Главная » Книги

Буланже Павел Александрович - Жизнь и учение Конфуция, Страница 6

Буланже Павел Александрович - Жизнь и учение Конфуция


1 2 3 4 5 6

выборе и следовании по пути), это три общие всем свойства. Для исполнения же этих пяти великих обязанностей служит - одно (*).
  
   (* Чжу Си говорит, что под этим "одно" следует разуметь искренность, сердечность, любовь. *)
  
   9. Некоторые рождаются уже со знанием этих пяти обязанностей, некоторые узнают их посредством изучения, а некоторые приобретают знания о них после мучительного невежества о них. Но раз достигнуто это знание - результат один и тот же. Некоторые выполняют обязанности эти с естественной легкостью; некоторые выполняют из желания выгод; некоторые же с чрезвычайными усилиями. Но как только достигнуто исполнение этих обязанностей, то результат будет один и тот же.
   10. Учитель сказал: "Тот, кто любит учиться, уже близок к знанию. Тот, кто с энергией поступает так, как учит наука, близок к благоволению, к чистоте сердца. Обладание же чувством стыда указывает на близость к обладанию той силой души, которая необходима при исполнении своих обязанностей" (*).
  
   (* Этот сжатый перевод сделан по переводу Легга. Потье переводит этот параграф так: "Учитель говорил: "Тот, кто любит науку или применение своего разума к отысканию закона об обязанностях, очень близок к нравственному знанию; тот, кто употребил все свои усилия для исполнения своих обязанностей, очень близок к тому самопожертвованию для блага людей, которое называется милосердием; тот, кто умеет краснеть за свою слабость при исполнении своих обязанностей, очень близок к обладанию той силой души, которая необходима для их выполнения"". *)
  
   11. Тот, кто познал эти три вещи, познает и то, как воспитать свой характер. Узнав же, как воспитать свой характер, он узнает, как управлять другими людьми. Узнав, как управлять другими людьми, он узнает, как управлять государством со всеми его провинциями и семьями.
   12. Все те, кто управляют государствами со всеми его провинциями и семьями, должны знать и следовать девяти неизменным правилам: воспитать свою личность, управлять собою (совершенствовать самих себя), почитать людей добродетельных и талантливых, любить своих родственников, уважать своих первых сановников, быть любезными и почтительными ко всем прочим общественным деятелям, обходиться с народом и любить его как детей, содействовать всевозможным обществам трудовых людей (ремесленников), принимать приветливо приходящих издалека и иностранцев (*) и обходиться любезно со всеми правителями разных княжеств.
  
   (* Глоз говорит, что это иностранные купцы, коммерсанты, гости или посетители и чужеземцы в стране. Л. Н. Толстой в одном из своих неопубликованных писаний говорит по поводу вышеприведенных мест этой главы: "В китайском учении середины сказано, что для 1) блага всех нужно 2) благоустройство государства, для благоустройства государства 3) благоустройство семьи, для благоустройства семьи 4) улучшение человека, для улучшения человека нужно 5) исправление сердца (то есть желаний), для исправления сердца нужно 6) один говорит: sincerity, другой: veracity of intention; я бы сказал: единство цели. Для достижения единства цели нужно истинное знание. Для истинного знания нужно - различение вещей, то есть добра и зла. "Я бы изменил первые два положения так: для 1) блага нужно 2) добрые отношения с людьми; для добрых отношений с людьми нужно, чтобы 3) ты сам был хорош; для того, чтобы ты сам был хорош, нужно 4) чтобы ты очистил свое сердце; для того, чтобы очистить свое сердце, нужно 5) чтобы у тебя была определенная цель жизни; для того, чтобы у тебя была определенная цель жизни, нужно 6) чтобы ты был просвещен; для того, чтобы ты был просвещен, нужно 7) чтобы ты знал, что хорошо и что дурно". *)
  
   13. После того, как государь начнет воспитывать свою личность (управлять собой), то свойственные всем обязанности будут исполняться всеми. После того, как он станет почитать добродетельных и талантливых людей (мудрецов), он будет предохранен от ошибок в суждении. Проявляя любовь к своим родным, он не будет давать места распрям между его дядями, старшими и младшими братьями. Уважая высших чиновников или министров, он избежит ошибок в управлении государством. Вследствие любезного и почтительного обхождения с второстепенными чиновниками и общественными деятелями он будет в ответ пользоваться таким же любезным и почтительным отношением к себе. Обходясь с народом и любя его как детей, он сделает то, что народ будет побуждать друг друга ко всему доброму. Содействуя всевозможным обществам трудовых людей (ремесленников), у него явятся более обширные средства для производства расходов. Приветливо принимая приходящих издалека, он привлечет к себе людей со всех частей мира. Любезное же обхождение с правителями разных княжеств поведет за собой почитание его всем государством (*).
  
   (* После этих слов в "Семейных изречениях" находим: "Герцог спросил: "А как же выполнять эти правила?", и тогда уже идет следующий параграф, перед которым стоит: "Учитель сказал". *)
  
   14. Контроль над собой и очищение себя, тщательный надзор за своей одеждой, запрещение себе всяких движений, всяких действий, противных предписаниям обрядов (*) - вот способы, которые должно употреблять для воспитания (управления) своей личности. Удалять от себя льстецов и клеветников, избегать соблазнов красоты, презирать богатства, высоко ценить добродетельных людей - вот то, посредством чего правитель способствует появлению в государстве своем людей достойных и талантливых и поощряет их. Предоставление своим родственникам хороших и выгодных мест, сочувствие им в том, что они любят или не любят - вот то, что употребляется для возбуждения к себе любви среди родственников. Назначать достаточное количество низших чиновников для исполнения приказаний высших, это - средство, которое следует употреблять для поощрения высших сановников. Увеличивать жалование прочим чиновникам, преисполненным верности и честности, - это средство для поощрения прочих чиновников. Требовать службы от народа только в удобное для него время, уменьшать налоги с него - вот средства поощрения народа. Постоянно следить за тем, правильно ли поведение назначаемых на места людей, и каждый месяц рассматривать, отвечает ли их работа получаемому ими жалованию, - вот средства возбуждать усердие и соревнование в трудовых людях (художниках и ремесленниках). Провожать иностранцев, когда они уходят, идти навстречу для того, чтобы хорошо их принять, хвалить тех, которые обладают какими-нибудь качествами между ними, и иметь снисхождение к тем, которые их не имеют, - вот то, как следует хорошо принимать иностранцев. Заботиться о продолжении потомства бездетных владетельных князей, снова вводить их в потерянные ими владения, восстанавливать порядок в государствах, возмущенных восстаниями, приходить на помощь находящимся в опасностях, иметь определенное время для принятия при своем дворе владетельных князей и их приношений, отпускать их домой после щедрого гостеприимства и приветствовать прибытие их, как бы мало ни было их приношение, - вот каким путем надо обходиться любезно с принцами разных княжеств.
  
   (* Смотреть, слушать, говорить, двигаться, выходить, входить, вставать, садиться. *)
  
   15. Те, кто управляют государствами с их княжествами и семьями, должны следовать этим девяти неизменным правилам; средства для выполнения их сводятся к одному.
   16. Во всяком деле успех зависит от степени готовности к делу; без предварительной подготовки к делу можно заранее предвидеть неудачу. Если бы заранее обдумали то, что хотят сказать, то не было затруднений в речи. Если заранее обдумать свои дела, свои занятия в этом мире, то не будет никаких затруднений с ними. Если бы заранее обдумывали свои поступки, то не испытывали бы душевных волнений в связи с ними. Если заранее обдумать основы жизни, то жизнь наша будет полна разумного смысла.
   17. Если находящиеся на низшей ступени общественной лестницы побудут пользоваться доверием государя, то они не могут успешно содействовать ему править пародом. Есть следующий способ узнать, кто может получить доверие государя: тот, кому не будут доверять его друзья, не может пользоваться доверием государя. Есть следующий способ узнать, кто может получить доверие своих друзей: тот, кто непокорен своим родителям, не может быть верен своим друзьям. Есть способ узнать, кто может быть покорен своим родителям: если кто, вдумываясь в самого себя, заметит в себе отсутствие любви, недостаток доброжелательства, тот не может быть почтителен к своим родителям. Есть способ узнать, кто может достигнуть любви, доброжелательства в себе: тот, кто не умеет отличить добра от зла, истинного от ложного, кто не может распознать в человеке закона неба, не достигнет любви, доброжелательства (*).
  
   (* Здесь должно заметить следующее: то, что переводит Легг словами искренность, любовь, Потье переводит словом совершенство, сопровождая его целыми объяснительными фразами. Конисси, переводя с китайского на русский, употребляет слово дао, то есть разумеет под этим то же самое понятие, которое легло в основание этой книги и переведено нами истинная жизнь, путь долга (см. гл. I) Разъясняя термин дао, Конисси приводит объяснение ученого Сюки: "дао - то, что человек должен делать, как человек, или то, благодаря чему вещи стали вещами". Из всего этого, а также из всего смысла этого и предыдущих параграфов следует заключить, что любовь, доброжелательство - самые подходящие для перевода слова, передающие смысл сути нашему мировоззрению. *)
  
   18. Любовь - это то, чем живет небо, его закон. Стремление к достижению любви - это то, чем живут люди. Тот, кто обладает любовью, является таким, который без усилий ходит по истине и без напряжения мысли понимает истину, закон неба, - это тот мудрый человек, который естественно и легко ходит по пути праведности. Тот, кто достигает любви, избирает только добро и всеми силами держит его (*).
  
   (* Этот параграф переведен с английского перевода Легга. Вот как переводит его Потье: "Совершенство, истина без всякой примеси есть закон неба; совершенство или совершенствование, которое состоит в употреблении всех своих усилий для открытия небесного закона, истинного начала повеления неба, есть закон человеческий. Совершенный выполняет этот закон без всякой посторонней помощи; он не нуждается в долгом рассуждении и размышлении, для того чтобы выполнить его; он достигает его со спокойствием и безмятежностью; вот это святой. Тот, кто неустанно стремится к своему совершенствованию, мудр и умеет отличать добро от зла, избирает добро и всеми силами старается не потерять его никогда". *)
  
   19. Для достижения же любви и доброжелательности требуется во всей полноте знание того, что есть добро, тщательное исследование этого, внимательное размышление об этом, ясное различение доброго от злого и искреннее желание поступать добро.
   20. Человек высокой духовной жизни, высший человек (the superior man), не перестанет трудиться до тех пор, пока не останется ничего, чего бы он не изучил, или пока в том, что он изучает, не останется ничего непонятного для него. Но пока есть что-нибудь такое, чего он не исследовал, или если в том, что он исследовал, есть что-нибудь, чего он не понимает, он не успокоится. Он не успокоится до тех пор, пока есть что-нибудь, о чем он не размышлял, или что-нибудь непонятное из того, о чем он размышлял. Он не успокоится до тех пор, пока останется что-нибудь такое, чего он не может определить, или пока определение его бывает недостаточно ясно. Он не успокоится до тех пор, пока он не применит в жизни своей того, что узнал лучшего, или пока жизнь его недостаточно преисполнена любви. И если другой человек успевает достигнуть чего-нибудь одним усилием, он сделает их сто; и если другой успевает в чем-либо, употребив десять усилий, он употребит тысячу (*).
  
   (* Здесь снова следует отметить, что вышеприведенный перевод, как более соответствующий всему смыслу предыдущего, сделан с английского перевода Легга. Французский перевод Потье совсем иной: "Но если есть такие люди, которые не учатся, или которые, если и учатся, не успевают в этом, пусть они не отчаиваются, пусть не останавливаются; если есть люди, которые не расспрашивают, для того чтобы просветиться, о вещах темных или о которых они не знают, люди необразованные, или если и расспрашивают, то не могут сделаться более просвещенными, пусть они не отчаиваются; если есть люди, которые не размышляют, или которые, если и размышляют, но не приобретают ясного познания о сути блага, пусть они не отчаиваются; если есть люди, которые не отличают добра от зла или которые, если и отличают их, но не имеют, однако, ясного и определенного представления об этом, пусть они не отчаиваются; если есть люди, которые не проводят в жизнь добра иди если проводят его, но не могут для этого употребить всех своих усилий, пусть они не отчаиваются, их черед еще придет".
   И, наконец, Конисси переводит с китайского на русский еще иначе, хотя и ближе к английскому переводу. Например; "Точно так же необходимо изучить то, чего мы не знаем. Хотя для этого нужно много трудиться, но это неизбежно"... и т. д. в этом же роде. *)
  
   21. Пусть только человек пойдет таким путем, и, как бы глуп он ни был, он наверное сделается разумным, и как бы слаб он ни был, он безусловно сделается сильным.
   XXII. Только тот может жить под небесами, кто обладает наиполной любовью, кто может дать посредством ее полное развитие своей природы. Способный дать полное развитие своей собственной природе может то же самое сделать и для природы других людей. Способный же дать полное развитие природе других людей может дать развитие и природе животных и остального мира. Способный же дать полное развитие природе созданий и остального мира может помочь работе изменяющих и все созидающих сил неба и земли. Способный же помочь изменяющим и все созидающим силам неба и земли сможет составить вместе с небом и землей троицу.
   XXIII. Ближе всего к вышеописанному человеку стоит тот, кто до высшей степени развивает в себе зачатки доброты. При этих зачатках доброты он может достичь обладания любовью. Тогда эта любовь делается ему ясной. Сделавшись же ему ясной, она становится для него совершенно открытой. Будучи же открытой, она становится блестящей. Будучи же блестящей, она заражает других. Когда же другие заражаются ею, то они совершенно меняются. Измененные же ею, они делаются другими. Только тот, кто обладает наиболее полной любовью, только тот может жить под небесами и только тот может пересоздавать людей.
   XXIV. Отличительной чертой наиболее полной любви служит способность прозорливости - предугадывать. Когда народ или семья должны процветать, наверное существуют счастливые предзнаменования; и когда они должны погибнуть, то наверное существуют неблагоприятные предзнаменования. Такие знаки можно видеть в тысячелистнике и черепахе, и они действуют на движение наших конечностей. Когда несчастье или благополучие должны случиться, добро, так же как и зло, может быть предсказано им (таким человеком). Следовательно, тот, кто обладает наиболее полной любовью, подобен духу.
   XXV. 1. Любовь это есть то, чем может быть произведено самосовершенствование, и пути любви это те, по которым человек должен направлять себя.
   2. Любовь это начало и конец всего; без любви ничто бы не могло существовать. Вследствие этого высший (духовный) человек смотрит на достижение любви как на самое лучшее в мире.
   3. Тот, кто обладает любовью, не ограничивается только своим самосовершенствованием. С помощью того, чем он облагает, он способствует самосовершенствованию других людей и всего существующего. Совершенствование себя самого указывает на его исключительные добродетели. Совершенствование других людей и всего другого указывает на его знания. Оба эти свойства (добродетели) принадлежат природе его и это есть тот путь, посредством которого достигается единение внешнего и внутреннего. Поэтому всякий раз, как совершенно любовный человек пользуется этими своими способностями, поступки его будут правильны.
   XXVI. 1. Отсюда же полной любви принадлежит непрерывность.
   2. Не переставая, она продолжается долго; продолжаясь же долго, она становится явной.
   3. Становясь же явной, она распространяется далеко. Распространяясь далеко, она становится огромной и важной. Становясь же огромной и важной, она делается высокой и блестящей.
   4. Становясь огромной и важной, она начинает обладать всем. Становясь же высокой и блестящей, она распространяется повсюду. Распространяясь далеко и продолжаясь долго - вот при каких условиях она может совершенствовать все.
   5. Когда она бывает огромной и важной, тот, кто обладает ею, становится соравным земле. Когда она бывает высокой и блестящей, она делает обладающего ею соравным небесам. Итак, распространяясь далеко и продолжаясь долго, она делает обладающего ею бесконечным.
   6. Будучи такова по своей природе, она делается явной без обнаружения ее; она производит перемены без всякого движения; она достигает своих целей без всякого усилия.
   7. Пути неба и земли могут быть совершенно изъяснены одной мыслью. Они без всякого двоения и все производят наподобие того, как произведена бездна.
   8. Путь неба и земли велик и важен, высок и блестящ, далеко распространяющийся и долго продолжающийся.
   9. Небеса, которые являются перед нами, представляются нам блестящим сверкающим местом, по когда взглянуть на них во всем их неисчерпаемом объеме, вместе с солнцем, луной, звездами и созвездиями Зодиака, то окажется, что все поглощается ими. Земля перед нами - это только горсточка праха. Если же рассмотреть ее во всей широте и полноте, то окажется, что она содержит в себе такие горы, как Хва и Ио, не чувствуя их тяжести, содержит в себе реки и моря, не выплескивая их. Гора, которая перед нами, представляется нам только как камень, но когда мы ее разглядим во всей ее огромности, мы увидим, как и трава и деревья произрастают на ней и как птицы и звери живут на ней и драгоценные камни, сокровища людей, находятся на ней. Вода, которую мы видим, обыкновенно является нам в виде ведра, наполненного ею; а когда мы взглянем на все ее бездонные глубины, мы увидим, как в них находятся огромнейшие черепахи, киты, драконы, рыбы и проч.; источники богатства и разные ценные вещи изобилуют в ней.
   10. В книге стихов сказано: "Как глубокомысленны, как действительны повеления неба". Смысл этого тот, что небо является таким образом небом. И снова: "Как замечательна была исключительная добродетель короля Вана!" Это указывает на то, что король Ван был тем, чем он был (то есть человеком, исполняющим веления неба). Эта исключительная особенность и есть непрестанно действующая.
   XXVII. 1. Как велик путь, свойственный совершенному человеку.
   2. Подобно везде протекающей воде он создает и питает все и подымается до высоты небес.
   3. Как совершенно его величие! Он обнимает собой триста правил церемоний и три тысячи правил поведения.
   4. Он ждет настоящего человека и тогда протаптывается им.
   5. Поэтому сказано: "Только совершенным в добродетели может быть действительно сделан совершенный путь во всем его протяжении".
   6. Поэтому высший человек чтит свою преисполненную добродетели природу, поддерживает в себе постоянную любознательность и изучение, ища проявить свои добродетели во всей их полноте и величии, так чтобы не пропустить ни малейшей черточки на своем пути и довести природу свою до величайшей высоты ее и блистательности, чтобы следовать по пути середины. Такой человек поддерживает свои прежние знания и постоянно приобретает новые, он обнаруживает честную, мужественную искренность, уважая все, принадлежащее другим.
   7. Таким образом, когда случится ему занимать высокое положение в жизни, он не гордится; когда же он бывает в низшем положении, то он не бывает непочтительным. Когда государство пользуется хорошим правлением, он может быть уверен, что слова его будут иметь значение; когда же государство дурно управляется, он может быть уверен, что вследствие своего молчания он будет больше заниматься собою. И разве это не есть то, что мы находим в книге стихов: "Умен он и мудр и потому сохраняет свою личность".
   XVIII. 1. Учитель сказал: "Если только невежественный человек будет предпочитать пользоваться своими собственными суждениями, если тот человек, не занимающий особого положения, будет предпочитать направлять все по своему усмотрению, если только человек, живущий в настоящем веке, начнет сообразовывать свою жизнь с той, какая была в древности, все такие люди, которые вздумают так поступать, могут быть уверены, что они навлекут на себя несчастье".
   2. Только императору принадлежит право распоряжаться церемониями, устанавливать меры и вводить буквы.
   3. Теперь во всей империи экипажи имеют колеса одного и того же размера; все пишут теми же самыми буквами, и для жизни существуют одни и те же правила.
   4. Могут занимать и трон, но если не обладают настоящими добродетелями, то не должны осмеливаться производить церемонии или участвовать в музыке. Могут пользоваться всеми добродетелями, но если не занимают трона, то не могут осмеливаться производить церемонии или участвовать в музыке.
   5. Учитель сказал: "Я могу описать церемонии династии Ся, но Ци не может достаточно подтвердить мои слова. Я изучил церемонии династии Инь, они еще продолжаются в династии Сун. Я изучил церемонии Чжоу, которыми пользуются теперь, и я последовал за Чжоу".
   XXIX. 1. Тот, кто достигнет верховной власти в государстве, имея те вышеупомянутые три важные вещи (*), будет способен сделать так, что при его управлении будет немного ошибок.
  
   (* Иллюстрация к главе XXVII. *)
  
   2. Как бы ни были великолепны правила прежних времен, они не могут быть засвидетельствованы. Не будучи засвидетельствованы, они не могут возбудить доверия, а если они не возбуждают доверие, то народ не может следовать им. Как бы ни были великолепны те правила, которые будут изданы каким-нибудь низким человеком, он не таков, которого могли бы чтить. Если же его не могут чтить, он не может пользоваться доверием. А раз он не пользуется доверием, народ не может следовать его правилам.
   3. Следовательно, учреждения, создаваемые правителем, коренятся в его собственном характере и поступках и в том удовлетворении от них, которое испытывает народ. Он (правитель) проверяет эти учреждения, сравнивая их с таковыми же трех королей и тогда только убеждается, что в них нет ошибок. Он восхваляет их перед небом и землею и не находит в них тогда ничего противного им. Он является с ними перед духовными существами и у него не бывает сомнений о них. Он готов ожидать появления мудрого даже сотни лет спустя и у него не является никаких опасений.
   4. То, что он является вместе со всеми своими учреждениями перед духовными существами и в нем при этом не возникает никаких сомнений, указывает на то, что он знает небеса. То, что он готов без всяких опасений ожидать появления мудрого сотни лет спустя, указывает на то, что он знает людей.
   5. И в таких случаях действия такого правителя, освещающего его учреждения, создают пример для государства на целые века. Те, кто далеки от него, пламенно взирают на него, те же, кто близки к нему, никогда не тяготятся им.
   6. В книге стихов говорится: "Не разочарованные там, не устаюшие здесь день за днем и ночь за ночью, они будут продолжать хвалить его". Никогда не было такого правителя, который, ясно понимая это описание, не стал бы вскоре известен во всем государстве.
   XXX. 1. Кун-цзы почитал учения Яо и Шуня, как если бы они были образцом святости, а изданные царями Вэнь и У правила - как образец для нашей жизни. В высшей духовной жизни он учил, что надо сообразовываться с велениями неба; в низшей материальной жизни - с законами природы: земли и воды.
   2. Такой человек может быть уподоблен небу и земле в том, как они заключают в себе все, покрывают собою все. Он может быть уподоблен четырем временам года в их строгой последовательности, солнцу и луне в их следующем одно за другим сиянии.
   3. Все существует и взаимно поддерживается, не вредя друг другу. Смена времен года, смена солнца луной происходят без всякой путаницы между собой. Малые силы подобны речным течениям, большие же силы являются нам в величественных изменениях. Это-то и делает небо и землю столь великими.
   XXXI. 1. Только такой человек, обладавший всеми качествами святого, только он мог существовать под небесами, показывая себя быстрым в восприятии истины, здравым в распознавании ее, с обширным умом и всепоглощающим знанием, только он способен управлять людьми. Он, великодушный, щедрый, ласковый, кроткий, - он только способен показать примеры истинной жизни; страстный, энергичный, твердый, выносливый, он способен все держать твердо в руках; самодовлеющий, серьезный, никогда не уклоняющийся с пути истинной жизни, справедливый, - только он может пользоваться почтением людей; высокообразованный, глубокомысленный, всегда готовый к исследованию истины, - только он может отличать добро от зла.
   2. Он не может обнять, он так глубок и деятелен, как источник, и в соответствующее время он проявляет свои добродетели.
   3. Все обнимающий и великой души, он подобен небу. Глубокий и деятельный, как источник, он подобен бездне. Если люди видят его, то преклоняются с почтением перед ним; если он говорит, люди верят ему; если он проявляет в чем-нибудь себя, действует, люди довольны им.
   4. И потому слава его и распространяется по всему среднему королевству и достигает варварских племен. Она проникает везде, куда только достигают корабли и караваны; везде, куда проникает сила человека; везде, где небо распространяет покров свой и земля находится; везде, где солнце и луна сияют; везде, где падают иней и роса. Одним словом, все, у кого течет кровь и дышит дух, - все одинаково чту т и любят его. Потому-то и сказано: "Он равен небу".
   XXXII. 1. Тот только может жить под небом, кто обладает наиболее полной любовью, кто может примениться к высшим неизменным отношениям между людьми, кто проявляет великие основные свойства человека, знает всеобразующие и вседержащие свойства неба и земли; может ли быть у такой личности что-нибудь выше его или вообще кроме него, от чего он бы зависел?
   2. Вы можете уподобить его человеку, исполнившему свой идеал, так он любовен! Вы можете уподобить его бездне, так он глубок! Вы можете уподобить его небу, так он велик!
   3. Кто может узнать его, если он тот, кто сам обладает способностями восприятия, ясного различения добра и зла, глубокого ума и всеобъемлющего знания, одним словом, также обладает всеми небесными свойствами.
   XXXIII. 1. В книге стихов сказано: "Поверх роскошного парадного платья она надевает простое", - указывая этим на равнодушие к изяществу внешности. Точно так же поступает и мудрый (высший) человек, скрывая свою добродетель в то время, как каждый день он делается все более и более просвещенным; человек же низший ищет сам известности в то время, как каждый день все более и более гибнет. Мудрого (высшего) человека характеризует то, что хотя бы он и казался довольным собою, но он на самом деле неудовлетворен собою; хотя он как будто и относится пренебрежительно, но на самом деле глубоко вникает в суть вещей; хотя и кажется простым, но на самом деле он далеко не так прост. Он знает, как отдаленное от нас на самом деле близко. Он знает, откуда все идет. Он знает, как тайное делается явным. И такой человек, можно быть вполне уверенным, достигнет обладания добродетелью.
   2. В книге стихов говорится: "Хотя рыба и находится на дне реки, но все-таки случается, что ее можно ясно видеть". И мудрый (высший) человек исследует сердце свое, чтобы не было там ничего неправильного и чтобы не мог он бывать недоволен собою. Единственное, в чем не могут сравниться с мудрым другие люди, - это та работа его, которой не могут видеть другие.
   3. В книге стихов говорится: "Наблюдайте за своими внутренними покоями и смотрите, чтобы вам не стыдиться за них, не стыдиться за то, что доступно только свету неба". А потому мудрый (высший) человек, даже если он и не двигается и ничего не делает, весь проникнут высоким чувством, и, когда он не говорит, он проникнут чувством правдивости.
   4. В книге стихов говорится: "Дары приносят в молчании, и тогда дух может приблизиться к ним; и при этом не должно быть ни малейшего усилия". А потому мудрый (высший) человек не раздает наград для привлечения к себе, а люди сами прилепляются к добродетели его. Он не показывает гнева, и люди более начинают стремиться к истине, чем если бы их подгоняли к ней плетями.
   5. В книге стихов говорится: "Если что не требует обнаружения, так это добродетель". Все князья подражают этому. А потому, если мудрый (высший) человек будет любовным и богобоязненным, и весь мир придет в состояние счастливого спокойствия.
   6. В книге стихов говорится: "С удовольствием взираю я на твою славную добродетель, которая не старается проявить себя как-нибудь шумно и внешне". Учитель сказал: "Среди средств преобразовать народ разный шум и мишура не играют никакого значения". В одной оде сказано: "Добродетель легка, как волос", однако же сравнение не должно идти дальше, и по размерам добродетель с волосом сравнить нельзя. "Деяния высшего неба не сопровождаются ни звуком, ни запахом - вот это высшая добродетель".
   Вот XXXIII глава. Цзы Сы, изложив в предыдущих главах свои рассуждения, возвращается здесь назад и исследует исходные точки своего предмета. Потом он выводит заключение, что если изучающий истину делает это искренне, без самомнения, и следит за собой, когда бывает один, то, поступая таким образом, можно заразить этим все государство и успокоить его своим простым и любовным величием. Дальше он восхваляет таинственность этого величия и говорит, наконец, что истинное величие не сопровождается ни звуком, ни запахом. Тут он резюмирует все свое сочинение и передает его сжато. В этом своем труде пересмотра своего сочинения, увещания и наставления людей он был наиболее любовным и мудрым, и неужели изучающий это учение не употребит всех своих усилий, чтобы овладеть им?!

Чжу Си

  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 176 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа