Главная » Книги

Веневитинов Дмитрий Владимирович - Стихотворения, Страница 9

Веневитинов Дмитрий Владимирович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

align="justify">  
  
  Безмолвен сидел средь толпы изумленной, -
  
  
  Но вдруг, как от долгого сна пробужденный:
  
   212 "О скальд! что за песнь? что за сладостный глас?
  
  
  Всклицал он.- Какая волшебная сила
  
  
  Мне нежные чувства незапно внушила?
  
  
  Он пел - и во мне гнев ужасный погас.
  
   216 Он пел - и жестокое сердце потряс.
  
  
  Он пел - и его сладкозвучное пенье,
  
  
  Казалось, мою утоляло печаль.
  
  
  О скальд... О Эльмор мой... нет. Мщение, мщенье!
  
   220 Убийца! возьми смертоносную сталь...
  
  
  Низвергни алтарь... пусть родные Эгила
  
  
  Счастливее будут, чем горький отец.
  
  
  Иди. Ты свободен, волшебный певец".
  
   224 И с радостным воплем толпа повторила:
  
  
  "Свободен певец!" Благодарный Эгил
  
  
  Десницу Армина слезами омыл
  
  
  И пред благодетелем пал умиленный.
  
   228 Эгил возвратился на берег родной,
  
  
  Куда с нетерпеньем, под кровлей смиренной,
  
  
  Ждала его мать с молодою сестрой.
  
  
  Унылый, терзаемый памятью злою,
  
   232 Он проклял свой меч и сокрыл под скалою.
  
  
  Когда же, задумчив, вечерней порой,
  
  
  Певец любовался волнением моря,
  
  
  Унылая тень молодого Эльмора
  
   236 Являлась ему на туманных брегах.
  
  
  Но лишь на востоке краснела Аврора,
  
  
  Сей призрак, как сон, исчезал в облаках.
  
  
  
  
  ЕВПРАКСИЯ
  
  
  
   ПЕСНЬ ПЕРВАЯ
  
  
   Шуми, Осетр! Твой брег украшен
  
  
   Делами славной старины;
  
  
   Ты роешь камни мшистых башен
  
  
   И древней твердый стены,
  
  
  5 Обросшей давнею травою.
  
  
   Но кто над светлою рекою
  
  
   Разбросил груды кирпичей,
  
  
   Остатки древних укреплений,
  
  
   Развалины минувших дней?
  
  
  10 Иль для грядущих поколений
  
  
   Как памятник стоят оне
  
  
   Воинских, громких приключений?
  
  
   Так, - брань пылала в сей стране;
  
  
   Но бранных нет уже: могила
  
  
  15 Могучих с слабыми сравнила.
  
  
   На поле битв - глубокий сон.
  
  
   Прошло победы ликованье,
  
  
   Умолкнул побежденных стон;
  
  
   Одно лишь темное преданье
  
  
  20 Вещает о делах веков
  
  
   И веет вкруг немых гробов.
  
  
   Взгляни, как новое светило,
  
  
   Грозя пылающим хвостом,
  
  
   Поля рязански озарило
  
  
  25 Зловещим пурпурным лучом.
  
  
   Небесный свод от метеора
  
  
   Багровым заревом горит.
  
  
   Толпа средь княжеского двора
  
  
   Растет, теснится и шумит;
  
  
  30 Младые старцев окружают
  
  
   И жадно ловят их слова;
  
  
   Несется разная молва,
  
  
   Из них иные предвещают
  
  
   Войну кровавую иль глад;
  
  
  35 Другие даже говорят,
  
  
   Что скоро, к ужасу вселенной,
  
  
   Раздастся звук трубы священной
  
  
   И с пламенным мечом в руках
  
  
   Промчится ангел истребленья.
  
  
  40 На лицах суеверный страх,
  
  
   И с хладным трепетом смятенья
  
  
   Власы поднялись на челах.
  
  
  
   ПЕСНЬ ВТОРАЯ
  
  
   Средь терема, в покое темном,
  
  
   Под сводом мрачным и огромным,
  
  
   Где тускло меж столбов мелькал
  
  
   Светильник бледный, одинокий
  
  
  5 И слабым светом озарял
  
  
   И лики стен, и свод высокий
  
  
   С изображением святых, -
  
  
   Князь Федор, окружен толпою
  
  
   Бояр и братьев молодых.
  
  
  10 Но нет веселия меж них:
  
  
   В борьбе с тревогою немою,
  
  
   Глубокой думою томясь,
  
  
   На длань склонился юный князь.
  
  
   И на челе его прекрасном
  
  
  15 Блуждали мысли, как весной
  
  
   Блуждают тучи в небе ясном.
  
  
   За часом длился час, другой;
  
  
   Князья, бояре - все молчали,
  
  
   Лишь чаши звонкие стучали
  
  
  20 И в них шипел кипящий мед.
  
  
   Но мед, сердец славянских радость,
  
  
   Душа пиров и враг забот,
  
  
   Для князя потерял всю сладость,
  
  
   И Федор без отрады пьет.
  
  
  25 В нем сердце к радости остыло...
  
  
   Ты улетел, восторг счастливый,
  
  
   И вы, прелестные мечты,
  
  
   Весенней жизни красоты.
  
  
   Ах, вы увяли, как средь нивы
  
  
  30 На миг блеснувшие цветы!
  
  
   Зачем, зачем тоске унылой
  
  
   Младое сердце он отдал?
  
  
   Давно ли он с супругой милой
  
  
   Одну лишь радость в жизни знал?
  
  
  35 Бывало, братья удалые
  
  
   Сбирались шумною толпой:
  
  
   Меж них младая Евпраксия
  
  
   Была веселости душой,
  
  
   И час вечернего досуга
  
  
  40 В беседах дружеского круга,
  
  
   Как чистый быстрый миг, летел.
  
  
   . . . . . . . . . . . . . . .
  
  
   Но грозные татар полки,
  
  
   Неистовой отваги полны,
  
  
   Уже вдоль быстрый реки
  
  
  45 Как шумные несутся волны.
  
  
   С угрозой дикой на устах
  
  
   Они готовы в бой кровавый.
  
  
   Мечи с серебряной оправой
  
  
   Сверкают в крепких их руках.
  
  
  50 Богато убраны их кони...
  
  
   Не медь и не стальные брони
  
  
   От копий груди их хранят,
  
  
   Но тонкие драгие ткани -
  
  
   Добыча азиатской брани -
  
  
  55 На персях хищников блестят.
  
  
   Батый, их вождь, с булатом в длани
  
  
   Пред ними на младом коне.
  
  
   Колчан с пернатыми стрелами
  
  
   Повешен на его спине,
  
  
  60 И шаль богатыми узлами
  
  
   Играет над его главой.
  
  
   Взлелеянный среди разбоя,
  
  
   Но пышной роскоши рукой,
  
  
   Он друг войны и друг покоя:
  
  
  65 В дни праздности, в шуму пиров
  
  
   Он любит неги наслажденья
  
  
   И в час веселый упоенья
  
  
   Охотно празднует любовь;
  
  
   Но страшен он в жару сраженья,
  
  
  70 Когда с улыбкой на устах,
  
  
   С кинжалом гибельным в зубах,
  
  
   Как вихрь он на врагов стремится
  
  
   И в пене конь под ним дымится.
  
  
   . . . . . . . . . . . . . . .
  
  
   Но между тем как над рекой
  
  
  75 Батый готовит войско в бой,
  
  
   Уже под градскими стенами
  
  
   Дружины храбрые славян
  
  
   Стояли стройными рядами.
  
  
   Священный крест - знак христиан -
  
  
  80 Был водружен перед полками.
  
  
   Уже служитель алтарей
  
  
   Отпел утешную молитву
  
  
   И рать благословил на битву.
  
  
   Двенадцать опытных вождей,
  
  
  85 Давно покрытых сединами,
  
  
   Но сильных в старости своей,
  
  
   Стоят с готовыми мечами.
  
  
   За ними юный ряд князей,
  
  
   Опора веры и свободы.
  
  
  90 Здесь зрелся молодой Роман,
  
  
   Надежда лестная славян,
  
  
   Достойный сана воеводы.
  
  
   В блестящем цвете юных лет
  
  
   Он в княжеский вступал совет
  
  
  95 И часто мудростью своею
  
  
   Рязанских старцев удивлял.
  
  
   Давно испытанный бронею,
  
  
   Он в многих битвах уж бывал
  
  
   И половцев с дружиной верной
  
  
  100 Не раз на поле поражал.
  
  
   Но, вождь для воинов примерный,
  
  
   Князей он негу презирал.
  
  
   Ему забавы - бранны бури,
  
  
   И твердый щит - его ночлег.
  
  
  105 Вблизи Романа видны Юрий,
  
  
   Мстислав, Борис и ты, Олег!
  
  
   Зачем сей юноша красивый,
  
  
   Дитя по сердцу и летам,
  
  
   Оставил кров, где он, счастливый,
  
  
  110 Ходил беспечно по цветам
  
  
   Весны безбурной и игривой?
  
  
   Но он с булатом в юной длани
  
  
   Летит отчизну защищать
  
  
   И в первый раз на поле брани
  
  
  115 Любовь к свободе показать.
  
  
   . . . . . . . . . . . . . . .
  
  
   Везде лишь вопли пораженных,
  
  
   И звон щитов, и блеск мечей...
  
  
   Ни младости безгрешных дней,
  
  
   Ни старости седин почтенных
  
  
  120 Булат жестокий не щадит...
  
  
   И вдруг раздался стук копыт.
  
  
   Отряды конницы славянской
  
  
   Во весь опор стремятся в бой,
  
  
   Но первый скачет князь рязанский
  
  
  125 Роман, за ним Олег младой
  
  
   И Евпатий, боярин старый
  
  
   С седою длинной бородой.
  
  
   Ударам вслед гремят удары.
  
  
   Всех пылче юноша Олег -
  
  
  130 То с левой стороны, то с правой
  
  
   Блестит его булат кровавый...
  
  
   Ужасен сих бойцов набег!
  
  
   Они летят, татары смяты
  
  
   И, хладным ужасом объяты,
  
  
  135 Бегут, рассеясь по полям.
  
  
   Напрасно храбрый сын Батыя,
  
  
   Нагай, противится врагам
  
  
   И всадников ряды густые
  
  
   Один стремится удержать.
  
  
  140 Толпой бегущих увлеченный,
  
  
   Он сам невольно мчится вспять...
  
  
   Так челн средь бури разъяренной
  
  
   Мгновенно борется с грозой,
  
  
   Мгновенно ветры презирает,
  
  
  145 Но вдруг, сраженный быстротой,
  
  
   Волнам сердитым уступает.
  
  
   <. . . . . . . . . . . . .>
  
  
   Вдали, там, где в тени густой,
  
  
   Во мгле таинственной дубравы
  
  
   Осетр поток скрывает свой,
  
  
  150 Ты зришь ли холм сей величавый,
  
  
   Который на краю долин,
  
  
   Как одинокий исполин,
  
  
   Возносится главой высокой?
  
  
   Сей холм был долго знаменит.
  
  
  155 Преданье старое гласит,
  
  
   Что в мраке старины глубокой
  
  
   Он был Перуну посвящен,
  
  
   Что всякий раз, как злак рождался
  
  
   И дол соседний улыбался,
  
  
  160 В одежде новой облечен,
  
  
   И в лесе зеленелись ветки,
  
  
   Стекалися со всех сторон
  
  
   Сюда с дарами наши предки.
  
  
   Есть даже слух, что здесь славяне
  
  
  165 По возвращеньи с лютых браней
  
  
   На алтарях своих богов
  
  
   Ударами их верной стали
  
  
   Несчастных пленных лили кровь
  
  
   Иль пламени их предавали
  
  
  170 И в хладнокровной тишине
  
  
   На их терзания взирали.
  
  
   И если верить старине,
  
  
   Едва ж с костров волною черной
  
  
   Взносился дым к лазури горной, -
  
  
  175 Вдруг гром в бестучных небесах
  
  
   При блике молний раздавался,
  
  
   Осетр ревел в своих брегах
  
  
   И лес со треском колебался...
  
  
  
   СТИХИ ИЗ ВОДЕВИЛЯ
  
  
  
  
   1
  
  
   Нет, тщетны, тщетны представленья:
  
  
   Любви нет сил мне победить;
  
  
   И сердце без сопротивленья
  
  
  4 Велит ее одну любить.
  
  
  
  
   2
  
  
   Она мила, о том ни слова.
  
  
   Но что вся прелесть красоты?
  
  
   Она мгновенна, как цветы,
  
  
  8 Но раз увянув, ах, не расцветает снова.
  
  
  
  
   3
  
  
   Бывало, в старые года,
  
  
   Когда нас азбуке учили,
  
  
   Нам говорили завсегда,
  
  
  12 Чтоб мы зады свои твердили.
  
  
   Теперь все иначе идет,
  
  
   И, видно, азбука другая,
  
  
   Все знают свой урок вперед,
  
  
  16 Зады нарочно забывая.
  
  
  
  
   4
  
  
   В наш век веселие кумиром общим стало,
  
  
   Все для веселия живут,
  
  
   Ему покорно дань несут
  
  
  20 И в жизни новичок, и жизнию усталый,
  
  
   И, словом, резвый бог затей
  
  
   Над всеми царствует умами.
  
  
   Так, не браните ж нас, детей, -
  
  
  24 Ах, господа, судите сами:
  
  
   Когда вскружился белый свет
  
  
   И даже старикам уж нет
  
  
   Спасенья от такой заразы,
  
  
  28 Грешно ли нам,
  
  
   Не старикам,
  
  
   Любить затеи и проказы.
  
  
  
  
   5
  
  
   Барсов - известный дворянин,
  
  
  32 Живет он барином столицы:
  
  
   Открытый дом, балы, певицы,
  
  
   И залы, полные картин.
  
  
   Но что ж? Лишь солнышко проглянет,
  
  
  36 Лишь только он с постели встанет,
  
  
   Как в зале, с счетами долгов,
  
  
   Заимодавцев рой толпится.
  
  
   Считать не любит наш Барсов,
  
  
  40 Так позже он освободится:
  
  
   Он на обед их позовет
  
  
   И угостит на их же счет.
  
  
   ЧЕТВЕРОСТИШИЕ ИЗ ВОДЕВИЛЯ
  
  
  
  "НЕОЖИДАННЫЙ ПРАЗДНИК"
  
   Oui, oui, je fus epris de toi, charmante Laure
  
   Et, comme en un ciel pur un brillant meteore.
  
   Tu guidas mon esprit au gre de ton desir
  
  4 Des forets du Bresil aux champs de Kaschemyr {*}.
  
   {* Да, да, я пленился тобой, прекрасная Лаура,
  
   И, как в чистом небе сверкающий метеор,
  
   Ты вела мой ум по своему желанию
  
   От лесов Бразилии до полей Кашемира.
  
   В изд. 1940 г., где впервые опубликован текст водевиля,
  
   дан стихотворный перевод Т. В. Розановой:
  
   Да, да, Лаура, милая, я был тобой пленен.
  
   Как яркий метеор скользит за небосклон,
  
   Так ты вела мой дух по всем дорогам мира -
  
   От чащ Бразилии к долинам Кашемира.}
  
  
  
   ИМПРОВИЗАЦИЯ
  
  
   Недаром шампанское пеной играет,
  
  
   Недаром кипит чрез края:
  
  
   Оно наслажденье нам в душу вливает
  
  
  4 И сердце нам греет, друзья!
  

Другие авторы
  • Брандес Георг
  • Рыскин Сергей Федорович
  • Негри Ада
  • Арцыбашев Николай Сергеевич
  • Иванов Иван Иванович
  • Хвощинская Софья Дмитриевна
  • Каратыгин Петр Петрович
  • Менделеева Анна Ивановна
  • Дикинсон Эмили
  • Ходасевич Владислав Фелицианович
  • Другие произведения
  • Волкова Анна Алексеевна - Размышление о превратности и непостоянстве счастья
  • Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович - Комбинация
  • Грум-Гржимайло Григорий Ефимович - Грум-Гржимайло Г. Е.: биографическая справка
  • Теннисон Альфред - Умирающий лебедь
  • Волошин Максимилиан Александрович - Культура, искусство, памятники Крыма
  • Шекспир Вильям - Король Генрих Iv
  • Берви-Флеровский Василий Васильевич - Берви-Флеровский В. В.: биобиблиографическая справка
  • Жданов Лев Григорьевич - Русь на переломе
  • Добролюбов Николай Александрович - Русская грамматика для полковых унтер-офицерских школ. Упрощенная арифметика для полковых унтер-офицерских школ
  • Еврипид - Андромаха
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 357 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа