Главная » Книги

Сумароков Александр Петрович - Элегии

Сумароков Александр Петрович - Элегии


1 2 3


ПОЛНОЕ СОБРАН²Е

ВСѢХЪ

СОЧИНЕНIЙ

въ

СТИХАХЪ И ПРОЗѢ,

ПОКОЙНАГО

Дѣйствительнаго Статскаго Совѣтника, Ордена

Св. Анны Кавалера и Лейпцигскаго ученаго Собран³я Члена,

АЛЕКСАНДРА ПЕТРОВИЧА

СУМАРОКОВА.

Собраны и изданы

Въ удовольств³е Любителей Росс³йской Учености

Николаемъ Новиковымъ,

Членомъ

Вольнаго Росс³йскаго Собран³я при Императорскомъ

Московскомъ университетѣ.

Издан³е Второе.

Часть IX.

Въ МОСКВѢ.

Въ Университетской Типограф³и у И. Новикова,

1787 года.

  

ОГЛАВЛЕН²Е.

  

ЕЛЕГIИ

По первымъ издан³ямъ напечатанныя; съ прибавлен³емъ нѣкоторыхъ еще непечатанныхъ.

  
   Лишась, дражайшая, мнѣ, взора твоево
   На долго разлученъ въ тобою дарагая
   Престанешь ли моей докукой услаждаться?
   Чево ты мнѣ еще зло время не наслало!
   Терпи моя душа, терпи различны муки.
   Я чаялъ, что свои я узы разрѣшилъ
   Престаньте вы глаза дражайшею прельщаться;
   Ты только для тово любовь уничтожаешь,
   Довольно ль на тоску, о время, ты взирало!
   Всѣ радости мои уходятъ отъ меня,
   Коль хочешь утолить нещастье алчъ и жажду;
   Отчаянье мой духъ какъ Фур³я терзаетъ:
   На преставлен³е Графини Л. П. Шереметевой, невѣсты Графа Н. П. Панина.
   Ко Княгинѣ Варварѣ Петровнѣ, дочери Графа П. С. Салтыкова, на преставлен³е двоюородныя ея сестры Графини Мар³и Владимировны Салтыковой.
   На смерть Мар³и Ивановны Елагиной дочери Ивана Перфил³евича, 1774 года.
   Смущайся томный духъ настали грусти люты.
  
                   ЕЛЕГ²Я.
  
         Лишась, дражайшая, мнѣ, взора твоево,
         Ужь не осталося на свѣтѣ ни чево,
         Уже меня ни что въ немъ больше не прельщаетъ,
         На что ни погляжу, все духъ мой возмущаетъ,
         Всѣ нынѣ радости разсѣнны судьбой,
         Спокойств³е мое сокрылося съ тобой.
         Горячностью къ себѣ мою ты грусть исчисли;
         Когда предстану я въ твои, драгая, мысли,
         Воображай меня любезная въ глазахъ,
         Въ моей злой горести, въ стенаньи и слезахъ.
         Я только въ тѣ часы тебя позабываю,
         Когда всѣхъ думъ лишась въ безпамятствѣ бываю,
         Какъ помню о тебѣ, я пламенно горю,
         И въ самой крайности, себя, мучен³й зрю.
         Не льзя изобразить моей напасти ясно,
         И всѣ мои слова теряются напрасно.
         Лишъ можеть сердце то мое изобразить,
         Какъ жестоко возмогъ твой взоръ ево пронзить.
         Что я тебѣ теперь страдая ни вѣщаю,
         Все менѣе того, что въ серцѣ ощущаю,
         Неизцѣлима скорбь. Неутолима страсть!
         Мучительнѣйш³й жаръ! Несносна напасть!
         Нашли вы крайн³я въ груди моей успѣхи;
         И сей уже себѣ не вижу я утѣхи,
         Чтобъ горести своей пристойну рѣчь сыскать!
         И тѣмъ ужъ не могу теперь себѣ ласкать.
         Коль равный жаръ ко мнѣ имѣешь ты любезна,
         Ты знаешь то одна, какъ жизнь моя мнѣ слезна.
         Ты знаешъ! Только что мнѣ пользы изъ тово
         Ты знаешъ. Ахъ, не знай ты лутче ни чево!
         Лишъ множится мое мученье темъ сердечно.
         Забудь меня, мой свѣтъ, забудь драгая вѣчно!
    ;     Забудь меня! Ахь, нѣтъ, воспоминай о мнѣ!
         Какъ помню о тебѣ въ печальной я странѣ,
         Я все то чувстную, что быти можетъ злобно;
         Мученья моево умножить не удобно.
         Удобно, ежели той клятвы не храня,
         Котору я слыхалъ, забудешъ ты меня.
         Въ какомъ огнѣ, о рокъ, въ какомъ огнѣ пылаю!
         Не знаю самъ, чево въ смятен³и желаю.
         Нещастнѣйшему мнѣ, вотъ всѣ плоды любя.
         Ахъ! Ежели когда драгая до тебя.
         Дойдутъ пресказанны сей жалкой рѣчи строки;
         Такъ знай, что по тебѣ текли изъ глазъ потоки.
         не усумнися ты, что рѣчь с³я къ иной;
         Едина въ свѣтѣ ты владѣешь только мной.
         Великодуш³я я больше не имѣю,
         Безъ слезъ тебя мой свѣтъ я вспомнить не умѣю.
         Какъ имя я твое хоть въ мысли нареку,
         Въ минуту къ сердцу ту всѣ скорби привлеку,
         Всѣ прежни радости тогда вообразятся,
         И слезы изъ очей неволей покатятся.
         Мученьи отъ любви остались мнѣ одни.
         О время грозное! О вы плачевны дни!
         Осталось ли мнѣ что, чемъ я на свѣтѣ льстился,
         Что въ жизни льстило мнѣ всево тово лишился.
         А ты плачевнѣйш³й часъ жизни моея,
         Въ который разлученъ съ моей любезной я,
         Не вспоминайся мнѣ; довольно знаю муки,
         Отъ нестерпимаго мнѣ бремени разлуки.
         Какъ отнимался лучъ отъ возмущенныхъ глазъ,
         Мой свѣть, какъ я тебя въ послѣдн³й видѣлъ разъ,
         Какъ пресѣкалися надежныя желаньи.
         Ты зрѣла то сама, въ какомъ я былъ страданьи.
         Кончались радости ввергая въ плачъ приязнь,
         Я чувствовалъ тогда жесточе смерти казнь.
         Какъ я въ послѣдн³е съ тобой поцаловался,
         Казалось мнѣ въ тотъ часъ съ душею я растался.
         По разлучен³и полдневный свѣтъ сталь мракъ;
         Во мнѣ вся стыла кровь, не двигался мой зракъ:
         Какъ пораженна грудь животъ свой ощущала;
         Лишъ только то, что нѣтъ тебя со мной, вѣщала,
         Прости любезня, прости, прости мой свѣтъ;
         Я все ужъ потерялъ; тебя со мною нѣть.
  
                   ЕЛЕГЯ.
  
         На долго разлученъ съ тобою дарагая,
         Я плачу день и ночь тебя воспоминая.
         Минуты радостны возлюбленныхъ мнѣ дней,
         Не выйдутъ никогда изъ памяти моей.
         На что ни погляжу, на все взираю смутно
         Тоскую завсегда, вздыхаю всеминутно.
         Стараюсь облегчить грусть духу своему,
         И серце покорить въ правлен³е уму;
         Но такъ какъ жарка кровь и онъ меня терзаетъ,
         Что серце чувствуетъ, то мысль изображаетъ.
         Какъ въ изумлен³и и въ жалости взгляну,
         Гдѣ ты осталася, въ прекрасну ту страну,
         Котору горы, лѣсь отъ глазъ моихъ скрываютъ,
         Куда вздыхан³я со стономь отлетаютъ:
         Мнѣ мнится въ пламени, что слышу голосъ твой,
         Въ плачевный день когда растался я съ тобой,
         Что ты любезная топя прелестны взгляды,
         Со мной прощаешся и плачешъ безъ отрады.
         Мнѣ кажется тогда бунтующему кровь;
         Что въ истинну съ тобой я разлучаюсь вновь,
         И духъ мой чувствуетъ, прошедтей, точну муку,
         Какъ онъ терзаемъ былъ въ дѣйствительну разлуку.
         О день! День лютый! Будь хотя на часъ забвенъ!
         Злой рокъ! Иль мало я тобою пораженъ,
         Что вображаешся такъ часто ты, толь ясно?
         Уже и безъ того я мучуся всечасно.
         Престань еще тѣснить уже стѣсненну грудь,
         Иль дай хотя на часъ нещастну отдохнуть.
         Увы! Не зря драгой не будетъ облегченья,
         Не зря тебя не льзя пробыти безъ мученья.
         Но ахъ! Когда дождусь, чтобъ оный часъ пришелъ,
         Въ который бъ я опять въ рукахъ тебя имѣлъ!
         Пройди, пройди скоряй о время злополучно,
         И дай съ возлюбленной мнѣ жити неразлучно!
         Терпѣть и мучиться не станеть скоро силъ.
         Почто любезная, почто тебѣ я милъ!
         Прошли минуты тѣ, что толь насъ веселили:
         Далек³я страны съ тобой мя разлучили,
         И нѣтъ скорбящу мнѣ оставшу жизнь губя,
         Надежды ни какой зрѣть въ скорости тебя.
         Чемъ буду прогонять тебя я, время злобно?
         Какое мѣсто мнѣ отраду дать способно?
         Куда я ни пойду, на что я ни гляжу,
         Я облегчен³я ни гдѣ не нахожу.
         Куда ни вскину я свои печальны взоры,
         Въ луга или въ лѣса, на холмы иль на горы,
         На шумныя ль валы, на тих³я ль струи,
         На пышно ль здан³е, ахъ всѣ мѣста с³и,
         Какъ громкой кажется плачевною трубою,
         Твердятъ мнѣ, и гласятъ, что нѣть тебя со мною.
         Вездѣ стеню, вездѣ отъ горести своей,
         Такъ горлица лишась того, что мило ей,
         Не зная что зачать, мѣста перемѣняетъ,
         Летитъ съ куста на кустъ, на всѣхъ кустахъ рыдаетъ.
         Когда была въ тебѣ утѣха толь кратка,
         Къ чему весела жизнь была ты толь сладка!
         Коль шастливъ человѣкъ, ково не научали,
         Веселости въ любви, любовны знать печали!
         Кто въ разлучен³и съ любезной не бывалъ,
         Тотъ скуки и тоски прямыя не вкушалъ.
         Съ тѣмъ, кто съ возлюбленной живетъ своею купно,
         Забавы завсегда бываютъ неотступно,
         И нѣтъ ему часа себѣ вообразить,
         Какъ былобъ тяжело, ему съ ней розно жить.
         Лишъ вамъ, которыя подвержены сей страсти,
         И чувствовали въ ней подобны мнѣ напасти!
         Коль сносно мнѣ мое страдан³е терпѣть,
         Лишъ вамъ однимъ лишъ вамъ то можно разумѣть,
         Страдай моя душа и мучься несказанно!
         Теките горькихъ слезъ потоки непрестанно!
         И есть ли мнѣ тоска жизнь горьку прекратитъ
         И смерть потерянно спокойство возвратитъ;
         Такъ знай любезная, что шествуя къ покою,
         Я мысля о тебѣ глаза свои закрою.
         Не смертью, но тобой, я душу возмущу,
         И съ именемъ твоимъ духъ томный испущу.
  
  
                   ЕЛЕГ²Я.
  
         Престанешь ли моей докукой услаждаться?
         Могу ли я когда любви твоей дождаться?
         Я день и ночь горю, я мучуся любя,
         И гдѣ бы я ни былъ, мнѣ скучно безъ тебя.
         Всегда зрю тѣнь твою и страсти осязаю,
         И всякой часъ тебя я въ мысли лобызаю.
         Со взоромъ мысль моя твоимъ сопряжена:
         Неисходимо ты мнѣ въ серце вложена.
         Мнѣ твой прелестенъ видъ, прелестны разговоры,
         И все влечетъ мои къ тебѣ драгая взоры.
         Къ нещаст³ю тебя, суровая, спознавъ:
         Лишился я тобой спокойства и забавъ.
         И серца твоево смягчить не уповаю,
         Тревожусь и мятусь, грущу и унываю,
         Я время мысли умъ и все тобой гублю:
         Скажи драгая мнѣ: и я тебя люблю.
  
                   ЕЛЕГIЯ.
  
         Чево ты мнѣ еще зло время не наслало!
         И гдѣ ты столько мукъ, и грустей собирало!
         Судьба за что ты мнѣ даетъ такую часть?
         Куда ни обращусь, вездѣ, вездѣ напасть.
         Бывалъ ли кто когда въ такой несносной мукѣ,
         И столько безпокойствъ имѣлъ ли кто въ разлукѣ?
         Опасности, и страхъ, препятств³я, бѣды,
         Терзали томный духъ всѣ вдругъ безъ череды,
         И въ обстоятельства меня низвергнувъ злыя,
         Отъяли наконецъ и очи дараг³я.
         О случай! О судьба! Возможно ли снести!
         Разстаться съ тѣмъ кто милъ и не сказать прости!
         Утѣхи! Радости! Въ которыхъ дни летали,
         Гдѣ дѣлись вы теперь? И что вы нынѣ стали!
         О градъ! Въ которомъ я благополученъ былъ,
         Мѣста! Которыя я прежде толь любилъ,
         Вы кажетесь теперь мнѣ пусты и немилы;
         Неимутъ больше въ васъ приятны рощи силы,
         Долины, и рѣка текуща возлѣ горъ,
         Привлечь мои глаза и усладить мой взоръ.
         Какъ слышу что струи журчатъ и воды льются,
         Тогда печальный духъ и мысли всѣ мятутся.
         Во изумлен³и услыша водный шумъ;
         Любезну привожу неволею на умъ,
         Съ которою при сихъ водахъ знакомство стало,
         Гдѣ серце много разъ пресладко воздыхало,
         Гдѣ многажды мой духъ былъ ею восхищенъ,
         И плачу что уже драгихъ тѣхъ дней лишенъ.
         На что ни погляжу я всѣмъ воспоминаю,
         Что ужъ любезной нѣтъ, и слезы проливаю,
         Я индѣ съ нею былъ, въ иныхъ мѣстахъ видалъ,
         Въ иныхъ, не зря ее, духъ мыслью услаждалъ,
         Въ который день не зрѣль вчерашнымъ утѣшался,
         И радостей своихъ назавтра дожидался.
         И такъ въ моемъ умѣ то время вобразиль,
         Что нѣтъ во дни часа, чтобъ я ево забылъ:
         И нѣтъ убѣжища во всемъ пространномь градѣ,
         Въ несносной горести, къ малѣйшей мнѣ отрадѣ.
  
                   ЕЛЕГ²Я.
  
         Терпи моя душа, терпи различны муки,
         Болѣзни, горести, тоску, напасти, скуки,
         На всѣ противности отверзлось серце днесь,
         Хоть разумъ смрачень и огорченъ духъ весь,!
         Веселой мысли нѣтъ, всѣ радости сокрылись,
         Всѣ злыя случаи на мя вооружились,
         Великодуш³е колеблется во мнѣ.
         Кь которой ни возрю тоскуя сторонѣ,
         Я помощи себѣ не вижу ни отколѣ,
         Отъ всѣхъ сторонъ бѣды, и нѣтъ надежды болѣ.
         И сонъ, дражайш³й сонъ, страдающихъ покой,
         Отъ глазъ моихъ бѣжитъ, гонимъ моей тоской,
         Дни красныя весны природу обновляютъ,
         И очи жителей земныхъ увеселяютъ:
         Не веселятся тѣмъ мои глаза одни:
         Мнѣ всѣхъ временъ равны мучительныя дни.
         Противная судьба повсюду мной владаетъ,
         И адъ моей крови всю внутренну съядаетъ.
         На что ты кажешся жизнь въ радостяхъ кратка,
         И долговременна кому не такъ сладка?
         Когда велитъ судьба терзаться неотложно;
         Своей печали духъ, сноси ихъ сколько можно!
         И естьли ихъ уже ни что ни отвратитъ;
         Отваживайся! Смерть ихь вѣчно прекратитъ.
  
                   ЕЛЕГIЯ.
  
         Я чаялъ, что свои я узы разрѣшилъ,
         И мыслилъ, что любовь я въ дружбу премѣнилъ;
         Ужъ мысли нѣжныя меня не восхищали;
         Заразы глазъ драгихъ въ умѣ не пребывали.
         И скука и тоска изъ серца вышли вонъ.
         Я радостны часы какъ сладк³й помнилъ сонъ;
         А дни, въ которыя разстался я съ тобою,
         Драгая... Почиталъ я стратною мечтою.
         Но только лишъ сей взоръ что серце мнѣ пронзалъ,
         Который тмы утѣхъ и грустей приключалъ,
         Въ глаза мои сверкнулъ; вся мысль моя смутилась,
         Жаръ въ кровь мою вступиль, и страсть возобновилась:
         Усилились твои присутственны красы,
         Вообразились тѣ мѣста и тѣ часы,
         Которыя тебя мнѣ въ очи представляли,
         И пламенный мой духъ и серце прохлаждали.
         Я чувствую опять твою, драгая власть:
         Хоть пламень былъ и скрытъ; не изчезала страсть.
         И можетъ ли кому то вѣчно быть забвенно
         Чѣмъ мысль наполненна, чѣмъ серце напоенно
         Что столько радостей и грустей нанесетъ!
         Еще тебя люблю, еще люблю мой свѣтъ.
         Ещель и ты меня, драгая не забыла?
         Или толь нѣжная любовь уже простыла?
         Твой зракъ, драгихъ тѣхъ мѣстъ, гдѣ я съ тобой бывалъ,
         По возвращен³и моемъ, не посѣщалъ.
         Какъ зрѣлась ты со мной огнемъ любви пылая!
         Воспомни, ахъ! Тѣ дни, воспомни дарагая!
  
                   ЕЛЕГIЯ.
  
         Престаньте вы глаза дражайшею прельщаться;
         Уже проходитъ часъ мнѣ съ нею разставаться.
         Готовьтеся теперь горчайши слезы лить.
         Драг³я мысли васъ мнѣ должно премѣнить;
         Приходитъ вашъ конецъ: въ нещастливой судьбинѣ
         Мнѣ тяжко будеть все, о чемъ ни мышлю нынѣ,
         Какъ буду разлучень, на что тогда взгляну,
         Я всемъ тебя я всемъ драгая вспомяну,
         Все будеть предо мной тебя изображати,
         И горести мои всечасно умножати.
         Увы сурова часть велитъ сказать прости!
         О время! О часы! Возможноль то снести!
         Весь полонъ ею духъ, я стражду неисцельно,
         Всѣмъ чувств³емъ люблю и мучуся смертельно.
         О гнѣвная судьба, иль вынь изъ серца страсть,
         Или ее оставь и дай иную часть!
         О безполезный гласъ! О тщетное желанье!

Категория: Книги | Добавил: Armush (30.11.2012)
Просмотров: 640 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа