Главная » Книги

Веневитинов Дмитрий Владимирович - Стихотворения, Страница 2

Веневитинов Дмитрий Владимирович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

  
   С опущенною тетивой,
  
  
   И, презирая гром и тучи,
  
  
   Ему знакомый бури вой,
  
  
   Лежит на мураве сырой.
  
  
  25 Иль ждет он на горе пустынной,
  
  
   Доколе не наступит день
  
  
   И не рассеет ночи длинной.
  
  
   Ужасней гром; ужасней тень;
  
  
   Сильнее ветров завыванье;
  
  
  30 Сильнее волн седых плесканье!
  
  
   И гласа не слыхать!
  
  
   О верный друг! Сальгар мой милый,
  
  
   Где ты? ах, долго ль мне унылой
  
  
   Среди пустыни сей страдать?
  
  
  35 Вот дуб, поток, о брег дробимый,
  
  
   Где ты клялся до ночи быть!
  
  
   И для тебя мой кров родимый
  
  
   И брат любезный мной забыт.
  
  
   Семейства наши знают мщенье,
  
  
  40 Они враги между собой:
  
  
   Мы не враги, Сальгар, с тобой.
  
  
   Умолкни, ветр, хоть на мгновенье!
  
  
   Остановись, поток седой!
  
  
   Быть может, что любовник мой
  
  
  45 Услышит голос, им любимый!
  
  
   Сальгар! здесь Кольма ждет;
  
  
   Здесь дуб, поток, о брег дробимый;
  
  
   Здесь все: лишь милого здесь нет.
  
  
  
   К С<КАРЯТИНУ>
  
  
  
  при посылке ему водевиля
  
  
   Не плод высоких вдохновений
  
  
  Певец и друг тебе приносит в дар;
  
  
   Не Пиэрид небесный жар,
  
  
   Не пламенный восторг, не гений
  
  
  5 Моей душою обладал:
  
  
  Нестройной песнею моя звучала лира,
  
  
   И я в безумье променял
  
  
   Улыбку муз на смех сатира.
  
  
  Но ты простишь мне грех безвинный мой;
  
   10 Ты сам, прекрасного искатель,
  
  
   Искусств счастливый обожатель,
  
  
  Нередко для проказ забыв восторг живой,
  
  
   Кидая кисть - орудье дарованья,
  
  
   Пред музами грешил наедине
  
   15 И смелым углем на стене
  
  
  Чертил фантазии игривые созданья.
  
  
   Воображенье без оков,
  
  
   Оно, как бабочка, игриво:
  
  
   То любит над блестящей нивой
  
   20 Порхать в кругу земных цветов,
  
  
   То к радуге, к цветам небесным мчится.
  
  
   Не думай, чтоб во мне погас
  
  
  К высоким песням жар! Нет, он в душе таится,
  
  
  Его пробудит вновь поэта мощный глас,
  
   25 И смелый ученик Байрона,
  
  
  Я устремлюсь на крылиях мечты
  
  
  К волшебной стороне, где лебедь Альбиона
  
  
   Срывал забытые цветы.
  
  
  Пусть это сон! меня он утешает,
  
   30 И я не буду унывать,
  
  
   Пока судьба мне позволяет
  
  
   Восторг с друзьями разделять.
  
  
   О друг! мы разными стезями
  
  
   Пройдем определенный путь:
  
   35 Ты избрал поприще, покрытое трудами,
  
  
  Я захотел зараней отдохнуть;
  
  
   Под мирной сению оливы
  
  
  Я избрал свой приют; но жребий мой счастливый
  
  
   Не должен славою мелькнуть:
  
   40 У скромной тишины на лоне
  
  
  Прокрадется безвестно жизнь моя,
  
  
  Как тихая вода пустынного ручья.
  
  
   Ты бодрый дух обрек Беллоне,
  
  
   И, доблесть сильных возлюбя,
  
   45 Обрек свой меч кумиру громкой славы. -
  
  
  Иди! - Но стана шум, воинския забавы,
  
  
   Все будет чуждо для тебя,
  
  
   Как сна нежданные виденья,
  
  
   Как мира нового явленья.
  
   50 Быть может, на брегу Днепра,
  
  
  Когда в тени подвижного шатра
  
  
  Твои товарищи, драгуны удалые,
  
  
   Кипя отвагой боевой,
  
  
  Сберутся вкруг тебя шумящею толпой,
  
   55 И громко зазвучат бокалы круговые, -
  
  
  Жалея мыслию о прежней тишине,
  
  
  Ты вспомнишь о друзьях, ты вспомнишь обо мое;
  
  
   Чуждаясь новых сих веселий,
  
  
   О списке вспомнишь ты моем,
  
   60 Иль взор нечаянно остановив на нем,
  
  
  Промолвишь про себя: мы некогда умели
  
  
  Шалить с пристойностью, проказничать с умом.
  
  
  
  
  СОНЕТ
  
  
  К тебе, о чистый дух, источник вдохновенья,
  
  
  На крылиях любви несется мысль моя:
  
  
  Она затеряна в юдоли заточенья,
  
   4 И все зовет ее в небесные края.
  
  
  Но ты облек себя в завесу тайны вечной:
  
  
  Напрасно силится мой дух к тебе парить.
  
  
  Тебя читаю я во глубине сердечной,
  
   8 И мне осталося надеяться, любить.
  
  
  Греми надеждою, греми любовью, лира!
  
  
  В преддверьи вечности греми его хвалой!
  
   11 И если б рухнул мир, затмился свет эфира
  
  
  И хаос задавил природу пустотой, -
  
  
  Греми! Пусть сетуют среди развалин мира
  
   14 Любовь с надеждою и верою святой!
  
  
  
  
  СОНЕТ
  
  
  Спокойно дни мои цвели в долине жизни;
  
  
  Меня лелеяли веселие с мечтой;
  
  
  Мне мир фантазии был ясный край отчизны,
  
   4 Он привлекал меня знакомой красотой.
  
  
  Но рано пламень чувств, душевные порывы
  
  
  Волшебной силою разрушили меня:
  
  
  Я жизни сладостной теряю луч счастливый,
  
   8 Лишь вспоминание от прежнего храня.
  
  
  О муза! я познал твое очарованье!
  
  
  Я видел молний блеск, свирепость ярых волн;
  
   11 Я слышал треск громов и бурей завыванье:
  
  
  Но что сравнить с певцом, когда он страсти полн?
  
  
  Прости! питомец твой тобою погибает,
  
   14 И, погибающий, тебя благословляет.
  
  
  
   ЧЕТЫРЕ ОТРЫВКА
  
  
  
  ИЗ НЕОКОНЧЕННОГО ПРОЛОГА
  
  
  
  "СМЕРТЬ БАЙРОНА" {*}
  
  
  {* План сего пролога неизвестен.}
  
  
  
  
   I
  
  
  
  
  Байрон
  
  
  К тебе стремился я, страна очарований!
  
  
  Ты в блеске снилась мне, и ясный образ твой,
  
  
   В волшебные часы мечтаний,
  
  
  На крыльях радужных летал передо мной.
  
   5 Ты обещала мне отдать восторг целебной,
  
  
  Насытить жадный дух добычею веков, -
  
  
   И стройный хор твоих певцов,
  
  
   Гремя гармонией волшебной,
  
  
  Мне издали манил с полуденных брегов.
  
   10 Здесь думал я поднять таинственный покров
  
  
   С чела таинственной природы,
  
  
   Узнать вблизи сокрытые черты
  
  
   И в океане красоты
  
  
  Забыть обман любви, забыть обман свободы.
  
  
  
  
   II
  
  
  
   Вождь греков
  
  
  15 Сын севера! Взгляни на волны:
  
  
   Их вражий покрыли корабли,
  
  
   Но час пройдет - и наши чолны
  
  
   Им смерть навстречу понесли!
  
  
   Они еще сокрыты за скалою,
  
  
  20 Но скоро вылетят на произвол валов.
  
  
   Сын севера! готовься к бою.
  
  
  
  
  Байрон
  
  
   Я умереть всегда готов.
  
  
  
  
  Вождь
  
  
   Да! Смерть сладка, когда цвет жизни
  
  
   Приносишь в дань своей отчизне.
  
  
  25 Я сам не раз ее встречал
  
  
   Средь нашей доблестной дружины,
  
  
   И зыбкости морской пучины
  
  
   Надежду, жизнь и все вверял.
  
  
   Я помню славный берег Хио -
  
  
  30 Он в памяти и у врагов.
  
  
   Средь верной пристани ночуя,
  
  
   Спокойные магометане
  
  
   Не думали о шуме браней.
  
  
   Покой лелеял их беспечность.
  
  
  35 Но мы, мы греки, не боимся
  
  
   Тревожить сон своих врагов:
  
  
   Летим на десяти ладьях;
  
  
   Взвилися молньи роковые,
  
  
   И вмиг зажглись валы морские.
  
  
  40 Громады кораблей взлетели, -
  
  
   И все затихло в бездне вод.
  
  
   Что ж озарил луч ясный утра? -
  
  
   Лишь опустелый океан,
  
  
   Где изредка обломок судна
  
  
  45 К зеленым несся берегам
  
  
   Иль труп холодный, и с чалмою
  
  
   Качался тихо над волною.
  
  
  
  
   III
  
  
  
  
   Хор
  
  
   Валы Архипелага
  
  
   Кипят под злой ватагой;
  
  
  50 Друзья! на кораблях
  
  
   Вдали чалмы мелькают,
  
  
   И месяцы сверкают
  
  
   На белых парусах.
  
  
   Плывут рабы султана,
  
  
  55 Но заповедь Корана
  
  
   Им не залог побед.
  
  
   Пусть их несет отвага!
  
  
   Сыны Архипелага
  
  
   Им смерть пошлют вослед.
  
  
  
  
   IV
  
  
  
  
   Хор
  
  
  60 Орел! Какой Перун враждебной
  
  
   Полет твой смелый прекратил?
  
  
   Чей голос силою волшебной
  
  
   Тебя созвал во тьму могил?
  
  
   О Эвр! вей вестию печальной!
  
  
  65 Реви уныло, бурный вал!
  
  
   Пусть Альбиона берег дальной,
  
  
   Трепеща, слышит, что он пал.
  
  
   Стекайтесь, племена Эллады,
  
  
   Сыны свободы и побед!
  
  
  70 Пусть вместо лавров и награды
  
  
   Над гробом грянет наш обет:
  
  
   Сражаться с пламенной душою
  
  
   За счастье Греции, за месть,
  
  
   И в жертву падшему герою
  
  
  75 Луну поблекшую принесть!
  
  
  
   ПЕСНЬ ГРЕКА
  
  
  
  Под небом Аттики богатой
  
  
  
  Цвела счастливая семья.
  
  
  
  Как мой отец, простой оратай,
  
  
  
  За плугом пел свободу я.
  
  
   5 Но турок злые ополченья
  
  
  
  На наши хлынули владенья...
  
  
  
  Погибла мать, отец убит,
  
  
  
  Со мной спаслась сестра младая,
  
  
  
  Я с нею скрылся, повторяя:
  
  
   10 За все мой меч вам отомстит.
  
  
  
  Не лил я слез в жестоком горе,
  
  
  
  Но грудь стеснило и свело;
  
  
  
  Наш легкий чолн помчал нас в море,
  
  
  
  Пылало бедное село,
  
  
   15 И дым столбом чернел над валом.
  
  
  
  Сестра рыдала, - покрывалом
  
  
  
  Печальный взор полузакрыт;
  
  
  
  Но, слыша тихое моленье,
  
  
  
  Я припевал ей в утешенье:
  
  
   20 За все мой меч вам отомстит.
  
  
  
  Плывем и при луне сребристой
  
  
  
  Мы видим крепость над скалой.
  
  
  
  Вверху, как тень, на башне мшистой
  
  
  
  Шагал турецкой часовой;
  
  
   25 Чалма склонилася к пищали -
  
  
  
  Внезапно волны засверкали,
  
  
  
  И вот - в руках моих лежит
  
  
  
  Без жизни дева молодая.
  
  
  
  Я обнял тело, повторяя:
  
  
   30 За все мой меч вам отомстит.
  
  
  
  Восток румянился зарею,
  
  
  
  Пристала к берегу ладья,
  
  
  
  И над шумящею волною
  
  
  
  Сестре могилу вырыл я.
  
  
   35 Не мрамор с надписью унылой
  
  
  
  Скрывает тело девы милой, -
  
  
  
  Нет, под скалою труп зарыт;
  
  
  
  Но на скале сей неизменной
  
  
  
  Я начертал обет священной:
  
  
   40 За все мой меч вам отомстит.
  
  
  
  С тех пор меня магометане
  
  
  
  Узнали в стычке боевой,
  
  
  
  С тех пор, как часто в шуме браней
  
  
  
  Обет я повторяю свой!
  
  
   45 Отчизны гибель, смерть прекрасной,
  
  
  
  Все, все припомню в час ужасной;
  
  
  
  И всякий раз, как меч блестит
  
  
  
  И падает глава с чалмою,
  
  
  
  Я говорю с улыбкой злою:
  
  
   50 За все мой меч вам отомстит.
  
  
  
   ЛЮБИМЫЙ ЦВЕТ
  
  
  (Посвящено С<офье> В<ладимировне>
  
  
  
   В<еневитиновой>)
  
  
   На небе все цветы прекрасны,
  
  
   Все мило светят над землей,
  
  
   Все дышат горней красотой.
  
  
   4 Люблю я цвет лазури ясный:
  
  
   Он часто томностью пленял
  
  
   Мои задумчивые вежды
  
  
   И в сердце робкое вливал
  
  
   8 Отрадный луч благой надежды;
  
  
   Люблю, люблю я цвет лупы,
  
  
   Когда она в полях эфира
  
  
   С дарами сладостного мира
  
  
  12 Плывет как ангел тишины;
  
  
   Люблю цвет радуги прозрачной, -
  
  
   Но из цветов любимый мой
  
  
   Есть цвет денницы молодой:
  
  
  16 В сем цвете, как в одежде брачной,
  
  
   Сияет утром небосклон;
  
  
   Он цвет невинности счастливой,
  
  
   Он чист, как девы взор стыдливой,
  
  
  20 И ясен, как младенца сон.
  
  
   Когда и страх и рой веселий -
  
  
   Все было чуждо для тебя
  
  
   В пределах тесной колыбели;
  
  
  24 Посланник неба, возлюбя
  
  
   Младенца милую беспечность,
  
  
   Тебя лелеял в тишине;
  
  
   Ты почивала, но во сне,
  
  
  28 Душой разгадывая вечность,
  
  
   Встречала ясную мечту
  
  
   Улыбкой милою, прелестной...
  
  
   Что сорвало улыбку ту,
  
  
  32 Что зрела ты - мне неизвестно;
  
  
   Но твой хранитель - гость небесной
  
  
   Взмахнул таинственным крылом, -
  
  
   И тень ночная пробежала,
  
  
  36 На небосклоне заиграла
  
  
   Денница пурпурным огнем,
  
  
   И луч румяного рассвета
  
  
   Твои ланиты озарил.
  
  
  40 С тех пор он вдвое стал мне мил,
  
  
   Сей луч румяного рассвета.
  
  
   Храни его... не даром он
  
  
   На девственных щеках возжен;
  
  
  44 Не отблеск красоты напрасной,
  
  
   Нет! он печать минуты ясной,
  
  
   Залог он тайный, н

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 353 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа