Главная » Книги

Соболь Андрей Михайлович - Колесуха, Страница 2

Соболь Андрей Михайлович - Колесуха


1 2

о в изнеможении десятки выбрасывают свою провизию, оставляя только по куску хлеба, - и вплоть до окончательного устройства на новом месте вся партия голодает.
   "Новое место - новая жизнь"..., все по-старому и на новом месте: та же тайга, те же конвойные и тот же бессмысленный невыполнимый урок.
   Мне повезло: я встречаю среди конвойных земляка, разговорились случайно, когда я устилал пол в солдатских палатках еловыми ветками, - и земляк меня не угощает прикладом, даже покурить дает, а это такое блаженство: ведь, мы курим сушеные листья, мелко накрошенную кору. Каждая затяжка - восторг, каждая струя дыма - счастье, а мой земляк по Волге даже и не знает, как он осчастливил меня. Бедняга, он в скором времени угодил под арест, правда не из-за меня, а за винтовку, нечищенную. Коротка была наша дружбы, но памятна на всю жизнь. Однажды меня назначили на домашние работы, по нездоровью. Работа эта считается более легкой, а в круг ее входят такие задачи: в течение дня раз пять сходить в лес (это за версту от лагеря), каждый раз притащить по дереву, распилить и нарубить дрова, - это до обеда; после обеда надо заполнить сорокаведерную бочку водой; дается два ведра, а коромысла нет, проволочная ручка режет ладонь, вода далеко, идя, приходится скакать с кочки на кочку. Вот, наполнил, идешь, но не попал на кочку, поскользнулся, ведра опрокинулись - иди обратно.
   Земляк мой выбирал деревья потоньше, а на кочках даже помогал и не злился, когда я отдыхал, - где ты теперь, милый? Хорошо б повидаться, и верю я: узнаю его, мигом узнаю. хотя немало лет прошло с того дня, когда я на берегу Зеи тащил дрова для солдатской кухни и пол в палатке господина Янца посыпал песочком - песочком для красоты и уюта.
   Памятна эта Зея - особенно приток ее один, крохотный, только вот забыл, как он назывался. Был он, как все речушки: ничего особенного, ничего выдающегося, а, ведь, на всю жизнь остался в памяти, ничем его не выскоблишь, никак о нем не забудешь.
   Однажды, было это уже к концу осени, дней пять дожди лили беспрерывно, точно миллион бочек кто-то наверху опрокинул, и приток этот словно взбесился: разлился широко-широко, сорвал мост как раз на полпути к месту работ, и на 2 версты раскинулся по равнине, забурлил, закипел, заволновался.
   Сорван мост, а на работу шагать надо, - и ежедневно мы эту речушку переходили вброд, раздеваясь догола и, не обсохнув, становились на работу, а продолжалось это двенадцать дней, - в холодные последние осенние дни с заморозками.
   "Колесуха" обратилась в сумасшедший дом.
   Сбрасываются штаны и рубахи, лопаты болтаются на голых плечах; робко пробуешь ногой воду - холодно, кровь стынет, но команда не умолкает:
   - Марш! Марш!
   Вот уже вода до колен, вот она уже выше; кто-то рядом поскользнулся, под водой попал ногой на рельсы, порезал ногу и стонет; перед тобой мелко дрожит чья-то посиневшая худая спина; близко старик-уголовный бормочет:
   - Иисусе Христе, Иисусе Христе!..
   И растягивается цепь из голых плеч, из голых спин - все синие, все жалкие, все маленькие - все, все, все...
   И вдруг раздается громкий крик:
   - Я - адмирал. Посторонись: мой броненосец плывет, - и студент тут же швыряет халат, ложится на него, машет руками и ногами, гудит, свистит и заливается тоненьким сумасшедшим смешком.
   Внесли его в палатку на руках; несли и молчали, а вечером у Креста пели:
   - "Не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого"...
   Горел свет в палатках конвойных, вырисовывались ближние деревья, мелко-мелко моросил дождик.
   Ночью, сквозь продранное полотнище палатки, глянула одна звезда, другая. Был в них привет неумирающего движения, но все живое вокруг дико и мертво.

Другие авторы
  • Лихтенберг Георг Кристоф
  • Венгерова Зинаида Афанасьевна
  • Катаев Иван Иванович
  • Энгельгардт Егор Антонович
  • Казанович Евлалия Павловна
  • Нечаев Степан Дмитриевич
  • Коллонтай Александра Михайловна
  • Арцыбашев Михаил Петрович
  • Судовщиков Николай Романович
  • К. Р.
  • Другие произведения
  • Маяковский Владимир Владимирович - Стихотворения (март-декабрь 1923)
  • Тютчев Федор Иванович - Письма Ф. И. Тютчева к Чаадаеву
  • Гельрот Михаил Владимирович - Из нашей текущей литературы. Новый рассказ Антона Чехова "Невеста"
  • Оленин-Волгарь Петр Алексеевич - Проект правил для вьючных людей
  • Пестель Павел Иванович - Русская правда
  • Ясинский Иероним Иеронимович - Петербургская повесть
  • Раевский Николай Алексеевич - Друг Пушкина Павел Воинович Нащокин
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Утренняя заря, альманах на 1841 год, изданный В. Владиславлевым. Третий год.
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Ради Машечки
  • По Эдгар Аллан - Манускрипт, найденный в бутылке
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 200 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа