Главная » Книги

Соловьев Владимир Сергеевич - Собрание стихотворений, Страница 2

Соловьев Владимир Сергеевич - Собрание стихотворений


1 2 3 4 5 6 7 8 9

align="justify">  Рассеет целый мир туманного виденья
  
   В тяжелом сне земном:
  
  Преграды рушатся, расплавлены оковы
  
   Божественным огнем,
  И утро вечное восходит к жизни новой
  
   Во всех, и все в Одном.
  
  Август 1874
  
  
  
  
  
  
   ТАИНСТВЕННЫЙ ГОСТЬ
  
   Поздно ночью раненый
   Он вернулся и
   Семь кусков баранины
   Скушал до зари.
  
   На рассвете тяжкую
   Рану он обмыл,
   Медленно фуражкою
   Голову покрыл,
  
   Выйдя осмотрительно,
   Он в кибитку влез
   И затем стремительно
   Вместе с ней исчез.
  
  Конец 1870-х - начало 1880-х гг. (?)
  
  
  
  
  
  
  
  ТРИ ПОДВИГА
  
   Когда резцу послушный камень
   Предстанет в ясной красоте
   И вдохновенья мощный пламень
   Даст жизнь и плоть своей мечте,
   У заповедного предела
   Не мни, что подвиг совершен,
   И от божественного тела
   Не жди любви, Пигмалион!
   Нужна ей новая победа:
   Скала над бездною висит,
   Зовет в смятенье Андромеда
   Тебя, Персей, тебя, Алкид!
   Крылатый конь к пучине прянул,
   И щит зеркальный вознесен,
   И опрокинут - в бездну канул
   Себя увидевший дракон.
  
   Но незримый враг восстанет,
   В рог победный не зови -
   Скоро, скоро тризной станет
   Праздник счастья и любви.
   Гаснут радостные клики,
   Скорбь и мрак и слезы вновь...
   Эвридики, Эвридики
   Не спасла твоя любовь.
   Но воспрянь! Душой недужной
   Не склоняйся пред судьбой,
   Беззащитный, безоружный,
   Смерть зови на смертный бой!
   И на сумрачном пороге,
   В сонме плачущих теней
   Очарованные боги
   Узнают тебя, Орфей!
   Волны песни всепобедной
   Потрясли Аида свод,
   И владыка смерти бледной
   Эвридику отдает.
  
  1882
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   У царицы моей есть высокий дворец,
  
  О семи он столбах золотых,
   У царицы моей семигранный венец,
  
  В нем без счету камней дорогих.
  
   И в зеленом саду у царицы моей
  
  Роз и лилий краса расцвела,
   И в прозрачной волне серебристый ручей
  
  Ловит отблеск кудрей и чела.
  
   Но не слышит царица, что шепчет ручей,
  
  На цветы и не взглянет она:
   Ей туманит печаль свет лазурных очей,
  
  И мечта ее скорби полна.
  
   Она видит: далеко, в полночном краю,
  
  Средь морозных туманов и вьюг,
   С злою силою тьмы в одиночном бою
  
  Гибнет ею покинутый друг.
  
   И бросает она свой алмазный венец,
  
  Оставляет чертог золотой
   И к неверному другу,- нежданный пришлец,-
  
  Благодатной стучится рукой.
  
   И над мрачной зимой молодая весна -
  
  Вся сияя, склонилась над ним
   И покрыла его, тихой ласки полна,
  
  Лучезарным покровом своим.
  
   И низринуты темные силы во прах,
  
  Чистым пламенем весь он горит,
   И с любовию вечной в лазурных очах
  
  Тихо другу она говорит:
  
   "Знаю, воля твоя волн морских не верней:
  
  Ты мне верность клялся сохранить,
   Клятве ты изменил,- но изменой своей
  
  Мог ли сердце мое изменить?"
  
  Между концом ноября 1875 и 6 марта 1876
  Каир
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
  Уходишь ты, и сердце в час разлуки
  Уж не звучит желаньем и мольбой;
  Утомлено годами долгой муки,
  
  Ненужной лжи, отчаянья и скуки,
  
  Оно сдалось и смолкло пред судьбой.
  
  
  И как среди песков степи безводной
  
  Белеет ряд покинутых гробов,
  Так в памяти моей найдут покой холодный
  Гробницы светлых грез моей любви бесплодной,
  Невыраженных чувств, невысказанных слов.
  
  И если некогда над этими гробами
  Нежданно прозвучит призывный голос твой,
  Лишь отзвук каменный застывшими волнами
  
  О той пустыне, что лежит меж нами,
  Тебе пошлет ответ холодный и немой.
  
  1880
  
  
  
  
  
  
  <Из Гейне>
  
  УМНЫЕ ЗВЕЗДЫ
  
  
  Цветы мы и любим -
  
  И мы же их губим.
  В том сами они виноваты:
  
  Растут у дороги,
  
  Суются под ноги -
  За то и бывают измяты.
  
  В глубоком просторе
  
  Индейского моря
  Немало жемчужин таится;
  
  Зарыты далеко,-
  
  Все ж зоркое око
  Людское не даст им укрыться.
  
  Их сетью поймают,
  
  Им сердце пронзают
  И вяжут их нитью шелковой.
  
  Томиться в неволе -
  
  Их горькая доля:
  Хоть нити, а те же оковы!
  
  Всех звезды умнее:
  
  Вверху пламенея,
  На землю глядят без тревоги.
  
  Лампады вселенной,
  
  В красе неизменной
  Блаженны и вечны, как боги.
  
  11 сентября 1878
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
  
  В былые годы любви невзгоды
  
  Соединяли нас,
  Но пламень страсти не в нашей власти,
  
  И мой огонь угас.
  
  Пускай мы ныне в мирской пустыне
  
  Сошлись опять вдвоем,-
  Уж друг для друга любви недуга
  
  Мы вновь не принесем.
  
  Весна умчалась, и нам осталась
  
  Лишь память о весне
  Средь жизни смутной, как сон минутной,
  
  Как счастие во сне.
  
  1878
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  В сне земном мы тени, тени...
  
  Жизнь - игра теней,
  Ряд далеких отражений
  
  Вечно светлых дней.
  
  Но сливаются уж тени,
  
  Прежние черты
  Прежних ярких сновидений
  
  Не узнаешь ты.
  
  Серый сумрак предрассветный
  
  Землю всю одел;
  Сердцем вещим уж приветный
  
  Трепет овладел.
  
  Голос вещий не обманет.
  
  Верь, проходит тень,-
  Не скорби же: скоро встанет
  
  Новый вечный день.
  
  9 июня 1875
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  Вся в лазури сегодня явилась
  Предо мною царица моя,-
  Сердце сладким восторгом забилось,
  И в лучах восходящего дня
  
  Тихим светом душа засветилась,
  А вдали, догорая, дымилось
  Злое пламя земного огня.
  
  Конец ноября 1875
  Каир
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  Взгляни, как ширь небес прозрачна и бледна,
  Как тянутся лучи в саду полураздетом...
  О, что за чудный час меж сумраком и светом*,
  
  Что за святая тишина!
  
  Прислушайся, вглядись... безмолвие и лень!..
  Не кажется ль тебе, что мир уж не проснется,
  Что солнце из-за туч вовек не вознесется
  
   И что настал последний день?
  ____
  * Стих Толстого. (Примеч. Вл. Соловьева.)
  
  18 августа 1878
  
  
  
  
  
  
   ЧИТАТЕЛЬНИЦА
   И АНЮТИНЫ ГЛАЗКИ
  
  Она ходила вдоль по саду
  Среди пионов и лилей
  Уму и сердцу на усладу
  Иль напоказ всего скорей.
  Она в руках держала книжку
  И перевертывала лист,
  На шее ж грязную манишку
  Имела. Мрачный нигилист,
  Сидевший тут же на скамейке
  И возмущенный всем, что зрел,
  Сказал садовнику: "Полей-ка
  Анютин глаз, чтоб он созрел".
  
  Конец 1870-х - начало 1880-х гг. (?)
  
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  Что роком суждено, того не отражу я
   Бессильной, детской волею своей.
  Покинут и один, в чужой земле брожу я,
   С тоской по небу родины моей.
  
  Звезда моя вдали сияет одиноко.
  
  В волшебный край лучи ее манят...
  
  Но неприступен этот край далекий,
  
  Пути к нему не радость мне сулят.
  
  Прости ж - и лишь одно последнее желанье,
  
  Последний вздох души моей больной:
  
  О, если б я за горькое страданье,
  
  Что суждено мне волей роковой,
  
  
  Тебе мог дать златые дни и годы,
  
  Тебе мог дать все лучшие цветы,
  
  Чтоб в новом мире света и свободы
  
  От злобной жизни отдохнула ты!
  
  
  Чтоб смутных снов тяжелые виденья
  
  Бежали все от солнечных лучей,
  
  Чтоб на всемирный праздник возрожденья
  
  Явилась ты всех чище и светлей.
  
  Июнь 1875-1877
  
  
  
  
  
  
  
   ПОСВЯЩЕНИЕ
  
  К НЕИЗДАННОЙ КОМЕДИИ
  
  
  Не жди ты песен стройных и прекрасных,
   У темной осени цветов ты не проси!
  
  Не знал я дней сияющих и ясных,
   А сколько призраков недвижных и безгласных
  
  Покинуто на сумрачном пути.
  
  
  Таков закон: все лучшее в тумане,
  
  А близкое иль больно, иль смешно.
  
  Не миновать нам двойственной сей грани:
   Из смеха звонкого и из глухих рыданий
  
  Созвучие вселенной создало.
  
  
  Звучи же смех свободною волною,
   Негодования не стоят наши дни.
   Ты, муза бедная, над смутою стезею
  
  Явись хоть раз с улыбкой молодою
  
  И злую жизнь насмешкою незлою
  
  Хотя на миг один угомони.
  
  1880
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
  В стране морозных вьюг, среди седых туманов
  
  
  Явилась ты на свет,
  И, бедное дитя, меж двух враждебных станов
  
  
  Тебе приюта нет.
  
  Но не смутят тебя воинственные клики,
  
  
  Звон лат и стук мечей,
  В раздумье ты стоишь и слушаешь великий
  
  
  Завет минувших дней:
  
  Как древле Вышний Бог избраннику еврею
  
  
  Открыться обещал,
  И Бога своего, молитвой пламенея,
  
  
  Пророк в пустыне ждал.
  
  Вот грохот под землей и гул прошел далеко,
  
  
  И меркнет солнца свет,
  И дрогнула земля, и страх объял пророка,
  
  
  Но в страхе Бога нет.
  
  И следом шумный вихрь и бурное дыханье,
  
  
  И рокот в вышине,
  И с ним великий огнь, как молнии сверканье,-
  
  
  Но Бога нет в огне.
  
  И смолкло все, укрощено смятенье,
  
  
  Пророк недаром ждал:
  Вот веет топкий хлад*, и в тайном дуновенье
  
  
  Он Бога угадал.
  _____
   * "Глас хлада тонка" - выражение славянской Библии
  (Примеч. Вл. Соловьева.)
  
  1882
  
  
  
  
  
  
  
  

  Стихотворения 1883-1887 годов
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  
  Ax, далеко за снежным Гималаем1
  
   Живет мой друг,
  А я один, и лишь собачьим лаем2
  (Вариант: горячим чаем, холодным)
  
   Свой тешу слух
  
  (Вариант: нежу дух),
  Да сквозь века монахов исступленных
  
   Жестокий спор
  И житие мошенников священных
  
   Следит мой взор.
  Но лишь засну - к Тибетским плоскогорьям,
  
   Душа, лети!
  И всем попам, Кириллам и Несторьям,
  
   Скажи: прости!
  Увы! Блаженство кратко в сновиденье!
  
   Исчезло вдруг,
  И лишь вопрос о предопределенье
  
   Томит мой дух.
  
  Начало января 1887
  ________
   1 Не следует разуметь буквально. (Примеч. Вл. Соловьева)
   2 Следует разуметь более чем буквально, кроме собак дворо-
  вых имея в виду собак духовно-литературных. (Примеч. Вл. Со-
  ловьева.)
  
  
  
  
   L'ONDA DAL MAR' DIVISA*
  
   Волна в разлуке с морем
   Не ведает покою,
   Ключом ли бьет кипучим,
   Иль катится рекою,-
   Все ропщет и вздыхает,
   В цепях и на просторе,
   Тоскуя по безбрежном,
   Бездонном синем море.
  
  1884
  ________
   * Волна, разлученная с морем (итал.).
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  Бедный друг, истомил тебя путь,
  Темен взор, и венок твой измят.
  Ты войди же ко мне отдохнуть.
  Потускнел, догорая, закат.
  
  Где была и откуда идешь,
  Бедный друг, не спрошу я, любя;
  Только имя мое назовешь -
  Молча к сердцу прижму я тебя.
  
  Смерть и Время царят на земле,-
  Ты владыками их не зови;
  Все, кружась, исчезает во мгле,
  Неподвижно лишь солнце любви.
  
  18 сентября 1887.
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
  
  Бескрылый дух, землею полоненный,
  Себя забывший и забытый бог...
  Один лишь сон - и снова, окрыленный,
  Ты мчишься ввысь от суетных тревог.
  
  Неясный луч знакомого блистанья,
  Чуть слышный отзвук песни неземной,-
  И прежний мир в немеркнущем сиянье
  Встает опять пред чуткою душой.
  
  Один лишь сон - и в тяжком пробужденье
  Ты будешь ждать с томительной тоской
  Вновь отблеска нездешнего виденья,
  Вновь отзвука гармонии святой.
  
  Июнь 1883
  
  
  
  
   * * *
  
  Безрадостной любви развязка роковая!
  Не тихая печаль, а смертной муки час...
  Пусть жизнь - лишь злой обман, но сердце,
  
  
  
  
  
   умирая,
  Томится и болит, и на пороге рая
  Еще горит огнем, что в вечности погас.
  
  1 января 1887
  
  
  
  
  
  * * *
  
  Друг мой! прежде, как и ныне,
  Адониса отпевали.
  Стон и вопль стоял в пустыне,
  Жены скорбные рыдали.
  
  Друг мой! прежде, как и ныне,
  Адонис вставал из гроба,
  Не страшна его святыне
  Вражьих сил слепая злоба.
  
  Друг мой! ныне, как бывало,
  Мы любовь свою отпели,
  А вдали зарею алой
  Вновь лучи ее зардели.
  
  3 апреля 1887
  
  
  
  
  
  * * *
  
  Город глупый, город грязный!
  Смесь Каткова и кутьи,
  Царство сплетни неотвязной,
  Скуки, сна, галиматьи.
  
  Нет причин мне и немножко
  Полюбить тебя, когда
  Даже милая мне ножка
  Здесь мелькнула без следа.
  
  4 апреля 1887
  
  
  
  
  
  
  <Из Петрарки>
  
  ХВАЛЫ И МОЛЕНИЯ
  
  ПРЕСВЯТОЙ ДЕВЕ
  
  
   1
  
  В солнце одетая, звездно-венчанная,
  Солнцем Превышним любимая Дева!
  Свет его вечный в себе ты сокрыла.
  Немощным звукам земного напева
  Как вознестись к Тебе, Богом желанная!
  Дай же, молю, мне небесные крыла,
  Ты, что вовеки свой слух не закрыла
  
  Верного сердца мольбам,
  Но, милосердная к тайным скорбям,
  С помощью тайной всегда нисходила.
  Жизни темница томит меня тесная,
  Дай же прибежище сердцу больному,
  
  Праху земному,
  
  Царица небесная!
  
  
   2
  
  В девах премудрых ты ярко светящая!
  Чистым елеем огонь твой нетленный
  Вечно горит и не знает затмения.
  Ты всем гонимым Покров неизменный,
  В смертном боренье ты знамя спасения!
  Щит всех скорбящих ты, всескорбящая!
  Страсти безумной злое горение
  
  Да утолится тобою!
  
  С неизреченной тоскою
  Видела ты неземные мучения.
  Ими спасенный, зачем я страдаю?
  Мною владеет враг побежденный!
  
  Мыслью смущенной
  
  К тебе прибегаю.
  
  
   3
  
  Всенепорочная, Дева пречистая,
  Слова предвечного мать и создание!
  Слава земной и небесной природы!
  Сын твой и Вышнего Бога сияние,-
  О, бесконечности око лучистое!
  В веки последние, в тяжкие годы
  Пристань спасенья, начало свободы
  
  Нам чрез тебя даровал.
  Он одну между всеми избрал,
  Он в тебе возлюбил и грядущие роды.
  О, открой милосердия двери,
  Всеблагодатная, к жизни нетленной
  
  Душе смиренной
  
  В любви и вере.
  
  
   4
  
  О всесвятая, благословенная,
  Лествица чудная, к небу ведущая!
  С неба ко мне приклони свои очи!
  Воду живую, в вечность текущую,
  Ты нам дала, голубица смиренная,
  Ты Солнце Правды во мрак нашей ночи
  Вновь возвела, мать, невеста и дочерь,
  
  Дева вссславная,
  
  Миродержавная
  И таинница Божьих советов!
  Проведи ты меня сквозь земные туманы
  
  В горние страны,
  
  В отчизну светов!
  
  
   5
  
  Дева единая меж земнородными,
  Небо пленила ты чистой красою.
  В цепи златой ты звено неразрывное,
  Зла не касаяся волей святою,
  Думами ясными. Богу угодными,
  Храмом живым Его стала ты, дивная!
  Скорбь моя тяжкая, скорбь непрерывная
  Светлою радостью вся расцветет,
  Если молитва твоя низведет
  В сердца пустыню небес изобилие.
  В духе смиренном склонив колена,
  У всепобедной прошу защиты.
  
  Цепь разорви ты
  
  Земного плена.
  
  
   6
  
  Светлая Дева, вовек неизменная,
  В плаванье бурном звезда путеводная,
  Кормчий надежный в годину ненастную!
  Знаешь ты скалы и камни подводные,
  Видишь блужданья мои безысходные.
  Долго боролась душа, удрученная
  Долей враждебною, волею страстною;
  Сердце измучено битвой напрасною.
  Немощь мою ты от вражьего плена избавь,
  
  Челн погибающий в пристань направь!
  Он уж, разбитый, не спорит с грозою ужасной.
  
  Усмири же ты темное, бурное море,
  
  Злобу и горе
  
  Кротостью ясной!
  
  
   7
  
  Лилия чистая среди наших терний,
  В мрачной пучине жемчужина ясная,
  В пламени злом купина не горящая,
  В общем потопе ладья безопасная,
  Облако светлое, мглою вечерней
  Божьим избранникам ярко блестящее,
  Радуга, небо с землею мирящая,
  Божьих заветов ковчег неизменный,
  Манны небесной фиал драгоценный,
  Высь неприступная, Бога носящая!
  Дольный наш мир осени лучезарным покровом,
  
  Свыше ты осененная,
  
  Вся озаренная
  
  Светом и словом!
  
  Лето 1883
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 359 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа