Главная » Книги

Тассо Торквато - Из Тассова освобожденного Иерусалима

Тассо Торквато - Из Тассова освобожденного Иерусалима


1 2 3


Изъ Тассова освобожденнаго ²ерусалима.

(Пѣснь трет³я.).

  
         Уже предвѣстникъ дня, осыпанный росою,
         Повѣялъ легк³й вѣтръ надъ утренней горою:
         Аврора востаетъ съ румяныхъ облаковъ,
         Унизанъ розами превыспреннихъ садовъ,
         Златой ея вѣнецъ полнеба озаряетъ;
         Уже по стану кликъ геройской пробѣгаетъ;
         Въ доспѣхахъ воины; ударилъ трубной громъ,
         И съ шумомъ разлилось весел³е кругомъ, -
         Готфредъ - впреди полковъ. - Какъ Царь,
         Какъ другъ правдивой
         Питаетъ, правитъ жаръ отваги торопливой,
         О дивный трудъ Вождя! - удобнѣе стократъ
         Сдержать стремленье волнъ въ кипящ³й Сциллы адъ?
         Удобнѣй стать противъ Бореевъ устремленныхъ
         Съ утѣса Аппенинъ на гибель флотовъ тлѣнныхъ?
         Готфредъ - богъ ратныхъ бурь, - и чуждые препонъ,
         Хранятъ и въ быстротѣ устройство и законъ.
         Не стоны ихъ несутъ; ихъ крыла увлекаютъ;
         Желанья пламенны полетъ ихъ упреждаютъ:
         Казалось, не бѣжитъ отъ мѣдныхъ стопъ земля;
         Но солнце мещетъ взоръ на блѣдныя поля:
         Зардѣлась окрестность, огнемъ его палима, -
         И загорѣлися верхи Ерусалима. -
         О радость! - вотъ С³онъ! - Голгофа! - Бож³й градъ!
         Се ты Ерусалимъ! привѣтствуемъ стократъ!
         Такъ смѣлые пловцы, игралище волнен³й,
         Для славы суетной далекихъ откровен³й,
         При блескѣ чуждыхъ звѣздъ, воюя Океанъ,
         Блуждаютъ бѣдные, - корысть враждебныхъ странъ! -
         Уже отчаянье сердца ихъ застужаетъ,
         Но вдругъ желанной брегъ ихъ взоры поражаетъ;
         Во изступлен³и, безмолвны, издали,
         Другъ другу кажутъ видъ синѣющей земли;
         Еще приближились: - еще туманъ яснѣе,
         Знакомѣе мѣста, и сердце веселѣе;
         Открылось!.... воплями потрясся горн³й сводъ, -
         Какъ будто не было, ни бѣдъ, ни непогодъ. -
  
         Но радость перваго на Бож³й градъ воззрѣнья
         Смѣнилась трепетомъ святымъ благоговѣнья;
         унын³емъ святымъ исполнились сердца:
         Всякъ мнилъ; се бренное пристанище Творца!
         Здѣсь Оно рождено, страдалъ, здѣсь гробу покорился,
         Здѣсь, рушитъ смерти плѣнъ, на небо возвратился.
         Взоръ томной, тих³й шагъ, склоненная глава,
         Рыданье, токи слезъ, прерывныя слова,
         Являли скорб³ю веселье разтворенно;
         Несется томной гулъ надъ ратью умиленной.
         Такъ бурный ропщетъ вѣтръ, ударясь въ мрачный лѣсъ:
         Скрыпъ корней, листьевъ шумъ возходитъ до небесъ;
         Такъ ярая волна, разбита скалами,
         Реветъ - и вопль ея вторится межъ горами,
  
         Всѣ ратники, благихъ ревнители вождей,
         Текутъ по ихъ слѣдамъ священною стезей;
         Стоны облажены, отринутъ шлемъ пернатый,
         И злато, броней блескъ, и всякъ уборъ богатый,
         Смирен³емъ Креста униженны въ конецъ,
         Отвергли суеты и помыслы сердецъ;
         Съ очами полными росы благоговѣнья
         Они въ себѣ винятъ холодность умиленья,
         Такъ здѣсь, Спаситель мой, гласитъ герой стеня,
         Такъ здѣсь излита кровь святая за меня!
         И я, безчувственный, къ слѣдамъ Твоимъ касаюсъ!
         И я въ источникъ слезъ еще не превращаюсь!
         И сердце льдяное не таетъ отъ скорбей!
         Согрѣйся хладна грудь! - терзайся, рвись, болѣй!
         Преступная душа, теперь ли мнѣ измѣнишь!
         Ты вѣчност³ю слезъ минутъ сихъ не замѣнишь! -
  
         Такъ плакали Креста послушные сыны.
         Межъ тѣмъ невѣрныхъ стражъ, съ бойничной вышины,
         Чрезъ горы и луга простря свое вниманье,
         Зритъ вихря мглистаго далеко волнованье;
         То заревомъ оно, то пламеннымъ столбомъ,
         То тучею грозитъ, стремящей бурной громъ;
         Еще мгновен³е - туманы разступились?
         Горящ³й рядъ мечей и всадники открылись.
         О Небо! возопилъ - оттоль: оттоль возсталъ
         Сей праха черной вихрь - сей, пламень льющ³й валъ? -
         Отколь с³я гроза? - къ оруж³ю! на стѣны!
         Къ защитѣ граждане, спокойствомъ обольщенны!
         Къ защитѣ! - брань зоветъ! - несется супостатъ!
         Ужь близокъ. - Стонетъ гулъ - основы стѣнъ дрожатъ! -
         За копья! за мечи! се онъ! - се тучи яры,
         Стремящ³я на насъ погибельны удары! -
         Восколебался градъ! и старецъ и младой,
         Слезящая толпа, недружная съ войной,
         И жены, чуждыя геройственной науки,
         Подъемлютъ къ олтарямъ трепещущ³я руки;
         Въ доспѣхахъ ратники, воспитанны въ бояхъ,
         Въ доспѣхахъ селянинъ, могущ³й стать въ рядахъ;
         Волнуются вкругъ стѣнъ; стоятъ - вратамъ опора;
         Все движетъ Аладинъ; - все плодъ его надзора!
  
         Раздавъ велѣн³я потребныя вождямъ,
         Султанъ безтрепетной въ бойницу входитъ самъ,
         Которая, возставъ между двумя вратами,
         Казалось, царствуетъ надъ доломъ и горами;
         Отсель онъ видитъ, гдѣ бушуетъ яра брань,
         И гдѣ его нужна спасительная длань.
         Предъ нимъ Эрмин³я, Эрмин³я прекрасна! -
         По смерти родшаго, оставивъ домъ, - нещастна!
         Оставивъ милой градъ и падш³й тронъ отцовъ,
         Въ Царѣ она нашла и друга и покровъ.
  
         Клоринда между тѣмъ летитъ на поле боевъ,
         Съ ней мног³е текутъ; одна впреди героевъ.
         Аргантъ среди засадъ въ таинственной глуши,
         Едва, едва смирялъ пылъ ярыя души;
         Мгновенье каждое казалося часами;
         Клоринда всѣхъ крѣпитъ и взоромъ и словами:
         "Теперь, теперь, друзья, мы подвигомъ благимъ
         Надежду первую Востока утвердимъ!"
         Рекла, - и зритъ толпу противныхъ отдѣленну,
         Богатствомъ добычи безвременно прельщенну;
         Почти у самыхъ вратъ отважные тогда
         Стремились въ станъ угнать питающи стада.
         Безтрепетная къ нимъ; стѣснились вкругъ ловитвы;
         Гордонъ, ихъ вождь, даетъ знакъ гибельныя битвы.
         Герой великихъ силъ, но слабый передъ ней -
         Ударъ - и роетъ прахъ онъ тяжестью своей,
         И жертва первая свершилась богу брани!
         Невѣрныхъ сонмища подъемлютъ къ небу длани;
         Гремитъ весел³й плескъ, и жреческ³й совѣтъ
         С³ю побѣду чтитъ предвѣст³емъ побѣдъ. -
         Клоринда гордая въ среду полка влетаетъ,
         Ея рука сто рукъ геройскихъ замѣняетъ;
         Невѣрные во слѣдъ стезей кровавыхъ сѣчь,
         Которую отверзъ ея ужасной мечь, -
         Тѣснятъ, терзаютъ, жмутъ, кружатся въ вихряхъ праха; -
         Корысть возвращена. - Сраженны, чужды страха,
         Въ порядкѣ Рыцари отходятъ къ высотамъ;
         Отъ сонма помощь къ нимъ несется по лугамъ.
         Какъ вѣтръ порывистой, крутя пески сыпучи,
         Какъ огнь падетъ изъ нѣдръ громоносящей тучи,
         Велѣн³емъ вождя Готфреда устремленъ
         Танкредъ, спѣшитъ Танкредъ, и ихъ разрушенъ плѣнъ.
  
         Его геройской видъ, отвага, стройность, сила,
         Царя невѣрнаго вниманье поразила. -
         Онъ чтилъ его однимъ изъ избранныхъ вождей.
         Потомъ склоняся къ той, которой трепетъ страстной
         Давно уже сказалъ, кто рыцарь сей опасной,
         Царевна, онъ гласитъ, ты зрѣла Гальску рать,
         Ты можешь ихъ вождей и въ шлемахъ познавать!
         Повѣдай мнѣ, кто сей, столь стройной, торопливой,
         Играющ³й копьемъ съ улыбкой горделивой?
         Изрекъ. - Отвѣтомъ вздохъ и слезы лишь однѣ!
         Скрываетъ слезы, вздохъ въ сердечной глубинѣ;
         Но влажный взоровъ блескъ, но блѣдныхъ устъ дрожанье
         Являютъ тайное души ея страданье. -
         Красавица молчитъ, вздыхаетъ, плачетъ вновь;
         Наружною враждой одѣвъ свою любовь,
         Увы! рекла она, его давно я знаю....
         Злодѣйства помню всѣ... въ груди моей питаю.
         Онъ кровью нашихъ силъ долины упоилъ,
         Онъ воды трупами въ рѣкахъ остановилъ;
         Всѣ травы, чары всѣ науки ухищренной
         Не могутъ врачевать имъ раны нанесенной!
         Столь тягостенъ ударъ!.. Ахъ! Витязь сей, Танкредъ;
         Боюсь, чтобъ не погибъ.... чтобъ лютой мечь... нѣтъ! нѣтъ!
         Когда бы плѣнникомъ его я принимала!
         Когдабъ живому я всю силу показала
         Той мести сладостной, для коей я жива!
         Вѣщала; тяжкой вздохъ прервалъ ея слова....
         Всѣ, всѣ они, рекъ Царь, найдутъ иль плѣнъ, иль гробы....
         (Слѣпой! онъ страсть любви щиталъ восторгомъ злобы)!
  
         Клоринда между тѣмъ, склоненна на лукѣ,
         Къ Танкреду понеслась; - копье въ ея рукѣ,
         Стеклись, ударили въ забрала шлемовъ мѣдныхъ:
         Змѣятся въ воздухѣ изгибы молн³й блѣдныхъ;
         Часть шлема у нее отбитая летитъ;
         Еще ударъ... онъ снятъ... неожиданной видъ!
         На сталь брони волна златыхъ власовъ упала,
         Въ ужасномъ ратникѣ красавица предстала. -
         Ланиты въ пламени... горитъ враждою взглядъ.
         И въ самомъ гнѣвѣ милъ! - Чтожъ будетъ въ часъ отрадъ,
         Въ часъ нѣжныя любви? - Танкредъ ожесточенный,
         Гдѣ мысль твоя? - гдѣ взоръ? - ужели ослѣпленный,
         Еще ты не позналъ небесныхъ сихъ очей?
         Вотъ радость! вотъ тоска! мечта души твоей!
         Ахъ! въ сердцѣ у тебя с³е изображенье;
         Спроси его; оно разсѣетъ заблужденье,
         Се та, которую узрѣла страсть твоя
         Въ тѣни древесъ, въ водахъ прохладнаго ручья;
         Познай: броня и шлемъ сей, лаврами покрытый,
         Таили отъ любви взоръ милый и ланиты!
         Сей видитъ наконецъ.... смущенъ, недвижимъ, нѣмъ! -
         Она, сокрывъ главу, противъ него съ мечемъ;
         Онъ вспять, она за нимъ; женетъ, - бѣжитъ нещастной.
         И гряды жертвъ лежатъ стезей его ужасной.
         Но лютая къ его привязана слѣдамъ:
         Постой, сразись, речетъ, и вдругъ къ его стопамъ
         Повергнула двоихъ, двѣ мщен³ю препоны;
         Разимый не разитъ, не хощетъ обороны,
         Взоръ быстрой не къ мечу, къ симъ взорамъ устремленъ,
         Гдѣ страшной богъ любви гласитъ безсмертной плѣнъ.
         Ахъ! что моя рука? - Герой въ себѣ вѣщаетъ,
         Ударъ мой въ воздухѣ безплодно погибаетъ;
         Удары прелестей не тщетны, не умрутъ,
         Сквозь мѣдную броню въ сердца они идутъ!
         Рѣшился наконецъ искать, - но не любови, -
         Погибели искать, чтобъ съ жизнью, съ токомъ крови
         Излить и таинство нещастное предъ ней,
         Чтобы узнала все, что онъ ей ее злодѣй,
         Что плѣнникъ, рабѣ ея трепещущ³й, смиренный.
         О ты, которой взоръ, свирѣпствомъ воспаленный,
         Являетъ, что тебѣ здѣсь въ тысячахъ враговъ
         Врагомъ лишь только я.....оставь ряды полковъ,
         Отдѣлимся.... нашъ долгъ познать другъ друга болѣ;
         Тамъ силы мы свои извѣдаемъ по волѣ. -
         Пр³емлетъ договоръ. - Съ блистающимъ мечемъ,
         Забывши, что главы не кроетъ бранный шлемъ,
         Свирѣпая летитъ; за ней Таньредъ унылой,
         Преступникъ, предъ своей открытою могилой.
         И битва началась. - Помедли, онъ речетъ,
         До брани совершимъ мы брани сей завѣтъ.
         Остановилася. - Любовь, тоска, томленье
         Въ страдальческую грудь вливаютъ дерзновенье.
         "Коль мира утвердить не хочешь ты со мной,
         Внемли завѣтъ, изрекъ рыдающ³й Герой.
         Вотъ сердце: рви его, воительница дивна!
         Оно не можетъ жить, коль жизнь тебѣ противна!
         Оно твое давно.... не властенъ въ немъ, сражай
         И собственну корысть себѣ ты возвращай! -
         Смотри: вотъ здѣсь рука. - Кидаю шлемъ, забрало...
         Вотъ грудь открытая... что медлишь, или мало?
         Иль помощь для тебя? или мой нуженъ плѣнъ?
         Воззри: срываю я броню свою съ раменъ...
         Повелѣвай, рази.... Еще Танкредъ нещастной
         Стремился изражать тоску любви ужасной,
         Какъ вдругъ невѣрныхъ сонмъ свирѣпостью рѣки
         Нахлынулъ съ воплемъ къ нимъ: смѣшалися полки,
         Разятъ... И варвары теперь не устояли;
         Иль хитрость, или страхъ къ твердынямъ ихъ погнали.
         Единъ изъ Христ³янъ... конечно... врагъ красы,
         Зря юной всадницы волнуемы власы,
         Свирѣпой къ ней спѣшитъ, приближился, надъ жертвой
         Заноситъ грозной мечь; - къ нему Танкредъ полмертвой;
         Постой? вскричалъ; летитъ, неудержимъ ни чѣмъ,
         И мечь ничтожнаго отбилъ своимъ мечемъ,
         Но совершенъ ударъ - дымится легка рана,
         Съ власами русыми смѣшалась кровь багряна,
         И капли рѣдк³я на бѣлу грудь падутъ:
         Таковъ художника испытаннаго трудъ,
         Рубина нѣжной огнь на златъ такъ пылаетъ.
         Танкредъ неистовый какъ левъ въ лѣсахъ рыкаетъ;
         Къ уб³йцѣ нискому склоняетъ свой полетъ.
         Но ратникъ вспять потекъ. - Танкредъ за нимъ во слѣдъ,
         Какъ Вышняго перунъ, гроза неизбѣжима. -
         Клоринда смутная, безмолвна, недвижима,
         Не знала, что начать, не вѣрила очамъ;
         Потомъ съ толпой своихъ пустилась ко стѣнамъ.
         Но часто на бѣгу претящею являлась:
         И отступала вдругъ, и вдругъ остановлялась.
         Бѣжитъ, преслѣдуетъ, побѣждена, и нѣтъ?
         Не хочетъ уступить, не хочетъ и побѣдъ!
         Таковъ является на битвищахъ отрадныхъ
         Волъ ярый среди псовъ, горячей крови жадныхъ:
         Уставитъ ли рога: - разсѣялись дождемъ:
         Бѣжитъ, - и всѣ за нимъ, и всѣ впилися въ немъ.
         Безстрашная главу щитомъ пр³осѣняетъ,
         Ударъ удару въ слѣдъ безплодно погибаетъ;
         Такъ Мавръ, стремясь назадъ, искусенъ на играхъ
         Остановить меча враждебнаго размахъ.
  
         Уже гонимые, гонящ³е смѣшенны,
         Боряся, утекли подъ горды града стѣны: -
         Внезапно страшный вопль раздался по странамъ,
         Невѣрныхъ полчища? подобяся волнамъ,
         Разлились изъ засадъ, и долы наводнили:
         Мгновенно Христ³янъ Срацыны окружили,
         Терзаютъ, гонятъ, жмутъ, - и самъ Аргантъ съ полкомъ,
         Какъ смерть, отчаянныхъ предсталъ передъ лицомъ.
         Черкесъ неистовый, въ огнѣ и буряхъ хладный,
         Исходитъ изъ рядовъ, какъ волкъ изъ нырищь гладныхъ,
         Ужь всадникъ пылкихъ лѣтъ, отвагою влекомъ,
         Глотаетъ влажну пыль, попранъ своимъ конёмъ,
         Уже вкругъ грознаго лежали труповъ горы;
         Ненасытимые пылаютъ адомъ взоры;
         Копье его летитъ отломками на прахъ;
         Онъ поднялъ страшной мечь! противнымъ новый страхъ!
         Клоринда съ нимъ дѣлитъ лавръ чести и искусства;
         Уже Ардел³онъ, лишенный жизни чувства,
         Лежитъ сѣдый Герой, въ преклонныхъ младъ лѣтахъ:
         Подпору старости онъ зрѣлъ въ двоихъ сынахъ;
         Надежда тщетная! - закрывъ отца собою,
         Старѣйш³й сынъ Алкандръ палъ смертною косою.
         Младый меча избѣгъ; для нихъ любивш³й жить,
         Увы! онъ не возмогъ ихъ смерти раздѣлить! -
  
         Межъ тѣмъ Танкредъ, горя отмщенья жаждой лестной,
         Напрасно мнилъ постичь врага своей любезной,
         Эфирный конь его отъ казни уносилъ.
         Герой, остановясь, взоръ къ спутникамъ склонилъ,
         И зритъ, что преданны слѣпой геройской страсти,
         Предѣлы перешли, и на краю напасти,
         Объятые врагомъ; - даетъ коню брозды,
         Летитъ - храбрѣйшихъ сонмъ течетъ въ его слѣды,
         Дружина вольная, цвѣтъ рати, огражденье!
         Ренальдъ, смиритель битвъ, красавицъ восхищенье,
         Ренальдъ напереди. - Не столь порывистъ громъ!
         Уже Эрмин³я, познавъ его шеломъ,
         На коемъ израженъ орелъ быстропарящ³й,
         Познавъ сей стройный станъ, сей видъ, врагамъ грозящ³й,
         Вотъ, вотъ, гласитъ Царю, отважнѣйш³й изъ всѣхъ,
         Въ сей мышцѣ положенъ судьбиной битвъ успѣхъ!
         Нѣтъ равнаго ему въ искусствѣ ратныхъ прен³й; -
         Соперникъ нерожденъ: Младенецъ - богъ сражен³й! - -
         Когдабъ враждебна рать могла въ себѣ сочесть
         Еще подобныхъ трехъ;

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 218 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа