Главная » Книги

Соколовский Владимир Игнатьевич - Стихотворения

Соколовский Владимир Игнатьевич - Стихотворения


1 2 3

  
  
   В. И. Соколовский
  
  
  <Из драматической поэмы "Хеверь">
  
   Отрывок из третьей части "Ветхое и новое" --------------------------------------
  Библиотека поэта. Поэты 1820-1830-х годов. Том второй
  Биографические справки, составление, подготовка текста и примечания
  В. С. Киселева-Сергенина
  Общая редакция Л. Я. Гинзбург
  Л., Советский писатель, 1972
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ 7 Царские гости снова предаются веселости пирования... Мусикийцы начинают играть громкую торжественную песнь... Между тем Ахшверус посылает от времени до времени некоторым из своих царедворцев по одному или по два плода из тех, которые принесены рабами Хевери, а ее рабыни, получа приказание, рассыпают цветы на столах и кругом оных на помосте... С окончанием песни Ахшверус
  
  
  
  обращается к Хевери.
  
  
  
  
  Ахшверус
  
  
   Но передай вторую просьбу мне,
  
  
   Чтоб мог бы я державною рукою
  
  
   Все силы вдруг подвинуть с высоты,
  
  
   Свершая то, чего желаешь ты...
  
  
  
  
  Хеверь
  
  
   Мой государь!.. Как я томлюсь тоскою
  
  
   И как полна терзающих скорбен,
  
  
   Что просьбою нежданною своей
  
  
   Внезапно я веселье то разрушу,
  
  
   Которое вокруг тебя, как храм,
  
  
   Возносится прекрасно к высотам...
  
  
  
  
  Ахшверус
  
  
   Хеверь, Хеверь... Ты мне стеснила душу:
  
  
   Ее живым страданьем обожгло...
  
  
  
  
  Хеверь
  
  
   А я должна усилить это зло!..
  
  
   Я чувствую, как тягостно и больно,
  
  
   Когда порой мы в искреннем своем
  
  
   Презренное коварство узнаем,
  
  
   Но я должна, властитель мой, невольно
  
  
   К твоим очам приблизя яркий свет,
  
  
   Представить вдруг всю бездну черных бед.
  
  
   Которая изрыта пред тобою,
  
  
   Как роют ров заклятому врагу,
  
  
   Затем что я и мыслить не могу,
  
  
   Чтоб ты, мой царь, возвышенный судьбою,
  
  
   Ту рытвину искапывал бы сам,
  
  
   На стыд себе, в насмешку небесам!..
  
  
   Да, властелин!.. Ты обольщен коварством,
  
  
   Которое в несытости своей
  
  
   Готовится, как бурный вихрь степей,
  
  
   Лететь стремглав над изумленным царством,
  
  
   Губя людей ударами клинков...
  
  
   И разве ты в душе своей таков?
  
  
   И разве в той обители прекрасной
  
  
   Не царствует желательный закон
  
  
   Добра и благ?.. И разве, кроткий, он
  
  
   Не блещет в ней звездою дивно-ясной?
  
  
   Нет!.. Он горит! И самодержный ты,
  
  
   Его лучей святые красоты
  
  
   Запечатлев заветною печатью
  
  
   На смелую, возвышенную грудь,
  
  
   Избрал себе величественный путь,
  
  
   Блистающий отрадной благодатью,
  
  
   И, с оною сдружася, как родной,
  
  
   Всех радостей ты ищешь в ней одной,
  
  
   А злобные поклонники святыни
  
  
   Хотят повить бесчестием, как тьмой,
  
  
   И мне молчать? О нет, желанный мой!
  
  
   Ты мне супруг, ты царь своей рабыни,
  
  
   Ты всё мне здесь, и захочу ли я,
  
  
   Чтоб жалкая, ничтожная змея
  
  
   На твой венец излила яд позора
  
  
   И страшный стыд разбойнических дел
  
  
   На твой престол, и чтобы ты не смел
  
  
   Ни на людей, ни к небу бросить взора,
  
  
   И в багрянце торжественном своем
  
  
   Всё жегся бы проклятьем, как огнем?..
  
  
  
  
  Ахшверус
  
  
   Но кто грозит подобными бедами?
  
  
   Кто смел на власть бесславье вознести?..
  
  
  
  
  Хеверь
  
  
   Кто смел дерзнуть?
  
   (Отдавая свиток, полученный ею от Асадая)
  
  
  
  
  
  Вот, государь, прочти
  
  
   И светлыми, глубокими водами
  
  
   Стремительно и широко разлей
  
  
   Всю силу ты державности своей,
  
  
   Чтоб оные всклубившиеся воды,
  
  
   Плескаяся по лону всей земли,
  
  
   Отмыли зло и с быстротой спасли
  
  
   Тебе, мой царь, подвластные народы
  
  
   От ужасов, и пагубы, и бед:
  
  
   Пусть видят все, пускай узнает свет,
  
  
   Что ты, отцом над царствами владея,
  
  
   Мучительством себя не засквернил...
  
  
  
  
  Ахшверус (окончив прочтение свитка, встает поспешно из-за стола в сильном гневе...
  Хеверь следует за ним. Царедворцы также встают и окружают царя)
  
  
   Чудовище!.. А я его любил!
  
  
   Но кто бы вник в коварного злодея?..
  
  
   Поставленный десницею моей
  
  
   На высоту богатства и честей,
  
  
   Он был мне друг, и всё одним размахом
  
  
   В неслыханной и дерзостной алчбе,
  
  
   Он всё низверг, и всё на стыд себе
  
  
   Развеял сам презренно-грязным прахом,
  
  
   Из коего, ничтожный, он возник!..
  
  
  
   (Громовым голосом)
  
  
   Где Асадай?
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ 8
   Прежние и Дедан, а несколько спустя приходит и Асадай.
  
  
  
  
  Дедан (Обманутый гневным восклицанием царя, быстро подходит к нему, одушевлялся
  
  
  
   злобною радостью.)
  
  
  
  
  Что сделал сей старик?..
  
  
  
  
  Ахшверус
  
  (заметя его ошибку, старается удержать свой гнев)
  
  
   Что сделал он? Он мне взрастил супругу,
  
  
   Он спас мне жизнь, он в пользах для меня
  
  
   Был так горяч, что, этот пыл ценя,
  
  
   Как мудрому и опытному другу
  
  
   Охотливо я вверился ему,
  
  
   И вдруг теперь...
  
  
  
  
  Дедан
  
  
  
  
  
  Ты видишь ту чуму,
  
  
   Которая так хитро затаилась
  
  
   Под внешнею лукавой пеленой...
  
  
  
  
  Ахшверус
  
   (продолжая удерживаться от излияния гнева)
  
  
   Да, вижу я!.. Внезапно предо мной
  
  
   Она теперь, как сгнивший труп, открылась,
  
  
   Вся язвами источена вокруг,
  
  
   И подлого бесстыдства смрадный дух,
  
  
   Струясь из ран, как будто пар тлетворный
  
  
   Из глубины раскопанных могил,
  
  
   Так слышимо преступницу обвил!..
  
  
   Да! Я узнал и омут злости черной,
  
  
   И ад страстей, который так жесток,
  
  
   И желчь души, и зверство, и порок,
  
  
   И бешенство, и гнусную измену,
  
  
   И это всё заразно-лютым злом
  
  
   Затаено и смешано в одном...
  
   В это время входит Асадай в богатых одеждах.
  
  
  
  
  Дедан
  
  (почти не скрывая своего злобного удовольствия)
  
  
   Я рад, мой царь, что истинную цену
  
  
   Назначил ты презренным тем рабам,
  
  
   Которые, судя по их словам,
  
  
   Как образцы; за то, судя по делу,
  
  
   Исторгнуты и смяты быть должны,
  
  
   Так все они убийственно вредны
  
  
   И гибельны общественному телу!
  
  
  
  
  Ахшверус
  
  
   (все продолжая удерживать себя)
  
  
   Ты рад, Дедан?.. Послушай же: вчера
  
  
   Назначил ты возмездье для добра,
  
  
   Назначь его сегодня для порока...
  
  
  
  
  Дедан
  
  
   Мой государь!.. Ты добр и благ во всем,
  
  
   Но, если я родился бы царем,
  
  
   Я б наказал преступника жестоко!..
  
  
   Открыв ему и ясно показав,
  
  
   Как низок он, и гнусен, и лукав,
  
  
   Велел бы я неслыханным позором
  
  
   Обременить его через рабов,
  
  
   И силою владычественных слов
  
  
   С проклятьями, и с бранью, и с укором
  
  
   Отнять потом и почести, и сан,
  
  
   И власть его, и славу...
  
  
  
  
  Ахшверус
  
  
   (прерывая его в нетерпении)
  
  
  
  
  
  
  Так, Дедан!..
  
  
  
  
  Дедан
  
  
   И вслед за тем, когда, теряя силы,
  
  
   Изныл бы он от горького стыда,
  
  
   Я приказал властительно б тогда
  
  
   Привесть его к закраине могилы,
  
  
   И там, еще скорбями удруча,
  
  
   Лицом к нему поставить палача,
  
  
   Который бы оттачивал секиру,
  
  
   Искусную в кровавом деле ран
  
  
   И смертных язв...
  
  
  
  
  Ахшверус
  
  
  
  (едва удерживая себя)
  
  
  
  
  
  Так... хорошо, Дедан!
  
  
  
  
  Дедан
  
  
   А там на смех и на потеху миру
  
  
   При том конце земного рубежа,
  
  
   Как пленника его разобнажа,
  
  
   Велел бы я, чтоб шумными толпами
  
  
   Сошлись его заклятые враги
  
  
   И, выместя на злобном все долги,
  
  
   Полмертвого под грозными бедами
  
  
   Оставили и кинули на прах,
  
  
   Чтобы палач докончил всё в размах!
  
  
  
  
  Ахшверус
  
  
   (к воинам, показывая на Дедана)
  
  
   Свершите же всё это над злодеем!
  
  
  
  
  Дедан
  
  
  
  (вне себя от испуга)
  
  
   Как?.. Надо мной?..
  
  
  
  
  Ахшверус
  
  
  (разражаясь всею полнотою негодования)
  
  
  
  
  
   Да, вероломный, да!
  
  
   Не ты ль чума и сеятель вреда?
  
  
   Не ты ли вполз мне в сердце хитрым змеем,
  
  
   И, никаких не уважая прав,
  
  
   Не сам ли ты и гнусен, и лукав?..
  
   (Обращая речь свою к стоящим вокруг чинам)
  
  
   От всей души, как бы родного брата,
  
  
   Закрытого злодея полюбя,
  
  
   Я вдруг его возвысил до себя,
  
  
   Обогатил, и что ж?.. Какая плата?..
  
  
  
   (Приостановясь)
  
  
   Взойдя на трон, я дал себе обет
  
  
   Беречь людей, покоить их от бед,
  
  
   Считать детьми, и в благородстве воли
  
  
   Всегдашний труд - вручить как жертву им,
  
  
   Чтобы они под скипетром моим
  
  
   И по речам не знали бы той доли,
  
  
   Которая, насилием полна,
  
  
   Порой гнетет и губит племена...
  
  
   Я дал обет - и верен был обету:
  
  
   Моя любовь и крепла, и цвела;
  
  
   Мои труды, намеренья, дела -
  
  
   Всё ясным днем открыто было свету,
  
  
   И никогда за добрый мой народ
  
  
   Меня никто ни в чем не упрекнет!..
  
  
   Да!.. Я могу и должен тем гордиться
  
  
   Среди своих великолепных дней!
  
  
  
  (Указывая на Хеверь)
  
  
   Теперь найдя блаженство сердца в ней,
  
  
   Я так желал на всех вполне излиться
  
  
   Восторженным веселием своим,
  
  
   И, весь дыша радушием благим,
  
  
   Велел открыть печальные темницы
  
  
   Сподряд во всех подвластных мне местах,
  
  
   Чтоб вдруг везде на пламенных устах
  
  
   С названием блистательной царицы,
  
  
   Во славу ей и в утешенье нам,
  
  
   Сливалась песнь священным вышинам!
  
  
   (Гневно взглядывая на Дедана)
  
  
   Я обо всех заботился душою,
  
  
   Я, как отец, так пламенно хотел,
  
  
   Чтоб каждый мог улучшить свой удел,
  
  
   Чтоб всё росло, мужало, крепло мною -
  
  
   От близких мне до грустной нищеты,
  
  
   Я помнил всех, а ты, злодей, а ты!..
  
   (Передав приближенным поданный ему свиток,
  
  
   продолжает, обращаясь ко всем)
  
  
   Вот, храбрые сподвижники и братья,
  
  
   Как в дерзости неслыханных страстей
  
  
   Он собирал над головой моей
  
  
   Всю тяготу народного проклятья,
  
  
   Чтобы меня убийственно загнесть!
  
  
   Вот как, презря и стыд, и долг, и честь
  
  
   И насмеясь над искренней любовью
  
  
   Сопутника, и друга, и царя,
  
  
   Хотел он лить кровавые моря
  
  
   И вдруг потом забрызгать этой кровью
  
  
   И мой престол, и светлый мой венец,
  
  
   Чтоб каждый мог и смел бы, наконец,
  
  
   Ругаяся в сердечном содроганьи
  
  
   Над светлою владычной вышиной,
  
  
   Клясти царей и укорять их мной,
  
  
   И обо мне в неподкупном преданьи
  
  
   Изобразить пугающую ложь:
  
  
   "Он здесь держал взамену скиптра нож!"
  
  
   И, прокрича, что будто вышней воле
  
  
   Желательно кругом со всех сторон
  
  
   Убрать костьми и трупами мой трон,
  
  
   Прибавил бы, что на таком престоле
  
  
   Я гибелью повился, как тесьмой!..
  
  
  
   (Опять к Дедану)
  
  
   О гнусный льстец!.. Где перстень, перстень мой?
  
  
  (Взяв оный с негодованием из рук его)
  
  
   Я снял с тебя все царские награды:
  
  
   Ты не сатрап, ты подлый раб рабов,
  
  
   Твой час пробил - и гроб тебе готов!
  
  
  
  
  (К воинам)
  
  
   Казнить его!..
  
  
  
  
  Дедан
  
  
  (бросаясь в ноги пред Ахшверусом)
  
  
  
  
   Пощады мне!.. Пощады!..
  
  
  
  
  Ахшверус
  
  
   Тебя щадить?.. Не целый ли народ
  
  
   Ко мне теперь о мщеньи вопиет?..
  
  
   Тебя щадить?.. Какие ж преступленья
  
  
   Под меч потом законно я предам
  
  
   И где тогда страдальцам-беднякам
  
  
   Искать себе защиты и спасенья,
  
  
   Когда и я затешусь над людьми?..
  
  
   Нет! Нет! На казнь!
  
  
  
  
  Дедан
  
  
  
   (лежа на помосте)
  
  
  
  
   Властитель!.. Всё возьми,
  
  
   Но дай мне жить, дай только жить Дедану,
  
  
   Хоть где-нибудь, хоть как-нибудь, но жить...
  
  
  
  
  Ахшверус
  
  
  
   (отходя от него)
  
  
   Нет! Сказано, чтоб злобного казнить,
  
  
   И этих слов я изменять не стану,
  
  
   И устою в той речи твердо я...
  
  (Увидя, что Дедан подвигается к нему на коленях)
  
  
   Прочь с глаз моих!.. Не ползай, как змея,
  
  
   И воздуха не зачумляй собою!
  
  
   В последний раз и прямо говорю:
  
  
   Ты задолжал народу и царю,
  
  
   И меч уже поднялся над тобою,
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (30.11.2012)
Просмотров: 338 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа