Главная » Книги

Вейнберг Петр Исаевич - Стихотворения, Страница 2

Вейнберг Петр Исаевич - Стихотворения


1 2 3

p; 
  Обогащает и возносит!"
  
  
  
  Тут понял истину тростник
  
   И головой в смущении поник...
  
  
  
  Мораль сей басни такова:
  
   Нам гибкая спина нужней, чем голова.
  
   <1860>
  
  
  376. <ПЕСНЯ СУМАСШЕДШЕГО АКЦИОНЕРА>
  
  
  
  
  
  
   Моего вы знали ль друга?..
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Офелия
  
  
   Вы знавали ль Колиньона?
  
  
   Он был бравый кавалер,
  
  
   Горделивый, важный барин
  
  
   И французский инженер!
  
  
   Там, далеко, за морями,
  
  
   В пышной он сидит квартире,
  
  
   Перед ним - сундук тяжелый,
  
  
   В нем - всё русские рубли.
  
  
   Колиньон! Назад три года
  
  
   Мы пришли к тебе толпой:
  
  
   "Потрудись-ка для народа
  
  
   И дороги нам построй.
  
  
   Мы с тобою разных наций,
  
  
   Но у нас найдешь ты рай,
  
  
   А уж русских ассигнаций
  
  
   Сколько хочешь забирай!"
  
  
   Он поспешно снаряжался,
  
  
   Все контракты заключил,
  
  
   Всё построить страшно клялся...
  
  
   Обманул - и укатил!
  
  
   Колиньону мы сказали:
  
  
   "Ты контракты позабыл:
  
  
   Твой карман мы наполняли,
  
  
   Ты до дна наш осушил!"
  
  
   Он с усмешкой отвечает:
  
  
   "Я контрактов не забыл;
  
  
   Разве Общество не знает?
  
  
   Я шутил! ведь я шутил!"
  
  
   Отпустили его мы с тугим кошельком,
  
  
   Проводили с смиренным поклоном,
  
  
   И горючие слезы струились ручьем,
  
  
   Как прощалися мы с Колиньоном!
  
  
   Он не придет! он не придет!
  
  
   Сей славный гость земли российской,
  
  
   И на чужбине не вздохнет
  
  
   О линии феодосийской!
  
  
   Он не придет! он не придет!
  
  
   И там, среди французских граций,
  
  
   Во славу русских ассигнаций
  
  
   Рассказ заманчивый пойдет...
  
  
   Он не придет, он не придет!
  
  
   <1862>
  
  
  
   377. ЭЛЕГИЯ
  
  
   (ОДИН ИЗ СОВРЕМЕННЫХ ВОПРОСОВ
  
  
   С ПОЭТИЧЕСКОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ)
  
  
  
  Я любил ее так нежно,
  
  
  
  Так высоко, поэтично;
  
  
  
  Всё в ней было так эфирно,
  
  
  
  Так небесно, гармонично...
  
  
  
  Но вчера, о боги, боги,
  
  
  
  Приключение какое!..
  
  
  
  Ту, которая являлась
  
  
  
  Мне как нечто неземное,
  
  
  
  Окруженная цветами,
  
  
  
  В обстановке идеальной, -
  
  
  
  Ту красавицу увидел
  
  
  
  Я в палате госпитальной!
  
  
  
  С инструментом возле трупа
  
  
  
  Дева милая стояла
  
  
  
  И, по правилам науки,
  
  
  
  Труп спокойно рассекала.
  
  
  
  Я отпрянул в изумленьи
  
  
  
  От невиданного дела...
  
  
  
  А она в глаза мне прямо
  
  
  
  И учено посмотрела;
  
  
  
  Протянула мне спокойно
  
  
  
  Окровавленные руки
  
  
  
  И сказала: "Друг, ты видишь
  
  
  
  Здесь служителя науки!"
  
  
  
  И опять припала к трупу...
  
  
  
  Я стоял, глотая слезы;
  
  
  
  Черной пылью рассыпались
  
  
  
  Поэтические грезы;
  
  
  
  Их, как молния, сменяли
  
  
  
  Медицинские картины,
  
  
  
  И шептал я: "Дева рая -
  
  
  
  Доктор, доктор медицины!.."
  
  
  
  <1862>
  
  
  
  378. КОЛЫБЕЛЬНАЯ ПЕСНЯ
  
  
   Спи, редактор знаменитый,
  
  
  
   Баюшки-баю!
  
  
   Я тебе, старик маститый,
  
  
  
   Песенку спою;
  
  
   Пусть нелепейшие сказки
  
  
  
   Жизнь срамят твою -
  
  
   Ты пиши из-под указки...
  
  
  
   Баюшки-баю!
  
  
   Ходит всюду слух нелестный,
  
  
  
   Ходит резкий свист,
  
  
   Будто ты не слишком честный,
  
  
  
   _Ловкий_ журналист;
  
  
   Плюнь на слухи! Тискай смело
  
  
  
   _Нужную_ статью...
  
  
   Это выгодное дело...
  
  
  
   Баюшки-баю!
  
  
   Помогло тебе лихое
  
  
  
   Перышко твое:
  
  
   Ты забыл свое плохое
  
  
  
   Прежнее житье;
  
  
   Зажил ты богато, шибко,
  
  
  
   Как в земном раю, -
  
  
   Вот что значит гнуться гибко...
  
  
  
   Баюшки-баю!
  
  
   Продолжай такое семя
  
  
  
   В землю ты кидать...
  
  
   Видишь, может наше время
  
  
  
   Труд вознаграждать.
  
  
   Пусть клеймят тебя зоилы -
  
  
  
   Ты силен в бою,
  
  
   Будешь крепок до могилы...
  
  
  
   Баюшки-баю!
  
  
   <1862>
  
  
  
  379. ВЗГЛЯД НА ПРИРОДУ
  
  
  
   (РУССКАЯ МЕЛОДИЯ)
  
  
   Я люблю смотреть на звезды -
  
  
   Но не те, что в горнем мире;
  
  
   Мне милее те, что светят
  
  
   На чиновничьем мундире.
  
  
   Эти Сириусы, Марсы
  
  
   Для меня смешны и странны;
  
  
   Мне милее Станиславы,
  
  
   И Владимиры, и Анны.
  
  
   И люблю я слушать шелест -
  
  
   Но не вязов, не акаций;
  
  
   Мне милее шелест крупных
  
  
   Всероссийских ассигнаций.
  
  
   Я люблю смотреть, как гнется
  
  
   Но не ива в роще темной;
  
  
   Мне милей сгибанье тела
  
  
   У начальника в приемной.
  
  
   И люблю внимать я реву -
  
  
   Но не ветра над волнами;
  
  
   Мне милее рев особы
  
  
   Над мельчайшими чинами.
  
  
   Я люблю ключи большие -
  
  
   Но не в скалах и пещерах;
  
  
   Мне милее те, что блещут
  
  
   На высоких камергерах.
  
  
   И люблю я теплый климат -
  
  
   Но не стран благословенных;
  
  
   Мне милей теплынь родная
  
  
   Мест гражданских и военных.
  
  
   <1862>
  
  
  
  380. ВЕСЕЛАЯ ПЕСЕНКА
  
  
  Ах ты, русская, русская гласность!
  
  
  Сколько важных вопросов ты в ясность
  
  
  Из тумана на свет привела!
  
  
  И какая ты чудная сила,
  
  
  И какие ты, право, свершила
  
  
  Величаво-благие дела!
  
  
  Если взятки еще не пропали,
  
  
  Так теперь получать-то их стали
  
  
  Осторожно, без грубых манер;
  
  
  Если женщин еще оскорбляют,
  
  
  Так ведь это уж дети свершают,
  
  
  Как случилось в Твери, например;
  
  
  Если мы дикарями богаты,
  
  
  Если мы на словах тороваты,
  
  
  Если лупит слугу либерал,
  
  
  Если многие спины так гибки,
  
  
  Если подлостью пахнут улыбки,
  
  
  Если силу имеет нахал -
  
  
  Так ведь это одни исключенья,
  
  
  И бледнеют они от сравненья
  
  
  С тем, что ты нам так щедро дала,
  
  
  О великая русская гласность,
  
  
  Всё приведшая в яркую ясность...
  
  
  Тра-ла-ла, тра-ла-ла, тра-ла-ла!
  
  
  1862
  
  
  
  381. СТРЕКОЗА И МУРАВЕЙ
  
  
  
   (В НОВОМ РОДЕ)
  
  
   Говорят, водопроводы
  
  
  
   Попросили Думу
  
  
   Отпустить им на расходы
  
  
  
   Тысяч в двести сумму.
  
  
   Говорят, услышав это,
  
  
  
   Дума городская
  
  
   Вместо всякого ответа -
  
  
  
   Странная такая -
  
  
   На бассейн, громаду-зданье,
  
  
  
   Едко указала
  
  
   И Правленью в назиданье
  
  
  
   Басенку сказала:
  
  
   Попрыгунья стрекоза,
  
  
   Акведукная компанья,
  
  
   Погрузилась в труд копанья...
  
  
   Вдруг, глядит - пришла гроза:
  
  
   В кассе чисто, словно в поле,
  
  
   Нет уж дней тех светлых боле,
  
  
   Как добряк акционер,
  
  
   Шедрый выше всяких мер,
  
  
   Под директорские сказки
  
  
   Спал, закрывши сладко глазки,
  
  
   И давать свой капитал
  
  
   Чистым счастием считал.
  
  
   Дни блаженства пролетели...
  
  
   И Палибины, и Пели,
  
  
   И Овсянников, и Крон
  
  
   Чуют время похорон.
  
  
   Труб печальнейшая груда
  
  
   На Сенатской площади;
  
  
   А далеко позади
  
  
   Башня смотрит, как Иуда...
  
  
   Тут компания с тоской
  
  
   Лезет к Думе городской:
  
  
   "Не оставь меня приветом,
  
  
   Не срами пред целым светом,
  
  
   Одолжи для спуска вод
  
  
   Тысяч двести на расход..."
  
  
   - "Кумушка, мне это странно!
  
  
   Ты брала ведь беспрестанно
  
  
   Деньги будто за труды,
  
  
   А ни капельки воды
  
  
   В наши трубы не пустила..."
  
  
   - "До того ль, сестрица, было!
  
  
   Ведь в Правлении у нас
  
  
   Схватки, споры - каждый час,
  
  
   Так что воду я забыла...
  
  
   А притом, я без ума
  
  
   Рыла ямы ежечасно..."
  
  
   - "Рыла ямы! И прекрасно;
  
  
   Так заройся в них сама!"
  
  
   1862
  
  
  
   382. УТЕШЕНИЕ
  
  
   Верьте мне, о россияне,
  
  
   Верьте - прав во всем Скарятин:
  
  
   Всё изменится как должно,
  
  
   Всё очистится от пятен.
  
  
   Нигилисты-забияки,
  
  
   Консерваторы-тупицы -
  
  
   Все исчезнут безвозвратно
  
  
   Из провинций и столицы.
  
  
   Жизнь свободную не будет
  
  
   Жать ярмо антагонизма,
  
  
   Оттого что очень много
  
  
   В нас живет либерализма.
  
  
   Ни реакции не будет,
  
  
   Ни тревоги грустно-шумной...
  
  
   "Тише едешь, дальше будешь" -
  
  
   Наш девиз благоразумный.
  
  
   Безмятежны, как младенцы,
  
  
   Выбрав гладкую дорожку,
  
  
   Мы когда-нибудь до цели
  
  
   Доплетемся понемножку.
  
  
   Только дайте до второго
  
  
   Нам дожить тысячелетья -
  
  
   Оперимся мы отлично
  
  
   В эти новые столетья.
  
  
   Ко второму юбилею
  
  
   Будет русский мир утешен -
  
  
   И какой тогда воздвигнет
  
  
   Новый памятник Микешин!
  
  
   Подождите, потерпите!
  
  
   Всё очистится от пятен:
  
  
   В этом нам залогом служит
  
  
   Зорковидящий Скарятин!
  
  
   1862
  
  
  
   383. МИШУРА
  
  
   Проносясь на коне наблюдений
  
  
   По арене общественных дел,
  
  
   Я на множество светлых явлений
  
  
   С умилительным чувством глядел.
  
  
   Говорил я: "В Нью-Йорке, в Париже,
  
  
   В Альбионе нет столько добра"...
  
  
   А как только вгляделся поближе -
  
  
   Мишура, мишура, мишура!
  
  
   О краса бюрократии новой!
  
  
   С беспредельным восторгом не раз
  
  
   Я внимал твоей речи громовой
  
  
   О вреде стародавних зараз
  
  
   И о том, что теперь-то приспела
  
  
   Для реформ радикальных пора...
  
  
   А как только коснулось до дела -
  
  
   Мишура, мишура, мишура!
  
  
   Сколько раз, о вития журнальный,
  
  
   Увлекал и пленял ты меня,
  
  
   Как любил я твой тон либеральный,
  
  
   Полный силы, ума и огня!
  
  
   Сколько было решимости грозной
  
  
   В каждом взмахе живого пера...
  
  
   А дошло до поверки серьезной -
  
  
   Мишура, мишура, мишура!
  
  
   О друзья интересов народных!
  
  
   Сколько светлых надежд и идей
  
  
   Проявлением сил благородных
  
  
   Вы в душе возбуждали моей!
  
  
   Вы с народом сливались так мило,
  
  
   За народ вы кричали "ура!"...
  
  
   А на деле опять выходило -
  
  
   Мишура, мишура, мишура!
  
  
   И куда бы, восторгом палимый,
  
  
   Я ни мчал наблюдений коня,
  
  
   Всё какой-то чертенок незримый
  
  
   Хохоча догоняет меня
  
  
   И пищит: "На трескучие речи
  
  
   Знаменитые вы мастера,
  
  
   А взвали-ка вам дело на плечи -
  
  
   Мишура, мишура, мишура!"
  
  
   <1863>
  
  
  
  384. ЭКСТРЕННЫЙ СЛУЧАЙ
  
  
   Я бескорыстный чиновник,
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 327 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа