Главная » Книги

Тредиаковский Василий Кириллович - Из романа "Езда в Остров Любви"

Тредиаковский Василий Кириллович - Из романа "Езда в Остров Любви"


1 2 3

  
  
   В. К. Тредиаковский
  
  
   Из романа "Езда в Остров Любви" --------------------------------------
  В. К. Тредиаковский. Избранные произведения
  "Библиотека поэта". Большая серия.
  М.-Л., "Советский писатель", 1963
  OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  "Душа моя, спрячь всю мою скорбь хоть на время..."
  "Нас близко теперь держит при себе Африка..."
  "В сем месте море не лихо..."
  "Купид чрез свои стрелы ранит человеков..."
  "Пристающих к земли той един бог любезный..."
  "Сей, что ты видишь так важна..."
  "Что бы я ныне ни вещал..."
  "Туды на всяк день любовники спешно..."
  "Виделось мне, кабы тая..."
  "Что это? всё ли вздыхать с мучением вечным?.."
  "Дворы там весьма суть уединенны..."
  "Проливать слезы только мне там было дела..."
  "Сему потоку быть стало..."
  "Увы, Аминта жестока! .."
  "В сем озере бедные любовники присны..."
  "Ах! так верный мой Тирсис! твоя страсть горяча..."
  "Радуйся сердце! Аминта смягчилась..."
  "О коль мне тамо сладка веселия было!.."
  "Ныне уже надлежит, увы! мне умереть..."
  "Там всяк друг на друга злится..."
  "Она есть мучения в любви враг смертельный..."
  "Будь жестока, будь упорна..."
  "Изволь ведать, что скорбь есть смертельная всяко..."
  "Роскоши всякой недруг превеликой...".....
  "Плачьте днесь, мои очи, вашу участь злую..."
  "Вечная весна тамо хранит воздух чистый..."
  "Се воспомяновенье прешедший славы..."
  "Я уж ныне не люблю, как похвальбу красну..."
  "Три славных красот ко мне любовью горели..."
  "Для того, что велику могл я любовь иметь..."
  "Там сей любовник, могл ей который угодить..."
  "Что это чинишь ты, друг мой?.."
  "Ну, прости, моя Любовь, утеха драгая!.."
  "Невозможно быть довольным..."
  "Без любви и без страсти..."
  "Видеть все женски лицы..."
  "Перестань противляться сугубому жару..."
  "Царица сердец, видя, что из ее царства..."
  "К почтению, льзя объявить любовь, без презора. .."
  "При Сидьвии красной..."
  "О коль сладости сердце, чувствуя, имеет..."
  "Ну, так уже я не стал быть вашим отныне..."
  "Это напрасно, что кто, будучи в разлуке..."
  "О коль сердцу есть приятно..."
  "Токмо бы нам божились, что любят нас _о_ны..."
  "Мое сердце рсё было в страсти..."
  "В белости ее румяной..."
  "Выди, Тирсис, отсюду, пора любовь кинуть..."
  "Не кажи больше моей днесь памяти слабкой..."
  "Простите вы ныне все, хороши! пригожи!.."
  "Я уж ныне не люблю, как похвальбу красну..."
  
  
  
  
  * * *
  
   Душа моя, спрячь всю мою скорбь хоть на время,
  
   Умальте, мои очи, слезных поток бремя;
  
   Перестань жаловаться на несчастье, мой глас;
  
   Позабудь и ты, сердце, кручину на мал час.
  
   Знаю, что вы в несчасти, и то чрез жестоту,
  
   Варварской и несклонной судьбины в долготу.
  
   Будьте в малой роскоши, хоть и все постыли,
  
   И помните, что долго вы счастливы были.
  
   1730
  
  
  
  
  * * *
  
   Нас близко теперь держит при себе Афр_и_ка,
  
   Около мест прекрасных моря Атлант_и-ка.
  
   А сей остров есть Любви, и так он зовется,
  
   Куды всякой человек в свое время шлется.
  
   Стары и молодые, князья и подд_а_нны,
  
   Дабы видеть сей остров, волили быть странны.
  
   Здесь на земли со времям всё что уж ни было,
  
   То в сих местах имело желание мило.
  
   Разно сухой путь сюды ведет, также водный,
  
   И от всех стран в сей остров есть вход
  
  
  
  
  
  
  пресвободный.
  
   Стать, любовность, прикраса, приязнь с красотою
  
   Имеют все пристани сия за собою.
  
   И, привлекая всяка чрез любовны средства,
  
   Никто их не убегнет, вышедчи из детства.
  
   <1730>
  
  
  
  
  * * *
  
  
   В сем месте море не лихо,
  
  
   Как бы самой малой поток.
  
  
   А пресладкий зефир тихо,
  
  
   Дыша от воды не высок,
  
  
   Чинит шум приятной весьма
  
  
   Во игрании с волнами.
  
  
   И можно сказать, что сама
  
  
   Там покоится с вещами
  
  
   Натура, дая всем покой.
  
  
   Премногие красят цветы
  
  
   Чрез себя прекрасный брег той.
  
  
   И хотя чрез многи леты,
  
  
   Но всегда не увядают;
  
  
   Розы, тюлипы, жасмины
  
  
   Благовонность испускают,
  
  
   Ольеты, также и крины.
  
  
   Правда, что нет во всем свете
  
  
   Сих цветов лучше и краше;
  
  
   Но в том месте в самом лете
  
  
   Не на них зрит око наше.
  
  
   <1730>
  
  
  
  
  * * *
  
   Купид чрез свои стрелы ранит человеков,
  
   И понеже он есть всех царей сильнейший,
  
   Признан в небе, на земли, в мори, от всех веков,
  
   Под разным видом той же свой старейший
  
   Дает закон, и часто для отмщенья скора
  
   Над беспристрастным ко всем женским лицам
  
   Употребляет своей силой без разбора,
  
   Давнего сердце не красным девицам.
  
   <1730>
  
  
  
  
  * * *
  
   Пристающих к земли той един бог любезный,
  
   И умам чувствительным всегда он полезный.
  
   Разум, что имать очи живы, прозорливы,
  
   Гласом громким идущих и речьми учтивы
  
   Остановляет; стоя при самом том входе,
  
   Запрещает дорогу, кричит, что есть годе.
  
   Но чувствия его зрак не зрят, ослепленны.
  
   И будучи един он с недруги смертельны
  
   Не может биться. Тако никто его гласа
  
   Не слушает, и всяк там идет без опаса.
  
   <1730>
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Сей, что ты видишь так важна,
  
  
   Назван от всех Почтение;
  
  
   Мать его есть Любовь кажна;
  
  
   Отец - само Любление.
  
  
   Много другое он имеет
  
  
   При дворе сем августейшем.
  
  
   А кто ему не умеет
  
  
   Угождать, то тот во злейшем
  
  
   Несчастии остается
  
  
   При всех наших девах красных.
  
  
   Буде в милости иметься
  
  
   Его хочешь, то слов ясных
  
  
   Мало употреблять треба:
  
  
   А лучше при нем всё молчать,
  
  
   Глазы, хоть бы были с неба,
  
  
   Так же ничего не смечать.
  
  
   Сия ж, что видишь, другая,
  
  
   Котора есть при нем всегда,
  
  
   Предосторожность драгая.
  
  
   Любовник без ней никогда
  
  
   Счастливым себя не найдет.
  
  
   А во своей жаркой страсти
  
  
   С Предосторожностью зайдет
  
  
   Куды хочет без напасти.
  
  
   <1730>
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Что бы я ныне ни вещал,
  
  
  
  Но словом вздохи мешают;
  
  
  
  Чую, что вольность потерял;
  
  
  
  Мысли, где сердце, не знают.
  
  
  
  Не ты ль, Аминта, то скрала?
  
  
  
  Я, не видав твою младость,
  
  
  
  С самого жизни начала
  
  
  
  Не имел такову слабость.
  
  
  
  <1730>
  
  
  
  
  * * *
  
  
  Туды на всяк день любовники спешно
  
  
  Сходятся многи весьма беспомешно,
  
  
  Дабы посмотреть любви на причину,
  
  
  То есть на свою красную едину.
  
  
  С утра до ночи тамо пребывают,
  
  
  О любви одной токмо помышляют.
  
  
  Все тамо дамы украшены цв_е_ты,
  
  
  Все и жители богато одеты.
  
  
  Всё там смеется, всё в радости зрится,
  
  
  Всё там нравится, всему ум дивится.
  
  
  Танцы и песни, пиры и муз_ы_ка
  
  
  Не впускают скорбь до своего лика.
  
  
  Все суть изгнаны оттуду пороки,
  
  
  И всяк угрюмой чинит весел скоки.
  
  
  Всяк скупой сыплет сокровище вольно.
  
  
  Всяк молчаливый говорит довольно.
  
  
  Всякой безумной бывает многоумным,
  
  
  Сладкие музы поют гласом шумным.
  
  
  Наконец всякой со тщанием чин_и_т,
  
  
  Что лучше девам ко веселию мнит.
  
  
  <1730>
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Виделось мне, кабы тая
  
  
  
  В моих прекрасная дева
  
  
  
  Умре руках вся нагая,
  
  
  
  Не чиня ни мала зева.
  
  
  
  Но смерть так гибель напрасну
  
  
  
  Видя, ту в мир возвратила
  
  
  
  В тысячу раз паче красну;
  
  
  
  А за плач меня журила.
  
  
  
  Я видел, что ясны очи
  
  
  
  Ее на меня глядели,
  
  
  
  Хотя и в темноту ночи,
  
  
  
  И нимало не смертвели.
  
  
  
  "Ах! - вскричал я велегласно,
  
  
  
  Схвативши ее рукою,
  
  
  
  Как бы то наяву власно, -
  
  
  
  Вас было, Мила, косою
  
  
  
  Ссечь жестока смерть дерзнула!
  
  
  
  Ох! и мне бы не миновать,
  
  
  
  Коли б вечно вы уснула!"
  
  
  
  Потом я стал ту обнимать.
  
  
  
  Я узнал, как пробудился,
  
  
  
  Что то есть насмешка грезы.
  
  
  
  Сим паче я огорчился,
  
  
  
  Многи проливая слезы.
  
  
  
  <1730>
  
  
  
  
  * * *
  
   Что это? всё ли вздыхать с мучением вечным?
  
   Всё ли страдать? всё ль любить с жаром бесконечным?
  
   Наконец и умереть придет нам, может быть,
  
   А о любви ничего не надо объявить?
  
   И не знать, когда смерть скосит нас нахальна,
  
   Будет ли о том мила хоть мало печальна?
  
   Надо ль, чтоб быть счастливу, ждать слепа случая?
  
   Так что, когда свою жизнь на весь век кончая, -
  
   Тогда хотя и любить тебя станет мила,
  
   Но ведь не мысля, что уж поздо залюбила?
  
   <1730>
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Дворы там весьма суть уединенны
  
  
   И в тихости все с собой неотменны.
  
  
   Никогда тамо не увидишь сбору:
  
  
   Всяк ходит в ночи без криклива здору.
  
  
   Всяк свои дела сам един справляет,
  
  
   А секретарям оны не вверяет.
  
  
   Встречаться тамо часто невозможно.
  
  
   Несвободну быть надо неотложно,
  
  
   И всегда терпеть без всякой докуки,
  
  
   Хоть как ни будут жестокие муки.
  
  
   В сей то крепости все употребляют
  
  
   Языком немым, а о всем все знают:
  
  
   Ибо хоть без слов всегда он вещает,
  
  
   Но что в сердце есть, всё он открывает;
  
  
   И по желанью что всяку творити
  
  
   Сказует, скорбну ль, радостну ли быти.
  
  
   <1730>
  
  
  
  
  * * *
  
   Проливать слезы только мне там было дела.
  
   Часто расстаться <с> телом вся душа хотела.
  
   Но никакой Аминте не имел докуки,
  
   Хоть и жестоки меня погубляли скуки.
  
   С трепетом от Аминты для почетна взора,
  
   Иль от смерти несчастью ждал я конца скора.
  
   Только за моей милой следовал повсюду,
  
   Говорил глазы, сердце, что страждет внутрь уду.
  
   Мои частые вздохи и печаль постыла
  
   Казали ей, что меня она победила.
  
   <1730>
  
  
  
  
  * * *
  
   Сему потоку быть стало
  
   С слез любовничьих начало,
  
   Которые чрез их плач смешенный со стоном
  
   Стремляют с камня воду в бель с кипящим звоном.
  
   Вода камень умягчает,
  
   Шум всюду слышим бывает;
  
   Древеса и все цветы в сожалени зрятся,
  
   Одна только Жестокость ничем может смяться.
  
   <1730>
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Увы, Аминта жестока!
  
   Не могу ль я при смерти вас моей смягчити?
  
   Сей лес и всё не может без жалости быти.
  
  
  
  Ах, Аминта, жестче рока!
  
   Сей камень, ежели бы имел столько мочи,
  
   Восхотел бы утереть мои слезны очи.
  
  
  
  Ах, Аминта! без порока
  
   Можете ль вы быть смерти моея виною?
  
   Пока щититься, увы! вам зде жестотою?
  
  
  
  Ах, Аминта! нет ли срока?
  
   <1730>
  
  
  
  
  * * *
  
  
  В сем озере бедные любовники присны
  
  
  Престают быть в сем свете милым ненавистны:
  
  
  Отчаяваясь всегда от них любимы быть,
  
  
  И не могуще на час во свете без них жить;
  
  
  Препроводивши многи свои дни в печали,
  
  
  Приходят к тому они, дабы жизнь скончали.
  
  
  Тамо находятся все птицы злопророчны,
  
  
  Там плавают лебеди весьма диким точны,
  
  
  И чрез свои печальны песни и негласны
  
  
  Плачут о любовниках, которы бесчастны.
  
  
  <1730>
  
  
  
  
  * * *
  
  
  Ах! так верный мой Тирсис! твоя страсть горяча
  
  
  
   нравится мне ныне.
  
  
  Благодари Жалости, перестань от плача,
  
  
  
   будь во благостыне.
  
  
  Сия Жалость чрез свои пресладкие речи
  
  
  
   вложила мне в душу,
  
  
  Чтоб утереть при глазех твоих слезны течи,
  
  
  
   ввесть в радости сушу.
  
  
  Горю о тебе сердцем, болю всей утробой,
  
  
  
   и чувствую сладость,
  
  
  Что вижу любви твоей знак ко мне особой. ~
  
  
  
   Стреги твою младость.
  
  
  Живи, мой драгой Тирсис, я повелеваю,
  
  
  
   и надежду сладку
  
  
  Восприими отныне: ибо я начаю
  
  
  
   без ложна припадку,
  
  
  Что в некоторо время Аминта ти дружна,
  
  
  
   ради постоянства
  
  
  Твоего чрезвычайна, явится услужна
  
  
  
   даже до подданства.
  
  
  <1730>
  
  
  
  
  * * *
  
  
  Радуйся, сердце! Аминта смягчилась,
  
  
  Так что предо мной самым прослезилась.
  
  
  Не воспоминай о твоем несчасти.
  
  
  
   И без напасти
  
  
  Начни твою жизнь отныне любити:
  
  
  Ибо Аминта подкрепою быти
  
  
  Той восхотела от сердца усердна
  
  
  
   И благосердна.
  
  
  Когда хотело ты сойти до гроба,
  
  
  К обывателям подземного глоба,
  
  
  Та белой ручкой тебя подхватила
  
  
  
   И не пустила.
  
  
  Что она спасла, то отдать ей надо,
  
  
  Мое сердце, ах! душа моя рада:
  
  
  Ибо надлежит сие ей по праву
  
  
  
   И по уставу.
  
  
  <1730>
  
  
  
  
  * * *
  
  
  О коль мне тамо сладка веселия было!
  
  
  С каким довольством прошло мое время!
  
  
  Всё в восхищени мое сердце себя зрило!
  
  
  С радости к небу бралось мое темя!
  
  
  О ежели бы я там взнуздал мою похоть!
  
  
  Всё зрил Аминту! везде радость многа!
  
  
  И не было ни о чем, ах! мне тамо охать:
  
  
  Всегда с ней речи, нигде нет подлога.
  
  
  Я был довольно любим, чтоб мне не крушиться;
  
  
  Надобно ль было, увы! мыслить тамо,
  
  
  Чтоб при ней еще лучше тогда мне найтиться,
  
  
  Когда веселье приплывало само?
  
  
  <1730>
  
  
  
  
  * * *

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 648 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа