды, чующие даль.
  
  
   Что, неловких ушибем
  
  
   Неуклюжими ударами? -
  
  
   Здесь темно. Дверями старыми
  
  
   Мы пройдем за светлым днем!
  
  
   И, вспугнув нетопырей,
  
  
   Склон колеблют тяжким грохотом,
  
  
   В обомшелых сводах с хохотом
  
  
   Закружилось эхо: "Бей!"
  
  
   Бей, товарищи, стучи!
  
  
   Слабых - прочь! На смену - новые!
  
  
   Потому что дверь - дубовая
  
  
   И потеряны ключи!
  
  
   Петли ржавые скрипят.
  
  
   В темном дубе шире трещины.
  
  
   Свет и воля нам обещаны,
  
  
   И дороги нет назад.
  
  
  
  ПАМЯТИ РУЖЕ ДЕ-ЛИЛЯ
  
  
   Отвален гробовой гранит,
  
  
   Разбиты тяжкие железа.
  
  
   Песнь революций - Марсельеза -
  
  
   Под небом севера гремит.
  
  
   И эхом с севера смущен,
  
  
   Во тьме и холоде могилы
  
  
   Де-Лиль неясный видит сон,
  
  
   Как жизнь, как юность, сердцу милый.
  
  
   В багровых отсветах штыки,
  
  
   Знамена плещут вслед знаменам,
  
  
   И - батальон за батальоном -
  
  
   Идут народные полки...
  
  
   И в тяжкой поступи солдат,
  
  
   В победном зове Марсельезы
  
  
   Звенят упавшие железа,
  
  
   Гудит недремлющий набат.
  
  
   О сон, знакомый с давних пор!
  
  
   О крики гневного восстанья!
  
  
   Восторга влажное дыханье
  
  
   Певцу туманит влажный взор.
  
  
  
   Евг. Тарасов
  
  
  
   (1882-1943)
  Творчество Евг. Тарасова неразрывно связано с его революционной деятельностью. Революционер-профессионал, Евг. Тарасов вел пропагандистскую работу в рабочих кружках в 900-х годах, за что был арестован и выслан из Петербурга. В 1903 г. был вновь арестован и выслан на Печору на 8 лет. Вернувшись в 1905 г. по амнистии принимал активное участие в баррикадных боях, был дружинником и некоторое время пропагандистом по заданиям большевиков. Этот период и отразился с наибольшей полнотой в творчестве Евг. Тарасова. Его сборник "Стихи", вышедший в 1905 г., был конфискован царской цензурой.
  Стихотворения: "Привет товарищам", "Руки прочь" (без названия), "Смолкли залпы" (под названием "Вечерние гимны"), "Око за око", "Братьям" были включены под общим названием "Декабрь" в большевистский сборник 1906 г. "Текущий момент", также конфискованный. Стихотворение "Дерзости слава" впервые было напечатано в московской большевистской газете "Борьба" в день начала вооруженного восстания на Пресне ("Борьба", 1905, No 9); затем око появилось в газете "Молодая Россия", 1906, No 1.
  В щели брызнули лучи, Памяти Руже де-Лиля, автора "Марсельезы". Стихотворения относятся к периоду свершения Октябрьской социалистической революции.
  
  
  
  
  Дополнение
  
  
  
   Евг. Тарасов
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Ты говоришь, что мы устали,
  
  
   Что и теперь, при свете дня,
  
  
   В созданьях наших нет огня,
  
  
   Что гибкий голос твердой стали
  
  
   Обвит в них сумраком печали
  
  
   И раздается, чуть звеня.
  
  
   Но ведь для нас вся жизнь - тревога..
  
  
   Лишь для того, чтоб отдохнуть.
  
  
   Мы коротаем песней путь.
  
  
   И вот теперь, когда нас много, -
  
  
   У заповедного порога
  
  
   Нас в песнях сменит кто-нибудь.
  
  
   Мы не поэты, мы - предтечи
  
  
   Пред тем, кого покамест нет.
  
  
   Но он придет - и будет свет,
  
  
   И будет радость бурной встречи,
  
  
   И вспыхнут радостные речи,
  
  
   И он нам скажет: "Я - поэт".
  
  
   Он не пришел, но он меж нами.
  
  
   Он в шахтах уголь достает,
  
  
   Он тяжким молотом кует,
  
  
   Он раздувает в горне пламя.
  
  
   В его руках победы знамя -

Другие авторы
  • Оськин Дмитрий Прокофьевич
  • Васильев Павел Николаевич
  • Рони-Старший Жозеф Анри
  • Грум-Гржимайло Григорий Ефимович
  • Светлов Валериан Яковлевич
  • Волков Алексей Гаврилович
  • Шашков Серафим Серафимович
  • Ульянов Павел
  • Гербель Николай Васильевич
  • Байрон Джордж Гордон
  • Другие произведения
  • Краснов Петр Николаевич - Атаманская памятка
  • Апраксин Александр Дмитриевич - Три плута
  • Белинский Виссарион Григорьевич - О должностях человека, соч. Сильвио Пеллико...
  • Беляев Александр Петрович - Воспоминания декабриста о пережитом и перечувствованном. Часть 2
  • Вейнберг Петр Исаевич - Вейнберг П. И.: биобиблиографическая справка
  • Шекспир Вильям - Домик и гробница Шекспира
  • Соколовский Владимир Игнатьевич - Стихотворения
  • Бунин Иван Алексеевич - Сказка
  • Месковский Алексей Антонович - А. А. Месковский: краткая библиография
  • Диковский Сергей Владимирович - Рыбья карта
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 162 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа